Главная » Книги

Козлов Иван Иванович - Княгиня Наталья Борисовна Долгорукая

Козлов Иван Иванович - Княгиня Наталья Борисовна Долгорукая


1 2 3 4

  
  
   Иван Иванович Козлов
  
  
  Русская романтическая поэма.
  М., Правда, 1985
  OCR Бычков М.Н. mailto:bmn@lib.ru --------------------------------------
  
  
  
  
  Посвящено
  
  
   Василию Андреевичу Жуковскому
  
  
  
   ЧАСТЬ ПЕРВАЯ
  
  
  
  
   Nessun maggior dolore,
  
  
  
  
   Che ricor darsi del tempo felice
  
  
  
  
   Nella miseria.
  
  
  
  
  
  
  
  
  Dante, V. {*}
  
  
  
  
   {* О, нет мученья боле,
  
  
  
  
   Как вспоминать дни счастья в тяжкой доле
  
  
  
  
   Данте, 5-я песнь (ит.).}
  
  
  
  
   1
  
  
   Большой Владимирской дорогой,
  
  
   В одежде сельской и убогой,
  
  
   С грудным младенцем на руках,
  
  
   Шла тихо путница младая;
  
  
   В усталом взоре тайный страх.
  
  
   "Как быть? Москва в семи верстах;
  
  
   Дорога меж холмов лесная;
  
  
   А в поле дымном тень ночная
  
  
   Уж скоро ляжет; и луна
  
  
   Лишь в полночь на небе видна".
  
  
  
  
   2
  
  
   Она идет, и сердце бьется;
  
  
   Поляна с рощей перед ней,
  
  
   И вот в село тропинка вьется:
  
  
   Она туда дойдет скорей;
  
  
   Ночлег радушный там найдется.
  
  
   Уже, пылая между туч,
  
  
   Зари багровой гаснет луч;
  
  
   Уже пред ночью, к буре склонной,
  
  
   Поднялся ветер, бор шумит;
  
  
   Ее младенец полусонный
  
  
   Озяб, и плачет, и дрожит.
  
  
   Она спешит в приют укромный,
  
  
   Подходит скоро к роще темной.
  
  
   Но, чем-то вдруг поражена,
  
  
   Стоит уныла и бледна.
  
  
   В ее очах недоуменье,
  
  
   Ей будто страшно то селенье;
  
  
   Нейдет в него, нейдет назад,
  
  
   Кругом обводит робкий взгляд.
  
  
   "О, если там!.. А мне таиться
  
  
   Велит судьба... быть может... нет!
  
  
   Кому узнать!.. и сколько лет!
  
  
   Забыто всё; но вечер тмится,
  
  
   Пора!" И к роще с быстротой
  
  
   Приблизилась, остановилась,
  
  
   Подумала, перекрестилась,
  
  
   Потом пошла, махнув рукой, -
  
  
   И скрылася в тени густой.
  
  
  
  
   3
  
  
   За рощей темною в долине,
  
  
   При зеркальной пруда равнине,
  
  
   Вельможи знатного село
  
  
   Красой приветною цвело;
  
  
   Высоких лип в тени зеленой
  
  
   Хоромы барские стоят;
  
  
   Они вид древности хранят;
  
  
   В гербе под графскою короной
  
  
   Щит красный в поле золотом,
  
  
   Лавровым окружен венком
  
  
   С двумя блестящими крестами,
  
  
   А в поле светлом меч с копьем
  
  
   И полумесяц вверх рогами.
  
  
   Но сад, и воды, и мосты,
  
  
   И роз душистые кусты
  
  
   В забвеньи долгом сиротели.
  
  
   Хозяин, честь страны родной,
  
  
   Давно лежит в земле сырой;
  
  
   Его хоромы опустели,
  
  
   Широкий двор зарос травой.
  
  
   Простясь с родимою Москвою,
  
  
   В столице пышной над Невою
  
  
   Живет наследник молодой;
  
  
   А здесь одни воспоминанья
  
  
   Во мраке сельской тишины
  
  
   И рода знатного преданья...
  
  
   Священный отзыв старины.
  
  
  
  
   4
  
  
   У церкви сельской за оградой,
  
  
   В уютном домике своем,
  
  
   В кругу семьи, пред тихим сном,
  
  
   Дыша вечернею прохладой,
  
  
   Священник у окна сидел;
  
  
   Он в думе набожной смотрел,
  
  
   Как, на закате догорая,
  
  
   Багряный блеск сменялся тмой:
  
  
   Так ясно жизнь его святая
  
  
   Клонилась к сени гробовой.
  
  
   Давно украшен сединами,
  
  
   Небесный житель на земле,
  
  
   У Шереметева в селе
  
  
   Он сердцем, словом и делами
  
  
   Творцу и ближнему служил;
  
  
   Ум здравый с детской простотою
  
  
   Был светел праведной душою;
  
  
   Покойный граф его любил;
  
  
   И прах владельца незабвенный
  
  
   Был свят душе его смиренной;
  
  
   Для старца граф не умирал.
  
  
   Он часто, часто поминал
  
  
   Его богатство, знатность рода,
  
  
   Как он со шведом воевал
  
  
   И, после шумного похода,
  
  
   В тиши села у них живал.
  
  
  
  
   5
  
  
   Но, полон важности старинной,
  
  
   Святого старца кроток вид;
  
  
   На нем подрясник объяринный,
  
  
   И катаур широкий шит
  
  
   Узорно яркими шелками,
  
  
   И на груди его висит
  
  
   Из кипариса крест с мощами,
  
  
   Хранитель верный с давних пор:
  
  
   Один монах, с Афонских гор,
  
  
   Тот крест принес. Его обитель
  
  
   Была убога и скромна
  
  
   И, как ее радушный житель,
  
  
   Какой-то святости полна;
  
  
   В углу, в серебряном окладе,
  
  
   Икона Спасова блестит,
  
  
   И перед ней огонь горит
  
  
   В хрустальной на цепях лампаде;
  
  
   На полке ряд церковных книг,
  
  
   Бумага, перья подле них;
  
  
   У зеркала часы стенные,
  
  
   Портрет, задернутый тафтой,
  
  
   Две канарейки выписные,
  
  
   И полотенце с бахромой
  
  
   Висит на вербе восковой.
  
  
  
  
   6
  
  
   Уже готов идти молиться,
  
  
   Да снидет тих грядущий сон,
  
  
   Беседы Златоуста он
  
  
   Хотел закрыть; но вдруг стучится
  
  
   Легонько кто-то у ворот,
  
  
   И кто-то на крыльцо идет,
  
  
   И дверь шатнулась: у порога
  
  
   С младенцем путница стоит,
  
  
   И голос жалобный дрожит,
  
  
   Прося ночлега ради бога.
  
  
  
  
   7
  
  
   "Войди под мой убогий кров
  
  
   (Сказал он ей): пора ночная,
  
  
   Кругом всё лес, ночлег готов,
  
  
   И есть у нас хлеб-соль простая;
  
  
   Переночуй, ты с новым днем
  
  
   Пойдешь опять своим путем".
  
  
   И старец мать благословляет,
  
  
   Младенца сонного крестит,
  
  
   И к огоньку ее сажает,
  
  
   И с ней приветно говорит;
  
  
   Но, и бледна и боязлива,
  
  
   Она сидела молчалива;
  
  
   На речь приветную его
  
  
   Полусловами отвечала
  
  
   И лишь младенца своего
  
  
   Со вздохом к сердцу прижимала;
  
  
   Украдкою бросая взгляд
  
  
   На барский дом, на темный сад,
  
  
   Как будто узнавала что-то,
  
  
   Как бы искала там кого-то;
  
  
   И вдруг то пламень на щеках,
  
  
   То слезы крупные в очах.
  
  
  
  
   8
  
  
   Души встревоженной волненье,
  
  
   Порывы томные страстей,
  
  
   Ее печаль, ее смятенье
  
  
   Заметил он; и старца в ней
  
  
   Дивило всё. "Не та осанка,
  
  
   Не те ухватки в деревнях;
  
  
   Видна не грубая крестьянка
  
  
   В ее застенчивых речах;
  
  
   В ней горесть тихая приятна,
  
  
   И хоть бедна, но как опрятна
  
  
   Одежда путницы простой!
  
  
   На пальце перстень золотой...
  
  
   Куда ж теперь не в час урочный
  
  
   Одна дорогою большой?..
  
  
   Ах, нет, как ангел непорочный
  
  
   Она глядит, и за нее
  
  
   Порукой сердце мне мое!"
  
  
  
  
   9
  
  
   И чувствам тяжким и мятежным
  
  
   Он мнил преграду положить,
  
  
   И с горем, в жизни неизбежным,
  
  
   Ее невольно помирить;
  
  
   Он, как родной, ее ласкает,
  
  
   И веселит, и начинает
  
  
   Рассказ любимый старины;
  
  
   Но сердце, полное волнений,
  
  
   Чуждалось новых впечатлений,
  
  
   И думы, грустью стеснены,
  
  
   Далёко мрачные летали
  
  
   И меж сомнений замирали.
  
  
   Священник речь свою прервал,
  
  
   И вдруг, с душой отца во взоре,
  
  
   Вздохнувши сам, он ей сказал:
  
  
   "Что так задумалась? Ты в горе?"
  
  
  
  
  Путница
  
  
   Я, мой отец?..
  
  
  
  
  Священник
  
  
  
  
   Твоя тоска,
  
  
   Поверь, к душе моей близка;
  
  
   В том нужды нет, что я не знаю,
  
  
   Кто ты; мой долг того любить,
  
  
   Кто в горе.
  
  
  
  
  Путница
  
  
  
  
   Ах, мне тяжко жить!
  
  
   Я день без радости встречаю,
  
  
   Я плачу ночь.
  
  
  
  
  Священник
  
  
  
  
   Лукавый свет
  
  
   Обманчив, друг!
  
  
  
  
  Путница
  
  
  
  
   И сколько бед
  
  
   Уже сбылось, и скольких снова
  
  
   Должна я ждать, и как сурова...
  
  
  
  
  Священник
  
  
   Так бог велел; пред ним смирись,
  
  
   Прими с любовью крест тяжелый,
  
  
   Терпи, надейся и молись;
  
  
   Он сам носил венец терновый;
  
  
   Не унывай, не смей роптать,
  
  
   Терпи - в страданьи благодать!
  
  
  
  
  Путница
  
  
   Отец ты мой! В ужасной доле
  
  
   Кто ропот слышал от меня?
  
  
   Теперь дрожу не за себя,
  
  
   И слезы льются поневоле.
  
  
  
  
  Священник
  
  
   Не бойся воли дать слезам;
  
  
   Но только, слезы проливая,
  
  
   Стреми взор грустный к небесам;
  
  
   Кто плачет здесь, утешен там,
  
  
   Сказал господь.
  
  
  
  
  Путница
  
  
  
  
   О речь святая!
  
  
   Отрадна ты.
  
  
  
  
  Священник
  
  
  
  
   И где же тот,
  
  
   Кто жизнь без горя проживет!
  
  
   Твои, мой друг, младые годы
  
  
   Не расцвели от непогоды;
  
  
   Но ты, как видно, рождена
  
  
   В семье безвестной; ты бедна:
  
  
   Тебя судьба не баловала,
  
  
   К веселой участи она
  
  
   Ничем тебя не приучала;
  
  
   А часто гибельный удар
  
  
   Надежды знатных разрушает...
  
  
   О нашем графе кто не знает?
  
  
   Он был - боярин меж бояр,
  
  
   Петровой правою рукою,
  
  
   И прямо русскою душою
  
  
   Отчизну и царя любил;
  
  
   Был славен; в золоте ходил.
  
  
   И что же? Дочь его родная
  
  
   Не знает радости земной
  
  
   И гибнет в буре роковой,
  
  
   Как гибнет травка полевая...
  
  
   Суди ж, дивна ль судьба твоя?
  
  
   Она была не ты.
  
  
  
  
  Путница
  
  
  
  
  
  Не я!
  
  
  
  
  Священник
  
  
   Давно от нас она уж скрылась,
  
  
   Но всё живет в душе моей.
  
  
   Я расскажу тебе о ней:
  
  
   Почти при мне она родилась,
  
  
   Я на руках ее носил,
  
  
   Ребенком грамоте учил,
  
  
   И здесь, куда, мой друг, ни взглянешь,
  
  
   Везде о ней, везде помянешь.
  
  
   Вот там, в тени густых берез,
  
  
   Ты видишь куст махровых роз:
  
  
   Она сама его садила;
  
  
   Они цветут... ее одну
  
  
   Печаль так рано сокрушила,
  
  
   Она одна свою весну
  
  
   От них далеко погубила.
  
  
   Теперь я вижу, есть у нас
  
  
   Какой-то в сердце вещий глас:
  
  
   Она, забавы убегая,
  
  
   В шуму роскошного села
  
  
   Тиха, задумчива росла,
  
  
   Как будто горя ожидая,
  
  
   Покорна будущей судьбе.
  
  
   Могу ль я выразить тебе
  
  
   Весь жар усердия святого
  
  
   Сыскать, утешить нищету?
  
  
   В слезах ли видит сироту -
  
  
   Родная бедствия чужого,
  
  
   Она отдать готова ей
  
  
   Свои сережки из ушей,
  
  
   И, сверх подарка дорогого,
  
  
   Бывало, плачет вместе с ней.
  
  
   С невинной, неясною тоскою
  
  
   В ее пленительных чертах
  
  
   Сливался непонятный страх,
  
  
   И что-то схожее с тобою
  
  
   В ней было: так, лицо твое
  
  
   Напоминает мне ее;
  
  
   Ресницы, как у ней, густые,
  
  
   И очи темно-голубые,
  
  
&

Другие авторы
  • Яхонтов Александр Николаевич
  • Айхенвальд Юлий Исаевич
  • Струве Петр Бернгардович
  • Кронеберг Андрей Иванович
  • Воинов Иван Авксентьевич
  • Галенковский Яков Андреевич
  • Честертон Гилберт Кийт
  • Сю Эжен
  • Шестаков Дмитрий Петрович
  • Палицын Александр Александрович
  • Другие произведения
  • Йенсен Йоханнес Вильгельм - Христофор Колумб
  • Грум-Гржимайло Григорий Ефимович - Описание путешествия в Западный Китай
  • Воровский Вацлав Вацлавович - У великой могилы
  • Страхов Николай Николаевич - Взгляд на текущую литературу
  • Гримм Вильгельм Карл, Якоб - Братец и сестрица
  • Есенин Сергей Александрович - Товарищ
  • Плеханов Георгий Валентинович - О том, что есть в романе "То, чего не было"
  • Леонтьев Константин Николаевич - Избранные письма (1854-1891)
  • Аверченко Аркадий Тимофеевич - Записки Простодушного
  • Романов Пантелеймон Сергеевич - Грибок
  • Категория: Книги | Добавил: Armush (29.11.2012)
    Просмотров: 420 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа