Главная » Книги

Развлечение-Издательство - Похититель детей

Развлечение-Издательство - Похититель детей



Похититель детей

Необыкновенные приключения знаменитого международного сыщика Нат Пинкертона

   Источник: Необыкновенные приключения знаменитого международного сыщика Нат Пинкертона. - Санкт-Петербург: тип. Корпуснова, 1912. - 256 с.; 18 см.
   Републикация: ЛВЭА Ленинградинтех, ТПО Петрополь, Ленингад, 1990.
   Создание файла: Игрик, 2006 г.
  

Глава 1. Горе матери

   У ворот маленькой виллы, расположенной в северной части Нью-Йорка, остановился экипаж, и из него вышел высокий господин с бритым лицом. Он прошел в садик и позвонил у парадных дверей. В дверях показалась молодая заплаканная служанка и спросила посетителя, что ему нужно. Тот подал ей визитную карточку и осведомился:
   - Миссис Кэрвер дома?
   - Она вернулась из города около часа назад. Но я сомневаюсь, примет ли она вас. Она мне строго наказала никого не принимать. Несчастная госпожа так убита горем!..
   - Передайте ей, пожалуйста, мою карточку и скажите, что я пришел по делу о пропаже маленького Перси.
   - О, тогда совсем другое дело! Входите, пожалуйста! Сейчас я доложу о вас! Служанка провела посетителя в красиво обставленную приемную. Ему недолго пришлось ждать появления хозяйки. Это была тридцатилетняя женщина поразительной красоты, с толстой золотистой косой, которая, как корона, украшала ее овальное лицо с правильными чертами. Увидев посетителя, она бросилась к нему с протянутыми руками и воскликнула прерывающимся от рыданий голосом:
   - Сердечно приветствую вас, мистер Пинкертон! Искренне благодарна вам, что вы пришли так скоро! Это позволяет мне надеяться, что я снова увижу и сожму в объятиях мое единственное дитя, моего дорогого Перси!
   С этими словами она упала в кресло и, закрыв лицо руками, разрыдалась. Пинкертон сел напротив и заговорил:
   - Прошу вас, успокойтесь, миссис Кэрвер! Можете быть совершенно уверены, что ваш сын вне опасности. Не сомневаюсь, что это один из тех случаев, - а их в последнее время было немало, - когда похищенные дети возвращались к родителям в целости и сохранности. Правда, за большой выкуп...
   - Ах, я готова заплатить, сколько потребуется, лишь бы мне вернули моего ребенка! О, если бы этот человек, который хочет получить от меня деньги, явился бы за ними хоть сейчас!.. Но я просто изнемогаю от мысли, что мой дорогой Перси находится в руках грубого негодяя, жестокого истязателя... Разве вы не слышали, что маленькая дочь миллионера Боуренса, которую вернули родителям за огромный выкуп, вся была покрыта шрамами и синяками? Стоит мне подумать, что мой пятилетний крошка подвергается таким же истязаниям со стороны какого-нибудь изувера, у меня кровь стынет в жилах!
   - Миссис Кэрвер, ручаюсь вам, что я сделаю все возможное, чтобы вырвать из рук похитителя ваше драгоценное дитя. Но прошу вас: изложите подробно, как произошло это несчастье. Прежде чем осмотреть комнату, из которой пропал ребенок, мне хотелось бы услышать от вас все, что вам известно.
   Несчастная мать вытерла слезы и ответила:
   - Да, вы правы, мистер Пинкертон. Мне надо собраться с силами. Надеюсь, то немногое, что я знаю, все же окажется для вас полезным.
   Она встала, предложила своему собеседнику коробку сигар и, снова усевшись, заговорила:
   - Мне не придется долго рассказывать. Несчастье произошло минувшей ночью... Я до сих пор не могу без дрожи вспоминать об этом! Если бы мой муж был дома, он наверняка принял бы самые энергичные меры к розыску нашего малютки, и, быть может, злодей был бы уже найден... Но, к сожалению, муж на днях уехал в Европу. Сейчас он на пути в Берлин и даже не знает о той беде, которая случилась с нами. Если к его возвращению малютки не будет дома, я не выдержу, я умру!..
   Слезы снова показались на глазах несчастной женщины, но, пересилив себя, она продолжала:
   - Кроме меня, в доме находятся кухарка, старая нянька и служанка, которую вы только что видели. Позавчера вечером я сама отнесла моего мальчика в детскую, окна которой выходят в сад. В детской он всегда спал со своей нянькой. Мальчик был весел и мил, как обычно. Он прочел молитву, я поцеловала его и ушла в свою комнату... Я собиралась что-нибудь почитать, но никак не могла собраться с мыслями. Какое-то необъяснимое чувство тревоги сжимало сердце, и я даже подумала, не приключилось ли что с моим мужем в его далеком путешествии... Наконец я решила пойти спать. Было около одиннадцати часов, когда я легла в постель... Надо заметить, что моя спальня находится рядом с детской, и между этими комнатами есть дверь, которая никогда не запирается. Часа два я ворочалась в постели под наплывом мучительных тревожных дум и лишь после полуночи забылась беспокойным тяжелым сном. Но спала я недолго, не более получаса... Из детской раздался душераздирающий, нечеловеческий крик! Я вскочила с постели, но застыла в ужасе: в этом крике, как я сказала, не было ничего человеческого, это был вопль потрясающе безумного страха, - и, тем не менее, я осознала, что эти звуки издает не кто иной как нянька моего ребенка!.. Что же происходит там, в детской?! С минуту я сидела неподвижно, точно оглушенная неожиданным ударом. На лбу выступил холодный пот, всю меня трясло, и я уже не сомневалась, что в соседней комнате случилось нечто ужасное... Сделав невероятное усилие, я поднялась с кровати и бросилась к двери, ведущей в детскую. Представьте себе - дверь была заперта! Надо сказать, что ключ всегда был с моей стороны, а теперь - он был вставлен с другой стороны и был кем-то повернут!.. Я потеряла сознание и упала на пол. В таком состоянии меня и застали кухарка и горничная, которых также всполошил крик старой няньки. Они с трудом поставили меня на ноги, и мы втроем направились в коридор, чтобы оттуда проникнуть в детскую. Но и это нам не удалось: дверь оказалась закрытой на задвижку... Я впала в полное отчаяние. Я разбила окно и стала звать на помощь не своим голосом. Вскоре сбежались соседи. Пять или шесть самых смелых мужчин вбежали в наш двор и стали стучать в двери. Мы впустили их. Вся дрожа, я рассказала им, в чем дело. Тотчас они принялись взламывать детскую, и спустя некоторое время мы вошли в комнату моего милого мальчика... Я первая ворвалась туда, окинула взглядом обстановку и снова упала без чувств... Одно из двух окон, ведущих в сад, было открыто, и около него на полу лежала нянька в глубоком обмороке. Моего мальчика на постельке не было: его похитили! Вместе с ним исчезли его голубой костюмчик, чулочки и башмачки... Меня отнесли в постель. Соседи, не теряя времени, тщательно обыскали сад и близлежащие пустыри, но безрезультатно. Немедленно сообщили в полицию, и наутро ко мне явился инспектор Мак-Коннел. Он старался меня успокоить, рассказывал про другие подобные случаи похищения детей и уверял, что с моим мальчиком ничего плохого не случится. Похитители, дескать, добивались только одного - крупного выкупа... Я охотно верю, но сердце мне подсказывает, что моему бедному Перси суждено перенести страшные мучения!
   Нат Пинкертон встал и спросил:
   - Не знаете ли вы, - провел ли Мак-Коннел подробное расследование и к каким выводам он пришел?
   - В том-то и дело, что никаких следов он не нашел. Сегодня, например, он был в больнице, где лежит несчастная нянька, но от нее невозможно добиться ни одного путного слова...
   - Ну а в бреду она ничего не говорит о событиях той страшной ночи?
   - Она только все время вспоминает про какое-то животное с огромными вращающимися глазами и мохнатой мордой... Но это все, что можно разобрать в ее бессвязной речи.
   Говоря это, миссис Кэрвер провела Пинкертона по лестнице, устланной ковром, и они вошли в детскую - светлую, с большим вкусом обставленную комнату.

Глава 2. В детской

   Вся мебель в комнате была белого цвета. Пинкертон окинул ее взглядом и быстро подошел к одному из окон. Раскрыв его, он перегнулся через подоконник и заглянул вниз. Затем перешел к другому окну и проделал то же самое.
   - Ведь именно это окно было открыто, не так ли? И когда вы вошли в комнату, именно около него лежала нянька в бессознательном состоянии? Миссис Кэрвер взглянула на него с удивлением:
   - Откуда вы это знаете?
   - Очень просто. Со стороны заднего фасада находится крытая терраса, колонны которой покрыты вьющимися растениями. Как раз против окна - крайняя колонна, по которой преступнику было бы удобнее всего взобраться сюда. А так как на оконной раме я не нахожу царапин или других следов взлома, то и прихожу к выводу, что это окно было открыто...
   - Совершенно верно! В теплые ночи нянька всегда открывала окно в сад.
   Между тем Пинкертон занялся подробнейшим осмотром комнаты. Шаг за шагом обследовал он пол, затем подошел к кровати мальчика и, наконец, стал рассматривать кровать няньки.
   Взглянув на хозяйку дома, он заметил, что она побледнела от наплыва тяжелых воспоминаний, и на глазах у нее показались слезы. Пинкертон попросил, чтобы она не изнуряла себя излишне и сошла вниз.
   - Здесь я управляюсь сам. Все, что мне нужно было узнать от вас, я уже узнал.
   Убитая горем женщина последовала его совету и удалилась. Но, придя в свою комнату, она бросилась на кровать и залилась слезами.
   Сыщик быстро закончил осмотр детской. Пометив кое-что в своей записной книжке, он спустился на крышу веранды через то самое окно, через которое преступник проник в комнату. Лежа на крыше, он с величайшим вниманием обследовал решетку, увитую зеленью. Его наблюдательный взгляд быстро отыскал то место, где злодей спустился на землю, и по этому следу он скользнул в сад.
   На земле у самых перил веранды он обнаружил несколько следов и принялся рассматривать их в лупу. В одной из выемок он увидел блестящую точку. Раскопав вокруг землю, он извлек оттуда карманный нож с темной деревянной рукояткой. Лезвие его было острое и истонченное: ножом часто пользовались и оттачивали. Теперь же он глубоко сидел в земле. Извлекши его оттуда, Пинкертон пробормотал:
   - Настоящий кинжал... Парень, вероятно, не остановился бы перед убийством, если бы кто-нибудь стал ему поперек дороги...
   Окончив свои розыски, он тем же путем вернулся в комнату.
   - Вам всегда везет! - сказал, входя и здороваясь, инспектор Мак-Коннел. - Что интересного вы узнали?
   - Я узнал, что человек, который проник сюда, был высокого роста и плохо одет. На нем были довольно грубые сапоги и серо-синие брюки. Проникнув в детскую, он запер обе двери - одну на задвижку, другую на ключ, причем ключ этот он предварительно вытащил с противоположной стороны. Затем он бросился к ребенку, заткнул ему рот тряпкой и сунул в принесенный с собой мешок. Он надел звериную маску, отчего нянька, проснувшись, и закричала так дико. Разбойник поспешил вылезти в окно, таща свою драгоценную ношу. Нянька кинулась было за ним, но тут же лишилась чувств и свалилась на пол у окна.
   - Но как же вы узнали, что этот человек был плохо одет, и у него был мешок? - удивленно спросил Мак-Коннел.
   - О, это нетрудно было узнать, обследовав тот путь, которым проник преступник. На прутьях решетки веранды я нашел несколько волокон грубого сукна - несомненно, от его одежды. А что касается мешка, то следы от него ясно видны на земле. Видимо, преступник, прежде чем спрыгнуть, сбросил мешок, от которого осталась довольно глубокая вмятина в рыхлой земле. Спускаясь, злодей потерял свой нож, который глубоко вонзился в почву. Вероятно, он пытался его отыскать, но когда раздались отчаянные вопли миссис Кэрвер, он, разумеется, предпочел поскорее исчезнуть.
   - Вы думаете, мистер Пинкертон, что преступник действительно из простолюдинов, или он только так переоделся, чтобы сбить с толку преследователей?
   - Нет, этот человек был из низших слоев. Иначе бы он не жевал такой отвратительный табак наихудшего сорта.
   - Он жевал табак? - спросил Мак-Коннел. "
   - Не сомневаюсь. Взгляните, даже здесь, в комнате, остались следы плевков субъекта, жующего табак. Раз уж он и тут не мог удержаться, чтобы не сплюнуть, значит это - ярый любитель дешевой "жвачки".
   - Как жаль, что вы раньше не занялись этим похитителем детей, - заметил Мак-Коннел. - Ведь это уже далеко не первый случай.
   - Да, меня не было в Нью-Йорке: меня отвлекло одно важное дело в Колорадо... Кстати, будьте любезны, сообщите мне, что вам известно о предшествовавших случаях похищения детей. Их похищали только у состоятельных родителей?
   - Исключительно! И, как правило, спустя несколько дней, в дом безутешных родителей являлись девочка или мальчик с письмом, где назначался размер выкупа. Если родители выплачивали указанную в письме сумму, то через несколько часов, а иногда на другой день, похищенный ребенок возвращался к родителям. Но в каком виде?! Избитый, весь в царапинах и кровоподтеках от ударов плетью и палкой!
   - Неужели ни разу не удалось задержать этих малолетних посыльных? - спросил Пинкертон.
   - Только дважды, но толку от этого не было никакого. От этих до предела развращенных детей нельзя было вырвать ни единого слова признания...
   - Какова же их судьба?
   - Одну девочку мы отпустили на свободу. Конечно, несколько полицейских агентов неотступно следовали за ней. Сначала девочка с беспечным видом шла по улицам, глазея на витрины магазинов и останавливаясь на углах. Но вдруг, очутившись на оживленном перекрестке, она рванулась и побежала так быстро, что агенты потеряли ее из виду. Другой посыльный - мальчик - помещен был нами в исправительный дом, но на третий день он оттуда сбежал.
   - Думаете, и сюда пришлют какого-нибудь ребенка с письмом?
   - Безусловно! И это произойдет сегодня, в крайнем случае, - завтра.
   - Ну, тогда я сам последую за ним, - сказал Пинкертон. И, поблагодарив Мак-Коннела за информацию, сыщик вызвал по телефону Боба.

Глава 3. Девочка с письмом

   Через полчаса Боб был на месте.
   Вечерело.
   Мак-Коннел распрощался и ушел в свою контору. Пинкертон с помощником остались ждать появления посыльного с письмом.
   Когда уже совсем стемнело, у парадных дверей виллы раздался звонок. Служанка отворила и увидела худенькую грязную девчонку лет десяти. Она держала руки под рваным передником.
   - Дома ли миссис Кэрвер?
   - Что тебе от нее нужно? - спросила служанка.
   - Мне нужно ее видеть, чтобы передать письмо и получить ответ.
   - Ну входи!
   Девчонка прошла в приемную, куда немедленно вышла миссис Кэрвер, бледная и дрожащая от волнения.
   - Что тебе? - чуть слышно спросила она.
   Девчонка вынула из-под передника мятое письмо и подала его несчастной женщине, которая еле держалась на ногах.
   - Мне нужен ответ! - дерзко заявила девчонка.
   Миссис Кэрвер вскрыла конверт и стала читать письмо, написанное безграмотно и коряво:
   "Ваш сын Перси в моей власти! Вы сможете получить его обратно только в том случае, если выполните все мои условия. Тогда с ним не случится ничего плохого, и вы снова увидите его через несколько дней. Если вы этого хотите, то немедленно вручите девочке, доставившей вам письмо, пять тысяч долларов. Если же вы будете колебаться, то вашему мальчику придется плохо. За каждый доллар, который мне придется слишком долго ждать, ваш сын получит по удару. Я буду его бить и мучить, пока вы не согласитесь на мои требования. В конце концов, он будет ослеплен и продан нищим".
   Прочитав страшное письмо, миссис Кэрвер необычайным усилием взяла себя в руки и глухо сказала:
   - Подожди минуту. Сейчас я дам тебе ответ...
   Тяжелой походкой вышла она в соседнюю комнату, где ее ждали Пинкертон и Боб. Они вместе поднялись наверх, так как Пинкертон опасался, чтобы девчонка их не подслушала.
   - Каков мерзавец! - сказал сыщик. - Ну погоди, я до тебя доберусь! Не успокоюсь, пока ты мне не попадешься! - И добавил, обращаясь к Бобу: - Выйди на улицу и дождись девчонку. Будем следить каждый по отдельности и, разумеется, подавать друг другу условные знаки...
   - Мистер Пинкертон! - воскликнула мать. - Я уплачу требуемую сумму! Иначе они ослепят мое дитя... Но у меня нет столько наличными. Придется пойти в банк...
   - Умоляю вас, миссис Кэрвер, не преувеличивайте! Эти негодяи и не подумают причинить вашему ребенку тех страданий, о которых пишут в письме: ведь они рассчитывают получить выкуп! Прошу вас: успокойтесь и следуйте моим советам. Сколько у вас при себе денег?
   - Полторы тысячи долларов, - прошептала она.
   - Так пошлите эту сумму и напишите, что больше у вас пока денег нет, а остальное вы готовы заплатить завтра, когда откроется банк.
   Миссис Кэрвер сделала в точности так, как посоветовал сыщик. Написав ответную записку, вложив в конверт деньги, она спустилась в приемную.
   Маленькая замарашка сидела на стуле и настороженно озиралась. Увидев в руках хозяйки письмо, она обрадовалась и заулыбалась.
   - Отнеси это письмо тому, кто тебя послал, - сказала миссис Кэрвер.
   Девчонка проворно схватила письмо и, не говоря ни слова, пустилась бежать. Парадная дверь с шумом захлопнулась за ней.

Глава 4. Преследование

   Через несколько мгновений показался на улице и Пинкертон. Девчонка была уже в конце квартала, и по противоположной стороне за ней неотступно следовал Боб.
   Слежка была нелегкой: девчонка бежала изо всех сил и постоянно оглядывалась. Эта охота продолжалась от 143-й улицы через мост, а далее к лабиринту переулков, находящихся к югу от Джефферсон-парк. Следя за девчонкой, Боб все время был впереди и лишь изредка оборачивался, чтобы взглянуть на своего шефа. И вот, в один из таких моментов оказалось, что она бесследно исчезла...
   - Черт возьми! - воскликнул Боб. - Она как сквозь землю провалилась!
   Пинкертон осмотрелся и спокойно сказал:
   - Я полагаю, что она спряталась в одном из ближайших домов. По-видимому, она живет далеко отсюда, но, заметив преследование, умышленно завела тебя в эти места, чтобы сбить с толку... Я стану здесь, в воротах, а ты подыщи подальше какой-нибудь укромный уголок, откуда можно незаметно наблюдать за всей улицей...
   Оба сыщика свернули за угол, укрылись за выступом стены и сразу переменили свою внешность. Они обменялись своими пальто, Боб надел фальшивую бороду и заломил котелок. Минуту спустя он снова показался на улице, волоча ноги, засунув руки в карманы и насвистывая разухабистую песенку.
   Пройдя несколько шагов, он вошел в ворота, откуда был виден перекресток, и стал наблюдать. То же сделал и Пинкертон, только на расстоянии шагов ста.
   Более часа Боб безрезультатно наблюдал за улицей. Но вот, при ярком свете уличных фонарей он заметил, как из подворотни дома напротив показалась девчонка. Она несколько раз оглянулась, а потом пошла в прежнем направлении.
   Не теряя времени. Боб последовал за ней. По пути он бросал кусочки мела и давил их ногой, чтобы Пинкертон знал, куда они идут, оставаясь незамеченным.
   Так они шли целый час, пока не пришли в один из самых бедных кварталов Нью-Йорка, который пользовался дурной славой как притон воров и мошенников. Здесь девчонка свернула в улицу, где были, в основном, товарные склады. Лишь изредка попадались жилые дома весьма неприветливого вида.
   У одного проходного двора девчонка вдруг остановилась и стала внимательно озираться. Боб еле успел укрыться за выступом какого-то мрачного амбара. Когда девчонка вошла под ворота, он поспешил туда же и увидел длинный узкий двор, окруженный грязными низкими строениями. Посреди стоял одноэтажный дом. Три окна были освещены и открыты. Из них густыми клубами валил пар: в доме явно была прачечная. В ее-то дверях и скрылась девчонка.
   Боб притаился у открытых окон. До него донесся резкий неприятный окрик:
   - Где ты столько шлялась?! Пойди вот к отцу, - он тебе всыплет как следует!
   - Мамочка, за мной следили! Я еле смылась от двух шпионов!
   - А деньги принесла?
   - Вот, мне дали письмо.
   Раздался довольный возглас, затем шорох вскрываемого конверта и ругательство:
   - Вот черти! Здесь только полторы тысячи! Отнеси-ка письмо отцу. Проклятый щенок получит сегодня свою порцию розог!
   Боб тигром рванулся с места и через мгновение уже стоял на пороге комнаты, полной пара и запаха мыла.
   - Стоять! - закричал он. - Малейшее движение - уложу на месте! Вы арестованы!

Глава 5. Боб в колодце

   Боб окинул взором комнату. Это было большое помещение, почти сплошь уставленное лоханками с водой и мокрым бельем. В глубине под несколькими котлами ярко горело пламя.
   Женщина, голос которой так резко и грубо звучал, стояла у лоханки. Это было безобразно толстое существо с огромным отвислым животом.
   При виде Боба она сперва застыла от неожиданности и ужаса, но тут же пришла в себя и с яростью ударила стоявшую рядом девочку кулаком в лицо так сильно, что та залилась кровью.
   - Дрянь! Мерзавка! - визжала она. - Это ты привела за собой шпионов!
   Боб взвел курок револьвера.
   - Не смейте бить ребенка, а то моя пуля прошьет вас насквозь! - пригрозил он взбешенной прачке, подходя к ней с парой стальных наручников в левой руке.
   - Протяните руки! - крикнул он.
   Лицо мегеры потемнело от гнева, но под угрозой револьвера она не посмела противиться. Она протянула руки, раздался щелчок - и она оказалась в кандалах.
   - Вот так! - сказал Боб. - А теперь проводите-ка меня живо к вашему очаровательному супругу и отцу! Где он?
   - Там! - прачка показала в угол, где виднелась низкая дверь.
   - Марш вперед! - скомандовал молодой сыщик. - И если кто попробует сбежать, тому я без разговоров всажу пулю в голову!
   Девочка прошла вперед и открыла двери. Прачка последовала за ней. Боб шел сзади, готовый к тому, что эта дверь ведет в какую-нибудь темную галерею.
   Прачка с девчонкой вошли внутрь. Боб двигался за ними по пятам. Он собрался было уже переступить порог и достать свой фонарь, как вдруг почувствовал, что при очередном шаге его нога, не найдя опоры, повисла в пустоте...
   Он рванулся вперед, но поздно: он летел куда-то вниз. Пролетев метров пять, Боб ударился о каменный пол. Оглушенный падением, он лежал неподвижно, а сверху доносились торжествующие крики и грубая брань.
   Затем ненадолго воцарилась тишина. Боб пришел в себя, вытащил электрический фонарь и при его свете увидел, что находится на дне круглого колодца. Стены были гладко оштукатурены, и всякая попытка выбраться оттуда казалась безнадежной.
   На всякий случай Боб взял в руки револьвер. Он решил стрелять, если вверху покажется голова преступника. Четверть часа спустя над отверстием действительно показалось багрово-сизое лицо толстой прачки. Прогремел выстрел, и прачка с криком отскочила. Но сейчас же раздался грубый смех, и мужской голос произнес злорадно:
   - Ага, наш шпион изволит кидаться горохом! Что ж, мы отобьем у него эту охоту. Интересно будет посмотреть на него, когда мы обварим его кипятком, словно рака!
   Боб содрогнулся: адский план преступников был вполне ясен, и теперь он ждал неминуемой гибели. Но уже через минуту он придумал способ защититься. Он быстро прикрылся свалившейся на него лоханкой и тесно вжался в нее. Это его и спасло. Сверху снова донесся смех и торжествующий голос, а затем хлынула струя кипятку. Ударившись о дно лоханки, вода стекла на дно колодца, а оттуда - через решетку - в водосточную трубу.
   Боб ничуть не пострадал, но решил обмануть разбойника, который задумал сварить его живьем. Он испустил душераздирающий вопль. А когда сверху раздались револьверные выстрелы, также не причинившие ему вреда. Боб вскрикнул и сразу замолк, точно пораженный насмерть.
   - Готов! - раздалось наверху. - Сегодня же вытащим его благородные останки и подвергнем достойному погребению. Собаке - собачья смерть!
   Когда преступники, уверенные, что Боб мертв, удалились, он совершенно успокоился. Он знал, что Пинкертон идет по его следам и скоро выручит из беды, в которую он так неожиданно попал.

Глава 6. Нат Пинкертон открывает потайной ход

   Между тем Нат Пинкертон и не подозревал о драме, случившейся с Бобом. Он еще не знал, что Боб снова пустился вдогонку за девочкой, и его местонахождение не было ему известно. Пройдя по улице и ничего не обнаружив. Пинкертон подал условный сигнал свистком. Ответа не было. Тогда Пинкертон стал разыскивать меловые отметины. Он нашел их очень скоро и тут же двинулся по пути, пройденном Бобом. Так он дошел до самой прачечной.
   Когда он входил во двор, то заметил, что в прачечной погасли огни. Пинкертон спрятался за пустыми ящиками, стоявшими во дворе. И вовремя: в тот же момент в дверях прачечной показались силуэты толстой женщины и девочки, которую Пинкертон сразу узнал, несмотря на темноту. Они направились в сторону здания, выходившего фасадом на улицу. Пинкертон осторожно пошел за ними.
   Он расслышал, как они обе остановились на втором этаже, затем скрипнула и хлопнула дверь. Пинкертон, как кошка, прокрался наверх и очутился в узком коридоре, куда выходило три двери. За одной из них были слышны голоса, и Пинкертон остановился около нее. Он ясно различил детский голос, но слов не мог разобрать. Затем голоса враз стихли, послышался странный скрип, и наступила тишина.
   Пинкертон вынул свои отмычки и собрался открыть дверь, как вдруг снизу раздался скрип ступеней, шаги и еле слышный плач младенца.
   При слабом свете лампочки Пинкертон увидел длинноволосого, грязного и оборванного парня. В руках у него был небольшой продолговатый сверток, замотанный в толстый платок. Из свертка доносился приглушенный детский плач.
   Парень остановился на втором этаже и отпер ключом ту дверь, куда вошли прачка с девчонкой. Затем шаги его затихли, послышался резкий скрип, и все смолкло.
   Пинкертон быстро спустился и стал открывать дверь отмычками. Это ему удалось легко. Он вошел в квартиру и остановился, чтобы не привлекать внимания жильцов. Но в квартире было совершенно тихо. Пинкертон достал электрический фонарь и посветил. Еще одна дверь вела в соседнюю комнату, где тоже царила полная тишина.
   Пинкертон поискал хода в следующую комнату, но, к своему изумлению увидел, что дальше дверей не было. Он обследовал стены, простучал их, но безрезультатно.
   Тогда Пинкертон обратил внимание на простой деревянный шкаф, стоявший у капитальной стены. Это был очень большой и прочный платяной шкаф из толстых досок, и его задняя часть была вделана в стену. Пинкертон открыл его отмычкой и увидел, что в нем на подвижных вешалках развешана одежда, напоминавшая, скорее, кучу лохмотьев. Когда Пинкертон попытался повернуть одну из вешалок, половинки задней стенки шкафа бесшумно сдвинулись в стороны и раскрылись. Пинкертон очутился в нише, пробитой в толстой стене. Перед ним была деревянная задняя стенка другого шкафа.
   Пинкертон нашел два гвоздя, с помощью которых он раздвинул стенку и проник в платяной шкаф, но уже совсем другого рода. Этот шкаф был прекрасно сработан из хорошего дерева, в нем висели дорогие платья из шелка и бархата, с кружевами.
   Сыщик пробрался к лицевой дверце шкафа и пригнулся к замочной скважине, через которую проникал свет.

Глава 7. Гнездо мошенников

   Глазам его представилась богато, но безвкусно обставленная комната. Перед зеркалом стояла толстая прачка и примеряла шелковое платье. На ее пальцах красовались бриллиантовые перстни, на голове - пышный парик. Грязный же рабочий капот валялся на полу. Рядом с ней стоял долговязый парень, который тоже переодевался. Лохмотья он сбросил и теперь надевал франтовской костюм.
   Охорашиваясь перед зеркалом, толстая прачка говорила:
   - Питер, ты делаешь большие успехи, и отец, наверное, тебя похвалит. Но ты уверен, что этот грудной щенок - сын миллиардера Силвермана?
   - Не сомневайся! - хвастливо сказал долговязый. - Я уже давно за ним охочусь, и несколько раз он от меня ускользал. Но сегодня мне повезло. Я спокойненько подошел к няньке на улице, ошарашил ее сзади по голове, схватил ребенка, завернул в платок и бросился бежать.
   - Ты достойный сын своих родителей, - довольно сказала толстая мегера. - За этого щенка мы оторвем крупную сумму!.. А нам, Питер, пришлось иметь дело со шпиком!
   - Где? - испуганно вскрикнул Питер. - Здесь?
   - Нет, в прачечной. Но теперь уж бедняга сварен живьем в кипятке, как рак.
   И тетка злобно расхохоталась. Пинкертон, стоявший в шкафу, почувствовал, как у него по коже пробежал мороз. Неужели его верный Боб стал жертвой этих негодяев!.. Горе и гнев охватили Пинкертона. Он вынул было уже свой револьвер, но остановился в надежде услышать что-нибудь еще.
   - Мэри была так неосторожна, что привела за собой шпика.
   - Нет, я была осторожна! - крикнула со слезами девочка.
   - Я пошел вниз. Расскажу отцу, что я принес ребенка миллиардера Силвермана, и что нас ждет хорошая пожива.
   Пинкертон вышел из шкафа, держа в обеих руках по револьверу, и загремел:
   - Каторга вас ждет, а не пожива! Сдавайтесь - вы арестованы!
   Побледнев, как смерть, прачка молча смотрела на неожиданно возникшего перед ней человека.
   - Протяните руки! - крикнул он. - Сначала...
   Он не докончил: мальчишка с диким криком вцепился в его руку, державшую револьвер, и повис на ней всем телом.
   - Мать, скорее стреляй! - прохрипел он.
   Старуха рванулась, но в следующее мгновение Пинкертон нанес ей сильнейший удар в лоб свободной рукой, вооруженной стальным кастетом. Она тяжело рухнула на пол, не проронив ни звука.
   Одновременно Пинкертон отшвырнул мальчишку так, что тот ударился головой в зеркало, которое рассыпалось вдребезги.
   - Ну, вперед, - приказал Пинкертон дрожавшей девчонке. - Поведешь меня к Путнею и горе тебе, если вздумаешь сбить меня со следа! Моя пуля тебя найдет!

Глава 8. Спасение Боба и похищенных детей

   Когда Нат Пинкертон вошел с девчонкой в прачечную, он внимательно осмотрелся, быстро сообразил, как поступили с Бобом и тихо, но твердо спросил девчонку:
   - Где колодец?
   Она указала на дверь:
   - За этой дверью.
   - Где хозяин Путней?
   - Из подвала идет лестница в подземелье. Там и находится Путней с детьми, - отвечала девчонка, не осмеливаясь лгать Пинкертону.
   - Иди вперед! - приказал тот. - И если ты издашь хоть один звук, - уложу на месте!
   Она толкнула дверь и вошла в подвал. Когда она прошла по дощатому настилу, Пинкертон велел остановиться и растащить доски в стороны. Открылось круглое отверстие колодца. С бьющимся сердцем Пинкертон наклонился над отверстием и крикнул:
   - Боб, ты здесь?
   - Слава Богу, учитель, это вы! В этой дыре страшно неуютно!
   - Я уж думал, что ты сварен, как рак, и продырявлен, как решето!
   - Вовсе нет: меня защитила деревянная лохань, которая упала вместе со мной. Я держал ее над головой, когда эти любезные господа посылали мне сверху свои подарки.
   Пинкертон хотел продолжать путь, но вдруг на дворе раздались быстрые шаги. В прачечную вошел полисмен и с удивлением уставился на обоих сыщиков, направивших на него револьверы.
   Пинкертон рассмеялся и дал полисмену необходимые разъяснения.
   - Вы можете сейчас же пойти со мной в подземелье, где я хочу арестовать Путнея. Таким образом, я буду избавлен от необходимости вести его в тюрьму.
   Оставив Боба с девчонкой в прачечной, Пинкертон с полисменом пошли по галерее до каменной лестницы и бесшумно спустились вниз.
   Роберт Путней стоял перед детьми, сидевшими за столом, и злобно кричал:
   - Я вас выучу, проклятое отродье, быть настоящими карманными ворами! Даже если для этого мне придется забить вас насмерть!
   Бедные дети переглядывались друг с другом и испуганно смотрели на своего мучителя. Тот обратился к хорошенькому белокурому мальчику лет пяти, стоявшему в углу. На ребенке был темно-синий бархатный костюм с белым кружевным воротником.
   - Ну, теперь твой черед! - заревел негодяй, схватил палку и замахнулся на малютку.
   - Берегись, Роберт Путней! За каждый удар ты получишь вдвойне, презренный похититель детей!
   Дикий рев раздался в ответ. Путней схватился за карман, но Пинкертон с полисменом в ту же секунду набросились на мошенника и связали его. Связанный, он все еще сопротивлялся, и его с трудом втащили наверх, в прачечную, где он, к величайшей своей злобе увидел Боба, целого и невредимого, вместо того, чтобы быть заживо сваренным.
   Пинкертон лично отвез к миссис Кэрвер пятилетнего Перси. Вернуть ребенка в объятия безутешной матери было для него лучшей наградой.
   В доме миллиардера Силвермана горе тоже сменилось бурной радостью, когда полиция вернула родителям живого и здорового ребенка.
  
  
  
  

Другие авторы
  • Дашкевич Николай Павлович
  • Орлов Петр Александрович
  • Пассек Василий Васильевич
  • Юрьев Сергей Андреевич
  • Пембертон Макс
  • Бересфорд Джон Девис
  • Квитка-Основьяненко Григорий Федорович
  • Теплов Владимир Александрович
  • Петрашевский Михаил Васильевич
  • Бальмонт Константин Дмитриевич
  • Другие произведения
  • Куприн Александр Иванович - А. Н. Будищев
  • Соймонов Федор Иванович - Ф. И. Соймонов: биографическая справка
  • Полонский Яков Петрович - Переписка А. П. Чехова и Я. П. Полонского
  • Каратыгин Петр Петрович - Временщики и фаворитки 16, 17 и 18 столетий. Книга вторая
  • Дорошевич Влас Михайлович - Одиночное заключение
  • Шмелев Иван Сергеевич - Осьмина Е.А. Радости и скорби Ивана Шмелева
  • Достоевский Федор Михайлович - Другие редакции и варианты
  • Шуф Владимир Александрович - Сонет и кантата, посвященные А. С. Суворину
  • Никандров Николай Никандрович - Руда
  • Маяковский Владимир Владимирович - Стихотворения (1924 - первая половина 1925)
  • Категория: Книги | Добавил: Armush (29.11.2012)
    Просмотров: 349 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа