Главная » Книги

Некрасов Николай Алексеевич - Стихотворения 1838-1855 гг.,, Страница 3

Некрасов Николай Алексеевич - Стихотворения 1838-1855 гг.,


1 2 3 4

  
  
  
   ПЕСНЬ ВАСЕНЬКЕ
  
  
  
  
  
  Доброе слово не говорится втуне.
  
  
  
  
  
  
  
  
   Гоголь
  
  
  Хотя друзья тебя ругают сильно,
  
  
  Но ты нам мил, плешивый человек,
  
  
  С улыбкою развратной и умильной,
  
  
  Времен новейших сладострастный грек.
  
  
  Прекрасен ты - как даровитый странник,
  
  
  Но был стократ ты краше и милей,
  
  
  Когда входил в туманный передбанник
  
  
  И восседал нагой среди <----->,
  
  
  Какие тут меж нас кипели речи!
  
  
  Как к <---> ты настраивал умы,
  
  
  Как <-------> гасили девки свечи -
  
  
  Ты помнишь ли? - но не забудем мы!
  
  
  Среди <-----> и шуток грациозных,
  
  
  Держа в руке замокнувший <------->,
  
  
  Не оставлял и мыслей ты серьезных
  
  
  И часто был ты свыше вдохновлен!
  
  
  Мы разошлись... Иной уехал в Ригу,
  
  
  Иной в тюрьме... Но помнит весь наш круг,
  
  
  Как ты вещал: "Люблю благую книгу,
  
   20 Но лучшее сокровище есть друг!!!!"
  
  
  О дорогой Василий наш Петрович,
  
  
  Ты эту мысль на деле доказал.
  
  
  Через тебя стыдливый Григорович
  
  
  Бесплатно <-> и даром <.....->.
  
  
  Тот, кто умел великим быть в борделе,
  
  
  Тот истинно великий джентельмен...
  
  
  <--> сто раз, о друг наш, на неделе,
  
  
  Да будет тверд твой благородный <--->!
  
  
  Пускай, тебя черня и осуждая,
  
   30 Завистники твердят, что ты подлец,
  
  
  Но и в тебе под маской скупердяя
  
  
  Скрывается прещедрый молодец.
  
  
  О, добр и ты... Не так ли в наше время,
  
  
  В сей <-------> и осторожный век,
  
  
  В заброшенном <------> скрыто семя,
  
  
  Из коего родится человек?!
  
  
  
  
  DUBIA
  
  
  
  
   1841
  
  
  
   ТОЛК С НОВЫМ ГОДОМ
  
  
   Здравствуй, братец новый год!
  
  
   Ну садись-ка, потолкуем,
  
  
   Как с тобою мы надуем
  
  
   Православный наш народ.
  
  
   Нынче люди - бог их знает -
  
  
   Мудрено себя ведут.
  
  
   Сидор Карпа надувает,
  
  
   Смотришь - Сидор сам надут...
  
  
   Перепутаются мысли
  
  
  10 От вседневной кутерьмы,
  
  
   Хоть по алгебре расчисли -
  
  
   Всё внакладе мы да мы.
  
  
   Издадим-ка два журнала,
  
  
   Слепим бричку без осей
  
  
   Да наделаем из сала
  
  
   Восковых себе свечей.
  
  
   А чтоб в люди выйти разом,
  
  
   Ярко мы осветим газом
  
  
   Глупости своих друзей.
  
  
  20 Для детей составим книги
  
  
   (Ведь на них теперь расход)
  
  
   И на акциях до Риги
  
  
   Смело пустим весоход...
  
  
   Иногда же, так, от скуки,
  
  
   Гальванические штуки
  
  
   Можно будет отливать;
  
  
   Иль, приделав к шару крылья,
  
  
   В новый свет за кошенилью
  
  
   Станем с выгодой летать;
  
  
  30 Иль давай, mon cher, {*} писать,
  
  
   {* Мой милый (франц.).}
  
  
   Не шутя, проект, ей-богу!
  
  
   Про железную дорогу,
  
  
   Хоть на Дон, в пример сказать.
  
  
   А когда об нас по миру
  
  
   Зашумит, мой друг, молва -
  
  
   Нам авось дадут квартиру
  
  
   И - казенные дрова!..
  
  
  
   СТИХОТВОРЕНИЕ,
  
  
  
   _ЗАИМСТВОВАННОЕ_
  
  
  
   ИЗ ШИЛЛЕРА И ГЕТЕ
  
  
  
   Я герой!..
  
  
  
   Припеваючи жить
  
  
  
   И шампанское пить,
  
  
  
   Завираться!
  
  
  
   Жребий мой:
  
  
  
   Вечеринки давать,
  
  
  
   И себя восхвалять,
  
  
  
   И стишки издавать,
  
  
  
   И собой
  
  
  
   10 Восхищаться!
  
  
  
   Верить одному
  
  
  
   Вкусу своему,
  
  
  
   Всех блаженней в мире,
  
  
  
   Всех несчастней быть;
  
  
  
   Но какое счастье
  
  
  
   Так себя любить!..
  
  
  
  
   1850
  
  
  <ИЗ "САНТИМЕНТАЛЬНОГО ПУТЕШЕСТВИЯ
  
  
  
  ИВАНА ЧЕРНОКНИЖНИКОВА
  
  
  
  ПО ПЕТЕРБУРГСКИМ ДАЧАМ">
  
  
  
  
   <1>
  
  
  
  Ферапонт овчину дубил
  
  
  
  И руку себе зашибил.
  
  
  
  Он стал овчину бранить,
  
  
  
  Когда руку стало сводить;
  
  
  
  А я скажу ему на то,
  
  
  
  Что он бранил ее ни за что!
  
  
  
  Так знай же ты, детина,
  
  
  
  Что может ушибить и овчина,
  
  
  
  Когда ты дурак
  
  
   10 И делаешь не так.
  
  
  
  
   <2>
  
  
   О, если б мог я шар земной
  
  
   Схватить озлобленной рукой, -
  
  
   Схватить... измять и бросить в ад!..
  
  
   Я был бы счастлив... был бы рад!..
  
  
  
  
   <3>
  
  
   Злодею выбиты все зубы,
  
  
   Порок достойно награжден.
  
  
  
  
   <4>
  
  
  
   ДРУГУ КОПЕРНАУМОВУ
  
  
   Люблю твой пламенный азарт,
  
  
   Когда, с небритой бородою,
  
  
   Накрывшись шляпою кривою,
  
  
   Идешь сражаться ты в бильярд,
  
  
   Когда ты с чашей пуншевой
  
  
   Кружок друзей своих обходишь
  
  
   И вензеля ногами водишь
  
  
   Пред хладно-чинною толпой,
  
  
   Когда, вооружась бутылкой,
  
  
  10 На драку радостно спешишь
  
  
   Иль стулом франта по затылку
  
  
   Как бы перуном ты разишь!
  
  
   Так, удаль мне мила твоя,
  
  
   Твоим я видом восторгаюсь,
  
  
   И сам кием вооружаюсь,
  
  
   И в драку смело лезу я!
  
  
  
  
   <5>
  
  
   Была прекрасная погода -
  
  
   С злодеем ты гулять пошла,
  
  
   И все дивились на урода,
  
  
   С которым ты нежна была;
  
  
   И канареечного цвету
  
  
   Его безвкуснейший жилет
  
  
   Являл осьмое чудо свету.
  
  
   Он был, казалось, средних лет,
  
  
   В его наружности холодной
  
  
  10 Не замечалось и примет
  
  
   Ни той осанки благородной,
  
  
   Ни энергии юных лет,
  
  
   Которые к твоим услугам -
  
  
   Твои покорные рабы -
  
  
   Мы предлагаем друг за другом
  
  
   По воле сердца и судьбы...
  
  
   Скажи: ужель сей зверь небритый
  
  
   Твоей душою овладел?
  
  
   Быть может, что вчера побитый
  
  
  20 В харчевне грязной он сидел?
  
  
   А нынче вдруг такой наградой
  
  
   Он наслаждается, глупец,
  
  
   Которая была б отрадой
  
  
   Для наших пламенных сердец.
  
  
   Каким достоинством сокрытым
  
  
   Тебя сей зверь очаровал?
  
  
   Скажи, не глазом ли подбитым?
  
  
   Иль ядом лести и похвал?
  
  
   Иль против воли ты, Мария,
  
  
  30 Под гнетом роковой тоски,
  
  
   Небритого и злого змия
  
  
   Себе избрала в женихи?
  
  
   Но ты, быть может, непослушна
  
  
   Веленьям матери своей
  
  
   И, к злому зверю равнодушна,
  
  
   По сердцу жаждешь ты связей?..
  
  
   О, если так... узнай, что ныне
  
  
   Три сердца, полные тобой,
  
  
   Блуждают в мире, как в пустыне,
  
  
  40 Под гнетом страсти роковой.
  
  
   Внемли же страстные моленья
  
  
   Влюбленных пламенных сердец!
  
  
   Но если ты без сожаленья
  
  
   Идешь с злодеем под венец -
  
  
   О! Гнев наш будет дик и страшен!
  
  
   Где ты гуляешь с ним теперь,
  
  
   Лежать там будет бездыханен,
  
  
   Безгласен, мертв сей лютый зверь...
  
  
   А сами мы, сплетясь руками,
  
  
  50 Низринемся в пучину вод...
  
  
   И трупы хладные волнами
  
  
   К ногам жестокой принесет!
  
  
  
  
   <6>
  
  
   Несчастный день! позорный день!
  
  
   День срама и стыда!
  
  
   Я вел себя как глупый пень,
  
  
   Да, да, да, да! да, да, да, да!
  
  
   Смотрите, рощи и поля,
  
  
   Меж вас идет колпак...
  
  
   Я был глупее журавля...
  
  
   Так, так, так, так! так, так, так, так!
  
  
   "Ты жалкий трус! ты жалкий трус!" -
  
  
  10 Она кричит вослед.
  
  
   К ней никогда не возвращусь...
  
  
   Нет, нет, нет, нет! нет, нет, нет, нет!
  
  
  
  
   <7>
  
   Нет, мало места здесь возвышенной натуре;
  
   Пойду я в дикий лес прислушиваться к буре!
  
  
  
  
   1855
  
  
  
  НА МАЙКОВА (1855 года)
  
  
  Давно ли воспевал он прелести свободы?
  
  
  А вот уж цензором... начальством одобрен,
  
  
  Стал академиком и сочиняет оды,
  
  
  А наставительный всё не кидает тон.
  
  
  Неистово браня несчастную Европу,
  
  
  Дойдет он до того в развитии своем,
  
  
  Что станет лобызать он Дубельтову <--->
  
  
  И гордо миру сам поведает о том.
  
  
  
   КОММЕНТАРИИ
  В первом томе академического издания собрания сочинений Некрасова помещены стихотворения 1838-1855 гг., т. е. большого промежутка времени от начала творческого пути поэта и вплоть до той поры, когда в его стихах (в частности, в "Поэте и гражданине", 1855-1856) явственно прозвучали призывы к революционно! борьбе. Произведения, представленные в настоящем томе, принадлежат к ценнейшим художественным документам той эпохи. Вместе с тем они характеризуют становление Некрасова как поэта, зарождение и развитие революционно-демократических мотивов его творчестве.
  В соответствии с жанровым принципом, принятым в композиции всего издания, в первом томе сосредоточены собственно стихотворения. Некоторые некрасовские произведения тех лет вошли в другие тома: поэмы "В. Г. Белинский" и "Саша" - в том, отведенный для поэм (т. IV); ранняя "драматическая фантазия в стихах" "Юность Лермонтова" - в том драматических произведений (т. VI).
  Из стихотворений Некрасова, содержащихся в его пьесах, романах, фельетонах, рецензиях, письмах, автобиографических заметках (см. т. VI-IX, XI-ХШ, XV наст, изд.), в первом томе перепечатываются лишь те, которым он придавал самостоятельное значение, публикуя их (или предполагая публиковать) в виде отдельных произведений.
  Стихотворения, составляющие первый том, относятся к двум периодам творческого пути Некрасова - периоду литературном ученичества (1838-1844 гг.) и периоду зрелого мастерства (в 1845 г.). Середина 1840-х гг. была важнейшим рубежом в эволюции поэта. Именно тогда Некрасов получил признание как выдающийся поэт, - об этом говорили и писали и читатели, и литераторы; первым критиком, "открывшим" Некрасова, был В. Г. Веденский (см. комментарий к стихотворению "В дороге", 1845). Позже Н. Г. Чернышевский отнес становление Некрасова как великого поэта также к середине 1840-х гг. {См.: Чернышевский, т. I, 744-749.} Это мнение принято в научной литературе. К. И. Чуковский охарактеризовал годы 1838-1844 как "период литературной работы Некрасова, в течение которого он так трудно и медленно формировал свой писательский стиль". {Чуковский Корней. Мастерство Некрасова. М., 1971, с. 73.} В статье, специально посвященной вопросу периодизации творческого пути Некрасова, М. М. Гин пишет: "Ни в коем случае мы не имеем права упускать из вида один важнейший рубеж в творческом пути Некрасова - середину 40-х годов начало его зрелого поэтического творчества". {Гин М. М. О периодизации творчества Некрасова. - Изв. АН СССР. 1971. Сер. лит-ры и яз., т. XXX, вып. 5, с. 433.}
  Сам Некрасов неизменно браковал свои ранние стихи. В первые три прижизненные издания своих "Стихотворений" (1856, 1881 1863) он включил произведения, написанные не ранее 1845 г. В последних трех изданиях (1864, 1869, 1873-1874) он поместил и несколько более ранних юмористических стихотворений, по лишь в приложении и с особым примечанием, в котором давал своим ранним стихам весьма строгую критическую оценку (см. комментарий к стихотворению "Говорун", с. 679 наст. тома). {В комментариях ко многим стихотворениям приводятся сведения об их перепечатках в прижизненных изданиях "Стихотворений", - здесь имелись в виду перечисленные выше авторизованные издания, неизменно появлявшиеся под заглавием "Стихотворения Н. Некрасова". Прижизненные заграничные контрафакции, выходившие отдельными книгами под тем же заглавием, учитывались лишь в особых случаях (что каждый раз оговаривалось). Таких контрафакций было четыре: "Стихотворения Н. Некрасова. Лейпциг, 1859; Стихотворения Н. Некрасова. Берлин, 1862; Стихотворения Н. Некрасова. Изд. 2-е. Лейпциг, 1869 (перепечатка "Стихотворений" 1859 г.); Стихотворения Н. Некрасова. Изд. 2-е. Берлин, 1874 (перепечатка "Стихотворений" 1862 г. с присоединением стихотворений "Утро" и "Три элегии").}
  Прижизненные издания своих "Стихотворений" (начиная со второго) Некрасов открывал стихотворением "В дороге" (1845) - произведением, которое знаменовало собою начало нового этапа в его творчестве, было восторженно встречено В. Г. Белинским, высоко оценено А. И. Герценом и А. А. Григорьевым. Первое издание "Стихотворений" (1856) открывалось программным стихотворением "Поэт и гражданин" (которое входит во второй том настоящего издания), но сразу вслед за ним стояло стихотворение "В дороге".
  В связи с вышесказанным в настоящем томе в качестве первого отдела помещены стихотворения 1845-1855 гг., причем этот отдел (и весь том) открывается стихотворением "В дороге". Стихотворения 1838-1844 гг. составляют второй отдел. Затем следуют небольшие отделы "Коллективное" (стихотворения, написанные Некрасовым в соавторстве) и "Dubia". В отдел "Dubia" вошли лишь такие стихотворения, принадлежность которых Некрасову вызывает мало сомнений. Стихотворения 1838-1855 гг., включавшиеся в издания Некрасова ошибочно или без достаточных оснований, в настоящем томе не перепечатаны, - им посвящена особая заметка, непосредственно связанная с комментарием к отделу "Dubia" (на с. 706-708 наст. тома).
  Внутри каждого отдела стихотворения расположены в хронологическом порядке. При этом все они распределены по годовым рубрикам. Такое распределение является в известной мере условным (так как над некоторыми стихотворениями Некрасов работал в течение нескольких лет, да и не всегда год написания стихотворения может быть точно определен), но оно удобно для читателя и опирается на многолетнюю традицию издания стихотворений Некрасова. Стихотворения, над которыми поэт работал в течение нескольких лет, отнесены к тому году, на который приходится основная часть работы. Более точные сведения о датировке стихотворений сообщаются в комментариях.
  Основанием для датировки многих стихотворений Некрасова является дата цензурного разрешения той книжки журнала, в которой они были впервые опубликованы: журнал обычно проходил через цензуру в уже отпечатанном виде и в ближайшие дни после этого выпускался в свет. Поэтому сведения о цензурном разрешении журналов приводятся в комментариях. {Сведения о цензурных разрешениях изданий "Стихотворений" Некрасова в аналогичных случаях, как правило, не приводятся. Они не показательны, так как после цензурного разрешения книга могла еще долго печататься, и Некрасов вносил изменения в ее состав. Например, в "Стихотворения" 1856 г. он после цензурного разрешения (14 мая 1856 г.) включил стихотворение "Поэт и гражданин" и другие; вышла же книга лишь 19 октября 1856 г. 1 июня 1855 г.}
  Важным основанием для датировки большой группы стихотворений 1855 г. является их наличие в датированных тетрадях автографов: в Зап. тетр. Š 1 и Зап. тетр. Š 2, на которых имеются дарственные надписи А. Я. Панаевой с датой "21 мая 1855" (стихотворения, черновые автографы которых содержатся в этих тетрадях, были написаны, очевидно, не ранее этого дня), а также в тетради, которую Некрасов передал московскому книгоиздателю К. Т. Солдатенкову 7 июня 1855 г. {Некрасов заключил с К. Т. Солдатенковым условие об издании своих стихотворений (Москва, 1963, Š 12, с 165; Собр. соч. 1965-1967, т. VIII, с. 159, 161).} (по-видимому, стихотворения, беловые автографы которых находятся в этой тетради, были написаны до этого дня). {См. также: Гаркави А. М. Состояние и задачи некрасовской текстологии. - Некр. сб., V, с. 170-173.}
  В комментариях к настоящему тому использовано большое количество материалов, проясняющих творческую историю стихотворений. Составители учли все заметки Некрасова о своих стихотворениях (приведенные С. И. Пономаревым в Ст 1879), а также многие фактические данные, сообщенные К. И. Чуковским в советских изданиях стихотворений Некрасова. Составители данного тома опирались также на свои комментарии в ПССт 1967.
  Стремясь более полно осветить общественное значение стихотворений Некрасова, составители внесли в комментарий сведения о литературной борьбе вокруг некрасовских стихотворений, о хождении стихотворений Некрасова в рукописном виде и т. д.
  Широкое распространение стихотворений Некрасова в рукописях - характернейшее явление русской общественной жизни середины прошлого века. Оно не только свидетельствовало о большом интересе читателей к творчеству поэта, но и зачастую было связано с вольнолюбивыми настроениями. Так, после того как первое издание "Стихотворений" Некрасова в конце 1856 г. подверглось цензурным репрессиям (подробно об этом см. т. II наст. изд., комментарий к стихотворению "Поэт и гражданин"), особенно усилилась нелегальная циркуляция текстов Некрасова. Имели хождение экземпляры запрещенной книги "Стихотворений" с рукописными вставками (некоторые из них учтены в комментариях к настоящему тому, а обнаруженные в них разночтения текстов приведены в разделе "Другие редакции и варианты"); {Экземпляры первого издания некрасовских "Стихотворений" с рукописными вставками читателей прошлого века до сих пор обнаруживаются в разных городах. См.: Воробьев В. Судьба книги. - Книжное обозрение, 1975, 28 марта, с. 16.} книгу переписывали от руки и целиком. Без ведома Некрасова его стихотворения печатались и перепечатывались за границей (Ст 1859, Ст 1862, ряд публикаций в сборниках и периодической печати). {Подробно об этом см.: Гаркави А. М. Произведения Н, А. Некрасова в вольной русской поэзии XIX в. - Учен. зап. Калинингр. пед. ин-та, 1957, вып. 3, с. 207-249.}
  В архивах сохранились многочисленные копии стихотворений Некрасова, сделанные разными лицами, часто неизвестными. Много стихотворений переписал в свою тетрадь П. Л. Лавров (ЦГАОР, ф. 1762, оп. 2, ед. хр. 340). Большой интерес представляют и конфискованные полицией или III Отделением тетради разных лиц со списками стихотворений Некрасова: тетрадь М. А. Куколь-Яснопольского (ЦГАОР, ф. 109, оп. 214, ед. хр. 380), тетрадь Н. Латкиной (ЦГАОР, ф. 95, оц. 2, ед. хр. 112) и др. Подобные материалы могли быть учтены в данном издании лишь частично, ибо количество их огромно; к тому же очевидно, что очень многие из них еще не выявлены.
  Комментарий к первому тому содержит сведения о музыкальных переложениях некрасовских текстов (в данном случае использован указатель: Н. А. Некрасов в музыке. Сост. Г. К. Иванов. М., 1972). {В соответствующих примечаниях сообщены лишь инициалы к фамилия композитора и год публикации нот с некрасовским текстом; библиографические описания этих публикаций см. в названном указателе Г. К. Иванова.}
  Подготовка текстов стихотворений 1838-1839 гг., вариантов и комментариев к ним осуществлена В. Э. Вацуро; подготовка текстов стихотворений 1840-1855 г., вариантов и комментариев к ним - А. М. Гаркави.
  
  
   СТИХОТВОРЕНИЯ 1845-1855 гг.
  
  
  
  
   1840
  
  
  
  
  НАШ ВЕК
  Печатается по тексту первой публикации. Впервые опубликовано: П, 1840, Š 3 (ценз, разр. - 30 марта 1840 г.), с. 106-107, без подписи.
  В собрание сочинений включается впервые.
  Автограф не найден.
  Принадлежность Некрасову устанавливается на основании полного совпадения ст. 53-56 с куплетами из его водевиля "Шила в мешке не утаишь - девушки под замком не удержишь" (карт. 2, явл. 1). С теми же куплетами почти совпадает ст. 57 "Нашего века" (в водевиле: "В бога здравья воду тянут"). См.: Гаркави А. М. Неизвестные строки Н. А. Некрасова, - В кн.: Жанр и композиция литературного произведения. Межвузовский сборник, вып. II. Калининград, 1976, с. 164-165.
  Юмористическое описание разных изобретений, связанное с обличением обмана и спекуляций, характерно для водевильных куплетов того времени. Популярны были, например, куплеты П. С. Федорова "Ведь нынче всё перемудряют, Всё изменяют с каждым днем..." (Репертуар русского театра, 1840, кн. I, с. 20) и куплеты А. И. Писарева "Лошадьми, водой, парами Сеют, жнут, куют, прядут, Скоро думать не умами, А машинами начнут..." (там же, 1840, кн. 2, с. 11-12).
  Дагерротип -
  первоначальная,
  несовершенная

Категория: Книги | Добавил: Armush (29.11.2012)
Просмотров: 368 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа