Главная » Книги

Майков Аполлон Николаевич - Странник

Майков Аполлон Николаевич - Странник


1 2 3 4

  
  
   А. М. Майков
  
  
  
  
  Странник --------------------------------------
  А. Н. Майков. Сочинения в двух томах. Том второй.
  М., "Правда", 1984
  OCR Бычков М.Н. mailto:bmn@lib.ru --------------------------------------
  
  
  
  
  
  
   ПОСВЯЩАЕТСЯ Ф. И. ТЮТЧЕВУ
  
  
  
   ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА
  
  
  
   Гриша, двадцати лет.
  
  
  
   Странник, сорока пяти лет.
  
  
  
   Нищий. Странноприимная келья при купеческом раскольничьем доме, на фабрике, близ
  большого села. В келье стол, лавки, образа старого письма, лампадка.
  
  
  
  
  Гриша
  
  
  
  (один стоит в раздумьи)
  
  
  Как он войдет, то прямо объявлюся:
  
  
  "Аз грешный, мол, во тьме заблудший, свету
  
  
  Желающий!.. Отверзи мне источник
  
  
  Премудрости твоей, бо алчу, отче,
  
  
  Я твоего учительского слова..."
  
  
  Так и скажу ему, как затвердил!
  
  
  А тут пока прибраться...
  
  
  
  (Оглядывает келью.)
  
  
  
  
  
   Ишь, подушку
  
  
  Откинул он и положил поленце...
  
  
  Голубчик! Снял ведь и соломку с лавки!
  
  
  Пошел с своей посудинкой на речку...
  
  
  Вот с лишком две недели: всю-то ночь
  
  
  На правиле стоит, а днем читает...
  
  
  И как себя-то соблюдает строго!
  
  
  Раз отдохнуть прилег: вдруг едет тройка,
  
  
  Да с песнями, - и кинулся молиться
  
  
  Да час иль два поклоны клал земные...
  
  
  то, если б знал он, что я тут же, подле,
  
  
  Из каморы своей смотрю всё в щелку?
  
  
  Что ж! разве я то делаю для худа?
  
  
  Томлюся я, что Даниил во рву...
  
  
  Горе всечасно обращаю очи -
  
  
  Не явится ль господень светлый ангел!
  
  
  Да нет, не сходит!..
  
  (Поправляет лампадку на полке, где видит книги.)
  
  
  Вот книги-то его!..
  
  
  Евфимиев Цветник... Да нетто он
  
  
  Из бегунов?.. А это Аввакума
  
  
  Послания... Как ведь писал, страдалец!
  
  
   (Открывает книгу и читает.)
  
  
  "У греков такожде пропала вера.
  
  
  С поганым турком потурчали; пьют
  
  
  Табак, приходят в церковь в шапках; жены
  
  
  Того скверней - им церковь яко место
  
  
  Соблазна: груди голы, очи дерзки.
  
  
  Сам патриарх браду обрил и с турком
  
  
  Ест рафленых курей с едина блюда.
  
  
  Нет, русачки мои не таковы!
  
  
  В огонь скорее, миленьдае, внидут,
  
  
  А благоверия не предадут".
  
  
  Воистину сказал: "Не предадут!"
  
   (Перевертывает несколько страниц и читает.)
  
  
  "К тебе, о царь, пред смертью из темницы
  
  
  Я, как из гроба, ныне вопию:
  
  
  Опомнися! Покайся!.. Изболело
  
  
  Мое всё сердце по тебе, царю!
  
  
  О душеньке своей попомни, милый!
  
  
  Слукавили лгуны перед тобою!
  
  
  Какие ж мы еретики, помысли!
  
  
  Порушили ль мы где уставы церкви?
  
  
  Вели престать нас звать бунтовщиками:
  
  
  Мы пред твоим величеством, голубчик,
  
  
  Ниже в малейшем не повинны! Токмо
  
  
  Что о душе печемся, бога ради..." Слыша шаги, Поспешно кладет книгу на место и становится к стене. Входит
  странник, несет бурак с водою; проходит мимо Гриши, не замечая его и
  
  
  
  продолжая богомыслие.
  
  
  
  
  Странник
  
  
  Из глубины паденья моего,
  
  
  О господи, к тебе взываю, грешный!
  
  
  Вонми моим рыданиям и призри
  
  
  С высот твоих, есмь немощен и шаток,
  
  
  И дух мой, аки вал морской, всечасно
  
  
  То в небеса пред светлый лик твой рвется,
  
  
  То падает во ад кромешный паки!..
  
   (Ставит бурак на стол, достает медный складень
  
  
   и готовится стать на правило.)
  
  
  
  
  Гриша
  
  
  
  (робко подходя к нему)
  
  
  Не прогневись, благоутробный отче:
  
  
  Аз грешный... аз, учительского слова
  
  
  Из уст твоих желающий услышать...
  
  
  
  
  Странник
  
  
  Ох, что ты, сыне?.. Мне ль учительское слово
  
  
  Кому держать! И сам бы поучился
  
  
  От мудрого! Сам возлюбил бы плеть
  
  
  Духовную от праведного мужа!
  
  
  
  
  Гриша
  
  
  Позволь с тобой на правило мне стать!
  
  
  
  
  Странник
  
  
  Нельзя!
  
  
  
  
  Гриша
  
  
  
   Я тоже старой веры, отче!
  
  
  
  
  Странник
  
  
  Что ж старой? Все вы нынче - пестряки!
  
  
  
  
  (Садится.)
  
  
  Да! благодать давно взята на небо!
  
  
  Вселенная пуста, и стадо верных
  
  
  День ото дня в миру оскудевает!..
  
  
  Ты грамотный?
  
  
  
  
  Гриша
  
  
  
  
   Почитываю книги,
  
  
  Да одному не всё-то в них понятно!
  
  
  У нас народ на фабрике всё буйный
  
  
  И токмо что рекутся староверы.
  
  
  Вот иногда у постояльцев спросишь, -
  
  
  Да знающих не много между ними.
  
  
  
  
  Странник
  
  
  Коль грамотен еси, то прочитал ли
  
  
  И помнишь ли, что писано о верных?
  
  
  
   (Читает наизусть.)
  
  
  Егда Христос приидет паки в мир,
  
  
  Обрящет ли свою он веру чисту?
  
  
  Он приидет в великие хоромы
  
  
  С златым шатром, с подзоры и убрусы;
  
  
  Покои ж багрецом наряжены;
  
  
  И в тех покоях восседят мужи,
  
  
  Во ферязях, сырцом и златом шитых;
  
  
  А на столе и лебедь, и журавль,
  
  
  И сахары, и всякое печенье,
  
  
  И, жемчугом унизаны, подносят
  
  
  Вина им в сребряных сосудах жены,
  
  
  И поклоняются им, и лобзают,
  
  
  Греховной срамоты не убояся,
  
  
  Усты в уста. Он скажет: "Блудодеи
  
  
  Вси суть они, и не мои суть овцы!"
  
  
  Он приидет к властям, к архиереям;
  
  
  Узрит: един с блистанием на митре
  
  
  И злата, и жемчужных херувимов,
  
  
  И бархатом на мантии кичася,
  
  
  На башмаках же крест Христов имея,
  
  
  Чтоб скверными топтать его ногами;
  
  
  И вкруг синклит его, попы и мнихи,
  
  
  И римские певцы, партесным пеньем
  
  
  Не божью, а его поющи славу;
  
  
  И все думцы его в парчах и камнях,
  
  
  Окрест его седяще полукругом;
  
  
  И купно всем собором измышляют
  
  
  Погибель христианству, наказуя
  
  
  По всей стране противящихся им
  
  
  Во срубах жечь, и вешать на крюки,
  
  
  И зарывать живых по перси в землю;
  
  
  Он скажет: "Се не пастыри, а волки!"
  
  
  В пустынях лишь, в лесу, забегших в горы
  
  
  Найдет подвижников: им же молитва -
  
  
  Кормленье, слезы - утоленье жажды,
  
  
  И беса посрамление - веселье,
  
  
  Гонение - сговор, а смерть - невеста...
  
  
  И скажет он: "Со мною вы пребысте,
  
  
  И с вами аз, отныне и вовеки".
  
  
  
  
  Гриша
  
  
  
   (в умиленьи)
  
  
  Ты наизусть святые книги знаешь!
  
  
  Вот всю бы ночь, кажись, тебя прослушал!
  
  
  
  
  Странник
  
  
  Великий змий вселенную обвил
  
  
  И царствует... Про змия-то читаем:
  
  
  "И было зримо, како по ночам
  
  
  Сей змий, уста червлены, брюхо пестро,
  
  
  Ко храмине царевой подползал,
  
  
  И царское оконце отворялось,
  
  
  Царь у окна сидел, а змий, вздымаясь
  
  
  По лестнице клубами, подымался
  
  
  Вверх до окна и голову свою
  
  
  Великому царю клал на плечо.
  
  
  (И так он был огромен, что лежал
  
  
  По лестнице всем туловищем -темным,
  
  
  А хвост еще из патриаршей сени
  
  
  Не вылезал.) И так, к цареву уху
  
  
  Припав, шептал он лестные слова:
  
  
  "Не слушай честных старцев, о царю!
  
  
  И старых книг, владыко, боронися!
  
  
  Бо тесноты они тебе хотят!
  
  
  А полюби, царь, Никоновы книги:
  
  
  В них обретешь пространное житье,
  
  
  И по средам и пятницам всеястье,
  
  
  И телесам твоим во услажденье
  
  
  Все радости мирские и утехи".
  
  
  
  
  Гриша
  
  
  Про змия, отче, я читал и знаю.
  
  
  Исшел из ада он и днем являлся
  
  
  Под видом Никона лжепатриарха,
  
  
  А ночью принимал опять вид змия.
  
  
  Про Никона написано еще:
  
  
  Его видали, как в златой палате
  
  
  От многих он бесов был почитаем.
  
  
  Они его садили на престол,
  
  
  Венчали, как царя, и лобызали,
  
  
  И кланялись ему, и говорили:
  
  
  "Ты больший брат наш и любезный друг
  
  
  И нам поможешь крест Христов сломити".
  
  
  Но это всё стоит про никоньянцев,
  
  
  И в их-то веру змий пустил свой яд.
  
  
  
  
  Странник
  
  
  Во все! во все... От змея народились
  
  
  Змееныши; чуть вылезли из яиц -
  
  
  И выросли, и стали жрать друг друга,
  
  
  И своего отца грызут, - и все
  
  
  В единый клуб свились, дышащи злобой
  
  
  И лютости огнем распалены.
  
  
  В писании стоит ведь явно: "Внидут
  
  
  В селенья, праведных и сластолюбцы,
  
  
  И блудники, и тати, аще добрым
  
  
  Очистятся постом и покаяньем,
  
  
  Но в оное не внидет ни богатый,
  
  
  Ни еретик". А ваш Андрей Денисов
  
  
  Что сотворил? Когда явился Петр,
  
  
  То был уж сам антихрист во плоти:
  
  
  Одел себя и весь свой полк звериный
  
  
  В немецкие кафтаны и по царству:
  
  
  Их разослал ниспровергать законы
  
  
  Отечески и свой регламент ставить;
  
  
  И позавел он разделенье в людях,
  
  
  И свар, и бой, и брань междуусобну;
  
  
  И вывез клеймы он из римских стран,
  
  
  И стал клеймить везде себе людей;
  
  
  А на кого уж то клеймо легло -
  
  
  Так на весь род пойдет: и отрекутся
  
  
  Отеческих святынь, преданий, даже
  
  
  Гробов отцов, и будут что чужие!
  
  
  Ужасно есть сие помыслить токмо!
  
  
  Пойдут дружить со всяким вражьим духом,
  
  
  Против всего, что сотворили древле
  
  
  Великие цари, митрополиты
  
  
  Московские Иона, Алексей, -
  
  
  Их же трудами собрана земля
  
  
  Российская и их цвела нарядом.
  
  
  А славный ваш Андрей Денисов с оным
  
  
  Антихристом, еже Петр Первый есть,
  
  
  Хлеб-соль водил, копал ему руду
  
  
  На цепи и с важнейшими его
  
  
  Персонами братался; блудно жил,
  
  
  Да блудно так и помер: девка,
  
  
  Ишь, приворотным зельем опоила!
  
  
  Он всю-то жизнь антихристу работал,
  
  
  В империи торги-то разводя.
  
  
  С него вот и пошли купцы-тузы:
  
  
  Первейшие в Москве - всё их хоромы!
  
  
  В хоромах-то картины и статуи
  
  
  Поганские; как бал-то зададут,
  
  
  По окнам-то не стекла - зеркала;
  
  
  Зажгут такие белые шары,
  
  
  Что солнца светят! Пляс и музыканты!
  
  
  Перед крыльцом-то конная всё стража!
  
  
  Карет, карет-то! Всё князья да графы
  
  
  И всех наук бесовских хитрецы!
  
  
  Вот, брат, цветы какие распустились
  
  
  Из семени Андреева! Ликуют,
  
  
  А вас-то, дурней, держат в кабале,
  
  
  Иконами да лестовкой морочат!
  
  
  Я побывал и у Таганья Рога,
  
  
  На Иргизе, и в Керженце, на Выге,
  
  
  И в Питере, Москве, в Казани, Ржеве:
  
  
  Везде одно! Обоз идет: ан чей?
  
  
  Чьи там плоты реку загородили?
  
  
  Чьи баржи тянут огненною силой,
  
  
  Да караван за караваном? Сало,
  
  
  Пенька ли, хлеб - спроси ты только, чьи?
  
  
  А пристани по городам, буяны?
  
  
  А в Нижнем кто ворочает делами?
  
  
  Всё веры древлия благочестивцы,
  
  
  И всем-то им заводчик - ваш Андрей!
  
  
  А на кого трудятся? Нешто богу?
  
  
  Антихрист-то им нешто враг? Поди-ко,
  
  
  Царю листы какие восписуют:
  
  
  "Все за тебя, мол, животы положим!"
  
  
  Вот каково! И погоди маленько,
  
  
  Как уж совсем гоненье поутихнет
  
  
  Да потесней спознаются друг с другом,
  
  
  Да льгот дадут, - всем миром под большие
  
  
  Колокола пойдете и с попами
  
  
  Все в голос запоете! Тако будет!
  
  
  Поширь вам только!
  
  
  (Опускает голову и задумывается.)
  
  
  Деньги, сыне, деньги!
  
  
  Погибель вся от них! Они и есть
  
  
  Мошна в сети, в которую, что рыбу,
  
  
  Вас дьяволы шестами загоняют,
  
  
  А вервия другие бесы тянут
  
  
  Ко брегу, он же ад, а сатана
  
  
  В аду-то у окна сидит и рад,
  
  
  Что тяжело идет треклятый невод,
  
  
  Что бесы-то потеют и пыхтят
  
  
  От бремени!
  
  
  
  
  Гриша
  
  
  
  
  Ужель нельзя спастися?
  
  
  
  
  Странник
  
  
  Здесь, в мире? Нет! Но милосердьем божьим
  
  
  Спасенья путь оставлен узкий, токмо
  
  
  Немногие идут по нем.
  
  
  
  
  Гриша
  
  
  
  
  
   Кто грешен,
  
  
  Тот уж ступить на оный путь не может?
  
  
  
  
  Странник
  
  
  А ты на совести имеешь грех
  
  
  Особенный?
  
  
  
  
  Гриша
  
  
  
   Имею грех великий!
  
  
  Так и лежит на сердце... так и мучит...
  
  
  Ах, отче, я великий грешник!
  
  
  
  
  Странник
  
  
  
  
  
  
   Е

Другие авторы
  • Теренций
  • Федотов Павел Андреевич
  • Кюхельбекер Вильгельм Карлович
  • Каншин Павел Алексеевич
  • Тетмайер Казимеж
  • Кусков Платон Александрович
  • Шелгунов Николай Васильевич
  • Беляев Александр Петрович
  • Костомаров Всеволод Дмитриевич
  • Фукс Георг
  • Другие произведения
  • Житков Борис Степанович - Пекарня
  • Белинский Виссарион Григорьевич - Ничто о ничем, или отчет г. издателю "Телескопа" за последнее полугодие (1835) русской литературы
  • Боборыкин Петр Дмитриевич - Долго ли?
  • Брешко-Брешковский Николай Николаевич - В Ясной Поляне у графа Льва Николаевича Толстого
  • Куприн Александр Иванович - Нарцисс
  • Гаршин Всеволод Михайлович - Н. Беляев. Гаршин
  • Аверченко Аркадий Тимофеевич - Из сборника "Оккультные науки"
  • Бестужев-Марлинский Александр Александрович - Замок Венден
  • Иванов-Разумник Р. В. - Библиография
  • Бунин Иван Алексеевич - Un petit accident
  • Категория: Книги | Добавил: Armush (29.11.2012)
    Просмотров: 513 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа