Главная » Книги

Маяковский Владимир Владимирович - Человек, Страница 3

Маяковский Владимир Владимирович - Человек


1 2 3 4

ел играть дугой?
  
  
   Какую жуть в кайме таю?
  
  
   Показываю
  
  
   мирам
  
  
   номера
  
  
   невероятной скорости.
  
  
   Дух
  
  
   бездомный давно
  
  
   полон дум о давних
  
  
  690 днях.
  
  
   Земных полушарий горсти
  
  
   вижу -
  
  
   лежат города в них.
  
  
   Отдельные голоса различает ухо.
  
  
   Взмахах в ста.
  
  
   "Здравствуй, старуха!"
  
  
   Поскользнулся в асфальте.
  
  
   Встал.
  
  
   То-то удивятся не ихней силище
  
  
  700 путешественника неб.
  
  
   Голоса:
  
  
   "Смотрите,
  
  
   должно быть, красильщик
  
  
   с крыши.
  
  
   Еще удачно!
  
  
   Тяжелый хлеб".
  
  
   И снова
  
  
   толпа
  
  
   в поводу у дела,
  
  
  710 громоголосый катился день ее.
  
  
   О, есть ли
  
  
   глотка,
  
  
   чтоб громче вгудела
  
  
   - города громче -
  
  
   в его гудение.
  
  
   Кто схватит улиц рвущийся вымах!
  
  
   Кто может распутать тоннелей подкопы!
  
  
   Кто их остановит,
  
  
   по воздуху
  
  
  720 в дымах
  
  
   аэропланами буравящих копоть!
  
  
   По скату экватора
  
  
   Из Чикаг
  
  
   сквозь Тамбовы
  
  
   катятся рубли.
  
  
   Вытянув выи,
  
  
   гонятся все,
  
  
   телами утрамбовывая
  
  
   горы,
  
  
  730 моря,
  
  
   мостовые.
  
  
   Их тот же лысый
  
  
   невидимый водит,
  
  
   главный танцмейстер земного канкана.
  
  
   То в виде идеи,
  
  
   то чёрта вроде,
  
  
   то богом сияет, за облако канув.
  
  
   Тише, философы!
  
  
   Я знаю -
  
  
  740 не спорьте -
  
  
   зачем источник жизни дарен им.
  
  
   Затем, чтоб рвать,
  
  
   затем, чтоб портить
  
  
   дни листкам календарным.
  
  
   Их жалеть!
  
  
   А меня им жаль?
  
  
   Сожрали бульвары,
  
  
   сады,
  
  
   предместья!
  
  
  750 Антиквар?
  
  
   Покажите!
  
  
   Покупаю кинжал.
  
  
   И сладко чувствовать,
  
  
   что вот
  
  
   пред местью я.
  
  
  
   МАЯКОВСКИЙ ВЕКАМ
  
  
   Куда я,
  
  
   зачем я?
  
  
   Улицей сотой
  
  
   мечусь
  
  
  760 человечьим
  
  
   разжужженным ульем.
  
  
   Глаза пролетают оконные соты,
  
  
   и тяжко,
  
  
   и чуждо,
  
  
   и мёрзко в июле им.
  
  
   Витрины и окна тушит
  
  
   город.
  
  
   Устал и сник.
  
  
   И только
  
  
  770 туч выпотрашивает туши
  
  
   кровавый закат-мясник.
  
  
   Слоняюсь.
  
  
   Мост феерический.
  
  
   Влез.
  
  
   И в страшном волненьи взираю с него я.
  
  
   Стоял, вспоминаю.
  
  
   Был этот блеск.
  
  
   И это
  
  
   тогда
  
  
  780 называлось Невою.
  
  
   Здесь город был. -
  
  
   Бессмысленный город,
  
  
   выпутанный в дымы трубного леса.
  
  
   В этом самом городе
  
  
   скоро
  
  
   ночи начнутся,
  
  
   остекленелые,
  
  
   белесые.
  
  
   Июлю капут.
  
  
  790 Обезночел загретый.
  
  
   Избредился в шепот чего-то сквозного.
  
  
   То видится крест лазаретной кареты,
  
  
   то слышится выстрел.
  
  
   Умолкнет -
  
  
   и снова.
  
  
   Я знаю,
  
  
   такому, как я,
  
  
   накалиться
  
  
   недолго,
  
  
  800 конечно,
  
  
   но все-таки дико,
  
  
   когда не фонарные тыщи,
  
  
   а лица.
  
  
   Где было подобие этого тика?
  
  
   И вижу, над домом
  
  
   по риску откоса
  
  
   лучами идешь,
  
  
   собираешь их в копны.
  
  
   Тянусь,
  
  
  810 но туманом ушла из-под носа.
  
  
   И снова стою
  
  
   онемелый и вкопанный.
  
  
   Гуляк полуночных толпа раскололась,
  
  
   почти что чувствую запах кожи,
  
  
   почти что дыханье,
  
  
   почти что голос,
  
  
   я думаю - призрак,
  
  
   он взял, да и ожил.
  
  
   Рванулась,
  
  
  820 вышла из воздуха уз она.
  
  
   Ей мало
  
  
   - одна! -
  
  
   раскинулась в шествие.
  
  
   Ожившее сердце шарахнулось грузно.
  
  
   Я снова земными мученьями узнан.
  
  
   Да здравствует
  
  
   - снова! -
  
  
   мое сумасшествие!
  
  
   Фонари вот так же врезаны были
  
  
  830 в середину улицы.
  
  
   Дома похожи.
  
  
   Вот так же,
  
  
   из ниши,
  
  
   головы кобыльей
  
  
   вылеп.
  
  
   - Прохожий!
  
  
   Это улица Жуковского?
  
  
   Смотрит,
  
  
   как смотрит дитя на скелет,
  
  
  840 глаза вот такие,
  
  
   старается мимо.
  
  
   "Она - Маяковского тысячи лет:
  
  
   он здесь застрелился у двери любимой".
  
  
   Кто,
  
  
   я застрелился?
  
  
   Такое загнут!
  
  
   Блестящую радость, сердце, вычекань!
  
  
   Окну
  
  
   лечу.
  
  
  850 Небес привычка.
  
  
   Выс_о_ко.
  
  
   Глубже ввысь зашел
  
  
   за этажем этаж.
  
  
   Завесилась.
  
  
   Смотрю за шелк -
  
  
   все то же,
  
  
   спальня та ж.
  
  
   Сквозь тысячи лет прошла -и юна.
  
  
   Лежишь,
  
  
  860 волос_а_ луною высиня.
  
  
   Минута...
  
  
   и то,
  
  
   что было - луна,
  
  
   Его оказалась голая лысина.
  
  
   Нашел!
  
  
   Теперь пускай поспят.
  
  
   Рука,
  
  
   кинжала жало стиснь!
  
  
   Крадусь,
  
  
  870 приглядываюсь -
  
  
   и опять!
  
  
   люблю
  
  
   и вспять
  
  
   иду в любви и в жалости.
  
  
   Доброе утро!
  
  
   Зажглось электричество.
  
  
   Глаз два выката.
  
  
   "Кто вы?" -
  
  
  880 "Я Николаев
  
  
   - инженер.
  
  
   Это моя квартира.
  
  
   А вы кто?
  
  
   Чего пристаете к моей жене?"
  
  
   Чужая комната.
  
  
   Утро дрогло.
  
  
   Трясясь уголками губ,
  
  
   чужая женщина,
  
  
   раздетая догола.
  
  
   Бегу.
  
  
  890 Растерзанной тенью,
  
  
   большой,
  
  
   косматый,
  
  
   несусь по стене,
  
  
   луной облитый.
  
  
   Жильцы выбегают, запахивая халаты.
  
  
   Гремлю о плиты.
  
  
   Швейцара ударами в угол загнал.
  
  
   "Из сорок второго
  
  
   куда ее дели?" -
  
  
  900 "Легенда есть:
  
  
   к нему
  
  
   из окна.
  
  
   Вот так и валялись
  
  
   тело на теле".
  
  
   Куда теперь!
  
  
   Куда глаза
  
  
   глядят.
  
  
   Поля?
  
  
   Пускай поля!
  
  
  910 Траля-ля, дзин-дза,
  
  
   тра-ля-ля, дзин-дза,
  
  
   тра-ля-ля-ля-ля-ля-ля-ля!
  
  
   Петлей на шею луч накинь!
  
  
   Сплетусь в палящем лете я!
  
  
   Гремят на мне
  
  
   наручники,
  
  
   любви тысячелетия...
  
  
   Погибнет все.
  
  
   Сойдет на нет.
  
  
  920 И тот,
  
  
   кто жизнью движет,
  
  
   последний луч
  
  
   над тьмой планет
  
  
   из солнц последних выжжет.
  
  
   И только
  
  
   боль моя
  
  
   острей -
  
  
   стою,
  
  
   огнем обвит,
  
  
  930 на несгорающем костре
  
  
   немыслимой любви.
  
  
  
  
  ПОСЛЕДНЕЕ
  
  
   Ширь,
  
  
   бездомного
  
  
   снова
  
  
   лоном твоим прими!
  
  
   Небо какое теперь?
  
  
   Звезде какой?
  
  
   Тысячью церквей
  
  
   подо мной
  
  
  940 затянул
  
  
   и тянет мир:
  
  
   "Со святыми упокой!"
  
  
   [1916-1917]
  
  
  
  ВАРИАНТЫ и РАЗНОЧТЕНИЯ
  Черновой автограф (отрывки):
  
   51-54 Никто не догадался намекну<ть>
  
  
   неделикатной и недалекой звезде
  
   170-174 Из золота весь город лит
  
  
   сияет весь
  
  
   и улица
  
  
   В разливе золота юлит
  
  
   ликует и июлится
  
   301-304 Вытянется самку собой олелеяв
  
  
   Хоче<шь> блестку из млечного скопа
  
  305-307 I И вот легион головасты<х> Галилеев
  
  
  II И вот для него легион Галилеев
  
   308 I Ловит звезды в глаза телескопов
  
  
  II Елозит за звездами в глаза телескопов
  
   805-808 И вновь над домами по риску откоса
  
  
   лучи собираешь и вяжешь их в копны
  Автограф (отрывок, не вошедший в окончательный текст):
  
  После 32 Прямо в разинутый зев
  
  
  I Брось
  
  
  II Напрасно
  
  
   Мне
  
  
   не нужен никто
  
  
   Ни жена
  
  
   ни еда
  
  
   ни стих
  
  
   В дверь ни в одну не войду веселящ и беспечен
  
  
   Мне надоело
  
  
   из дома в дом нести
  
  
   остроумие
  
  
  I похоть
  
  
  II блуд
  
  
  I и вином размытую печень
  
  
  II вином размытую печень
  
  
  I Брось
  
  
  II Напрасно.
  
  
   Не сломишь плечистого
  
  
   Зря таращишь глазиша блюд
  
  
   Также пронесу
  
  
   бережно
  
  
   чисто
  
  
   мальчишеское мое
  
  
   "люблю"
  
  
   Тобой живу
  
  
   и никому
  
  
   тебя
  
  
   любовь
  
  
   не выдам
  
  
   С тобой пойду
  
  
   в трущобы мук
  
  
   скитаться вечным жидом.
  1-е издание поэмы и "Лирика"
  Подзаголовок - Вещь.
  Посвящение - Тебе Лиля.
  
  
  87 обовьюсь вокруг.
  
  
  337 Надменно лес бровей навис.
  
   407-408 Аптекарь!
  
  
   Аптекарь!
  
  
   Аптекарь,
  
   753-754 Сладко чувствовать
  
  
   вот
  
  
  775 В страшном волненьи взираю с него я
  
  
  848 К окну
  
  
  887 чужая жена
  
  
  925 Только
  Кроме того в сб. "Лирика":
  
  
  892 хохлатый
  "Все сочиненное":
  Подзаголовок - Вещь.
  13 лет работы", "Избранный Маяковский":
  Подзаголовок - Вещь.
  
  
  87 и обовью вокруг
  
  
  
  
  ПРИМЕЧАНИЯ
  
  
  
  ПРИНЯТЫЕ СОКРАЩЕНИЯ
  БММ - Библиотека-музей В. Маяковского.
  ЦГАЛИ - Центральный государственный архив литературы и искусства.
  Человек (стр. 243). Черновые записи отдельных строф в записной книжке ? 1 (строки 51-62, 170-174, 302-309, 808-811) и беловой автограф отрывка, не вошедшего в печатный текст (БММ); 1-е изд.; "Все сочиненное"; "13 лет работы", т. II; "Избранный Маяковский"; "Лирика"; Сочинения, т. I.
  Поэма написана в 1916 - предположительно в первой половине 1917 года. В автобиографии Маяковский говорит, что она была закончена вслед за поэмой "Война и мир" - "немного позднее".
  Отдельным изданием под маркой издательства "Асис" поэма вышла в феврале 1918 года. Подзаголовок - "вещь" (которым Маяковский заменил определение жанра: поэма - крупная вещь).
  Строка 40. Летний сад - парк в Петрограде.
  Строка 42. Вифлеем - селение, в котором, по евангельскому преданию, родился Христос.
  Строка 46. Волхвы - восточные мудрецы. По евангельскому преданию, волхвы по звездам узнали о рождении Христа и пришли ему поклониться.
  Строка 64. Говорящая рыбешка. - Маяковский имеет в виду золотую рыбку из "Сказки о рыбаке и рыбке" Пушкина.
  Строка 161. Мекка - город на западе Саудовской Аравии, религиозный центр, место паломничества мусульман.
  Строка 221. Брэм - знаменитый немецкий зоолог XIX века, автор книги "Жизнь животных".
  Строка 274. Локк Уильям - английский буржуазный писатель XIX - начала XX века, автор развлекательных романов с благополучной развязкой.
  Строка 289. Фидий - древнегреческий скульптор.
  Строка 487. "Если красавицав любви клянется..." - ария из оперы Верди "Риголетто".
  Строка 516. Здравствуйте, Абрам Васильевич!.. - А. В. Евнин, знакомый Маяковского.
  Строка 833-835. Из ниши головы кобыл

Категория: Книги | Добавил: Armush (28.11.2012)
Просмотров: 257 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа