Главная » Книги

Полежаев Александр Иванович - Кориолан, Страница 3

Полежаев Александр Иванович - Кориолан


1 2 3

lign="justify">  
   Встречают с грустью безнадежной
  
  
   Остатки робких беглецов;
  
  
   И стыд неволи неизбежной
  
  
   И звук торжественных оков
  
  
  Над ними носятся незримо, но мятежно,
  
  
  Как молния во мраке облаков...
  
  
  Нередко, погружен в мучительные думы,
  
  
  Когда во тьме ночей дремал покойный стан,
  
  
   На город мрачный и угрюмый
  
  
  С невольною тоской взирал Кориолан.
  
  
   В каком печальном униженье
  
  
   Стоял, как призрак, перед ним
  
  
   Тот самый гордый, сильный Рим,
  
  
   Краса могучих поколений,
  
  
   Который, страшен и велик,
  
  
  Был некогда грозой народов и владык;
  
  
   Тот Рим, отечество героев,
  
  
   Который он на поле боев
  
  
   Прославил гибельным мечом
  
  
   И, наконец, карал без сожаленья,
  
  
  Как жертву праведного мщенья,
  
  
   В безумстве жалком и слепом.
  
  
  
  
   III
  
  
   Как гражданин страны несчастной,
  
  
   О ней он втайне тосковал -
  
  
   Он часто к родине прекрасной
  
  
   Мечтой высокой улетал;
  
  
   Но приговор несправедливый,
  
  
   Но голос чести и стыда
  
  
   В его душе самолюбивой
  
  
   Таились яростно всегда;
  
  
   И он презрел, неумолимый,
  
  
   Права, законы, самый рок -
  
  
  И славный град вражде непримиримой
  
  
   И разрушению обрек.
  
  
   Увы, священная свобода!
  
  
   Ни представители народа {*},
  
  
   {* Здесь говорится о безуспешном
  
  
   посольстве к Кориолану римского
  
  
   сената и жрецов.}
  
  
   Ни жрец верховный, ни сенат
  
  
   В зловещий день не охранят
  
  
   Тебя надежною эгидой
  
  
   От непреклонного врага!
  
  
   Кто движим местью и обидой,
  
  
   Кого свирепая тоска
  
  
   Казнит и мучит самовластно,
  
  
   Кто утонул в пучине зла, -
  
  
   Тому раскаянье ужасно,
  
  
   Тому отрада не мила;
  
  
   Тот увлечен ожесточеньем
  
  
   Безумной воли и страстей
  
  
   И дышит весь уничтоженьем,
  
  
   Как недруг неба и людей...
  
  
   Таков Кориолан!.. Народ самодержавный,
  
  
   Тебе он произнес печальные слова:
  
  
   "Я гражданин изгнанный и бесславный, -
  
  
   Огонь и меч - мои единые права,
  
  
   Я их внесу рукой окровавленной
  
  
   В чертог тиранов и судей,
  
  
   И не спасет гордыни униженной
  
  
   Ни стон, ни вопль, ни святость алтарей!.."
  
  
  
  
   IV
  
  
  Где раздались протяжно и сурово
  
  
   Глухие звуки этих слов?
  
  
   Под сводом неба, средь шатров,
  
  
   Где все шумит, где все готово
  
  
   Восстать и тучей громовой
  
  
   Лететь за славою на бой.
  
  
   Совершилось!.. благодатный
  
  
   Луч надежды изменил!
  
  
   Ополчись на подвиг ратный,
  
  
   Гений Рима - воин сил.
  
  
   Где вы, праотцы и деды
  
  
   Погибающих сынов?
  
  
   О, покиньте для победы
  
  
   Сени мрачные гробов!
  
  
   Пронеситесь над главами
  
  
   Устрашенных беглецов,
  
  
   И рассеются пред вами
  
  
   Сонмы лютые врагов!
  
  
  Но нет! блистают копья, брони;
  
  
   Стучат железные щиты;
  
  
   Покрыли воины и кони
  
  
   Луга, долины, высоты;
  
  
   Тревога, грохот, гул и клики,
  
  
   Земля и стонет и гудит -
  
  
   И горе, горе, Рим великий,
  
  
   Твой час, последний час пробил!
  
  
  
  
   V
  
  
   Кто этот муж иноплеменный,
  
  
   Всегда и всюду впереди?
  
  
   За ним волною разъяренной
  
  
   Текут народы и вожди;
  
  
   Его десницы мановенье,
  
  
   Единый взор его очей
  
  
   Приводят в трепет и волненье
  
  
   Толпы воинственных мужей...
  
  
   Уже он близок; из колчана
  
  
   Выходят стрелы - миг один -
  
  
  И, может быть, к стопам Кориолана
  
  
   Падет покорный гражданин...
  
  
  
  
   VI
  
  
   Но что за дивное явленье,
  
  
   Откуда страх между бойцов?
  
  
  Кто мог остановить внезапно ополченье
  
  
  Перед лицом бледнеющих врагов?
  
  
   Вся рать безмолвна, недвижима,
  
  
  Навстречу ей, торжественно, из Рима
  
  
   Идет не грозный легион,
  
  
   Предвестник битвы кроволитной,
  
  
   Но сонм унылый, беззащитный
  
  
   Младых гражданок, славных жен...
  
  
   С другим оружием - с слезами
  
  
   И распущенными власами
  
  
   На обнаженных раменах,
  
  
   С словами мира на устах,
  
  
   С мольбой, ничем не отразимой, -
  
  
   Они идут тебя сразить
  
  
   И пламень мести потушить
  
  
   В твоей груди, герой непобедимый!..
  
  
  
  
   VII
  
  
   Кого с растерзанной душой,
  
  
   С челом суровым и холодным,
  
  
   Кого ты зришь перед собой?
  
  
   Кто гласом грустным, но свободным
  
  
   К тебе воззвал: "Кориолан!
  
  
   Кого я заключу в горячие объятья:
  
  
   Тебя ли - своего отечества тиран,
  
  
  Навлекший на главу позорную проклятья,
  
  
   Или тебя - несчастный сын?
  
  
   Кто ты? Изгнанный гражданин
  
  
   Или надменный повелитель?
  
  
   Когда и меч, и смерть, и плен
  
  
   Ты вносишь в недра этих стен -
  
  
   Зачем же медлишь, победитель,
  
  
   Своих детей, жену и мать
  
  
   Цепями рабства оковать?
  
  
  Карай меня всей тяжестию мщенья!
  
  
   Я Рим повергла в море зла
  
  
   И недостойна сожаленья -
  
  
   Я жизнь преступнику дала!..
  
  
  
  
   VIII
  
  
   И вопль гражданок знаменитых
  
  
  И милые слова: "отец, супруг",
  
  
  Печальный вид простертых к небу рук,
  
  
  Растерзанных одежд и уст полуоткрытых -
  
  
   Все душу мрачного вождя
  
  
   В то время сильно волновало
  
  
   И, чувство мести победя,
  
  
   Невольно к жалости склоняло.
  
  
   Казалось, слова одного
  
  
   Искал он в памяти: пощада;
  
  
   И в тишине взирали на него
  
  
   И чуждые толпы и римляне из града.
  
  
   И долго был он в думу погружен,
  
  
   И, наконец, как будто пробудила
  
  
   Его от сна неведомая сила:
  
  
   "О мать моя - ты победила!
  
  
   Твой сын погиб, но Рим спасен!.."
  
  
   На месте том, где самовластье
  
  
   Любви гражданской и красы
  
  
   Спасло отчизну от грозы,
  
  
   Воздвигли храм богине Счастья {*},
  
  
   {* Историческое.}
  
  
  Но там, где пал неистовый герой
  
  
   И добродетельный изгнанник -
  
  
   Не видел памятника странник
  
  
  И не вздыхал над урной гробовой...
  
  
  
  
  ПРИМЕЧАНИЯ
  Кориолан. Впервые - в сб. Арфа. М., 1838. В тексте отсутствовала первая глава, напечатанная до этого в журн. "Сын отечества", 1838, No 5. Печатается по изд.: Полежаев А. И. Сочинения. М., 1955.
  Кориолан - Гней Марций Кориолан (VI-V вв. до н. э.), полулегендарный римский патриций и полководец. Свое прозвище получил после взятия города вольсков Кориола в 493 году до нашей эры. Через два года после ссоры с трибунами и выступления против политических прав плебеев был вынужден бежать из Рима, который затем осадил во главе отрядов, присланных вольсками. Тронутый мольбами находившихся в Риме жены и матери, снял осаду, после чего, по одной версии, был убит недовольными союзниками, по другой - дожил изгнанником до глубокой старости. На этот сюжет написана трагедия Шекспира "Кориолан", а также увертюра Бетховена. Фабриций - Гай Фабриций Люций, римский консул (252 г. до н. э.). Регул (ум. 248 г. до н. э.) - римский консул (267, 256 гг. до н. э.), полководец, герой 1-й Пунической войны, затем потерпел поражение от карфагенян и умер у них в плену. Марк Антоний (ок. 83-30 до н. э.) - римский полководец, сподвижник Цезаря. После его гибели претендовал на верховную власть в стране, вместе с преемником Цезаря Октавианом Августом и Лепидом образовал 2-й триумвират. Получив в управление восточные вровинции, сблизился с египетской царицей Клеопатрой и выступил против Октавиана. После того как Октавиан разгромил объединенные силы Клеопатры и Антония, последний покончил жизнь самоубийством. Автодафе или аутодафе - процедура оглашения и исполнения приговора инквизиции. Чичисбей (ит.) - постоянный спутник замужней женщины, среднее между приживальщиком и слугой. Тарпея - скала на Капитолийском холме, с которой в Древнем Риме сбрасывали осужденных на смертную казнь. Эмпирей - в античной натурфилософии верхняя часть неба, наполненная огнем; в древнехристианской философии - символ потустороннего мира как света, неба. Немезида - в греческой мифологии богиня возмездия.

Другие авторы
  • Стечкин Николай Яковлевич
  • Хаггард Генри Райдер
  • Медведев М. В.
  • Томас Брэндон
  • Розанова Ольга Владимировна
  • Подолинский Андрей Иванович
  • Екатерина Вторая
  • Семенов Сергей Александрович
  • Якубовский Георгий Васильевич
  • Крайский Алексей Петрович
  • Другие произведения
  • Веселовский Алексей Николаевич - Паломничество Чайльд-Гарольда (Байрона)
  • Картер Ник - Инес Наварро, прекрасный демон
  • Миклухо-Маклай Николай Николаевич - О диалектах некоторых аборигенных племен Малайского полуострова
  • Тургенев Андрей Иванович - (Речь о русской литературе)
  • Кони Анатолий Федорович - Каролина Павлова
  • Алексеев Николай Николаевич - Алексеев А. А.: Биографическая справка
  • Телешов Николай Дмитриевич - Самоходы
  • Даль Владимир Иванович - Денщик
  • Некрасов Николай Алексеевич - Бесприютный. Повесть, соч. Угрюмова
  • Полонский Яков Петрович - За городом
  • Категория: Книги | Добавил: Armush (28.11.2012)
    Просмотров: 107 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа