Главная » Книги

Кюхельбекер Вильгельм Карлович - Стихотворения

Кюхельбекер Вильгельм Карлович - Стихотворения


1 2

  
  
   В. К. Кюхельбекер
  
  
  
   Стихотворения --------------------------------------
  Лирика лицеистов / Вступ. ст., сост. и примеч. А. Утренева
  М., "Художественная литература", 1991
  OCR Бычков М.Н. mailto:bmn@lib.ru --------------------------------------
  
  
  
  
  Содержание
  Осень
  Вакхическая песнь
  Кофе
  Зима
  Разлука
  К Матюшкину
  Элегия
  Отчизна
  Memento mori
  К Пушкину
  К моему Гению
  Тоска по Родине
  К Музе
  Ручей
  Амур живописец (Подражание Гете)
  Пробуждение
  Элегия
  Возраст счастия
  
  
  
  
  ОСЕНЬ
  
  Ветер протек по вершинам дерев; дерева зашатались -
  
  Лист под ногою шумит; по синему озеру лебедь
  
  Уединенный плывет; на холмах и в гулкой долине
  
  
  
   Смолкнули птицы.
  
  Солнце, чуть выглянув, скроется тотчас: луч его хладен.
  
  Все запустело вокруг. Уже отголосок не вторит
  
  Песней жнецов; по дороге звенит колокольчик унылый;
  
  
  
   Дым в отдаленья.
  
  Путник, закутанный в плащ, спешит к молчаливой деревне.
  
  Я одинокий брожу. К тебе прибегаю, Природа!
  
  Матерь, в объятья твои! согрей, о согрей мое сердце,
  
  
  
   Нежная матерь.
  
  Рано для юноши осень настала. - Слезу сожаленья,
  
  Други! я умер душою: нет уже прежних восторгов,
  
  Нет и сладостных прежних страданий - всюду безмолвье,
  
  
  
   Холод могилы!
  
  
  
   БАКХИЧЕСКАЯ ПЕСНЬ
  
  
   Что мне до стишков любовных?
  
  
   Что до вздохов и до слез?
  
  
   Мне, венчанному цветами,
  
  
   С беззаботными друзьями
  
  
   Пить под тению берез!
  
  
   Нам в печалях утешенье
  
  
   Богом благостным дано:
  
  
   Гонит мрачные мечтанья,
  
  
   Гонит скуку и страданья
  
  
   Всемогущее вино.
  
  
   Друг воды на всю природу
  
  
   Смотрит в черное стекло,
  
  
   Видит горесть и мученье,
  
  
   И обман и развращенье,
  
  
   Видит всюду только зло!
  
  
   Друг вина смеется вечно,
  
  
   Вечно пляшет и поет!
  
  
   Для него и средь ненастья
  
  
   Пламенеет солнце счастья,
  
  
   Для него прекрасен свет.
  
  
   О вино, краса вселенной,
  
  
   Нектар страждущих сердец!
  
  
   Кто заботы и печали
  
  
   Топит в пенистом фиале,
  
  
   Тот один прямой мудрец.
  
  
  
  
   КОФЕ
  
  
  
  Пусть другие громогласно
  
  
  
  Славят радости вина:
  
  
  
  Не вину хвала нужна!
  
  
  
  Бахус, не хочу напрасно
  
  
  
  Над твоей потеть хвалой:
  
  
  
  О, ты славен сам собой!
  
  
  
  И тебе в ней пользы мало,
  
  
  
  Дар прямой самих богов,
  
  
  
  Кофе, нектар мудрецов!
  
  
  
  Но сколь многих воспевало
  
  
  
  Братство лириков лихих,
  
  
  
  Даже не спросясь у них!
  
  
  
  Жар, восторг и вдохновенье
  
  
  
  Грудь исполнили мою -
  
  
  
  Кофе, я тебя пою;
  
  
  
  Вдаль мое промчится Пенье,
  
  
  
  И узнает целый свет,
  
  
  
  Как любил тебя поэт.
  
  
  
  Я смеюся над врачами!
  
  
  
  Пусть они бранят тебя,
  
  
  
  Ревенем самих себя
  
  
  
  И латинскими словами
  
  
  
  И пилюлями морят -
  
  
  
  Пусть им будет кофе яд.
  
  
  
  О напиток несравненный,
  
  
  
  Ты живишь, ты греешь кровь,
  
  
  
  Ты отрада для певцов!
  
  
  
  Часто, рифмой утомленный,
  
  
  
  Сам я в руку чашку брал
  
  
  
  И восторг в себя впивал.
  
  
  
  
   ЗИМА
  
  Взор мой бродит везде по немой, по унылой пустыне;
  
  Смерть в увядшей душе, все мертво в безмолвной природе,
  
  Там на сосне вековой завыванию бури внимает
  
  
  
   Пасмурный вран.
  
  Сердце заныло во мне, средь тягостных дум я забылся:
  
  Спит на гробах человек и видит тяжелые грезы;
  
  Спит - и только изредка скорбь и тоска прилетают
  
  
  
   Душу будить!
  
  "Шумная радость мертва; бытие в единой печали,
  
  В горькой любви, и в плаче живом, и в растерзанном сердце!" -
  
  Вдруг закачал заскрипевшею елию ветер: я, вздрогнув,
  
  
  
   Очи подъял!
  
  Всюду и холод и блеск. Обнаженны древа и покрыты
  
  Льдяной корой. Иду; хрустит у меня под ногою
  
  Светлый, безжизненный снег, бежит по сугробам тропики
  
  
  
   В белую даль!
  
  
  
  
  РАЗЛУКА
   Длань своенравной Судьбы простерта над всею вселенной!
  
  Ей, непреклонной, ничто слезы печальной любви;
   Милого хладной рукой отторгнув от милого друга,
  
  Рок безмятежен, без чувств, неомрачаем вовек.
   Ропот до слуха его не доходит! - Будем же тверды:
  
  Боги покорны ему, высше Судьбы человек;
   Мы никому, друзья, не подвластны душою; в минувшем,
  
  В будущем можем мы жить, в сладостной, светлой мечте.
  
  
  
   К МАТЮШКИНУ
  
  Скоро, Матюшкин, с тобой разлучит нас шумное море:
  
   Челн окрыленный помчит счастье твое по волнам!
  
  Юные ты племена на брегах отдаленной чужбины,
  
   Дикость узришь, простоту, мужество первых времен;
  
  Мир Иапета, дряхлеющий в страшном бессилья, Европу
  
   С новым миром сравнишь, - мрачную тайну Судеб
  
  С трепетом сердца прочтешь в тумане столетий грядущих;
  
   Душу твою изумит суд жизнедавцев богов!
  
  В быстром течении жаждущий взгляд остановишь на льдинах
  
   К небу стремящихся гор, на убегающих в даль
  
  Пышных брегах; ты пояс земли преплывешь, и познаешь
  
   Сон недвижных зыбей, ужас немой тишины;
  
  Рев и боренье стихий, и вёдро, и ужасы встретишь,
  
   Но не забудешь друзей! нашей мольбою храним,
  
  Ты не нарушишь обетов святых, о Матюшкин! в отчизну
  
  Прежнюю к братьям любовь с прежней душой принесешь!
  
  
  
  
  ЭЛЕГИЯ
  
  Цвет моей жизни, не вянь! О время сладостной скорби,
  
  Пылкой волшебной мечты, время восторгов, - постой!
  
  Чем удержать его, друг мой? о друг мой, могу ли привыкнуть
  
  К мысли убийственной жить с хладной, немою душой,
  
  Жить, переживши себя? Почто же, почто не угас я
  
  С утром моим золотым? Дельвиг, когда мы с тобой
  
  Тайными мыслями, верою сердца делились и смело
  
  В чистом слиянии душ пламенным летом неслись
  
  В даль за пределы земли, в минуту божественной жажды
  
  Было мне умереть, в небо к отцу воспарить,
  
  К другу созданий своих, к источнику вечного света! -
  
  Ныне я одинок, с кем вознесуся туда,
  
  В области тайных знакомых миров? Мы розно, любезный,
  
  С грозной судьбою никто, с жизнью меня не мирит!
  
  Ты, о души моей брат! Затерян в толпе равнодушной,
  
  Твой Вильгельм сирота в шумной столице сует,
  
  Холод извне погашает огонь его сердца: зачем же
  
  Я на заре не увял, весь еще я не лишен
  
  Лучшей части себя - благодатных святых упований?
  
  В памяти добрых бы жил рано отцветший певец!
  
  
  
  
  ОТЧИЗНА
  
  В утренний час бытия, когда еще чувство восторгов,
  
   Чувство страданий живых тихо дремало во мне, -
  
  Ум, погруженный во мрак, не снимал с Природы покрова,
  
   С детской улыбкой еще я на вселенну глядел.
  
  Но и тогда волшебною силой задумчивый месяц
  
   Неизъяснимой красой взоры мои привлекал:
  
  Часто я, вечор сиди пред окном, исчезал в океане
  
   Неизмеримых небес, в бездне миров утопал.
  
  Игры, бывало, покину: над ропотом вод тихоструйных
  
   Сладкой исполнен тоски, в даль уношуся мечтой, -
  
  Тайна сам для себя, беспечный младенец, я слезы
  
   (Их я причины не знал), слезы священные лил;
  
  В полночь немую на мирном одре предчувствовал вечность;
  
   При колыханья лесов сладостным хладом объят,
  
  Рано я слушать любил унылую жалобу бури.
  
   Шорох падущих листов трепет во мне разливал;
  
  Слышу, казалося, в воздухе голос знакомый, - безмолвен,
  
   Слух устремляю в даль, - всюду молчанье, но даль
  
  В тайной беседе со мной. - О сонмы светил неисчетных!
  
   К вам улетал я душой, к вам я и нынче лечу:
  
  Или над вами отчизна моя? над вами с родною
  
   Чистой душой съединен, к богу любви вознесусь?
  
  Царское Село
  
  
  
   MEMENTO MORI {*}
  
  
   {* "Помни о смерти (лат.).}
   Здесь, между падших столпов, поросших плющом и крапивой
   Здесь, где ветер свистит между разрушенных стен,
   Я, одинок на холме, под тению тлеющей башни,
   С древнего камня взгляну в даль, на равнину, на лес;
   Солнце, взгляну на тебя! на пламенный запад, на небо.
   О, как синева там, там надо мною тиха! -
   Здесь я сокроюсь от жизни на миг, на миг позабуду
   Горечь ее! или нет: скуку, и грусть, и тоску,
   Все обманы судьбы и предательства смертных воспомню,
   Чувства в себе пробужу, плачем живым наслажусь!
   Но почему заструилась ковыль и вдруг засребрилась?
   Слышу сладостный стон, сладостный шепот и вздох!
   Ты ли со мной говоришь, тишина? Я слух преклоняю;
   Холод по мне пробежал, слезы блеснули в очах!
   Где же ты прежде дышал, о зефир? где, сладостный, веял?
   Ты заунывен и тих: урны ли ты облетал?
   "Урны я облетал! по безмолвным веял могилам:
   Там не стонет печаль! там непробудный покой!"
   О ветерок! о голос из дальней отчизны, помедли!
   Но кругом все молчит! все в темноту облеклось! -
   Солнце с лазури скатилось давно; носясь над туманом,
   Месяц простер по лугам бледный, трепещущий свет;
   Звезды сияют, манят и сон на глаза низсылают -
   Башня, седой великан, дремлет над спящей землей.
  
  
  
  
  К ПУШКИНУ
  
   Счастлив, о Пушкин, кому высокую душу Природа,
  
  
  - Щедрая Матерь, дала, верного друга - мечту,
  
   Пламенный ум и не сердце холодной толпы! Он всесилен
  
  
  В мире своем; он творец! Что ему низких рабов,
  
   Мелких, ничтожных судей, один на другого похожих, -
  
  
  Что ему их приговор? Счастлив, о милый певец,
  
   Даже бессильною завистью Злобы - высокий любимец,
  
  
  Избранник мощных Судеб! огненной мыслию он
  
   В светлое небо летит, всевидящим взором читает
  
  
  И на челе и в очах тихую тайну души!
  
   Сам Кронид для него разгадал загадку Созданья -
  
  
  Жизнь вселенной ему Феб-Аполлон рассказал.
  
   Пушкин! питомцу богов хариты рекли:
  
  
  
  
  
   "Наслаждайся!" -
  
  
  Светлою, чистой струей дни его в мире текут.
  
   Так, от дыханья толпы все небесное вянет, но Гений
  
  
  Девствен могущей душой, в чистом мечтаньи - дитя!
  
   Сердцем высше земли, быть в радостях ей не причастным
  
  
  Он себе самому клятву священную дал!
  
  
  
   К МОЕМУ ГЕНИЮ
  
  
   Приди, мой добрый, милый Гений,
  
  
   Приди беседовать со мной!
  
  
   Мой верный друг в пути мучений,
  
  
   Единственный хранитель мой!
  
  
   С тобой уйду от всех волнений,
  
  
   От света убегу с тобой,
  
  
   От шуму, скуки, принуждений!
  
  
   О, возврати мне мой покой!
  
  
   Главу с тяжелыми мечтами
  
  
   Хочу на грудь твою склонить
  
  
   И на груди твоей Слезами
  
  
   Больную душу облегчить!
  
  
   Не ты, не ты моим страданьем
  
  
   Меня захочешь упрекать,
  
  
   Шутить над теплым упованьем
  
  
   И сердце разумом терзать!
  
  
   Но было время - разделенья
  
  
   От братии ждал я, от друзей, -
  
  
   Зачем тоски и наслажденья
  
  
   Я не берег от их очей!
  
  
   Безмолвный страж моей святыни -
  
  
   Я стану жить в одном себе:
  
  
   О ней я говорю отныне,
  
  
   Хранитель, одному тебе!
  
  
   О ней! ее я обожаю,
  
  
   Ей жизнь хотел бы я отдать!
  
  
   Чего же я, чего желаю?
  
  
   Чего желать? - любить, страдать!
  
  
   Приди, о ты, мой добрый Гений,
  
  
   Приди беседовать со мной,
  
  
   Мой верный друг в пути мучений,
  
  
   Единственный сопутник мой!
  
  
  
   ТОСКА ПО РОДИНЕ
  
  
   На булат опершись бранный,
  
  
   Рыцарь в горести стоял,
  
  
   И, смотря на путь пространный,
  
  
   Со слезами он сказал:
  
  
   "В цвете юности прелестной
  
  
   Отчий кров оставил я,
  
  
   И мечом в стране безвестной
  
  
   Я прославить мнил себя.
  
  
   Был за дальними горами,
  
  
   Видел чуждые моря;
  
  
   Век сражался я с врагами
  
  
   За отчизну и царя.
  
  
   Но душа моя страдала -
  
  
   В лаврах счастья не найти!
  
  
   Всюду горесть рассыпала
  
  
   Терны на моем пути!
  
  
   Без отчизны, одинокий,
  
  
   Без любезной и друзей
  
  
   Я грущу в стране далекой
  
  
   Среди вражеских полей!
  
  
   Ворон сизый, быстрокрылый,
  
  
   Полети в родимый край;
  
  
   Жив ли мой отец унылый -
  
  
   Весть душе моей подай.
  
  
   Старец, может быть, тоскою
  
  
   В хладну землю положен;
  
  
   Может быть, ничьей слезою
  
  
   Гроб его не орошен!
  
  
   Сядь, мой ворон, над могилой,
  
  
   Вздох мой праху передай;
  
  
   А потом к подруге милой
  
  
   В древний терем ты слетай!
  
  
   Бели ж грозный рок, жестокой,
  
  
   Мне сулил ее не зреть,
  
  
   Ворон! из страны далекой
  
  
   Для чего назад лететь?.."
  
  
   Долго рыцарь ждал напрасно:
  
  
   Ворон все не прилетал;
  
  
   И в отчаяньи несчастный
  
  
   На равнине битвы пал!
  
  
   Над высокою могилой,
  
  
   Где страдальца прах сокрыт,
  
  
   Дремлет кипарис унылый
  
  
   И зеленый лавр шумит!
  
  
  
  
  К МУЗЕ
  
  
  Что нужды на себя приманивать вниманье
  
  
  Завистливой толпы и гордых знатоков?
  
  
  О Муза, при труде, при сладостном мечтанье
  
  
  Ты много на мой путь рассыпала цветов!
  
  
  Вливая в душу мне и жар и упованье,
  
  
  Мой Гений от зари младенческих годов,
  
  
  Поешь - и не другой, я сам тебе внимаю,
  
  
  И грусть, и суету, и славу забываю!
  
  
  
  
  РУЧЕЙ
  
  
  
  Мальчик у ручья сидел,
  
  
  
  Мальчик на ручей глядел;
  
  
  
   Свежий, краснощекий,
  
  
  
  Он тоскующей душой
  
  
  
  За бегущею волной
  
  
  
   Несся в край далекий.
  
  
  
  "Как здесь стало тесно мне!
  
  
  
  Здесь в унылой тишине
  
  
  
   Чуть влачатся годы.
  
  
  
  Ах, умчусь ли я когда
  
  
  
  В даль волшебную, куда
  
  
  
   Льются эти воды?"
  
  
  
  Льются, льются токи вод,
  
  
  
  Миновал за годом год.
  
  
  
   Он узнал чужбину;
  
  
  
  Полетел, исполнен сил,
  
  
  
  Жадно наслажденье пил,
  
  
  
   Жадно пил кручину.
  
  
  
  Быстрым пламенем любовь
  
  
  
  В нем зажгла и гонит кровь.
  
  
  
   Сердце в нем вспылало:
  
  
  
  

Другие авторы
  • Милькеев Евгений Лукич
  • Соболь Андрей Михайлович
  • Хомяков Алексей Степанович
  • Свенцицкий Валентин Павлович
  • Катенин Павел Александрович
  • Бенитцкий Александр Петрович
  • Ковалевский Павел Михайлович
  • Столица Любовь Никитична
  • Лавров Вукол Михайлович
  • Чехова Мария Павловна
  • Другие произведения
  • Хлебников Велимир - В. Хлебников, Б. Лившиц. На приезд Маринетти в Россию
  • Сологуб Федор - Страна, где воцарился зверь
  • Веселитская Лидия Ивановна - Веселитская Л. И.: Биобиблиографическая справка
  • Мельников-Печерский Павел Иванович - В лесах. Книга 1-я.
  • Скиталец - В дороге
  • Гауптман Герхарт - Гауптман Герхарт: биографическая справка
  • Жуковский Василий Андреевич - Сказка об Иване-царевиче и Сером Волке
  • Ходасевич Владислав Фелицианович - Письма В. Ходасевича к А. Амфитеатрову
  • Вольнов Иван Егорович - Мих. Минокин. Иван Вольнов и его главная книга
  • Азов Владимир Александрович - Смерть гриппу, или Да здравствуют блины!
  • Категория: Книги | Добавил: Armush (29.11.2012)
    Просмотров: 520 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа