Главная » Книги

Развлечение-Издательство - Тибо-Тиб, человек-обезьяна, Страница 2

Развлечение-Издательство - Тибо-Тиб, человек-обезьяна


1 2 3

царивший в галерее беспорядок. Потом он обратился к инспектору со словами:
   - Я давно подозревал нечто подобное, но все-таки не ожидал, что профессор Кларк совершит такое ужасное преступление, чтобы избавиться от своей жены!
   Слова эти вызвали всеобщее изумление.
   Не только полицейский инспектор и полисмены, но и Шерлок Холмс с Гарри были озадачены.
   - Что вы сказали, м-р Слип? - воскликнул Шерлок Холмс. - Эта несчастная была жена профессора Кларка?
   - Да! Я имею возможность доказать это, так как соответствующие документы находятся в моих руках!
   - Профессора все считали холостяком! - возразил Шерлок Холмс. - Почему же именно только вы один пользовались его исключительным доверием?
   Слип как-то странно повел губами и после короткого раздумья ответил:
   - Вас это удивляет? Я много лет работал вместе с профессором Кларком и весьма естественно, что между нами установилось известное сближение, тем более, что мы работали над достижением исключительной цели!
   - И вы утверждаете, что профессор убил свою жену?
   - Утверждаю! Неужели вас не удивляет, что профессор никогда не говорил о своей жене и что он много лет держал ее взаперти?
   - Да, это странно, - заметил Шерлок Холмс, - но еще более странно то, что она была убита тем же самым приемом, каким убит и сам профессор!
   Слип только пожал плечами.
   Вдруг полицейский инспектор обратил внимание на странную фигуру, появившуюся за спиной сыщиков, по-видимому, с намерением накинуться на них.
   Инспектор и полисмены вздрогнули при виде этого урода не менее самого Гарри, но инспектор быстро оправился и спросил:
   - Кто вы такой?
   - Это Тибо-Тиб, сын покойного профессора Кларка! - вместо урода ответил Слип.
   В другое время этот ответ мог бы только возбудить смех. Но один чудовищный вид этого урода и страшный взгляд его, возбуждали страх и ужас.
   Инспектор посмотрел на Слипа, потом на Шерлока Холмса и переспросил:
   - Как? Это сын профессора Кларка?
   - Совершенно верно! - подтвердил Слип.
   - Но позвольте, - воскликнул инспектор, - ведь это просто невозможная вещь.
   Слип снова пожал плечами.
   - Но почему же, - сказал он, - профессор обращался с этим господином, как с равноправным членом семьи? Держал его у себя в доме? Постоянно имел с ним общение? Молодой м-р Кларк ничем не был связан в своих поступках, он ел с нами за одним столом - словом, мне кажется, что профессор своим поведением в достаточной степени доказал, какое участие он принимает в этом господине, а нотариальное подтверждение того, что я говорю, вы найдете у нотариуса Кронвеля!
   Кронвель состоял старшим нотариусом в Лондоне, пользовался всеобщим доверием и занимал выдающееся общественное положение.
   Инспектор взглянул еще раз на того, кого Слип назвал сыном профессора Кларка и спросил его:
   - Подтверждаете ли вы, что м-р Слип говорит правду?
   - Подтверждаю, - ответил он.
   И произнес он это как-то с трудом, с особым акцентом, уже обращавшим и ранее внимание Гарри.
   Один из полисменов остался при покойнике, а все остальные вернулись в ту комнату, где оставалась молодая девушка.
   Шерлок Холмс подверг ее допросу, но оказалось, что она жены профессора Кларка не знает и никогда о ней ничего не слыхала.
   - Разве вы не были осведомлены относительно семейного положения профессора? - спросил Шерлок Холмс.
   - Нет, - ответила она. - Я только родственница его: мой отец - брат покойного!
   - Но если у вас с профессором Кларком не было ничего общего, то каким образом вы вдруг приехали в его дом гостить?
   Она покраснела и проговорила:
   - На этот вопрос я, к сожалению, не могу дать вам ответа!
   - Но именно этот вопрос очень важен, - заметил инспектор, - и было бы весьма приятно, если бы вы могли дать нам хоть какой-нибудь ответ на него!
   Племянница убитого профессора Кларка сделала гримасу, презрительно взглянула на инспектора и произнесла:
   - Этот вопрос никого не касается!
   - Ладно! - проворчал инспектор. - В таком случае нам самим придется добиваться ответа, а вы уж не будьте в претензии, если для вас из-за этого произойдут неприятности!
   Шерлок Холмс и Гарри отошли в сторону. Сыщик вынул свою записную книжку, и внимательно смотрел на волосы, которые он еще недавно положил туда.
   - Волосы эти плоски, - шепнул Гарри, - а не круглы! Положительно не понимаю, кто мог совершить эти убийства!
   - Ты обратил внимание на форму рук молодого Кларка?
   - Конечно! Сначала я тоже думал, что...
   - Он и есть убийца! - прервал его Шерлок Холмс. - В данном случае убийства могли быть совершены либо негром, либо обезьяной. Ты, быть может, замечал, что у европейцев круглые, у азиатов овальные волосы, и только у негров и у обезьян плоские волосы!
   - Значит, по-вашему, этот подозрительный молодой м-р Кларк - обезьяна!
   - Я полагаю, Гарри; хотя он представляет собою не то, что мы обыкновенно называем обезьяной. Должен сказать, что это какое-то совершенно исключительное чудовище!
   - А почему вы не требуете немедленного задержания этого изверга, который не остановился перед убийством своего благодетеля?
   - Мало задержать его одного! - ответил Шерлок Холмс. - Его запрут куда-нибудь, а он, благодаря своей страшной физической силе, скоро вырвется на свободу. При том, в сущности, мы имеем дело не столько с этим м-ром Кларком, человеком-обезьяной, сколько с другим, более ужасным преступником, с негодяем, который, благодаря своему выдающемуся уму, совершил неслыханное по своему существу и ужасу деяние. Вот с этим негодяем мы должны расправиться, иначе все будет забрызгано кровью и запятнано позором!
   Тут полицейский инспектор подошел к Шерлоку Холмсу и сказал:
   - Я немедленно доложу моему начальству обо всем, что здесь произошло! Арестовывать я никого не могу, так как признаюсь откровенно, ровно ничего не понимаю во всем том, что здесь случилось!
   - Кончина м-ра Кларка, - заявил Слип, - помимо ужасной ее обстановки, именно теперь пришлась очень не кстати! Вам известно господа, что завтра должен состояться полет дирижабля "Надежда Англии", а это может произойти только в том случае, если в полете примет участие определенное число лиц. Между тем большинство участников, с получением извещения о кончине профессора, откажутся от участия в полете, и дирижабль будет недостаточно нагружен. Вы, быть может, знаете, м-р Холмс, что правительственная комиссия примет дирижабль только в том случае, если он поднимет не менее пятнадцати человек. Но я считаю своим долгом довершить дело моего покойного друга и доброжелателя, хотя бы уж для того, чтобы обеспечить наследие для его сына!
   При этом Слип указал на Тибо-Тиба, который рассмеялся, раскрыв широко свой рот, точно зевнул.
   Вдруг Гарри расслышал, как за его спиной мисс Кларк вздохнула и проговорила:
   - Как это ужасно! Не лучше ли отказаться от богатства!
   Он обернулся и взглянул на нее, а она тотчас же побледнела и отвернулась.
   Шерлок Холмс сказал в ответ на слова Слипа:
   - В этом отношении можете не беспокоиться! Мне давно уже хотелось совершить полет на дирижабле, мой друг Гарри тоже охотно примет участие, и я не сомневаюсь, что найдется еще много любителей, которые согласятся подняться на воздух.
   Ни сам Шерлок Холмс, ни Гарри не заметили сатанинской улыбки, проскользнувшей по лицу Слипа.
   Вдруг выступил вперед маленький человек и тоненьким голосочком проговорил:
   - Я, Ионафан-Смуил-Елеазар Спатербокс, премированный боксер и владелец кинематографа, надеюсь, что вы, м-р Слип, разрешите мне принять участие в этом событии!
   - Конечно! Буду очень рад! - ответил Слип и пожал Спатербоксу руку.
   Тот поклонился несколько раз, и обратился к Гарри:
   - Вот видите, какой джентльмен этот м-р Слип! Он знает приличие! Это не то, что Шерлок Холмс, который выставляет людей, едва они успеют войти к нему! М-р Слип - мой друг!
   - С чем вас и поздравляю! - ответил Гарри и последовал за Шерлоком Холмсом, медленно сходившим с лестницы.

Глава III

Таинственная ночь

   Гарри тщетно ждал разъяснений от своего начальника. Шерлок Холмс упорно молчал. Прибыв к себе домой, он тотчас же занял свой наблюдательный пост у окна на улицу.
   - Хорошо, что мы живем в таком близком соседстве от этого опасного дома! - пробормотал он, сел и закурил трубку.
   Настал вечер. На улице были зажжены фонари, и Гарри собирался зажечь лампу, но Шерлок Холмс остановил его.
   - Неужели тебе хочется, чтобы нас обоих пристрелили? - сказал он, и снова выглянул в окно.
   Но из дома напротив никто не выходил. Явились только служащие похоронного бюро, а потом опять все затихло.
   Вдруг Шерлок Холмс вздрогнул. Гарри подскочил к окну и выглянул на улицу.
   Отворилась дверь противоположного дома и мисс Кларк, в широком плаще, вышла на улицу.
   Шерлок Холмс только взглянул на Гарри. Тот сразу понял и, не говоря ни слова, сбежал вниз и незаметно вышел из дома.
   Ему недолго пришлось искать молодую девушку.
   Она стояла на противоположной стороне улицы и, по-видимому, кого-то ждала.
   Вдруг из тени вышел высокого роста молодой человек, с накинутым на плечи широким плащом и в широкополой мягкой шляпе.
   Несмотря на все свои старания, Гарри не мог слышать беседы, которая завязалась между молодыми людьми. Они стояли у противоположной стены и его наверно заметили, если бы он попытался перейти улицу.
   Но он следил за каждым их движением.
   Вдруг молодая девушка вынула из кармана какой-то предмет и показала его своему собеседнику.
   Это был револьвер.
   Судя по оживленной жестикуляции молодого человека, можно было заключить, что он старается в чем-то убедить свою собеседницу. Но видно было, что она упорно стоит на своем.
   Так как Гарри сосредоточил все свое внимание на молодой чете, он не заметил, как с обоих концов улицы к беседовавшим подкрадывалось человек пять мужчин.
   Вдруг эти незнакомцы ринулись вперед и мгновенно окружили молодую девушку со всех сторон. Собеседник ее моментально поднял ее на руки и попытался унести, но незнакомцы, прикрывая отступление, окружили его тесным кольцом.
   Мисс Кларк, по-видимому, была страшно испугана неожиданным нападением и в первый момент громко вскрикнула.
   Прежде чем Гарри успел подскочить, дверь таинственного дома распахнулась, и на улицу выбежал Слип, с револьвером в руке. Его обогнал Тибо-Тиб, который накинулся на похитителей и несколькими сильными ударами своих огромных кулаков разогнал их во все стороны.
   Слип в тот же момент выстрелил.
   Молодой человек, несший на руках мисс Кларк, свалился на землю, не издав ни одного крика, а мисс Кларк упала, но тотчас же вскочила на ноги и бросилась к раненому.
   Но Слип схватил ее, поднял на руки и отнес обратно в дом. За ним поплелся Тибо-Тиб, неуклюже размахивая руками.
   Гарри подбежал к раненому, который уже пытался подняться на ноги. К тому времени явилось также двое из его приятелей, убежавших при появлении Тибо-Тиба.
   Они, очевидно, не знали, что предпринять.
   - Не знаете ли вы по близости врача? - спросил один из них Гарри.
   У Гарри явилась блестящая мысль, когда он увидел двух полисменов, которые прибежали на шум выстрела.
   Он крикнул им условный пароль, всегда применявшийся сыщиками по отношении к агентам полиции, и затем ответил молодым людям:
   - Я сам врач, господа, и могу пока засвидетельствовать, что ваш товарищ тяжело ранен. Если вы желаете воспользоваться моими советами, то я к вашим услугам!
   - Мы были бы весьма обязаны вам, - ответил один из незнакомцев, - если бы вы отправились вместе с нами, так как считаем наиболее целесообразным немедленно отвезти раненого на его квартиру! Угодно вам помочь нам отнести его к карете?
   - С удовольствием!
   Они втроем понесли раненого по улице до первой коляски. Тем временем один из полисменов позвонил у дверей таинственного дома, чтобы затребовать объяснения по поводу выстрела. Но ему пришлось уйти ни с чем, так как вышедший к нему Слип объяснил, что он стрелял в каких-то мужчин, которые дерзко покушались на похищение молодой девушки, вверенной его защите.
   Вместе с молодыми незнакомцами, лица которых при свете уличных фонарей трудно было разглядеть, Гарри сел в карету, которая быстро помчалась по улицам города.
   Он все время наблюдал за своими спутниками, и только изредка выглядывал в окна.
   Наконец, карета остановилась на северной окраине Лондона.
   В пути Гарри задавал незнакомцам разные вопросы, но те уклонялись от всяких объяснений. Они не производили впечатления преступников. По наружному виду они были похожи на художников.
   Гарри бегло взглянул на большой, серый дом, перед которым карета остановилась. Это был дом с массой дешевых квартир. В верхнем этаже находились мастерские художников.
   Незнакомцы с помощью Гарри внесли раненого в пятый этаж, в одну из мастерских.
   Гарри хотя и не был врачом, но опыт научил его, как подавать первую помощь при поранениях.
   Он снова осмотрел раненого и к удовольствию своему установил, что пуля попала в левое плечо и что выстрел, по всей вероятности, не будет иметь серьезных последствий.
   Спустя короткое время, раненый открыл глаза. Друзья его обменялись с ним несколькими фразами. Гарри хотя и понял слова, но смысла их уловить не мог. Зятем молодые люди ушли в свою мастерскую, находившуюся в том же коридоре.
   Входя в мастерскую раненого, Гарри успел прочитать на медной дощечке, прибитой к тяжелой, дубовой двери, имя "Гарри Кловер".
   Когда раненый пришел в себя, он спросил:
   - Где Эллен?
   - Эллен все еще находится во власти своих врагов! - ответил Гарри, надеясь, что ему удастся путем умело поставленных вопросов выпытать у раненого его тайну.
   Но тот уже соображал вполне ясно и повторил, недоверчиво поглядывая на мнимого врача:
   - Врагов? Но я надеюсь, что никто не осмелится притронуться к ней! Впрочем, она сумеет постоять за себя! Если я снова увижу того негодяя, который угостил меня пулей, то ему несдобровать! Какая досада, что Эллен вскрикнула!
   Кловер пробормотал все это, как будто никого не было в комнате. Гарри хотя и слышал все, что он говорил, но не мог понять, в чем собственно дело.
   Тогда он решил прямо спросить раненого, почему он покушался на похищение мисс Эллен с оружием в руках.
   Но Кловер отказался от всяких объяснений.
   Гарри взглянул на часы. Было два часа ночи. Он сообразил, что Шерлок Холмс, по всей вероятности, сильно беспокоится о нем, и потому уже решил уйти, как вдруг отворилась дверь, и в комнату вошел один из тех двух приятелей раненого, которые помогли доставить его домой.
   Гарри и без того уже удивлялся, что они не заходили, так как со времени их ухода прошло уже часа полтора.
   - Я принес тебе бутылку вина, - сказал молодой художник, - и надеюсь, что оно поможет тебе встать на ноги!
   - Будем надеяться! - ответил Кловер. - А теперь я попрошу тебя проводить доктора! Он больше мне не нужен!
   Раненый, хотя и был в полном сознании, все-таки сильно ослабел от болей и сильной потери крови. Но его приятель не соглашался с ним.
   - Не забывай, - сказал он, - что может произойти какая-нибудь неожиданность, и что мы ровно ничего не понимаем в твоей ране! Отпустить доктора значило бы рисковать твоей жизнью! Нет, я настаиваю на том, чтобы он остался до утра!
   Кловер ничего не ответил.
   Гарри испытующим взглядом посмотрел на друга Кловера, при чем ему показалось, что тот делал какие-то странные движения, которые он раньше за ним не замечал. Но прежде чем он успел вывести отсюда какие-нибудь заключения, приятель Кловера удалился, снова прося мнимого врача не оставлять больного до утра, и подкрепиться также вином.
   - Тут что-то скрывается неладное! - подумал Гарри.
   Он вскочил и подбежал к двери.
   В тот же момент дверь захлопнулась и кто-то снаружи повернул ключ.
   Гарри начал трясти дверь, но она не поддавалась, и никто не откликнулся. В коридоре пятого этажа царила мертвая тишина
   Гарри в сильном волнении вернулся к раненному, который приподнялся в постели и спросил:
   - Что случилось, доктор?
   - Нас заперли! - ответила Гарри. - Кто-то собирается произвести покушение на вас и на меня!
   Кловер взглянул па Гарри и насмешливо улыбнулся.
   - Что вы говорите? - сказал он. - Мои друзья просто хотят заставить вас остаться здесь до утра! Они применили для этого не особенно вежливое средство, но вы уж не сердитесь на них, они ведь сделали это от доброго сердца!
   С этими словами Кловер взял бутылку вина и хотел выпить глоток, но Гарри успел отнять ее у него.
   - Позвольте мне сначала попробовать! - сказал он и чуть-чуть прикоснулся языком к вину.
   Как только он это сделал, как швырнул бутылку в угол так, что вино разлилось по полу.
   - Вино это отравлено! - воскликнул он.
   Испуганный Кловер задумался...
   - Этого мои друзья не могли сделать! - пробормотал он. - Это немыслимо! Впрочем, быть может - почем знать...
   - Слушайте, что я вам скажу! - прервал его Гарри. - Мы с вами избегли большой опасности, но я уверен, что нам предстоит пережить еще нечто худшее. Если вам дорога ваша жизнь, а равно и жизнь молодой девушки, находящейся в доме Кларка, то лучше всего будет, если вы скажете мне всю правду и откроете мне вашу тайну. Иначе я не буду в состоянии спасти вас! Я - Гарри Тэксон!
   - Да, вы правы! - проговорил Кловер. - Мне тоже кажется, что кто-то затевает недоброе против меня, за то, что я пытался спасти Эллен! Слушайте же: Эллен Кларк моя невеста. Она прежде проживала в Глазго и несколько недель тому назад прибыла в Лондон. Я тоже провел молодость в Глазго, давно знаю и люблю Эллен. Она происходит из бедной, но хорошей семьи. В Лондон она приехала после смерти своей матери, чтобы искать места, так как она вынуждена была сама заботиться о своем пропитании. Повенчаться мы, конечно, не могли, так как мы оба не имеем никаких средств. Эллен пробыла в Лондоне несколько недель, живя на свои сбережения. Вдруг, она подучила письмо от своего дяди, знаменитого профессора Кларка, который до этого выплачивал ее покойной матери лишь крохотную пенсию. Письмо это у меня, и если вы откроете ящик письменного стола... Да, да, вот этот самый... Ну вот...
   На чем, бишь, я остановился? Да, так вот: профессор Кларк сообщил ей в этом письме, что он решил сделать ее своей наследницей. Понимаете ли вы, м-р Тэксон, что это значит? Она должна была унаследовать миллионное состояние!
   Он назначил ей свидание в каком-то парке. Впрочем, все это вы увидите из письма, которое я попрошу вас на всякий случай, сохранить у себя! Я не совсем точно знаю, о чем профессор Кларк говорил там с Эллен; она передала мне только отрывки из их беседы, и сообщила мне, что профессор Кларк заставил ее поклясться памятью ее покойной матери, что она сохранит в тайне некоторые подробности их соглашения и не выдаст их никому, ни под каким видом. Она мне сказала только, что у профессора Кларка есть сын, о котором никто еще не знает, и что он готов оставить ей все свое состояние, если она согласится выйти за этого сына замуж, так как он сам не способен заведовать таким огромным состоянием.
   - Как? Она должна была выйти замуж за эту обезьяну? - воскликнул Гарри в крайнем изумлении.
   Но Кловер, по-видимому, не понял его.
   - О какой обезьяне говорите вы? - продолжал он. - Я лично не знаю сына профессора Кларка! Могу вас уверить, что Эллен и не подумала выходить замуж за сына профессора, так как она любит меня! Но надо вам знать, что она очень энергичная девушка, никого и ничего не боится и умеет добиваться своего. Мне так и не удалось разубедить ее в ее сумасбродном решении, состоявшем в том, что она намеревалась принять первую часть условия профессора Кларка и пробыть у него в доме несколько месяцев. Она задалась целью убедить сына профессора, что она ему совершенно не пара и что она любит другого. Таким образом она надеялась достигнуть компромисса и убедить профессора завещать ей маленькую часть его состояния, которая дала бы ей возможность выйти за меня замуж! Согласитесь сами, м-р Тэксон, ведь это сумасбродная идея!
   Гарри задумчиво покачал головой.
   - Как вам сказать, м-р Кловер!
   - Но, что это? Вы чувствуете запах гари?
   Кловер потянул носом в воздухе и вдруг вскрикнул:
   - Мастерская в дыму!
   Почти в ту же минуту на улице послышались крики. В доме поднялся переполох. Становилось жарко, и во все щели стал проникать едкий дым, заполнивший всю мастерскую, так что Кловер и Гарри чуть не задохнулись.
   Гарри подбежал к большому окну и выбил все стекла, так что опасность задохнуться миновала, благодаря притоку свежего воздуха.
   Но когда он выглянул в окна и услышал страшный шум на улице, то убедился, что пожар охватил уже весь пятый этаж.
   Он подскочил к двери я попытался выломать ее. Но тяжелая, дубовая дверь не поддавалась.
   В пятом этаже поднялись неистовые крики других жильцов, тоже оказавшихся запертыми в своих квартирах.
   На улице собралась толпа, и с лихорадочным нетерпением ожидала прибытия пожарной команды.
   Убедившись, что попытки выломать дверь ни к челу не приведут, Гарри выхватил револьвер я пять раз выстрелил в замок. Кловер, оцепенев от ужаса, смотрел на него.
   После пятого выстрела замок разлетелся, и дверь можно было открыть.
   Но весь коридор уже был охвачен пламенем. Несмотря на ужасную жару, Гарри выскочил из мастерской, в надежде найти где-нибудь выход.
   Вдруг он наткнулся на два трупа.
   Это были друзья Кловера.
   Они погибли не от пламени, не от дыма, а лежали в большой луже крови, с перерезанными до позвоночника горлами.
   Гарри сразу понял, в чем дело.
   Неизвестный преступник, невероятный негодяй, обладавший поразительным уменьем принимать облик другого человека, убил этих молодых людей, в гриме одного из них вошел в мастерскую Кловера и принес отравленное вино. Тот же негодяй поджег дом в надежде на то, что Кловер и Гарри, отравившись вином, не сумеют во время спастись.
   Преследовать негодяя не было никакой возможности, и надо было думать о спасении собственной жизни.
   Гарри вернулся в мастерскую.
   Несмотря на разбитые окна, вся комната была полна дыму, который уже не пропускал свежего воздуха.
   Тем временем примчалась пожарная команда.
   Пользуясь своими превосходными приспособлениями, она принялась за дело. К дому были приставлены огромные пожарные лестницы. Пожарные, с толстыми рукавами быстро поднялись на пятый этаж и пустили обильные струи воды в окна.
   Двое из них проникли в мастерскую Кловера. Один из них взял на руки раненого и спустился с ним вниз по пожарной лестнице, а другой вместе с Гарри прикрепил огромный мешок, по которому Гарри тотчас же соскользнул на улицу.
   Спустившись вниз на мостовую, он прежде всего спросил, где Кловер. Оказалось, что раненый уже был отвезен в больницу.
   Гарри нанял автомобиль и отдал шоферу приказ ехать домой.
   По дороге он ломал голову над решением вопроса, кто мог поджечь огромный дом и обречь на гибель десятки человеческих жизней только для того, чтобы добиться своей цели.
   Мысли его остановились на доме профессора Кларка и его обитателей.
   О Тибо-Тибе не могло быть речи. Его он, наверно, узнал бы.
   Оставался Слип, помощник профессора Кларка.
   Но какой смысл мог быть у него в убийстве жениха мисс Эллен?

* * *

   Шерлок Холмс слышал выстрел Слипа. Но так как он увидел, что оба полисмена, спустя короткое время, спокойно вышли из дома профессора Кларка, то он предположил, что ничего особенного не случилось.
   Спустя минут пять после выстрела Шерлок Холмс увидел, как Слип вышел из дома и быстро зашагал по улице, так что нагнать его уже нельзя было.
   Но Шерлок Холмс вовсе и не намеревался его преследовать, полагая, что Гарри все еще наблюдает за тем, что происходит на улице и не преминет выследить Слипа, как только увидит его.
   Вот почему Шерлок Холмс и не удивился, когда, выйдя на улицу, не заметил Гарри.
   Сыщик медленно прошел некоторое расстояние, но потом в тени домов вернулся. Дойдя до дверей дома Кларка, он вынул отмычку и открыл замок.
   Отворив дверь, он вошел в переднюю и ощупью поднялся наверх по лестнице, по которой уже проходил в тот же день утром.
   Дело было в том, что Шерлок Холмс сделал во время своего посещения открытие, о котором не сказал своему помощнику ничего.
   В картинной галерее, где в стене были найдены трупы женщины и собаки, Шерлок Холмс успел заметить на паркетном полу темный квадрат, выделявшийся из цвета остального пола.
   Вот этот то квадрат и привлек его внимание настолько, что он еще днем решил проникнуть в дом, как только представится малейшая возможность.
   И вот представился удобный случай, благодаря тому, что Слип ушел из дому.
   Его догадливости Шерлок Холмс больше всего боялся и потому он с более легким сердцем отправился на ночное приключение, зная, что в доме остались только Тибо-Тиб и молодая мисс Кларк.
   Он, конечно, не мог знать, с какой, именно, целью ушел Слип и что он отправился на квартиру к Гарри Кловеру, адрес которого ему был известен благодаря тому, что он заблаговременно навел подробные справки обо всем, что касалось мисс Кларк.
   Шерлок Холмс быстро пошел по галерее, не возбудив ничьего внимания.
   Он вынул маленький электрический фонарь и взялся за работу; воткнув свой нож в щель квадрата, он с трудом открыл отверстие, величиной с ладонь. В отверстии лежали какие-то бумаги.
   Шерлок Холмс разочаровался, вынул, однако, бумаги и закрыл отверстие.
   Затем он собрался в обратный путь. Лунный свет падал через высокие готические окна галереи и освещал ее призрачным сиянием. Повсюду царило жуткое безмолвие.
   Дойдя до конца галереи, где стоял дорогой, резной шкап с книгами, он вдруг насторожился.
   Он увидел, что у него не одна, а две тени: одна длинная, которая доходила до дверей, а другая, короткая, широкая Шерлок Холмс стиснул зубы и прищурил глаза. Нащупав найденные бумаги в левом боковом кармане, он внезапно сделал прыжок вперед и занес правую руку в темный угол между шкапом и стеной. Он схватил горло Тибо-Тиба. Несомненно, в картинной галерее профессора Кларка происходило уже много ужасов. Но никогда еще здесь не происходило такой страшной борьбы, как та, которая завязалась между представителем человеческого разума, Шерлоком Холмсом и грубым, неимоверно сильным человеком-обезьяной Тибо-Тибом.
   Тишина, среди которой происходила эта борьба, еще усиливала ужас впечатления.
   Шерлок Холмс сильной рукой сжал горло Тибо-Тиба, сжал так сильно, что обыкновенный человек через несколько секунд лишился бы сознания от такого нажима.
   Но Тибо-Тиб только хрипло захохотал, так как его непомерно развитые шейные мускулы не поддавались усилиям руки Шерлока Холмса. Он обхватил сыщика своими огромными ручищами с нечеловеческой силой, стягивая тело противника, точно железными обручами. Шерлоку Холмсу казалось, что вот-вот треснут его ребра и тщетно вырывался он из этого рокового объятия.
   Противники приблизились к окну, обе половинки которого были открыты.
   У Тибо-Тиба, по-видимому, явилась дьявольская идея: он поднял Шерлока Холмса на воздух и швырнул, его к окну.
   Шерлок Холмс успел, однако, схватиться левой рукой за подоконник, замахнулся и изо всей силы ударил урода правым кулаком в лицо.
   Тибо-Тиб отшатнулся, а Шерлок Холмс повис в воздухе; малейшее неосторожное движение и он неминуемо должен был вывалиться из окна, стоило только уроду подтолкнуть его.
   Но Шерлок Холмс не допустил до этого. Ему удалось выхватить тяжелый кистень и, когда Тибо-Тиб, оскалив ужасные зубы, снова набросился на него, он со страшной силой нанес ему удар кистенем по голове.
   Тибо-Тиб свалился и лишился сознания, а Шерлок Холмс соскочил с подоконника, быстро спустился с лестницы и вышел из этого ужасного дома, где он чуть не был убит.
   Вернувшись к себе на квартиру, он зажег лампу в одной из задних комнат и принялся за чтение бумаг, найденных под полом галереи.
   Он прочитал их только к утру. И откинувшись в кресле, в глубоком раздумье сидел и смотрел в пространство.
   Давно уж он не был так глубоко потрясен, как теперь.
   Но вдруг он вскочил и взглянул на часы.
   Было половина восьмого, а в половине десятого должен был состояться, далеко за городом, полет дирижабля!
   Он позвал своего помощника, но того еще не было.
   Дело в том, что Гарри, по дороге домой, был ранен чьим-то выстрелом, направленным из-за угла в его автомобиль. Правда, пуля только слегка задела его, но все-таки пришлось зайти в аптеку и наложить перевязку, так что он вернулся домой лишь к полудню.
   А Шерлоку Холмсу надо было спешить и он, не дожидаясь возвращения Гарри, уехал.
   В назначенное для полета время Шерлок Холмс явился к указанному месту, с которого предполагалось совершить полет на дирижабле. Там уже собралась тысячная толпа.

Глава VI

Катастрофа на дирижабле

   Дирижабль "Надежда Англии", по свидетельству сведущих людей, ничем не уступал аэроплану Цеппелина. Он имел форму огромной рыбы и был снабжен двумя моторами в четыреста лошадиных сил. Впереди, у острого конца, находились два больших крыла, похожих на плавники рыб и формою своею представлявших большие деревянные рамы с плоскими воздушными подушками. В длину дирижабль имел шестьдесят, в ширину не более двенадцати метров. В двух гондолах помещалось до пятнадцати человек. Одна гондола была помещена впереди, другая на расстоянии двадцати метров дальше. В задней гондоле имелись приспособления для управления рулем, а передняя гондола была предназначена для пассажиров.
   В этот день полет дирижабля имел еще частный характер, но в случае удачи пробного полета дирижабль тотчас же переходил в собственность английского правительства, от имени которого явился генеральный комиссар, обменявшийся любезностями с инженером Слипом, как с заместителем изобретателя.
   Рядом с инженером стоял механик, наружный вид которого приводил в ужас всех собравшихся. Хотя он был одет в обыкновенный синий костюм и низко надвинул на лоб шапку, все-таки видны были его безобразный нос и ужасный рот, не говоря о волосатых руках.
   В задней гондоле заняли места Слип, его механик, молодая девушка - родственница изобретателя и еще шесть посторонних лиц.
   Шерлок Холмс явился с тремя спутниками: офицером, инженером и газетным сотрудником.
   На самом деле это были его помощники, сыщики.
   В последнюю минуту явилось еще два лица, именно, полицейский инспектор Вильк в сопровождении высшего полицейского чиновника.
   - Нам приказано не спускать глаз с инженера Слипа! - объяснил Вильк Шерлоку Холмсу. - Судебный следователь всю ночь изучал дело, но не пришел ни к какому выводу! Открыто заподозрить Слипа в преступлении мы не можем, но его поведение кажется нам сомнительным! Да и мисс Кларк сильно скомпрометирована!
   Шерлок Холмс не успел ответить, так как в этот момент был дан знак занять места.
   Все было готово к полету. Катера вывели дирижабль и участники полета заняли свои места. По обеим берегам реки было расположено по одному батальону саперов, которые держали дирижабль за веревки, для того, чтобы он мог подняться медленно и не был унесен далеко сильным ветром.
   Шерлок Холмс совершал воздушный полет не в первый раз. В данном случае он решил принять участие в полете, так как был убежден в том, что Слип попытается осуществить отчаянную попытку к бегству.
   Шерлок Холмс не счел нужным загримироваться, а напротив, ему хотелось, чтобы Слип знал о его присутствии.
   Когда дирижабль поднялся на высоту пятисот метров и под управлением Слипа описал изящную дугу над Лондоном, Шерлок Холмс забылся, отдавшись всецело чарующему впечатлению, испытываемому всяким, кто поднимается в царство безграничного простора.
   Дул легкий ветерок. Дирижабль плыл, точно летел подобно птице и представлял собою послушное орудие в руках Слипа, пожинавшего все похвалы, заслуженные на самом деле не им, а гениальным изобретателем.
   По миновании первого часа полета, Шерлок Холмс наклонился немного над краем гондолы, опираясь об борть, чтобы посмотреть вниз и вместе с тем наблюдать за Слипом.
   Описав круг над Лондоном, дирижабль пронесся над городом по диагонали.
   Ничего подозрительного не было заметно.
   Слип был занять управлением мотора и руля и в его гондоле пассажиры, за исключением одной только мисс Кларк, весело шутили и смеялись.
   Несомненно, она была занята мыслями о своем женихе, который в минувшую ночь был пристрелен Слипом на ее глазах.
   Инспектор Вильк тоже ничем не был озабочен, между тем как Шерлок Холмс не мог отделаться от сильного внутреннего беспокойства. Все враги Слипа находились вместе с ним в воздухе - неужели он не попытается избавиться от них?
   Инспектор Вильк как будто догадался, о чем думал Шерлок Холмс.
   - У вас очень озабоченный вид, - обратился он к сыщику, облокотившись на борт гондолы, - разве вы боитесь какой-нибудь опасности? Мне думается, мы здесь находимся в большей безопасности, чем на земле! Да и кто может произвести покушение на нас? Слипа я, откровенно говоря, считаю порядочным человеком, а если с дирижаблем что-нибудь случится, то мы погибнем все вместе! Что касается до нас...
   Он так и не договорил.
   Рядом вдруг раздался пронзительный крик.
   Шерлок Холмс, опиравшийся на борт гондолы, обернулся, но в первую секунду не понял, что собственно произошло.
   Вдруг он увидел, как пассажиры зашатались и перепутались. Инспектор Вильк взмахнул обеими руками, пытаясь ухватиться за Шерлока Холмса.
   Страшный крик огласил воздух и все пассажиры внезапно исчезли.
   Дно гондолы проломилось.
   Пять человек стрелой полетели вниз, прямо в реку, где они неминуемо должны были погибнуть.
   Сам Шерлок Холмс повис между небом и землей. Он инстинктивно вцепился в края внутренней части гондолы и поднялся выше, а это спасло его от падения.
   Дирижабль быстро поднялся вверх и стремительно помчался вперед.
   Все происшествие разыгралось в несколько секунд.
   Шерлок Холмс избег участи своих спутников лишь благодаря счастливой случайности.
   Взгляд его скользнул по нижним краям гондолы и теперь он увидел, что всюду они были подрезаны, так что дно неминуемо должно было сорваться спустя несколько времени после подъема.
   Пассажирами второй гондолы овладел бесконечный ужас. Все они остолбенели и схватились руками за борт гондолы, как бы опасаясь, что им тоже придется разделить участь своих спутников.
   Улыбался только Тибо-Тиб.
   У руля стоял, точно каменное изваяние, инженер Слип, управляя дирижаблем, но не притрагиваясь к клапану, чтобы спуститься на землю.
   Дирижабль находился на высоте пяти тысяч метров над землей.
   Шерлок Холмс вынул револьвер, прицелился в Слипа и крикнул:
   - Приказываю вам немедленно спуститься вниз. Тишина была мертвая. А дирижабль мчался все дальше и дальше.
   Наконец, Слип откликнулся:
   - Кто дал вам право давать мне приказания? - крикнул он.
   - Именем закона я приказываю вам и заявляю, что вы убийца! - ответил Шерлок Холмс. - Я буду считать до трех. Спускайтесь! Раз!
   - А что будет, если я не повинуюсь?
   - Я пущу вам пулю в лоб!
   - И дирижабль без руля и без ветрил понесется по воздуху, а вы, м-р Холмс, прямым путем полетите в рай!
   Кто-то захохотал так дико, что все пассажиры вздрогнули. Это смеялся Тибо-Тиб.
   И действительно Шерлок Холмс был бессилен.
   Слип был прав: Шерлок Холмс никоим образом не мог заставить его подчиниться, во-первых, потому, что верхняя гондола не сообщалась с нижней, а во-вторых, что жизнь всех пассажиров зависела исключительно от одного Слипа.
   Но, чтобы не показать свое бессилие, Шерлок Холмс громко крикнул:
   - Два!
   Почему-то то Слип счел нужным спуститься вниз.
   Дирижабль стал спускаться и в конце концов опустился на огромное поле, на расстоянии получаса от Эссекса.
   На этом поле происходило учение нескольких рот солдат.
   Они все сбежались, схватили выпущенные Слипом канаты и стянули дирижабль до самой земли.
   Шерлок Холмс тотчас же соскочил и с револьвером в руке, стал выжидать выхода пассажиров.

Другие авторы
  • Бухов Аркадий Сергеевич
  • Островский Николай Алексеевич
  • Честертон Гилберт Кийт
  • Катенин Павел Александрович
  • Мамин-Сибиряк Дмитрий Наркисович
  • Венский (Пяткин) Е. О.
  • Гюнтер Иоганнес Фон
  • Алымов Сергей Яковлевич
  • Никольский Юрий Александрович
  • Карабанов Петр Матвеевич
  • Другие произведения
  • Корнилович Александр Осипович - Записки, 1828—1832
  • Толстой Лев Николаевич - Исследование догматического богословия
  • Греч Николай Иванович - О жизни и сочинениях Карамзина
  • Эртель Александр Иванович - Гарденины, их дворня, приверженцы и враги
  • Житков Борис Степанович - Александр Сергеевич Пушкин
  • Романов Пантелеймон Сергеевич - Народные деньги
  • Радищев Александр Николаевич - Бова
  • Амфитеатров Александр Валентинович - А. И. Суворина
  • Астальцева Елизавета Николаевна - Е. Н. Астальцева: краткая справка
  • Кржижановский Сигизмунд Доминикович - Игроки
  • Категория: Книги | Добавил: Armush (28.11.2012)
    Просмотров: 231 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа