Главная » Книги

Нагродская Евдокия Аполлоновна - Стихотворения

Нагродская Евдокия Аполлоновна - Стихотворения


  
  
   Е. А. Нагродская
  
  
  
   Стихотворения --------------------------------------
  Царицы муз: Русские поэтессы XIX - начала XX вв. / Сост., автор вступ. статьи и коммент. В. В. Ученова. - М.: Современник, 1989.
  OCR Бычков М. Н. mailto:bmn@lib.ru --------------------------------------
  
  
  
  
  Содержание
  Синематограф
  "В мягком сумраке весеннем..."
  "На кровавом зареве заката..."
  "О, молчи! Не нарушай словами..."
  "Над зубчатым гор карнизом..."
  Фреска по карнизу
  
  
  
   Синематограф
  
  
  Я люблю здесь сидеть: так спокойно, темно,
  
  
  Вальс тягучий мне сон нагоняет...
  
  
  На стене предо мной световое пятно,
  
  
  Где картина картину сменяет.
  
  
  Там хаос, там одни привиденья живут!
  
  
  Дикий вихрь фантастической пляски!
  
  
  Предо мной, как во сне, и скользят и плывут
  
  
  В серых красках безмолвные сказки.
  
  
  Я с мистическим чувством смотрю в полотно,
  
  
  Я люблю сознавать в те мгновенья,
  
  
  Что все это случилось там где-то, давно,
  
  
  А что здесь - лишь одни отраженья.
  
  
  И мне грезится, будто сквозь мрак и туман
  
  
  Наши радости, страсти и горе
  
  
  Отражаются тоже на яркий экран
  
  
  Где-то там - в межпланетном просторе.
  
  
  Там мгновенья короче земных! Все спешит,
  
  
  Все движенья порывисто-резки!..
  
  
  И, быть может, какой-нибудь зритель Глядит,
  
  
  Как танцуют смешные гротески.
  
  
  Может быть, там вдали, в этом мире ином,
  
  
  Ярче образы, звуки и краски,
  
  
  И ему наша жизнь представляется сном,
  
  
  Где струятся безмолвные краски.
  
  
  
  
  * * *
  
  
   В мягком сумраке весеннем
  
  
   Ночи тихой, ночи майской
  
  
   По полям гуляют сказки
  
  
   В серебристых покрывалах.
  
  
   Они кажутся туманом
  
  
   Тем, кто их не понимает.
  
  
   Кто забыл о светлом детстве
  
  
   Иль совсем ребенком не был,
  
  
   Тот не может видеть сказку:
  
  
   У него глаза другие,
  
  
   Он большой, ему не видно
  
  
   Огонька в кудрях воздушных
  
  
   Легких крыльев стрекозиных.
  
  
   Я одну такую сказку
  
  
   Повстречала этой ночью -
  
  
   На траве среди березок
  
  
   Босиком она плясала.
  
  
   Мы, как сестры, обнялися
  
  
   После тягостной разлуки
  
  
   И отправилися вместе
  
  
   По лугам, полям зеленым,
  
  
   По оврагам, по дорогам.
  
  
   Мы с холмов в траве катались,
  
  
   Над болотом пролетали,
  
  
   Как волнистые туманы
  
  
   В мягком сумраке весеннем.
  
  
   Мы низали ожерелья
  
  
   Из серебряных росинок
  
  
   И букеты собирали
  
  
   Одуванчиков прозрачных.
  
  
   Над рекой, где месяц желтый
  
  
   Золотую сетку бросил,
  
  
   Блестки мы его ловили
  
  
   Черпачками из купавки.
  
  
   Мы с лягушками плясали,
  
  
   На ветвях качались ивы
  
  
   Над водой, и тонкой травкой
  
  
   Водяных жуков дразнили.
  
  
   Ничего я не хотела,
  
  
   Ни о чем я не тужила,
  
  
   Все "проклятые вопросы"
  
  
   Как-то разом испарились.
  
  
   Так легко, легко носились
  
  
   Мы, следов не оставляя,
  
  
   По траве лугов зеленых
  
  
   В мягком сумраке весеннем.
  
  
   Я простилась со слезами
  
  
   С моей сказкой у заставы,
  
  
   Обнялись мы на прощанье...
  
  
   Поплелась я тихо в город,
  
  
   В этот душный город "взрослых"...
  
  
   Где ты, детство, где ты, сказка?
  
  
  
  
  * * *
  
  
   На кровавом зареве заката
  
  
   Между дымных, траурных завес
  
  
   Подымается из нищеты и злата
  
  
   Труб фабричных закоптелый лес.
  
  
   Они город тесно обступают,
  
  
   Изрыгая пламень из печей,
  
  
   И блестящие постройки подавляют
  
  
   Грудами кровавых кирпичей.
  
  
   Мрачные, гудящие атлетки -
  
  
   Фабрики ревут со всех сторон,
  
  
   Заглушая писк веселой оперетки,
  
  
   Заглушая колокольный звон.
  
  
   Город, как неопытный колдун в час волхвованья,
  
  
   Для услуг духов из ада вызвал рать,
  
  
   Но, забыв второе заклинанье,
  
  
   Он уже не может их прогнать.
  
  
   Все чернеет: крыша на лачуге,
  
  
   Колоннады белого дворца...
  
  
   Город задохнулся в тесном круге
  
  
   Красного кирпичного кольца.
  
  
   Черные каналы протекают,
  
  
   Полные отравленной воды,
  
  
   Корчатся и в муках умирают
  
  
   Дымом прокопченные сады.
  
  
   Города лицо испуганно и бледно,
  
  
   Искаженное гримасою тоски,
  
  
   А над ним протяжно и победно
  
  
   Воют громкие фабричные гудки.
  
  
  
  
  * * *
  
  
  О, молчи! Не нарушай словами
  
  
  Этой ночи. Вслушайся, какая тишина!
  
  
  Над залива тихими водами
  
  
  Поднялася яркая луна.
  
  
  Нет, не надо слов! Так сладко, так влюбленно
  
  
  Льют цветы весенний, сладкий яд.
  
  
  Над водой туман клубится сонно...
  
  
  То вуали легкие наяд.
  
  
  И в деревьях чудятся мне тени
  
  
  Нимф лесных... Осока чуть дрожит...
  
  
  Там, наверно, в глубине сирени,
  
  
  Фавн косматый, притаясь, лежит...
  
  
  Тишина поет! И томно, и стыдливо
  
  
  Дышит ночь. Не ночь, а сладкий сон!..
  
  
  О, не двигайся! - Ты так стоишь красиво
  
  
  В этом портике, меж мраморных колонн.
  
  
  Я хочу, чтоб ночи сон влюбленный
  
  
  Ни единый звук нарушить бы не мог...
  
  
  Ты стоишь, как мрамор оживленный,
  
  
  Мой прекрасный, мой античный бог!
  
  
  Эта ночь - легенда, миф, баллада,
  
  
  Не спугни красивые мечты!
  
  
  О, молчи! Не надо слов, не надо...
  
  
  Ведь я знаю - глупость скажешь ты.
  
  
  
  
  * * *
  
  
   Над зубчатым гор карнизом
  
  
   Тучи черной виден стяг,
  
  
   И блестит на нем девизом
  
  
   Яркой молнии зигзаг.
  
  
   Будто небо в возмущеньи
  
  
   С миром вышло на турнир,
  
  
   Чтоб в ужасном разрушеньи
  
  
   Обновить усталый мир.
  
  
  
   Фреска по карнизу
  
  
   Торжественно ночь голубая
  
  
   В блестящем покое царит...
  
  
   А бедное сердце страдает,
  
  
   А бедное сердце не спит.
  
  
   Томительным лунным сияньем
  
  
   Парк старый до дна осребрен...
  
  
   А в парке мой замок старинный
  
  
   В печальный покой погружен.
  
  
   Я в замке живу одиноко...
  
  
   Дни медленно, тихо идут. -
  
  
   Со мною лишь горькие слезы
  
  
   Да грустные мысли живут.
  
  
   А он? Что ему мое горе
  
  
   И долгие годы любви!
  
  
   В пирах и турнирах забыл он
  
  
   И речи, и клятвы свои.
  
  
   С тоскою моей я сроднилась,
  
  
   Сдалася судьбе без борьбы
  
  
   И только покоя и смерти
  
  
   Прошу у суровой судьбы.
  
  
   Но ночь так сегодня прекрасна!
  
  
   А сердце не может забыть...
  
  
   Оно и дрожит, и томится,
  
  
   Безумно желает любить.
  
  
   "Приди!!!" Я так крикнула громко,
  
  
   Что сразу замолк соловей
  
  
   И нежные белые розы
  
  
   Осыпались с гибких ветвей.
  
  
   Мой крик был протяжен и звонок,
  
  
   Стрелою он ночь пронизал...
  
  
   Ты был далеко... ты не помнил...
  
  
   Но этот мой крик - услыхал.
  
  
   Чу, конский доносится топот,
  
  
   При месяце латы блестят,
  
  
   И цепи подъемного моста,
  
  
   На ров опускаясь, скрипят.
  
  
   Вот он! Его голос веселый:
  
  
   "Я здесь, дорогая моя!"
  
  
   Но что это? Сердце не бьется,
  
  
   И счастья не чувствую я.
  
  
   В груди все так пусто и странно,
  
  
   Спокойный мой взор не горит.
  
  
   "Ты, кажется, гостю не рада?" -
  
  
   С улыбкой он мне говорит.
  
  
   "Хочу воскресить я былое
  
  
   И в замке твоем пировать,
  
  
   Как прежде, хочу твоих песен,
  
  
   Хочу обнимать, целовать!"
  
  
   "О, милый, ждала я так долго...
  
  
   Я больше страдать не могла,
  
  
   Больное усталое сердце
  
  
   Я криком моим порвала.
  
  
   Мертва я. И страстные ласки
  
  
   Уж мне недоступны теперь...
  
  
   Но все будет в замке как прежде,
  
  
   Входи, отперта моя дверь.
  
  
   Как прежде, сияет огнями
  
  
   Высокий и стрельчатый зал,
  
  
   Готовы любимые яства
  
  
   И полон фалернским бокал.
  
  
   Служанки нарядны и стройны,
  
  
   И лютни так нежно звучат,
  
  
   А в окна высокие льется
  
  
   Свет лунный и роз аромат.
  
  
   Петь буду опять тебе песни,
  
  
   Творенья поэтов читать,
  
  
   Как прежде, шутить и смеяться,
  
  
   И танец веселый плясать.
  
  
   Когда же замечу, как прежде,
  
  
   Блеск страсти в очах дорогих,
  
  
   Тебя обоймет, поцелует...
  
  
   Одна из служанок моих".
  
  
  
  
  ПРИМЕЧАНИЯ
  НАГРОДСКАЯ Евдокия Аполлоновна (1866-1930). Дочь известной писательницы и журналистки Авдотьи Яковлевны Панаевой. Рано начала писать, пробуя себя в прозе и в стихах. Громкую известность Б. А. Нагродской принес роман "Гнев Диониса", вышедший из печати в 1910 г. и за семь лет выдержавший десять переизданий. Популярностью пользовались и другие произведения писательницы: неоднократно переиздававшиеся сборники рассказов, романы "Бронзовая дверь" (Спб., 1911), "Белая колоннада" (Пг., 1914), "Злые духи" (Пг., 1915) и др. После революции Е. А. Нагродская эмигрировала.
  Тексты печатаются по изд.: Нагродская Е. Стихи. Пб., 1911.

Категория: Книги | Добавил: Armush (30.11.2012)
Просмотров: 540 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа