Главная » Книги

Маяковский Владимир Владимирович - Колективное 1923-1925, Страница 6

Маяковский Владимир Владимирович - Колективное 1923-1925


1 2 3 4 5 6 7 8

й снится:
  
  
  
  хитро кручены рога,
  
  
  
  морда глупая строга.
  
  
  
  Только стал теперь он франтом -
  
  
  
  нэпачом и спекулянтом:
  
  
  
  ловко сшит по моде фрак,
  
  
  
  на ботинках блещет лак.
  
  
  
  Он идет к ней шагом скорым,
  
  
  
  хочет в бок боднуть пробором,
  
  
  
  блеет:
  
  
   200
   "Будешь ты, карга,
  
  
  
  мериноса в гнев ввергать?!
  
  
  
  Всё равно вас доконаю,
  
  
  
  слабость вашу твердо знаю:
  
  
  
  ведь на каждом
  
  
  
  
  
  на шагу
  
  
  
  вас преследует прогул!
  
  
  
  Тот запьет,
  
  
  
  
   а тот закурит,
  
  
  
  тот в окно глаза прищурит,
  
  
   210 Смотришь -
  
  
  
  
   каждый полчаса
  
  
  
  языки -
  
  
  
  
  не шерсть - чесал!
  
  
  
  Если б так ходили, тычась,
  
  
  
  все двенадцать ваши тысяч -
  
  
  
  в день ушло бы,
  
  
  
  
  
  мне видней, -
  
  
  
  тысяча рабочих дней.
  
  
  
  Со статистикой не спорьте,
  
  
   220 дело здесь совсем не в черте!
  
  
  
  Я ж
  
  
  
   нисколько не боюсь
  
  
  
  ваших жалоб в профсоюз!"
  
  
  
  Пряха встала ранним-рано
  
  
  
  и расчет того барана,
  
  
  
  что глумился по ночам,
  
  
  
  рассказала всем ткачам.
  
  
  
  Стонут фабрики от гула:
  
  
  
  ни отлучек,
  
  
   230
  
  ни прогула,
  
  
  
  все мгновенья на счету, -
  
  
  
  производство же в цвету.
  
  
  
  Шаг там звонкий слышен чей-то?
  
  
  
  Это наша комячейка;
  
  
  
  аккуратности мерило
  
  
  
  секретарь ее Кириллов!
  
  
  
  Без заморских компаньонов
  
  
  
  сберегут они тканьё нам:
  
  
  
  коли что не так течет -
  
  
   240 кличь
  
  
  
   правленье на отчет.
  
  
  
  Глядь -
  
  
  
  
  товар, как из Парижа,
  
  
  
  а расценка - даже ниже!
  
  
  
  
   IV
  
  
  
  Только этот сон забылся -
  
  
  
  пряхе
  
  
  
   в третий раз приснился,
  
  
  
  ставши толстым, как гора,
  
  
  
  мериносовый баран.
  
  
   250 Так пристав к ней, хуже клея,
  
  
  
  он
  
  
  
   теперь
  
  
  
  
   иначе блеял.
  
  
  
  Кинув кроткий взгляд окрест,
  
  
  
  он жалел суконный трест:
  
  
  
  "Ах-ах-ах, какая жалость,
  
  
  
  хвост и сердце задрожало!
  
  
  
  То ли дело было встарь!
  
  
  
  Весь погибнул инвентарь!
  
  
   260 Все машины в беспорядке,
  
  
  
  на стальных частях заплатки,
  
  
  
  ворсовальных шишек нет,
  
  
  
  паутина на стене!
  
  
  
  А жилища для рабочих!
  
  
  
  Где ж уютный уголочек?
  
  
  
  Где рояль?
  
  
  
  
   И где диван?
  
  
  
  Даже - нет отдельных ванн!!
  
  
  
  То ли дело заграница...
  
  
   270 ткач -
  
  
  
  
  в футляре там хранится.
  
  
  
  (Если ж полон весь футляр -
  
  
  
  на поддержку есть петля!)
  
  
  
  Ах-ах-ах, какая жалость,
  
  
  
  хвост и сердце задрожало!
  
  
  
  Без меня хотели... Пусть.
  
  
  
  Ай-ай-ай, какая грусть!"
  
  
  
  Тут ткачиха
  
  
  
  
   не стерпела,
  
  
   280 гневом праведным вскипела,
  
  
  
  и
  
  
  
  безудержно строга, -
  
  
  
  хвать барана за рога:
  
  
  
  "Утоплю в поганой миске,
  
  
  
  перевертень меньшевистский!
  
  
  
  Предо мною ты не лей
  
  
  
  ядовитый свой елей!
  
  
  
  Встречу я тебя по чину!.."
  
  
  
  Вдруг -
  
  
   290
   бараний голос смолк -
  
  
  
  зарычало из овчины
  
  
  
  и на пряху прыгнул волк!
  
  
  
  Закричала в страхе пряха:
  
  
  
  "Провались, исчезни прахом!"
  
  
  
  Да рукой -
  
  
  
  
   к веретену,
  
  
  
  вдоль его перетянув.
  
  
  
  И проснулась в мелкой дрожи
  
  
  
  от проклятой этой рожи,
  
  
   300 - Без гримасы - кто ж привык
  
  
  
  видеть лик твой, меньшевик?!
  
  
  
  Даже самый небрезгливый,
  
  
  
  слыша голос твой слезливый,
  
  
  
  от твоих слюнявых брызг
  
  
  
  вздрогнет вдруг и крикнет: "Брысь"!
  
  
  
  
   V
  
  
  
  Но, оправившись от страха,
  
  
  
  наша правильная пряха
  
  
  
  не трепала языком -
  
  
  
  побежала в фабзавком.
  
  
   310 Рассказав свой сон зловещий,
  
  
  
  что ей блеял глас овечий,
  
  
  
  предложила рассмотреть -
  
  
  
  как ей быть со снами впредь?
  
  
  
  - Ты, должно быть, обалдела.
  
  
  
  Я со снами не знаком!
  
  
  
  Это дело женотдела! -
  
  
  
  отвечает ей завком.
  
  
  
  В женотделе -
  
  
  
  
  
  смех до колик:
  
  
   320 "Вот привиделся соколик!"
  
  
  
  Но, когда замолкнул смех,
  
  
  
  забрало раздумье всех.
  
  
  
  - Ведь кой-где, и вправду, речи
  
  
  
  схожи н_а_ голос овечий;
  
  
  
  ведь кой-кто
  
  
  
  
   и впрямь шипит
  
  
  
  про ухудшившийся быт! -
  
  
  
  Секретарь, товарищ Гаша,
  
  
  
  говорит:
  
  
   330
   "Задача наша -
  
  
  
  чем правленье обвинять -
  
  
  
  осмотреть наш комбинат!
  
  
  
  Со своей администрацьей
  
  
  
  нам не дело задираться;
  
  
  
  если есть в делах нелад,
  
  
  
  скажет нам про то - доклад.
  
  
  
  Это раньше:
  
  
  
  
   взятки-гладки,
  
  
  
  на запрос кричали: "Цыть!"
  
  
   340 А теперь не те порядки,
  
  
  
  есть кого порасспросить!
  
  
  
  Без уверток,
  
  
  
  
   без обманов
  
  
  
  разъяснит нам всё Туманов.
  
  
  
  У нас директор, кажется, -
  
  
  
  свой брат рабочий - Кашинцев.
  
  
  
  Заглянув сперва к соседям,
  
  
  
  все мы фабрики объедем,
  
  
  
  разузнавши без вреда
  
  
   350 все условия труда.
  
  
  
  Вспомним также, между прочим,
  
  
  
  как допрежь жилось рабочим,
  
  
  
  чем купецкий капитал
  
  
  
  укрывал нас и питал?
  
  
  
  Каждый,
  
  
  
  
  на хозяев крысясь,
  
  
  
  облегченья тщетно ждал:
  
  
  
  всех давил квартирный кризис
  
  
  
  и культурная нужда!
  
  
   360 Что ж теперь?
  
  
  
  Всё так же ль тесно?
  
  
  
  Так же ль жмется повсеместно
  
  
  
  ткач в расхлябанный барак,
  
  
  
  где в дыру глядит дыра?"
  
  
  
  
   VI
  
  
  
  Так решив,
  
  
  
  
   пошли обходом
  
  
  
  пряха с Гашей по заводам
  
  
  
  поглядеть и там, и тут,
  
  
  
  как рабочие живут.
  
  
   370 На Введенской,
  
  
  
  
  
  на Покровской,
  
  
  
  на Московско-Озерковской -
  
  
  
  не затешется зима
  
  
  
  в коммунальные дома.
  
  
  
  На Шараповской -
  
  
  
  
  
   знакомым
  
  
  
  можно хвастать новым домом.
  
  
  
  На Сапроновской -
  
  
  
  
  
   опять
  
  
   380 стены кроет конопать.
  
  
  
  На Зеленовской -
  
  
  
  
  
   постой-ка -
  
  
  
  снова новая постройка?
  
  
  
  На Свердловской -
  
  
  
  
  
   посмотри,
  
  
  
  этажа взлетела в три!
  
  
  
  Горя тяжкого отведав
  
  
  
  в девятнадцатом году,
  
  
  
  "Пролетарская победа" -
  
  
   390 возродилась вновь к труду.
  
  
  
  Мощь сильна рабочих армий:
  
  
  
  на Даниловской -
  
  
  
  
  
   в казарме -
  
  
  
  без особенных затрат
  
  
  
  сделан комнат чистых ряд.
  
  
  
  Погляди-ка, Гаша, выше:
  
  
  
  прочно выкрашены крыши!
  
  
  
  Присмотрись, товарка, здесь:
  
  
  
  вишь -
  
  
   400
   фундамент новый весь.
  
  
  
  Там, где встарь
  
  
  
  
  
  от вечной течи
  
  
  
  плесень сизая плыла, -
  
  
  
  переложенные печи
  
  
  
  дышат ласкою тепла...
  
  
  
  Там,
  
  
  
   где тусклое болотце
  
  
  
  разводило комаров, -
  
  
  
  встали
  
  
   410
   чистые колодцы,
  
  
  
  малярию поборов.
  
  
  
  Ох, горька ты, пыль от ткани,
  
  
  
  от оческов въедлив прах,
  
  
  
  но - повсюду пышут бани,
  
  
  
  грязь сводя на всех парах!
  
  
  
  Тиф не съест ткачёва сына,
  
  
  
  коль на страже медицина.
  
  
  
  Чтоб грудные зря не гасли,
  
  
  
  матерям на помощь ясли.
  
  
   420 Все, кто молод и неглуп,
  
  
  
  ходит
  
  
  
   в свой
  
  
  
  
   рабочий клуб.
  
  
  
  Всюду сводим мы заплаты,
  
  
  
  их немало наросло.
  
  
  
  Получения зарплаты
  
  
  
  знаем точное число!
  
  
  
  
   VII
  
  
  
  - А теперь, -
  
  
  
  
  
  сказала Гаша, -
  
  
   430 поглядим на дело наше.
  
  
  
  Впрямь ли лучше было встарь?
  
  
  
  Расшатался ль инвентарь?
  
  
  
  Ты руками не маши нам,
  
  
  
  заграничный обормот.
  
  
  
  Сами помним,
  
  
  
  
   что машины
  
  
  
  не новеют от работ.
  
  
  
  Да не скаль злорадно пасти,
  
  
  
  брось ногами семенить.
  
  
   440 Мы
  
  
  
   изношенные части
  
  
  
  догадались заменить.
  
  
  
  Правда,
  
  
  
  
  многих тяжких хлопот
  
  
  
  стоил нам суровый опыт,
  
  
  
  но усвоен нами он.
  
  
  
  Ты же
  
  
  
   лезешь на рожон.
  
  
  

Категория: Книги | Добавил: Armush (29.11.2012)
Просмотров: 259 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа