Главная » Книги

Разоренов Алексей Ермилович - К неоконченному роману "Евгений Онегин". Соч. А. Пушкина, Страница 8

Разоренов Алексей Ермилович - К неоконченному роману "Евгений Онегин". Соч. А. Пушкина


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10

      Бывъ самъ собой всѣхъ благъ лишенный -
             Разгульной жизнью молодой,
             Такою жизнью изнемогъ,
             И больше счастливъ быть не могъ.
  
                   * * *
  
             Дни шли и эскулапъ уѣздный
             Не разъ больнаго посѣтилъ
             И былъ ему лишь тѣмъ полезный,
             Что въ немъ горячку прекратилъ;
             Но отъ серьезныхъ въ немъ страдан³й
             Его, какъ всѣ, не излѣчилъ,
             И вопреки своихъ желан³й -
             Къ нему визиты прекратилъ.
             А дни все дѣлались скучнѣе,
             Дождливѣй, меньше, холоднѣе;
             Къ концу ужъ близился октябрь,
             Со снѣгомъ вслѣдъ спѣшилъ ноябрь.
             Не думавши, Онѣгинъ вдругъ .
             Опять уѣхалъ въ Петербургь.
  
  
                   ГЛАВА XVII.
  
             Онѣгинъ очень измѣнился -
             Со всѣмъ не тотъ, какъ прежде, сталъ;
             Когда-бъ онъ въ свѣтъ такимъ явился -
             Его никто бы не узналъ.
             Какъ солнцемъ въ жарк³й день спаленный,
             Въ бездождье, вянетъ юный цвѣтъ,
             Такъ онъ болѣзнью былъ сраженный -
             Слѣда въ немъ прежней жизни нѣтъ:
             Худой, какъ будто старецъ хилый;
             Померкнулъ блескъ его очей;
             Всегда задумчивый, унылый -
             И нѣтъ веселыхъ ужъ рѣчей.
             Ужель въ Татьяну такъ влюбленъ,
             Что сильно такъ страдаетъ онъ?
  
                   * * *
  
             Тотъ, кто красавицъ самыхъ строгихъ
             Не разъ собою побѣждалъ
             И часто, послѣ дней немногихъ,
             Какъ Донъ-Жуанъ имъ измѣнялъ;
             Искавъ межъ ними совершенства,
             Мечты капризной идеалъ,
             Чтобъ знать вполнѣ любви блаженство,
             Собой и ими онъ игралъ,
             И жилъ, и мыслилъ какъ въ туманѣ,
             Дряхлѣя сердцемъ и душой,
             Что онъ нашелъ теперь въ Татьянѣ,
             Съ ея наивной красотой?
             Не потому ли такъ мила,
             Что ужъ княгинею была?
  
                   * * *
  
             О, нѣтъ!- ни званьемъ, ни красою,
             Ни блескомъ роскоши большой,
             Онъ только былъ плѣненъ одною
             Ея возвышенной душой.
             Когда предъ нею на колѣняхъ
             Съ мольбой безмолвною стоялъ,
             Въ ея очахъ и нѣжныхъ пеняхъ
             Одну любовь ея читалъ,
             Любовь, которою когда-то
             Онъ первый ею былъ любимъ
             И, полюбивши его свято,
             Не разлучалась сердцемъ съ нимъ.
             Но мужу вмѣстѣ съ тѣмъ она
             Всегда осталася вѣрна.
  
                   * *
  
             И это милое созданье,-
             Высок³й, чистый идеалъ,-
             Ея любовь, ея страданья,
             Не оцѣня, онъ потерялъ;
             Въ жару безумныхъ увлечен³й,
             Въ порывахъ бѣшеныхъ страстей,
             Любви фальшивой въ упоеньи
             Утратилъ время лучшихъ дней.
             Съ какимъ теперь онъ сожалѣньемъ
             Скорбитъ за прошлое душой
             И вспоминаетъ съ отвращеньемъ
             Кому онъ жертвовалъ собой?!...
             А какъ бы могъ онъ счастливъ быть,
             Когда-бъ умѣлъ ее цѣнить!.,.
  
                   * * *
  
             И вотъ Онѣгинъ затерялся:
             Покинулъ свѣть, забылъ друзей,
             Тоской мучительной терзался,
             Любовью пламенной своей.
             Одинъ замкнувшись въ кабинетѣ,
             Не выѣзжаетъ никуда -
             И что ему теперь въ томъ свѣтѣ,
             Хотя гдѣ слабой иногда
             Онъ жилъ надеждою отрадной?
             Порой, чтобъ видѣть предъ собой
             Татьяны образъ ненаглядный,
             Очей безмолвною мольбой
             Ее жестокую молить -
             Его чтобъ сердце пощадить.
  
                   * * *
  
             Теперь казалось невозможнымъ,
             Собой ей вновь надоѣдать:
             Съ ея поступкомъ благороднымъ
             Ему-ль ее не уважать?
             Любя, лишь только сожалѣнье
             Одно въ глазахъ ея читать?
             Умноживъ тѣмъ свои мученья,
             Еще чтобъ болѣе страдать?-
             И въ сердцѣ слышалъ онъ отвѣтъ,
             Что для него Татьяны нѣтъ.
  
                   * * *
  
             Съ днемъ каждымъ все сильнѣй, сильнѣе
             Его томитъ любви тоска,
             И давитъ сердце тяжелѣе,
             Какъ бы свинцовая доска.
             Ни ѣстъ, ни пьетъ и все худѣетъ,
             Слабѣютъ быстро силы въ немъ,
             Онъ весь, примѣтно, будто тлѣетъ,
             Любви сгораемый огнемъ;
             Письмо Татьяны все читаетъ;
             И кашель бьетъ его сухой -
             И трудно; трудно онъ вздыхаетъ,
             Поникши грустно головой...
             Слуга о докторѣ твердитъ,
             А онъ не слушаетъ - молчитъ.
  
                   * * *
  
             Настанетъ ночь - бушуетъ вьюга,
             Крутясь, на улицѣ шумитъ,
             А онъ въ постелѣ отъ недуга,
             Въ жару томясь, безъ сна лежитъ
             Въ часы тяжелаго страданья,
             Когда все въ домѣ крѣпко спитъ,
             О прошломъ такъ же вспоминанье
             Его тревожитъ и казнитъ...
             Ни въ чемъ не зная утѣшенья,
             Онъ думаетъ: "Зачѣмъ я жилъ
             И слѣпо такъ безъ сожалѣнья
             Безумно жизнь мою сгубилъ?
             Какъ понялъ я ее, цѣнилъ?
             Кому и чѣмъ полезенъ былъ?"
  
                   * * *
  
             "Какъ червь проползъ земной подъ небомъ,
             Пороки дѣлая одни;
             Я отличалъ лишь сномъ, обѣдомъ -
             Мои не мног³е здѣсь дни;
             Субъектъ эпохи допотопной,
             Я только жизнью жилъ животной,
             Сгорая пламенемъ страстей
             Безумной юности моей.
             Калѣка сердцемъ и душою,
             Пренебреженный самъ собой,
             Былъ ввергнутъ собственной рукою
             Разврата въ омутъ роковой,
             И тамъ купаясь, наконецъ,
             Я, изнемогъ - живой мертвецъ".
  
                   * * *
  
             "Пропало все - краса и сила,
             Прошла безъ солнышка весна,
             Осталась мнѣ одна могила,
             И ужъ близка ко мнѣ она".
             Но вѣрилъ онъ, что не напрасно -
             Та жизнь Творцомъ ему дана,
             Жизнь "даръ чудесный, даръ прекрсаный -
             Могла-бъ блаженствомъ быть она,
             Когда бы..." Тутъ себѣ съ упрекомъ
             Лицомъ къ подушкѣ онъ прильнетъ,
             И слезы горьк³я потокомъ
             Изъ глазъ померкшихъ тайно льетъ;
             Онъ ими сердце облегчалъ -
             Съ нимъ ихъ никто не раздѣлялъ.
  
                   * * *
  
             Такъ ночь пройдетъ и день свѣтаетъ,
             Онъ къ утру только что заснетъ,
             И снова день и ночь страдаетъ -
             Такъ время скучное идетъ.
             И вотъ отъ этого страданья
             Осталась въ немъ его лишь тѣнь;
             Какъ вдругъ проснулось въ немъ желанье,
             Въ одинъ сырой туманный день,
             Еще съ Татьяной повидаться,
             И можетъ быть въ послѣдн³й разъ,
             Каковъ теперь онъ, показаться
             Въ ея лазури томныхъ глазъ:
             Хоть сожалѣнье прочитать -
             Потомъ, потомъ ужъ умирать...
  
                   * * *
  
             И вотъ спѣшитъ онъ одѣваться
             И бодрымъ хочетъ показаться,
             А самъ едва, едва стоитъ,
             И задыхается, дрожитъ.
             То вдругъ закашлится въ волненьи,
             Зоветъ слугу, кричитъ, бранитъ;
             Слуга испуганный въ смятеньи
             Ему съ участьемъ говоритъ:
             "Останьтесь! ѣхать невозможно,
             Погода слишкомъ ужъ дурна;
             Такъ дѣлать вамъ никакъ не должно,
             Поѣздка эта вамъ вредна!..."
             Но былъ напрасенъ тотъ совѣтъ -
             "Карету!" былъ ему отвѣтъ.
  
                   * * *
  
             Вотъ сборы кончились. Евген³й
             Стоитъ безмолвный въ размышленьи,
             Надѣта шуба на плечахъ;
             И шапка теплая въ рукахъ,
             И снова кашель, кашель съ кровью -
             Вотъ онъ, слабѣя, тихо сѣлъ,
             Склонясь дивана къ изголовью,
             И будто мертвый поблѣднѣлъ:
             Сидитъ, совсѣмъ не шевелится
             И дышетъ все труднѣй, труднѣй;
             Холодный потъ съ лица катится,
             И меркнетъ свѣтъ его очей.
             Слуга раздѣть его спѣшитъ
             И самъ испуганный дрожитъ.
  
                   ГЛАВА XVIII.
  
             Дни быстро мчатся чередою,
             Татьяна также все грустна;
             Судьбѣ покорная душою,
             Проводить эти дни она.
             И безъ надеждъ, любви страданья,
             Въ себѣ старалась заглушить,
             Гнала о прошломъ вспоминанья,
             Его желая позабыть.
             Супруга стараго ласкаетъ,
             Желая счастья видѣть въ немъ,
             Его всю волю исполняетъ,
             Ему покорная во всемъ;
             Но образъ милый ночь и день,
             Ея преслѣдуетъ какъ тѣнь.
  
                   * * *
  
             Въ борьбѣ съ собой она тѣнь эту
             Могла какъ будто отразить:
             Побольше-бъ - силъ, разсудка, свѣту -
             Могла-бъ совсѣмъ "его" забыть.
             Вдругъ неожиданно и тайно
     &nbs

Другие авторы
  • Пальмин Лиодор Иванович
  • Даниловский Густав
  • Сушков Михаил Васильевич
  • Червинский Федор Алексеевич
  • Шидловский Сергей Илиодорович
  • Максимович Михаил Александрович
  • Казанович Евлалия Павловна
  • Карабчевский Николай Платонович
  • Немирович-Данченко Василий Иванович: Биобиблиографическая справка
  • Волчанецкая Екатерина Дмитриевна
  • Другие произведения
  • Федотов Павел Андреевич - Федотов Павел Андреевич
  • Масальский Константин Петрович - Черный ящик
  • Ярков Илья Петрович - Моя жизнь
  • Леонтьев-Щеглов Иван Леонтьевич - Из воспоминаний об Антоне Чехове
  • Данилевский Григорий Петрович - Виленская Эм. Григорий Данилевский
  • Дурова Надежда Андреевна - Серный ключ
  • Чужак Николай Федорович - Бесплодная ученость
  • Андерсен Ганс Христиан - На утином дворе
  • Богданович Ангел Иванович - Памяти Н. В. Водовозова
  • Пржевальский Николай Михайлович - Из Зайсана через Хами в Тибет и на верховья Желтой реки
  • Категория: Книги | Добавил: Armush (28.11.2012)
    Просмотров: 269 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа