Главная » Книги

Попугаев Василий Васильевич - Стихотворения, Страница 4

Попугаев Василий Васильевич - Стихотворения


1 2 3 4 5 6

p;  Нет! бог, которого столь разно понимаем,
  
   Чудовищ Тартара на нас не воружал,
  
   Им громом человек за грех не был сражаем,
  
   Он править небесам землей не показал;
  
   Но чувство совести влил в сердце человека,
  
   Но в недре оного закон свой начертал,
  
   Но ужас за порок дал внутрення упрека,
  
   Но в знак невинности стыдливость даровал,
  
   Но бледность робости виновну преступленью,
  
   Терзанье внутренне на место адских зол
  
   Быть вечным не велел ни смерти, ни мученью
  
   И к благу общему всё мудро произвел.
  
   <1802>
  
  
  
   108. ПИГМАЛИОН
  
  
   Вотще под золотым покровом,
  
  
   На мягком г_а_гачьем пуху,
  
  
   В твоем дворце прекрасном, новом,
  
  
   В разлитых аромат духу,
  
  
   Вотще за музыкой, гремящей
  
  
   За редким Крезовым столом,
  
  
   В объятьях нимф, огнем горящих,
  
  
   С друзьями льстивыми кругом,
  
  
   О счастии своем мечтаешь
  
  
   Вотще, вотще, Пигмалион!
  
  
   И плачу бедных не внимаешь -
  
  
   Разительней их грому стон.
  
  
   Слезе не крепок щит Ахилла,
  
  
   Разит невинных царства кровь.
  
  
   Тарквинов гордость низложила
  
  
   Их принца зверская любовь.
  
  
   Где стон из груди излетает,
  
  
   Где добродетельный в цепях,
  
  
   Там меч свой правда вынимает,
  
  
   Зрит Дионисий смерти страх,
  
  
   И ужас мук - ему награда
  
  
   Средь шумных празднеств и пиров!
  
  
   О добродетель, ты ограда
  
  
   Великих Титов и Петров.
  
  
   Аврелии спокойно жили,
  
  
   Их Рим и мир благословит,
  
  
   Народы их богами чтили,
  
  
   Им слава фимиам курит!
  
  
   Но что приобрели Коммоды,
  
  
   Которы гнали знаний свет,
  
  
   Текли которых кровью годы?
  
  
   Во мраке кость их - прах гниет.
  
  
   Блюдите, сильные! законы,
  
  
   Храните счастие людей,
  
  
   Предупреждайте слезы, стоны
  
  
   И правды шествуйте стезей;
  
  
   Как Карлы готфов, не желайте
  
  
   Народы в ужас приводить,
  
  
   Сограждан сил не истощайте,
  
  
   Чтобы вселенну удивить;
  
  
   И лишь одних врагов разите,
  
  
   Не жаждайте других земель;
  
  
   Со всеми дружество храните:
  
  
   Где кровь и лавр - там терн и ель!
  
  
   <1802>
  
  
  
  109. ПИСЬМО К Б<ОРНУ>
  
  
  Теперь я познаю, чт_о_ в мире человек!
  
  
  Какое бедное и жалкое творенье!
  
  
  Усыпан горестьми его, злосчастьем век,
  
  
  Далеко от него прямое рассужденье!
  
  
  Он любит истину, науки на словах,
  
  
  И пользы обществу как патриот желает!
  
  
  Франклин, мудрец Сократ велик в его очах,
  
  
  С Катоном Утики он твердо умирает;
  
  
  Для пользы лишь одной отечества живет.
  
  
  Он мужем хочет быть примерным в свете оном
  
  
  И всё полезное священным долгом чтет;
  
  
  Стремится к истине он с Локком и Невтоном!
  
  
  Он ставит счастием за правду пострадать;
  
  
  Согражданам служить - в его устах блаженство,
  
  
  Но к делу приступи! - вот час его узнать,
  
  
  Чтоб добродетелей сих видеть совершенство!
  
  
  Красноречивый твой умолкнул Демосфен,
  
  
  Утический Катон кинжал из рук бросает,
  
  
  Жалеет, в веки что прошедши не рожден, -
  
  
  О настоящих же лишь только воздыхает!
  
  
  В минуту в нем и жар и огнь его пропал -
  
  
  Куда девалося к изящному стремленье?
  
  
  Мудрец наш, наш герой как лист затрепетал,
  
  
  Не от опасности, но от воображенья!
  
  
  О красноречии своем он позабыл.
  
  
  Не пользы обществу - покоя лишь желает:
  
  
  Уж всё ему равно - лишь он не тронут был,
  
  
  Как хочет кто другой, а он всё оставляет.
  
  
  <1803>
  
  
  
   110. К ДРУЗЬЯМ
  
  
   Друзья! гоняться за мечтою,
  
  
   За тенью призраков пустых,
  
  
   За честью - ложной суетою -
  
  
   Есть участь лишь невежд одних!
  
  
   Блистать богатством, орденами,
  
  
   В архивах предков вырывать,
  
  
   Гордиться титлами, чинами,
  
  
   В сатрапских негах утопать -
  
  
   Пускай они одни стремятся,
  
  
  10 Мня счастье в том свое найтить,
  
  
   Пускай вкруг их льстецы толпятся
  
  
   И слух их тщатся обольстить.
  
  
   Мудрец с улыбкою взирает
  
  
   На титлов славы звук пустой,
  
  
   Честям, всему предпочитает
  
  
   Он сердца и души покой!
  
  
   Он видит счастие, блаженство
  
  
   В кругу друзей своих, родных,
  
  
   Утех вкушает совершенство
  
  
  20 В деяньях добрых лишь одних,
  
  
   Он злато Крезов презирает;
  
  
   Аттил ему ужасен меч;
  
  
   В кровавых лаврах не желает
  
  
   В триумфе средь народа течь.
  
  
   Не ждет похвал пиитов льстивых,
  
  
   По смерти - гордый мавзолей;
  
  
   О благе общем нерадивых
  
  
   Он плачет участь и - царей!
  
  
   Он видит: и златые троны
  
  
  30 Падут, повержены судьбой,
  
  
   Тиранов скипетр и короны
  
  
   Не примирят их с долей злой!
  
  
   Димитрий, стражей окруженный,
  
  
   Нерон в палатах золотых
  
  
   Падут от черни разъяренной
  
  
   И гибнут от деяний злых.
  
  
   Не будем счастия в сем мире
  
  
   Средь шумных почестей искать,
  
  
   Не будем зреть его в порфире,
  
  
  40 Блаженство в власти поставлять!
  
  
   Но будем мы всегда готовы
  
  
   Судьбу несчастных облегчить,
  
  
   За правду даже несть оковы,
  
  
   За обще благо кровь пролить.
  
  
   Честей и злата обладанье
  
  
   И власть, нам данная судьбой,
  
  
   В нас лишь должны родить желанье
  
  
   Мирить несчастных с долей злой,
  
  
   На сильных суд давать правдивый,
  
  
  50 Теснимого не угнетать
  
  
   И добродетели гонимой
  
  
   Защиту, помощь подавать.
  
  
   Но коль нам не дала судьбина
  
  
   Блаженства оного вкушать,
  
  
   Довольны титлом гражданина,
  
  
   Не будем мы честей искать!
  
  
   Невежда пусть себе стремится
  
  
   За фольгой ломкою честей, -
  
  
   Мудрец о сем не суетится:
  
  
  60 С Камиллом в хижине своей
  
  
   Живет на лоне он покоя.
  
  
   Когда к себе его зовет
  
  
   Отечество, в нем зрит героя;
  
  
   Коварством лавров он не жнет.
  
  
   <1803>
  
  
  
   111. К ЛУНЕ
  
  
   Пролей сквозь мрак твой свет унылый,
  
  
   Твой палево-сребристый луч!
  
  
   Простри свой томный взор в долины,
  
  
   Проникни в храмину мою.
  
  
   Природа в мертвом вся забвеньи,
  
  
   Туман, холодный и густой,
  
  
   Клубясь, твой зрак мне затемняет,
  
  
   С тобой беседовать претит!
  
  
   С тобой, сопутница драгая
  
  
   Моих мечтательных идей,
  
  
   Царица сонмов звезд златая,
  
  
   Царица чувств моих, Луна!
  
  
   В вечерний мрак я с восхищеньем
  
  
   Зрю палево твой бледный луч,
  
  
   Как красишь ты, цветишь туманы,
  
  
   Как сеешь всюду ясный свет.
  
  
   Ты льешь мне сладку в грудь отраду,
  
  
   Печальну гонишь прочь мечту,
  
  
   Рождаешь в чувствах упоенье
  
  
   И сердце вянуще живишь.
  
  
   Как тучи легки, пробегая,
  
  
   Твой темный, кроткий свет темнят,
  
  
   То взор твой вдруг живей являют,
  
  
   Так я, там я с твоим лучом
  
  
   То вдруг надеждой оживаю,
  
  
   То вдруг, смущен мечтой, грущу;
  
  
   Ты страстну мысль воспламеняешь
  
  
   И в Клое, в Клое - может быть.
  
  
   Пролей сквозь мрак твой свет унылый,
  
  
   Твой палево-сребристый луч!
  
  
   Простри твой томный взор в долинах,
  
  
   Проникни в храмину мою.
  
  
   <1803>
  
  
  
   112. К СОЛОВЬЮ
  
  
  
  (Подражание английскому)
  
   Певец унылости, согласный, милый, звонкий,
  
   Продли еще, продли мелодию небес!
  
   Когда, сквозь заревом пылающу Аврору,
  
   Величественно ночь к нам правит свой полет -
  
   С вершин высоких гор и из лесов дремучих
  
   Простерть свой на луга печальный, черный флер, -
  
   Люблю златым луны сияньем восхищаться,
  
   Люблю в долинах сих спокойных я блуждать!
  
   Твоя небесна трель меня остановляет,
  
   В восторге я внемлю твой переменный тон,
  
   Покуда мрачна ночь в окрестностях долины
  
   Не иззовет теней печальных из гробов.
  
   Где лето вечное и счастье обитают,
  
   С тех мест ты к нам весной с зефирами летишь
  
   И с хладом, прогнанным живящей теплотою,
  
   Курения цветов и росу к нам несешь.
  
   О, сколь места сии плачевны, томны были,
  
   Когда отсутствовал унылый их певец!
  
   Сын меланхолии, прелестной мелодии,
  
   Любящий мрак лесов, ветвистых тень дерев,
  
   Любящий воздыхать в одном уединеньи
  
   И при сиянии луны толь сладко петь,
  
   Продли небесну песнь, продли, певец бесценный,
  
   Пусть зефир раздает здесь твой унылый стон,
  
   Пусть жалобы твои, мучения сердечны
  
   Симпатией своей отраду мне дадут;
  
   При тишине ночной небесны отголоски,
  
   В воображении к нам тени тех зовут,
  
   Нас коих вечное расстание лишило,
  
   Те удовольствия, обманчивы надежды,
  
   Ехидну лютую скрывавшие в цветах.
  
   Воспоминание всю прелесть возрождает
  
   Улыбок страстных тех, тех слез и тех речей,
  
   Что сердце некогда невинно обольстили.
  
   (Ах! сердце оное и ныне слезы льет!)
  
   Его живая кисть столь ясно представляет
  
   Цветы прошедших сцен, о коих я забыл,
  
   И страстная любовь, от время усыпленна,
  
   Берется - грудь разить - за лук и за колчан!
  
   На томны оные мечты воображенья
  
   Унылость сладкую твою песнь кротка льет,
  
   Столь утешительну, столь полну восхищенья,
  
   Каковой в радостях, в забавах ум не зрит!
  
   Продли еще, продли, певец, свой глас небесный,
  
   Он сладостен для чувств, невинности он мил.
  
   <1803>
  
  
   113. ПОДРАЖАНИЕ ОДЕ ГОРАЦИЯ
  
  
  Justum et tenacem propositi virum. {*}
  {* Мужа справедливого и твердого в своих замыслах (лат.). - Ред.}
  
  
   Того, кто правде поборает,
  
  
   Кто тверд в намереньи прямом,
  
  
   Ни граждан глас не устрашает,
  
  
   Ни деспот с яростным лицом,
  
  
   Претящи быть ему правдивым!
  
  
   Пускай свирепствует Борей
  
  
   И кроет море волн горами,
  
  
   Пусть Юпитер рукой своей
  
  
   Всё рушит молнии стрелами,
  
  
   И страх и ужас всюду льет;
  
  
   Пусть солнцы, звезды упадают,
  
  
   Вселенная конец свой зрит,
  
  
   Но сим его не возмущают, -
  
  
   Он тверд в предпринятом стоит,
  
  
   Разим всеобщим разрушеньем.
  
  
   Так только Поллукс, Геркулес
  
  
   Во огненных кругах блистают,
  
  
   Где в светлой высоте небес
  
  
   Меж ними Августы вкушают
  
  
   Нектар из рук младой Гебеи.
  
  
   Так только Вакх неукротимых,
  
  
   Свирепых тигров усмирил,
  
  
   И от рядов непобедимых
  
  
   На небо Ромул воспарил,
  
  
   Презревши силу Ахеронта.
  
  
   <1803>
  
  
  
   114. СУДЬБА АМУРА
  
  
  
  
  Перевод
  
  
  
  
   1
  
  
   В страсти страсть нужна взаимна.
  
  
   Без сражений и побед
  
  
   Не был бы Амур с крылами.
  
  
   В радостях одних рожден
  
  
   И взлелеян от младых
  
  
   И прелестных милых граций,
  
  
   Без любовных битв и споров,
  
  
   Был без крыл б он мал и слаб.
  
  
   "Дай ему, - рекла Фемида, -
  
  
   Дай, Венера, - брата дай,
  
  
   Чтоб его он звал на битву,
  
  
   Чтоб всечасно раздражал, -
  
  
   В свет рожденный побужденьем
  
  
   Сладким, он в своей груди
  
  
   Сердце отческо имеет".
  
  
   То случилось - у дитяти,
  
  
   У борющегось с страстями,
  
  
   За плечьми явились крылья!
  
  
   И полетом он орлиным
  
  
   Вдруг вознесся на Олимп.
  
  
  
  
   2
  
  
   Приучась к борьбе, к победам,
  
  
   Рассевает и в Олимпе
  
  
   Спор и ревность меж богов.
  
  
   Брат его не столь был счастлив:
  
  
   Он остался на земли.
  
  
   "На Олимпе, - говорил он, -
  
  
   Страсть взаимна не живет".
  
  
   Но Сатурн, сей бог угрюмый,
  
  
   Скоро дерзкого поймал:
  
  
   Режет крылья, и на землю
  
  
   Пристыжен Амур упал.
  
  
   С этих пор опять он здесь
  
  
   И, как ласточка иль голубь,
  
  
   Лишь порхает по земли
  
  
   И в чертог богов высокий
  
  
   Уж не смеет залететь.
  
  
  
  
   3
  
  
   Но зато и на земле здесь
  
  
   Он толпу друзей имеет;
  
  
   Он любимец муз и граций,
  
  
   Обитает в их кругу,
  
  
   Дети, юноши, пастушки,
  
  
   В торжестве ль благой Цереры,
  
  
   Иль в день празднества Януса,
  
  
   Иль когда весну встречают,
  
  
   С ним все радостно живут.
  
  
   Соловей поет прелестней,
  
  
   Зелень с ним живей цветет,
  
  
   Розы алыя головки
  
  
   Клонятся к нему на грудь,
  
  
   И порхают голубочки.
  
  
  
  
   4
  
  
   Но, судьбу воспоминая
  
  
   Столь несчастну у богов,
  
  
   На земле он мстит обиду,
  
  
   Смертных тешится судьбой.
  
  
  
  
   5
  
  
   И иного превращает
  
  
   В птичку, маленьку кокушку,
  
  
   Или в дозжик золотой.
  
  
   Им любимые бо

Другие авторы
  • Яковлев Александр Степанович
  • Березин Илья Николаевич
  • Мещерский Владимир Петрович
  • Метерлинк Морис
  • Данте Алигьери
  • Богданов Модест Николаевич
  • Шестаков Дмитрий Петрович
  • Стечкин Сергей Яковлевич
  • Лернер Николай Осипович
  • Никитин Андрей Афанасьевич
  • Другие произведения
  • Гарин-Михайловский Николай Георгиевич - В области биллионов и триллионов
  • Губер Борис Андреевич - Сыновья
  • Мамин-Сибиряк Дмитрий Наркисович - Из уральской старины
  • Бестужев-Марлинский Александр Александрович - Взгляд на русскую словесность в течение 1824 и начале 1825 года
  • Белинский Виссарион Григорьевич - Очерки бородинского сражения (Воспоминания о 1812 годе)
  • Зелинский Фаддей Францевич - Ф. Ф. Зелинский: краткая справка
  • Пругавин Александр Степанович - Запросы и проявления умственной жизни в расколе
  • Гаршин Всеволод Михайлович - Письма
  • Успенский Глеб Иванович - Равнение "под-одно"
  • Ширинский-Шихматов Сергей Александрович - Ширинский-Шихматов С. А.: Биографическая справка
  • Категория: Книги | Добавил: Armush (29.11.2012)
    Просмотров: 135 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа