Главная » Книги

Шумахер Петр Васильевич - Стихотворения, Страница 3

Шумахер Петр Васильевич - Стихотворения


1 2 3 4 5

  
  
   Всё больше тянет к генералам,
  
  
   К банкирам, графам и князьям.
  
  
   Бывало, вид чужой печали
  
  
   Меня томил и день и ночь;
  
  
   Все фибры сердца мне кричали
  
  
   Скорей несчастному помочь...
  
  
   Теперь избыток чувств опасен
  
  
   В мои преклонные года:
  
  
   Я увлекаться не согласен
  
  
  40 И не волнуюсь никогда.
  
  
   Бывало, нежный плод искусства
  
  
   Иль благотворный луч наук -
  
  
   Будили ум, ласкали чувства
  
  
   И услаждали мой досуг...
  
  
   Теперь финансовой наукой
  
  
   Я подкрепляю свой закат:
  
  
   Даю я в ссуду, за порукой,
  
  
   Беру я вещи под заклад.
  
  
   Бывало, ради балагурства,
  
  
  50 С веселой музою в ладах,
  
  
   Холопство, лесть и самодурство
  
  
   Клеймил я в шуточных стихах...
  
  
   Теперь - усмотрят в них ехидство,
  
  
   Теперь себя я берегу...
  
  
   Стихи на тезоименитство
  
  
   Я написать еще могу.
  
  
   Бывало, мне в доспехе бранном
  
  
   Была Россия дорога
  
  
   И я, при громе барабанном,
  
  
  60 Мечтал ударить на врага...
  
  
   Теперь я думаю иное
  
  
   И основательней сужу:
  
  
   Чем лечь костьми в свирепом бое -
  
  
   Я лучше дома посижу.
  
  
   1877
  
  
  
  245. РОССИЙСКАЯ ИДИЛЛИЯ
  
  
  
  (Подражание А. Майкову)
  
   Мерзавцы комары забралися под полог
  
   И искусали мне все руки и лицо.
  
   Прохлады нет нигде, в пруду вода как щелок,
  
   Томленый выхожу на заднее крыльцо:
  
   В людской и в кухне храп, от рощи тянет гарью,
  
   В каленом воздухе рои шмелей и мух,
  
   Пить до смерти хочу, бужу в чулане Марью, -
  
   Раскинувшись лежит... Во мне смутился дух,
  
   Я убегаю в сад, сажуся на террасу,
  
   Дворовый пес Кудлай глядит из-под куста,
  
   Машута с погреба несет мне миску квасу,
  
   Припал и жадно пью, не отымая рта..,
  
   О, как мне хорошо!.. Сижу и чутким ухом
  
   Внимаю пеночке... жар схлынул наконец.
  
   Под ложечкой сосет, в столовой вижу брюхом
  
   Клубнику, самовар и жирный варенец.
  
   Пью чай и думаю: зачем на свете войны?
  
   Я даже в жареном кровь видеть не могу;
  
   Не лучше ль, если все довольны и спокойны?
  
   Не так ли, Машенька? Дай губки обожгу!..
  
   Она вся вспыхнула и спряталась за дверью.
  
   Взволнованный, встаю, гляжу в окно - луна!
  
   Пал белым саваном туман по заозерью,
  
   Усадьба запахом цветов напоена;
  
   В таинственной дали сливаются предметы;
  
   Как будто всадника я вижу на коне...
  
   Ах, это Клим везет из города газеты:
  
   В помещичьем быту годятся и оне...
  
   Сбирают ужинать, наливки ставит Маша;
  
   К закуске приказал сомовий плеск подать;
  
   А ужин? борщ, сычуг, грибы и простокваша, -
  
   Какая благодать! какая благодать!
  
   1877
  
  
  
  246. РОССИЙСКАЯ МУЗА
  
  
  
  (Памяти М. Лонгинова)
  
  
   "Ты ль это, муза? Что с тобою?
  
  
   Ты вся в слезах? Ты где была?"
  
  
   - "Увы! гонимая судьбою,
  
  
   Я ночь в участке провела!
  
  
   Меня к допросу притянули,
  
  
   Корили дерзостью идей,
  
  
   Свободой слова попрекнули
  
  
   И чуть не высекли, ей-ей!
  
  
   В тюрьму грозилися упрятать,
  
  
   И дело тем порешено,
  
  
   Что мне не только что печатать,
  
  
   Но и писать запрещено..."
  
  
   - "Трудненько жить литературе!
  
  
   Да и кому ж теперь легко?
  
  
   У нас подвержены цензуре -
  
  
   В сосцах кормилиц молоко,
  
  
   И лепет колкого народа,
  
  
   И пылкой юности мечты,
  
  
   И честь, и совесть, и свобода,
  
  
   И песен пестрые цветы!
  
  
   У нас, в видах на помощь божью,
  
  
   Живая речь запрещена
  
  
   И между истиной и ложью
  
  
   Стоит цензурная стена
  
  
   Да лес штыков непроходимый...
  
  
   Какого ждать уж тут добра?
  
  
   Да ты куда?"
  
  
  
  
   - "Прощай, родимый!
  
  
   Пойду проситься в цензора".
  
  
   1879
  
  
  
  
   247
  
  
  
   У Цепного моста
  
  
  
   Видел я потеху:
  
  
  
   Черт, держась за пузо,
  
  
  
   Помирал со смеху.
  
  
  
   "Батюшки! нет мочи! -
  
  
  
   Говорил лукавый. -
  
  
  
   В Третьем отделеньи
  
  
  
   Изучают право!
  
  
  
   Право на бесправье!..
  
  
  
   Этак скоро, братцы,
  
  
  
   Мне за богословье
  
  
  
   Надо приниматься".
  
  
  
   1870-е годы
  
  
  
  
   218
  
  
   Какой я, Машенька, поэт?
  
  
   Я нечто вроде певчей птицы.
  
  
   Поэта мир - весь божий свет;
  
  
   А русской музе тракту нет,
  
  
   Везде заставы да границы.
  
  
   И птице волю дал творец
  
  
   Свободно петь на каждой ветке;
  
  
   Я ж, верноподданный певец,
  
  
   Свищу, как твой ручной скворец,
  
  
   Народный гимн в цензурное клетке.
  
  
   1880
  
  
  
   249. ПОЭЗИЯ
  
  
  Куда от нас поэзия сокрылась,
  
  
  В какой стране цветет ее краса?
  
  
  Ужель с землей навек она простилась
  
  
  И вознеслась душой на небеса?
  
  
  Увы! Она лежит в долине Рейна,
  
  
  Чело в крови, без чувств, едва дыша;
  
  
  Луч жизни в ней таится чудодейно,
  
  
  В ней замерла бессмертная душа.
  
  
  Ей немец лоб прошиб тупым прикладом,
  
  
  Ей жид-банкир червонцем выткнул глаз;
  
  
  Она лежит, опоенная ядом,
  
  
  Немы уста, и свет в очах погас.
  
  
  Всегда в те дни, когда шел брат на брата
  
  
  И лютый вождь насильем был велик,
  
  
  В годины смут, наживы и разврата
  
  
  Смолкал ее божественный язык.
  
  
  Взойдет заря - уймется враг лукавый,
  
  
  Исчезнет мрак духовной нищеты,
  
  
  И вновь она к нам явится со славой
  
  
  В живых лучах воскресшей красоты.
  
  
  25 декабря 1881
  
  
  Moscou
  
  
   250. И КАК И ЧТО У НАС ВООБЩЕ?
  
  
  
  Pensees fugitives {*}
  
  
  {* Беглые мысли (франц.). - Ред.}
  
  
   В тоске смотрю я на долину,
  
  
   Пахнуло осенью, льет дождь,
  
  
   Заволокло совсем картину
  
  
   Окрестных сел, полей и рощ.
  
  
   Куря лениво папиросу,
  
  
   Блуждая в умственной чаще,
  
  
   Я подошел в мечтах к вопросу:
  
  
   _И как и что у нас вообще_?
  
  
   Мы вырастали в детстве дома,
  
  
  10 В квашне семейной кислоты;
  
  
   Всё пожирали, что съедомо,
  
  
   И заправляли животы.
  
  
   Нам очень мало прививали
  
  
   Идей здоровых и живых,
  
  
   Нам бредни в голову вбивали
  
  
   О леших, буках, домовых...
  
  
   Прославил Пушкин русских нянек,
  
  
   Но от убогого ума
  
  
   Тупых Арин и грязных Танек
  
  
  20 Прилипло много к нам дерьма.
  
  
   Они растили нас халатно,
  
  
   И, начиняя пирогом,
  
  
   Не научили ... опрятно,
  
  
   Не говоря о чем другом.
  
  
   Период школьного ученья -
  
  
   Увечье свежих, юных сил, -
  
  
   Еще никто без отвращенья
  
  
   Его ярма не выносил.
  
  
   Не знаем мы живой науки;
  
  
  30 Ее безжизненный скелет -
  
  
   Причина лености и скуки:
  
  
   Он ум мертвит во цвете лет.
  
  
   Дух схоластической рутины
  
  
   Нам с детства гадит чердаки;
  
  
   Немые греки и латины
  
  
   Теснят живые языки.
  
  
   И возмущаюсь, и любуюсь,
  
  
   Когда свой древний hiс, haec, hoc {1}
  
  
   Долбит бесплодно юный huius, {2}
  
  
  40 Чтоб сдать учителю урок;
  
  
   И как, избавясь от опеки,
  
  
   Наш обалделый Кикерон,
  
  
   Расставшись с Тацитом навеки,
  
  
   Летит стрелою в Демидрон. {3}
  
  
   Выходим мы из полировки
  
  
   Лоскутных сведений полны,
  
  
   Без всякой дельной подготовки,
  
  
   И - ищем места у казны.
  
  
   Бросаться в омут канцелярский
  
  
  50 Ты, милый вьюнош, не спеши!
  
  
   Ну, хоть надень колет гусарский, -
  
  
   Под вицмундиром нет души.
  
  
   Без хамства, лести и нахальства
  
  
   Ты и не думай заслужить
  
  
   Благоволения начальства...
  
  
   Уж где тут честью дорожить!
  
  
   А что творится в высших сферах,
  
  
   В стране намерений благих?
  
  
   Но в государственных аферах
  
  
  60 Всё шито-крыто для других...
  
  
   У нас сановников сажают
  
  
   Не по достоинству, а зря;
  
  
   Они и пакостят, как знают,
  
  
   Мороча бедного царя.
  
  
   Случалось, их и уличали,
  
  
   Да из улик родился пшик...
  
  
   Каких бы бед ни накачали,
  
  
   За всё отдуется мужик.
  
  
   А мы знай хлопаем глазами,
  
  
  70 Как бы потворствуя греху;
  
  
   Всё оттого, что плохи сами,
  
  
   Что у самих мордас в пуху.
  
  
   Мы втихомолку либеральны,
  
  
   А въявь - покорные сыны,
  
  
   И каждый бестия квартальный
  
  
   Напустит страху нам в штаны.
  
  
   Мы безо всякого конфуза
  
  
   Себя считаем _первый сорт_,
  
  
   Судачим немца и француза,
  
  
  80 Швыряем Англию за борт...
  
  
   "Мы с коих пор известны свету!
  
  
   Не дрогнем мы ни перед кем!
  
  
   Ни до кого нам нужды нету:
  
  
   У нас есть всё!.." А между тем,
  
  
   Не шевеля ума и ...
  
  
   Живем мы, не марая рук,
  
  
   На всем готовом у Европы
  
  
   По части знаний и наук;
  
  
   И с сквозниковскою манерой
  
  
  90 За то, что мы ее доим, -
  
  
   В глаза ей тычем нашей верой
  
  
   И благочестием своим.
  
  
   Но толку нет мечтать напрасно,
  
  
   Мечтой недуг не излечить;
  
  
   О, как бы мне хотелось гласно
  
  
   Всю нашу ложь изобличить;
  
  
   Но на устах изобличенья
  
  
   Лежит казенная печать...
  
  
   И лишь вольны, без опасенья,
  
  
  100 В свин-голос на ветер кричать
  
  
   Подлец Катков да кметь Аксаков,
  
  
   Журнальной прессы два шута...
  
  
   А для Вольтеров и Жан-Жаков
  
  
   Есть отдаленные места.
  
  
   _Вообще - как_, что - печаль не наша:
  
  
   Мы в малолетстве состоим...
  
  
   Про всё смекает наш папаша
  
  
   С конвоем доблестным своим.
  
  
   1881
  1 Этот, эта, это (лат.). - Ред.
  2 Род. пад. ед. числа от местоимения "hiс" (лат.). - Ред.
  3 Кафе-шантан для наслаждений.
  Где нимфы праздные живут...
  Одно из этих заведений
  На смех Ливадией зовут.
  
  
   251. СЕРДЦЕ ЦАРЕВО В РУЦЕ БОЖИЕЙ
  
  
  
  
   1
  
  
  
  Пока наш русский бог
  
  
  
  С царем сидел на троне,
  
  
  
  Сам черт и тот не мог
  
  
  
  Напакостить короне.
  
  
  
  Все козни дерзких клик,
  
  
  
  Все шутки нигилистов -
  
  
  
  Предупреждали вмиг
  
  
  
  Жандарм и частный пристав.
  
  
  
  Чуть мину где взорвут,
  
  
  
  Чуть выстрелят откуда -
  
  
  
  Уж русский бог как тут
  
  
  
  И совершает чудо...
  
  
  
  . . . . . . . . . . . .
  
  
  
  С начальства взяв пример,
  
  
  
  Молебны отслужили.
  
  
  
  И марш в Фоли-бержер,
  
  
  
  И снова закружили!..
  
  
  
  
   2
  
  
  
  Но вот раздался звон
  
  
  
  Меж жителей столицы,
  
  
  
  Что пойман купидон
  
  
  
  У горничной царицы...
  
  
  
  Не грех и не беда:
  
  
  
  Все очень понимают,
  
  
  
  Что фрейлины всегда
  
  
  
  На........хромают.
  
  
  
  Сам царь им делал честь
  
  
  
  И лазал к ним в постели;
  
  
  
  На то они и есть
  
  
  
  Дворцовые мамзели.
  
  
  
  Таков уж там манер.
  
  
  
  Всех тянет к купидону...
  
  
  
  Allons {*} в Фоли-бержер?
  
  
  
  {* Идем (франц.). - Ред.}
  
  
  
  А ужинать - к Донону...
  
  
  
  Бог сердится, но бдит,
  
  
  
  Сложив браду на чреслах;
  
  
  
  Глядь влево - ан сидит
  
  
  
  Амур с ним рядом в креслах.
  
  
  
  "Ах ты Венерин сын!
  
  
  
  Ты как здесь на престоле?"
  
  
  
  - "Я здешний семьянин,
  
  
  
  По высочайшей воле..."
  
  
  
  - "Ну нет, ребята, пас!
  
  
  
  От срама от такого
  
  
  
  Бежать скорей от вас..." -
  
  
  
  И выслал Рысакова.
  
  
  

Другие авторы
  • Гиляровский Владимир Алексеевич
  • Жданов В.
  • Дельвиг Антон Антонович
  • Кокорев Иван Тимофеевич
  • Зарин Андрей Ефимович
  • Голлербах Эрих Федорович
  • Верхарн Эмиль
  • Богданов Александр Александрович
  • Сосновский Лев Семёнович
  • Плетнев Петр Александрович
  • Другие произведения
  • Прутков Козьма Петрович - Предисловие и Письмо к неизвестному фельетонисту
  • Амфитеатров Александр Валентинович - Стрелки в Тоскане
  • Капуана Луиджи - Бедный доктор!
  • Бестужев-Марлинский Александр Александрович - К биографии А. А. Бестужева-Марлинского
  • Дурова Надежда Андреевна - Записки "Кавалерист-девицы"
  • Мопассан Ги Де - Рождественская сказка
  • Воскресенский Григорий Александрович - Последние новости в кирилло-мефодиевской литературе
  • Сумароков Александр Петрович - Части 3. Из 1. Речи смотрителя
  • Достоевский Федор Михайлович - Из газеты "Гласный суд". (О романе "Преступление и наказание")
  • Арцыбашев Михаил Петрович - Из дневника одного покойника
  • Категория: Книги | Добавил: Armush (29.11.2012)
    Просмотров: 242 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа