Главная » Книги

Неизвестные Авторы - Стихотворная сатира первой русской революции (1905-1907), Страница 10

Неизвестные Авторы - Стихотворная сатира первой русской революции (1905-1907)


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14

="justify">  
  
  Конституцию поет.
  
  
  
  Ночь. Тюрьма. В окошко узкое
  
  
  
  Глаз недремлющий глядит.
  
  
  
  За казенною решеткою
  
  
  
  Обыватель наш сидит.
  
  
  
  Размышляя над "причинами",
  
  
  
  Он судьбу свою клянет
  
  
  
  И... про нашу, про российскую,
  
  
  
  Конституцию поет.
  
  
  
  Двор тюрьмы. Свежо и пасмурно.
  
  
  
  Грозно высится помост.
  
  
  
  На петле под перекладиной
  
  
  
  Тень чернеет в полный рост.
  
  
  
  У петли палач, нахмурившись,
  
  
  
  Новых жертв устало ждет
  
  
  
  И... про нашу, про российскую,
  
  
  
  Конституцию поет.
  
  
  
  Осень, слякоть, дождь и прочее...
  
  
  
  Хмуро смотрит град Петра.
  
  
  
  По проспекту с важной миною
  
  
  
  Маршируют юнкера.
  
  
  
  Вдоль по улице с улыбочкой
  
  
  
  Гурко к Лидвалю идет.
  
  
  
  И... про нашу, про российскую,
  
  
  
  Конституцию поет.
  
  
  
  А у моря у Балтийского,
  
  
  
  Подзадоренный пальбой,
  
  
  
  Даже ворон, птица божия,
  
  
  
  Вторит песенке родной.
  
  
  
  Он то там, то здесь с поспешностью
  
  
  
  Труп за трупом всё клюет,
  
  
  
  И... про нашу, про российскую,
  
  
  
  Конституцию поет.
  
  
  
  <10 декабря 1906>
  
  
  
  385. КИТАЙСКАЯ СКАЗКА
  
  
  Под небом блестящей столицы Китая,
  
  
  О чем-то сердито и громко вздыхая,
  
  
  В своем кабинете роскошном, один,
  
  
  Однажды китайский сидел мандарин
  
  
  И думал угрюмо: "По многим причинам
  
  
  Настало плохое житье мандаринам.
  
  
  Совсем позабывшися, злобный народ
  
  
  С нас требует громко какой-то отчет.
  
  
  Поучишь бамбуком - житья нет от шума!
  
  
  Какую-то требуют странную "Думу",
  
  
  Газеты несноснейший подняли крик,
  
  
  Что мрет с голодовки китайский мужик!
  
  
  Совсем не по вкусу мне эта картина..."
  
  
  Но тут перервали как раз мандарина.
  
  
  И, взор устремив, по Конфуцию, вдаль,
  
  
  Вошел к нему некий китаец Лид-Валь.
  
  
  Отлично знакомый с придворным законом,
  
  
  Визит свой он начал глубоким поклоном
  
  
  И, скромно потупя елейный свой взор,
  
  
  Такой с мандарином повел разговор:
  
  
  "Быть трудно у власти, мудрейший сын неба,
  
  
  Кто просит свободы, кто денег, кто хлеба,
  
  
  Как будто не может крамольный наш край
  
  
  Питаться мечтами на будущий рай...
  
  
  К несчастью, теперь, в назидание внукам,
  
  
  Неловко народ успокоить бамбуком,
  
  
  Поэтому ты, счастья светлая нить,
  
  
  Я слышал, желал бы его подкормить.
  
  
  О, как бы стяжать тебе, солнце восхода,
  
  
  Хотел я любовь дорогого народа
  
  
  И вместе, достойный Конфуция внук,
  
  
  С тобою очистить казенный сундук!..
  
  
  Какого волшебного счастья картина!.."
  
  
  Но речь его голос прервал мандарина:
  
  
  "Напрасны мечты этих радужных снов!
  
  
  Мы "ветром подбитых" поищем купцов!.."
  
  
  Поник головой представитель клозета,
  
  
  И горько заплакал он вместо ответа:
  
  
  "Я снега белее, я чище стекла,
  
  
  И я ли не ветром подбит из угла?
  
  
  Мечты мои сгинут, не видевши света,
  
  
  Но с ними погибнет и фирма корсета!"
  
  
  В глазах мандарина сверкнул яркий луч,
  
  
  Как будто бы солнце взошло из-за туч!
  
  
  Лицо озарилось довольством восторга:
  
  
  "Оставимте спор надоевшего торга!
  
  
  Для фирмы корсетов казны мне не жаль,
  
  
  Бери же подряд, благовонный Лид-Валь.
  
  
  На дни испытанья, на гибель, на муку
  
  
  Скорей дай твою ароматную руку,
  
  
  И тотчас во имя тех сладостных уз
  
  
  С тобой заключим мы до гроба "союз"!"
  
  
  <14 декабря 1906>
  
  
   386. ПРЕДВЫБОРНЫЕ ОБЪЯТЬЯ
  
   Читатель, пред тобой - забавное явленье:
  
   У графа с мужиком идет, вишь, рассужденье.
  
   Граф обнял мужика, в уста его лобзает,
  
   А тот - о, простота! - его не понимает.
  
   Граф молвил: "Ты, друг Клим, есть мой земляк из Вольска,
  
   Меня лишь поддержи".
  
   - А что, аль, барин, скользко?
  
   - Мой друг, я не про то: я говорю про Думу.
  
   - Про кою, что надысь прогнали из-за шуму?
  
   - Что шум, то - пустяки! Она была "крамольна".
  
   - Ну, барин, замолчи, поврал-да и довольно!
  
   - Ах, друг, опять не то! Ну, голос ты имеешь?
  
   - Имею, только ты пустое, барин, мелешь!
  
   - Да нет же, погоди, другая будет Дума:
  
   Даст землю, волю вам - всё тихо и без шума,
  
   Всё будет хорошо, всё будет чинно, гладко...
  
   - Ну, барин, отпусти; поёшь ты очень сладко,
  
   Да нам-то невтерпеж: ведь нет куска и хлеба!..
  
   - Ну, как ты не поймешь! Свидетель будет небо -
  
   Всё будет хорошо - меня лишь выбирайте...
  
   - О, барин, николи; уж лучше прощевайте!
  
   И долго с мужиком граф Вольский объяснялся,
  
   Раз десять обнимал, раз десять целовался,
  
   А тот всё про себя. Итак, они расстались,
  
   Один пошел в "отель", другой пошел за хлебом,
  
   Один лег на постель, другой - под ясным небом!..
  
   Граф думал: "Ну, мужик, упрямая скотина".
  
   А Клим твердил во сне: "Ну, барин, ну, дубина..."
  
   <17 декабря 1906>
  
  
   387. СКАЗКА ПРО БЕЛОГО БЫЧКА
  
  
   В пору ранних детских лет -
  
  
   Вспоминаю как в тумане -
  
  
   Я слыхал один куплет
  
  
   От седой старушки-няни:
  
  
   У попа скрипела дверь,
  
  
   На двери была мочала;
  
  
   Не сказать ли нам теперь
  
  
   Нашу сказочку с начала?
  
  
   И сейчас, коль поглядим
  
  
   Вкруг себя мы без опаски,
  
  
   Ясно станет: мы твердим
  
  
   Те же нянюшкины сказки...
  
  
   В самом деле: долгий гнет,
  
  
   Проблеск жалкого "доверья",
  
  
   Жажда всяческих свобод,
  
  
   Дни святого легковерья -
  
  
   А потом доверье прочь,
  
  
   Снова выплыла "острастка"...
  
  
   И пошло всё то ж. Точь-в-точь
  
  
   Будто нянюшкина сказка:
  
  
   У попа скрипела дверь,
  
  
   На двери была мочала;
  
  
   Не сказать ли нам теперь
  
  
   Нашу сказочку с начала?
  
  
   Как-то вышел манифест
  
  
   Вдруг об августовской Думе...
  
  
   Над былым поставил крест
  
  
   Обыватель в некой думе
  
  
   (Мысля с горькою тоской:
  
  
   Всё, хоть куцая, да Дума!),
  
  
   Но потом, махнув рукой,
  
  
   Вновь насупился угрюмо:
  
  
   Что ни день, то грозный кнут
  
  
   Душит робкие протесты,
  
  
   Что ни час, то чинит "суд"
  
  
   Ссылки, штрафы и аресты...
  
  
   У попа скрипела дверь,
  
  
   На двери была мочала,
  
  
   Не сказать ли нам теперь
  
  
   Нашу сказочку с начала?
  
  
   В день случайный октября
  
  
   После битвы с "средостеньем"
  
  
   Занялась было заря
  
  
   Вопреки былым сомненьям.
  
  
   Но увы! Вдруг грянул гром
  
  
   (Не из туч - с навозной кучи),
  
  
   Сделан пробный был погром,
  
  
   И зарю закрыли тучи.
  
  
   Цепью длинною пошли
  
  
   За премьерами премьеры,
  
  
   Вместе с ними расцвели
  
  
   "Охранительные" меры...
  
  
   Как волна из берегов,
  
  
   Понеслись на усмиренье
  
  
   Дерзких "внутренних врагов"
  
  
   Экспедиции в селенья.
  
  
   Но... рука бойцов карать
  
  
   Словно будто бы устала...
  
  
   Не прикажете ль сказать
  
  
   Нашу сказочку с начала?
  
  
   После многих бранных слов,
  
  
   Чтоб не делать слишком шуму,
  
  
   Для настойчивых "врагов"
  
  
   Наконец созвали Думу.
  
  
   Но едва в лучах зари
  
  
   (Выражаясь фигурально)
  
  
   Дума выросла: "Умри!" -
  
  
   Ей сказали моментально...
  
  
   Дальше что ж? Опять всё то ж:
  
  
   Заселение Сибири,
  
  
   Узаконенный грабеж,
  
  
   Сотни жертв, "почивших в мире"...
  
  
   Вновь пошли везде суды,
  
  
   Да суды-то - не простые
  
  
   Правосудия плоды,
  
  
   А военно-полевые.
  
  
   От бесчисленных "потерь"
  
  
   Русь вдруг дико закричала...
  
  
   Не сказать ли вам теперь
  
  
   Нашу сказочку с начала?
  
  
   Но, увы, чресчур длинна
  
  
   Эта сказочка родная,
  
  
   Чтоб сказать ее сполна
  
  
   Всю до самого до края.
  
  
   Пусть, в ком лень не велика,
  
  
   Ждет конца российской сказки,
  
  
   Про себя твердя пока
  
  
   Нижеследующие фразки:
  
  
   Жил на свете некий зверь,
  
  
   Русь трепалась, как мочала;
  
  
   Не сказать ли нам теперь
  
  
   Нашу сказочку с начала?
  
  
   <24 декабря 1906>
  
  
  
   388. ПРОГРЕСС
  
  
   Несется мощная культура
  
  
   Неудержимо, как волна,
  
  
   И даже русская натура
  
  
   Воспрять готова ото сна...
  
  
   Вот - почитай-ка нашу прессу,
  
  
   Какой во всем переворот,
  
  
   Стремясь без удержу к прогрессу,
  
  
   Свершает русский наш народ:
  
  
   Вот было время - мы венчали
  
  
   Военной славой казака;
  
  
   А нынче - охранять послали
  
  
   Добро казенного шинка...
  
  
   В былые дни могучей ратью
  
  
   На басурмана шли войска;
  
  
   Теперь мы бьем родную братью -
  
  
   Идем войной на мужика.
  
  
   Мы прежде секли без утайки,
  
  
   Свершая приговор суда;
  
  
   Теперь мы всякого в нагайки
  
  
   Принять готовы - без стыда...
  
  
   Нет! пробегая нашу прессу,
  
  
   Я положительно дивлюсь,
  
  
   Как быстро к светлому прогрессу
  
  
   Несешься ты, родная Русь!..
  
  
   1906
  
  
  
   389. НАГАЙКА
  
  
  
  На Руси, как помнят
  
  
  
  Старики седые,
  
  
  
  В старину порядки
  
  
  
  Были не такие:
  
  
  
  Коль живешь, так ладно;
  
  
  
  Провинился - плохо;
  
  
  
  Барин, хоть и добрый,
  
  
  
  А накажет строго:
  
  
  
  Живо - на конюшню,
  
  
  
  Высекли - и баста;
  
  
  
  Всыпали полсотни,
  
  
  
  Сотню, полтораста...
  
  
  
  Так-то понимало
  
  
  
  Время крепостное,
  
  
  
  Люди жили просто...
  
  
  
  А теперь - иное:
  
  
  
  На Европу глядя,
  
  
  
  Мы набрались лоску,
  
  
  
  Отменили плети,
  
  
  
  Отменили розгу;
  
  
  
  Да одну в приказе
  
  
  
  Сделали утайку:
  
  
  
  Для людей забыли
  
  
  
  Отменить нагайку...
  
  
  
  В старину нагайка
  
  
  
  Скромно проживала:
  
  
  
  Лошадей ленивых
  
  
  
  Да собак стегала;
  
  
  
  Иногда гуляла
  
  
  
  По коровьим спинам,
  
  
  
  Да нагайке вышло
  
  
  
  Повышенье чином...
  
  
  
  И теперь нагайка
  
  
  
  Хлещет по студенту;
  
  
  
  Мимоходом влепит
  
  
  
  И корреспонденту;
  
  
  
  Подвернется дама -
  
  
  
  Угодит и даме;
  
  
  
  Никому не спустит -
  
  
  
  Попытайте сами!..
  
  
  
  Полагали - выйдет
  
  
  
  Воля для народа,
  
  
  
  А нагайке вышла
  
  
  
  Полная свобода...
  
  
  
  Старина седая
  
  
  
  Думала иное...
  
  
  
  Видно, миновало
  
  
  
  Время крепостное!..
  
  
  
  1906
  
  
  
  
   390
  
  
  Печально всё в родимой стороне...
  
  
  Грядущее окутано туманом,
  
  
  И счастье только грезится во сне
  
  
  Чарующим и сладостным обманом!..
  
  
  И снилось мне: дыханием весны
  
  
  Согрета грудь любимого народа,
  
  
  И счастие излюбленной страны
  
  
  Венчает лавром юная свобода...
  
  
  Но сон прошел - остался лишь кошмар
  
  
  Да мрачные пугающие грезы!..
  
  
  На сцене вновь - с телятами Макар,
  
  
  Опять всё те же - Сидоровы козы!..
  
  
  <1906>
  
  
  
   391. НАОБОРОТ
  
  
   Много лет в потемках бродит
  
  
   Православный наш народ,
  
  
   И в России происходит
  
  
   Как-то всё - наоборот:
  
  
   Под приказным игом жили
  
  
   Мы немалые года,
  
  
   Но спокойно выходили
  
  
  

Категория: Книги | Добавил: Armush (29.11.2012)
Просмотров: 227 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа