Главная » Книги

Крешев Иван Петрович - Стихотворения

Крешев Иван Петрович - Стихотворения


1 2

  
  
  
  И. П. Крешев
  
  
  
   Стихотворения --------------------------------------
  Поэты 1840-1850-х годов
  Библиотека поэта. Большая серия. Второе издание.
  Л., "Советский писатель", 1972
  Вступительная статья и общая редакция Б. Я. Бухштаба
  Составление, подготовка текста, биографические справки и примечания
  Э. М. Шнейдермана
  OCR Бычков М.Н. mailto:bmn@lib.ru --------------------------------------
  
  
  
  
  СОДЕРЖАНИЕ
  Биографическая справка
  97. Фавн
  98. Дриада
  99. Последняя роза (Из Томаса Мура)
  100. Наяда. Эскиз Андрея Шение
  101. Осенние цветы
  102. Элегия ("Еще блестит лазурь твоих прекрасных глаз...")
  103. <Из Горация> ("Друг! не всегда цветут холмы...")
  104. Элегия ("Синела ночь. Из каждого куста...")
  105. "Сошлися мы порой унылой..."
  106. Лорелея
  107. Разлука с жизнью. Из Гервега
  108. Из Рюккерта ("Певец, когда на голос свой...")
  109-111. <Из Горация>
  1. Отдых ростовщика
  2. Талиарху
  3. Бар_и_не
  Иван Петрович Крешев родился в 1824 году в Петербурге, в дворянской семье. Учился он во 2-й гимназии, а затем - на юридическом факультете Петербургского университета, который закончил в 1845 году.
  Крешев рано ощутил литературное призвание. В 1840 году несколько стихотворений шестнадцатилетнего поэта было напечатано в журнале "Памятник искусств". Затем оригинальные, главным образом антологические, стихотворения и переводы - с латинского, французского, английского и немецкого языков - стали появляться в других петербургских журналах, большей частью в "Библиотеке для чтения" Сенковского и "Сыне отечества" Краевского.
  Окончив университет, Крешев не поступил на службу, намереваясь посвятить себя литературе. Однако материальная необеспеченность и необходимость содержать больную мать и сестру вынуждали его соглашаться на любую журнальную работу. Крешев сделался литературным поденщиком в журналах Сенковского и Краевского, которые безжалостно эксплуатировали его талант и знания; он писал фельетоны, переводил различные статьи и составлял компиляции из материалов иностранной печати, - словом, делал все, вплоть до подписей к картинкам мод (под псевдонимом "Марья Петровна" в "Библиотеке для чтения"). Сотрудничал он и в других петербургских журналах и газетах ("Пантеон", "Русский инвалид" и др.), писал статьи по русской словесности для "Энциклопедического словаря".
  Недолгая жизнь Крешева прошла в повседневной борьбе с нуждой. В 1858 году Крешев сошел с ума. Из больницы он вышел уже совершенно нетрудоспособным человеком и вскоре, 21 марта 1859 года, умер.
  Сборника оригинальных стихотворений Крешева издано не было. {*} При жизни поэта отдельной книгой был напечатан лишь его перевод комедии в стихах Э. Ожье "Габриэль" (СПб., 1853). В 1862 году Н. В. Гербель, хорошо знавший Крешева, выпустил в Петербурге сборник "Переводы и подражания", где собрал рассеянные по различным журналам крешевские переводы стихотворений Горация, Проперция, Шиллера, Т. Мура, А. Шенье, Гюго и других поэтов. Наиболее значительны его переводы из Горация, постоянно привлекавшего к себе интерес Крешева. "Более удачных переводов Горация не было в нашей литературе", - писал Гербель во вступительной заметке к сборнику.
  {* В наши дни Вл. Лидин без каких бы то ни было серьезных оснований приписал Крешеву авторство вышедшего анонимно сборника "Опечатки" (М., 1843) (см.: Вл. Лидин, Друзья мои - книги. Заметки книголюба, М., 1966, с. 119-121). Однако ряд фактов противоречит утверждению В. Г. Лидина:
  1. Нам известно около 20 стихотворений Крешева, до 1843 года с его подписью опубликованных в различных журналах, но ни одно из них в "Опечатки" не вошло.
  2. О принадлежности "Опечаток" Крешеву не упоминает Н. В. Гербель, близко знавший Крешева и составивший "Список переводных и оригинальных стихотворений Крешева" (см. "Переводы и подражания", с. 133-142).
  3. Все стихотворения "Опечаток" датированы и почти все снабжены указаниями мест написания (и того и другого лишены все известные нам стихотворения Крешева). Из этих помет видно, что автор "Опечаток", вероятно, москвич (в Москве сборник и был издан), человек немалого достатка, проведший полтора-два года в путешествии по Европе (он посетил Стокгольм, Копенгаген, Париж, Висбаден и другие города). Никаких сведений о том, что Крешев выезжал за пределы Петербурга, не обнаружено.
  4. В художественном отношении "Опечатки" с их неуклюжим тяжеловесным синтаксисом и архаичной лексикой - книга типичного дилетанта, стоящая на гораздо более низком уровне, чем стихи Крешева.}
  
  
  
  
  97. ФАВН
  
  
  
  Sylvain, qu'avez-vous vu quand vous etiez heureux?
  
  
  
  
  
  
  
  
   V. Hugo {*}
  {* Сильван, что вы видели, когда вы были счастливы?.. В. Гюго (франц.). - Ред.}
  
   У грота мрачного, забытый, одиноко
  
   Стоял пустынный фавн... Плющ пыльный и осока
  
   Вкруг бедной статуи печально разрослись;
  
   Каштаны дикие узорчато сплелись
  
   Ветвями черными над головою фавна,
  
   А в воздухе шумел и падал лист дубравный...
  
   Мне жаль тебя, сатир! С лидийских берегов,
  
   Одетых лаврами и лозой виноградной,
  
   Из хора светлого мифических богов
  
  
  
  Ты унесен рукою жадной,
  
   И осень хладная поблекшие листы
  
   Бросает на тебя с туманной высоты.
  
   Но ты смеешься, фавн!.. Хранитель козлоногий
  
   Сребристо-белых стад, потоков и дубров,
  
   Ты украшал собой Лукулловы чертоги,
  
   Внимал там звону чаш и музыке пиров.
  
   Под сенью портика, сквозь ветви померанцев,
  
   Обвитых лентами зеленого плюща,
  
   Ты весело смотрел на вольность резвых танцев,
  
   Кропимый зернами холодного ключа.
  
   Ты улыбаешься?.. В дыму благоуханий,
  
   При блеске радужном сидонских хрусталей,
  
   Вакханки, скинув с плеч волну кисейных тканей
  
   И опустив на грудь душистый ток кудрей,
  
   Кружились пред тобой. Безумные восторги
  
   Сливались с песнями венчанных гроздьем оргий,
  
   А свежий водомет, блестя между огней,
  
   Снопами звонкими и жемчуг и алмазы
  
   Взвивал из мраморной, цветами полной вазы...
  
   Скажи, что, жаль тебе невозвратимых дней,
  
   Дней славы квиритов, отваги и свободы,
  
   Когда в шумящий Рим, корону царств земли,
  
  
  
  Стекались дальние народы
  
   И на алтарь богов, покорные, несли
  
   Амфоры древних вин, плодов и роз кошницы
  
   И напоенные алоэм багряницы?..
  
   Ты помнишь ли те дни, когда бесславный Рим,
  
   Забыв отцов своих, на сладострастном ложе
  
   Покояся, впивал душистой мирры дым,
  
   А дикие толпы, в косматой волчьей коже,
  
   От севера текли на семихолмый град,
  
   И падал великан пред булавой окреплой,
  
   И в груды мрачные, одеты ризой пепла,
  
  
  
  Ложилась роскошь римских колоннад?
  
  
  
  
  ---
  
   Так взором вопрошал я хладную статую,
  
   Безмолвно голову пред мрамором склони...
  
   Кумир не отвечал... Сквозь ткань дерев густую
  
   На фавна упадал румяный отблеск дня,
  
   И сумрак голубой прозрачными клубами
  
   Спускался медленно над темными дубами...
  
   <1842>
  
  
  
  
  98. ДРИАДА
  
   Ты видишь у ручья обломок ивы дикой?..
  
   Засохший этот ствол, повитый повиликой,
  
   Был листьями одет; в нем слышались сперва
  
   Дриады молодой приветные слова.
  
   Но дерево сломил зимы набег нещадный,
  
   И нимфа умерла!.. Приют ее прохладный
  
   Любил пастух Бион. Полуденной порой
  
   Здесь звонкий свой тростник он оживлял устами
  
   И нимфу вызывал искусною игрой.
  
   Дриада, скрытая душистыми кустами
  
   Златой акации, внимала ей не раз.
  
   Волшебно-стройная мелодия лилась
  
   Как флейты звук, когда под шум живых фонтанов
  
   Летит он, сладостный, в тени густых каштанов.
  
   <1842>
  
  
  
   99. ПОСЛЕДНЯЯ РОЗА
  
  
  
   (Из Томаса Мура)
  
  
  Последняя роза цветет одиноко;
  
  
  Завяли подруги ее невозвратно;
  
  
  Закинул их ветер на берег далекой -
  
  
  И нет ей ответа на вздох безотрадный...
  
  
  Не дам я сиротке на стебле томиться,
  
  
  Ронять безнадежно жемчужные слезы:
  
  
  Сорву я бедняжку... пусть ветер стремится,
  
  
  Уносит листочки рассыпанной розы!..
  
  
  О, если померкнет звезда упованья
  
  
  И милые души исчезнут, как тени,
  
  
  Кто станет беречь дни тоски и страданья,
  
  
  Гость лишний, как роза под бурей осенней?
  
  
  <1842>
  
  
  
  
  100. НАЯДА
  
  
  
   Эскиз Андрея Шение
  
   Когда в полдневный жар так сладостна прохлада
  
   Душистых яворов и листьев винограда,
  
   Усталый селянин, вхожу я в темный грот,
  
   А там, под зеленью аканта, нимфа вод,
  
   Нагая, белая, склонясь на полог дерна,
  
   Роняет из кудрей холодной влаги зерна
  
   И дремлет, опершись на руку головой,
  
   Венчанной тростником и влажною травой.
  
   <1843>
  
  
  
   101. ОСЕННИЕ ЦВЕТЫ
  
  
  
  Бор желтеет над поляной,
  
  
  
  Вьются по ветру листы...
  
  
  
  Для чего ж венок румяный
  
  
  
  На головке носишь ты?
  
  
  
  Видишь: ива да березы
  
  
  
  Грустно дремлют у пруда;
  
  
  
  Лепестками вялой розы
  
  
  
  Вся усыпана гряда.
  
  
  
  С жаром лета помертвела
  
  
  
  Ярких венчиков семья;
  
  
  
  Лишь нарцисс остался белый
  
  
  
  На могиле бытия.
  
  
  
  <1844>
  
  
  
   102. ЭЛЕГИЯ
  
   Еще блестит лазурь твоих прекрасных глаз,
  
  
   Но взор их - моря холоднее;
  
   Цвет розы на щеках мгновенно не погас,
  
  
   Но с каждым днем они бледнее.
  
   Так вянет лилия на сломанном стебле;
  
  
   Ее не греет луч рассвета,
  
   И венчик, полный слез, наклонится к земле,
  
  
   Лишенный запаху и цвета.
  
   Мне жаль тебя, дитя! Напрасно хочешь ты
  
  
   Прикрыть улыбкою страданья:
  
   Тоска мрачит и взор и бледные черты.
  
  
   Так над развалинами зданья
  
   Висит на башне плющ и цепью вековой
  
  
   Каймит расселины снаружи -
  
   Кудрявый, молодой, и свежий, и живой,
  
  
   Внутри - поблекнувший от стужи.
  
   <1844>
  
  
  
   103. <ИЗ ГОРАЦИЯ>
  
  
   Друг! не всегда цветут холмы,
  
  
   Блестит луна в узор сиреней...
  
  
   К чему же слабые умы
  
  
   Томить обузой размышлений?
  
  
   Не лучше ли беспечно лечь
  
  
   Под ясень иль платан высокой
  
  
   И, кудри, павшие до плеч,
  
  
   Опрыскав амброю востока,
  
  
   Прославить Бахуса?.. В груди
  
  
   Разгонит он туман неверный.
  
  
   Беги же, мальчик, остуди
  
  
   В ручье столетний сок Фалерна!
  
  
   Зови к нам Лидию скорей;
  
  
   Всё чудно в ней: уста, ланиты;
  
  
   А пряди черные кудрей
  
  
   В роскошный венчик ловко свиты.
  
  
   <1844>
  
  
  
   104. ЭЛЕГИЯ
  
  
  
   Eheu! translatas alio maerebis amores... {*}
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  Гораций
  {* Увы! Ты передавал другому любовь и печалился... (лат.). - Ред.}
  
  
   Синела ночь. Из каждого куста
  
  
   Курилися цветов благоуханья...
  
  
  В томленьи, жаркие полураскрыв уста,
  
  
  
  Впивала ты мои лобзанья.
  
  
  Руками гибкими меня во тьме обвив,
  
  
  Надежнее плюща, когда по ветвям ив
  
  
  Он вьется, ты клялась моею быть... Давно ли?
  
  
  И вот уже другой красу твоих кудрей
  
  
  Целует, Лидия, и вкруг твоих дверей
  
  
  
  Развесил мирт и каприфолий.
  
  
  Но ты, соперник мой, хотя бы ты владел
  
  
  Рядами портиков на берегу Пактолы
  
  
  И под оливами твои тучнели долы, -
  
  
  
  Тебя печальный ждет удел:
  
  
  
  Поверь, часы блаженства минут,
  
  
  Пройдут, как облако по выси голубой,
  
  
  
  И будешь ты, как я, покинут,
  
  
  
  И улыбнусь я над тобой.
  
  
  <1845>
  
  
  
  
   105
  
  
   Сошлися мы порой унылой;
  
  
   Ты поздно улыбнулась мне,
  
  
   Когда все чувства пепл остылый
  
  
   Покрыл в душевной глубине...
  
  
   К чему теперь твое участье?
  
  
   На мне блестит взор теплый твой,
  
  
   Как солнце после дней ненастья
  
  
   Блестит над скошенной травой...
  
  
   <1845>
  
  
  
   106. ЛОРЕЛЕЯ
  
  
   Я знаю над Рейном утес.
  
  
   В сияньи луны, как лилея,
  
  
   Там часто, воздушнее грез.
  
  
   Является мне Лорелея.
  
  
   В лице и на сердце печаль,
  
  
   Взор ищет и манит кого-то,
  
  
   И дева в лазурную даль
  
  
   Всё смотрит, блуждая у грота.
  
  
   Блаженство, быть может, хоть раз
  
  
   Блеснет ей за годы страданья...
  
  
   Но тщетно в полуночный час
  
  
   Ждет бедная фея свиданья...
  
  
   Глаза потемнели от слез,
  
  
   И сердце изныло в надежде...
  
  
   А Рейн о гранитный утес
  
  
   И плещет и бьется, как прежде.
  
  
   <1846>
  
  
  
  107. РАЗЛУКА С ЖИЗНЬЮ
  
  
  
  
  Из Гервега
  
  
  Отрадно умереть подобно блеску дня
  
  
   В багряном зеркале залива:
  
  
  Как бледная звезда, к земле лучи склоня,
  
  
   Угаснуть тихо, молчаливо.
  
  
  Отрадно умереть, как светлая роса
  
  
   От жара сохнет над листами;
  
  
  Исчезнуть, как певиц крылатых голоса,
  
  
   Как звуки арфы под перстами.
  
  
  Отрадно умереть, как в воздухе полей
  
  
   Цветов уносится куренье,
  
  
  Когда летит оно из венчиков лилей,
  
  
   Как фимиам благодаренья.
  
  
  Но нет! Не будет смерть избранников легка,
  
  
   Тиха, как запада мерцанье;
  
  
  Нет! не исчезнешь ты, как аромат цветка
  
  
   И струн минутное бряцанье...
  
  
  Нет! ты пройдешь над миром без следа,
  
  
   Но прежде скорбь твою разрушит силу
  
  
  И сердце разобьет на части, и тогда
  
  
   Сойдешь ты, мученик, в могилу.
  
  
  <1847>
  
  
  
   108. ИЗ РЮККЕРТА
  
  
   Певец, когда на голос свой
  
  
   В сердцах людей ты ждешь созвучья, -
  
  
   Пой не весну любви живой,
  
  
   Но темной жизни злополучья...
  
  
   Затем, что многим не дано
  
  
   Изведать в мире наслажденья,
  
  
   Но в каждой груди есть зерно
  
  
   Тяжелой скорби и сомненья.
  
  
   <1847>
  
  
  
  109-111. <ИЗ ГОРАЦИЯ>
  
  
  
  
   1
  
  
  
   ОТДЫХ РОСТОВЩИКА
  
   "Блажен, кто от забот житейских вдалеке,
  
   Как древле смертные, возделывает просто
  
   Волами почву на отцовском уголке,
  
  
   Не зная лихвенного роста;
  
   Кто, видя моря гнев, в испуге не дрожит,
  
   Кого труба врасплох не пробуждает к рати
  
   И кто подалее от Форума бежит
  
  
   И от порогов сильной знати, -
  
   Но виноградных лоз окрепнувший росток
  
   Венчает с тополем высоким; или сучья
  
   Пустые режет и, к пеньку привив глазок,
  
  
   Ждет большего благополучья;
  
   Порой любуется на свой мычащий скот
  
  
   В уединении долины;
  
   Стрижет пушок овец или отжатый сот
  
  
   Сбирает в чистые кувшины.
  
   Когда ж чело свое, венком из наливных
  
   Плодов нарядное, поднимет осень с пашни, -
  
   Как рад он!.. Груши рвет с деревьев прививных
  
  
   И пурпур гроздьев - дар всегдашний
  
   Тебе, Приап, тебе, садовых рубежей
  
   Блюститель, батюшка Сильван!.. Пришла охотка
  
   Под старым падубом прилег, где посвежей,
  
  
   Не то в густой траве... Там кротко
  
   В высоких берегах, журча, скользят ручьи,
  
   В лесах чиликают, не умолкая, птицы,
  
   И тихим говором бегущие струи
  
  
   Зовут сон легкий на ресницы.
  
   Когда же, ливнями и снегом холодна,
  
   Зима Юпитера закрадется, что ж? - в эти
  
   Дни рыщет селянин со сворой, кабана
  
  
   В расставленные гонит сети;
  
   То петли редкие на жердочках, шаля,
  
   Готовит для дроздов прожорливых; в засаду
  
   Поймает зайца иль бродягу журавля,
  
  
   Приятную за труд награду.
  
   О, кто б не позабыл среди таких затей
  
   Тревоги тяжкие любви?.. Когда ж супруга
  
   Хозяйство бережет и миленьких детей,
  
  
   Сабинянка ль она иль юга
  
   Дочь загорелая, апулянка; когда,
  
   К приходу мужнину, она очаг прилежно
  
   Сухим валежником наполнит, и, стада
  
  
   Загнав за плетень хлева, нежно
  
   Доит раздутые сосцы, и сладких вин
  
   Из бочки льет, несет непокупные блюда, -
  
   Не надо устриц мне, прославленный Лукрин,
  
  
   Ни камбал, никакого чуда,
  
   Которых гонит к нам на берега зима
  
   Восточным ветром! Нет, ни рябчики, ни даже
  
   Пеструха-курица нумидская сама
  
  
   Не сходят в мой желудок глаже,
  
   Чем эта сочная маслина, на отбор
  

Другие авторы
  • Каразин Николай Николаевич
  • Спейт Томас Уилкинсон
  • Розанова Ольга Владимировна
  • Григорьев Василий Никифорович
  • Баженов Александр Николаевич
  • Никандров Николай Никандрович
  • Гримм Вильгельм Карл, Якоб
  • Случевский Константин Константинович
  • Пнин Иван Петрович
  • Давыдова Мария Августовна
  • Другие произведения
  • Гаршин Всеволод Михайлович - Трус
  • Ибсен Генрик - Йун Габриэль Боркман
  • Котляревский Иван Петрович - Записи Котляревского о первых действиях русских войск в турецкую войну 1806 года
  • Короленко Владимир Галактионович - Что это?
  • Василевский Илья Маркович - Невзрослые и маститые
  • Грамматин Николай Федорович - Стихотворения
  • Сумароков Александр Петрович - Стихотворения
  • Розанов Василий Васильевич - Отречение дарвиниста
  • Анненский Иннокентий Федорович - Варианты критических статей
  • Герцен Александр Иванович - Былое и думы. Часть восьмая.
  • Категория: Книги | Добавил: Armush (30.11.2012)
    Просмотров: 356 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа