Главная » Книги

Холодковский Николай Александрович - Иоганн Вольфганг Гете. Фауст, Страница 5

Холодковский Николай Александрович - Иоганн Вольфганг Гете. Фауст


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21

bsp;Откроется всем горестям отныне:
  Что человечеству дано в его судьбине,
  Всё испытать, изведать должен он!
  Я обниму в своём духовном взоре
  Всю высоту его, всю глубину;
  Всё счастье человечества, всё горе -
  Всё соберу я в грудь свою одну,
  До широты его свой кругозор раздвину
  И с ним в конце концов я разобьюсь и сгину!
  
  
  
   Мефистофель
  
  Старался разжевать я смысл борьбы земной
  Немало тысяч лет. Поверь ты мне, мой милый,
  Никто ещё с пелёнок до могилы,
  Не переваривал закваски вековой.
   Весь этот свет, всё мирозданье -
   Для бога лишь сотворены;
  Себе он выбрал вечное сиянье,
  Мы в вечный мрак погружены;
  А вы - то день, то ночь испытывать должны.
  
  
  
  
  Фауст
  
  Но я хочу!
  
  
  
   Мефистофель
  
  
   Я понимаю это;
  Боюсь я за одно, в одном лишь мой протест:
  Ars longa, vita brevis est.
  Позвольте вам сказать словцо совета:
  Коль уж на то пошло, сыщите вы поэта, -
  Пусть мыслью в небе он парит
  И всё возвышенное света
  В особе вашей пусть осуществит:
   Отвагу пламенную львов,
   Оленя быстроту,
   Испанца огненную кровь,
   Норвежца прямоту.
  Пускай найдёт он тайное искусство
  С коварством согласить возвышенное чувство,
  По плану вам составит идеал,
  По плану вас влюбить не затруднится;
  Ну, словом, если б мог тот идеал явиться,
  Ему б я имя Микрокосма дал.
  
  
  
  
  Фауст
  
  Что ж значу я, коль не достигну цели,
  Венца, к которому стремиться род людско,
  К которому и сам стремлюсь я всей душой?
  
  
  
   Мефистофель
  
  Ты значишь то, чтО ты на самом деле.
  Надень парик с мильонами кудрей,
  Стань на ходули, но в душе своей
  Ты будешь всё таким, каков ты в самом деле.
  
  
  
  
  Фауст
  
  Да, вижу, что напрасно я собрал
  Сокровища познания людского;
  Не нахожу в себе я силы снова,
  Когда свести я счёты пожелал;
  Ни на волос не выше я, не ниже
  И к бесконечному не ближе.
  
  
  
   Мефистофель
  
  Привык смотреть на вещи ты, мой друг,
  Как все на них вы смотрите; а надо
  Умней, толковей тратить свой досуг,
  Пока доступна жизни вся отрада.
  Тьфу, пропасть! Руки, ноги, голова
  И зад - твои ведь, без сомненья?
  А чем же меньше все мои права
  На то, что служит мне предметом наслажденья?
  Когда куплю я шесть коней лихих,
  То все их силы - не мои ли?
  Я мчусь, как будто б ног таких
  Две дюжины даны мне были!
  Итак, смелей! Раздумье всё долой,
  И прямо в шумный мир за мной
  Спеши, нажедой окрылённый!
  Кто философствует, тот выбрал путь плохой,
  Как скот голодный, что в степи сухой
  Кружит себе, злым духом обойдённый,
  А вкруг цветёт роскошный луг зелёный!
  
  
  
  
  Фауст
  
  С чего ж начать?
  
  
  
   Мефистофель
  
  
  
   Уйти скорей.
  Что делать нам в тюрьме твоей?
  Что здесь за жизнь? Тоской да пустяками
  Морить себя с учениками?
  Сосед-толстяк на это есть.
  Толочь ли воду ты желаешь?
  Все лучшие слова, какие только знаешь,
  Мальчишкам ты не можешь преподнесть.
  Да вот, один идёт уж в коридоре.
  
  
  
  
  Фауст
  
  я не могу его принять.
  
  
  
   Мефистофель
  
  Нельзя же так его прогнать:
  Бедняжка долго ждал, он будет в страшном горе.
  Твой плащ да шапочку на время я возьму;
  Как раз к лицу мне быть в таком уборе!
  
  
   (Переодевается.)
  
  Ты остроумию доверься моему -
  Всего лишь четверть часика мне нужно, -
  А сам иди да в путь сготовься дружно.
  
  
   Фауст уходит.
  
  
  
   Мефистофель
  
   (один, в длинной одежде Фауста)
  
  Лишь презирай свой ум да знанья светлый луч -
  Всё высшее, чем человек могуч;
  Пусть с чародейскою забавой
  Тебя освоит дух лукавый, -
  Тогда ты мой, без дальних слов!
  Ему душа дана судьбою,
  Стремящаяся вдаль, не вынося оков;
  В своём стремленье пылкою душою
  Земные радости он презирать готов.
  Он должен в шумный мир отныне погрузиться;
  Его ничтожеством томим,
  Он будет рваться, жаждать, биться,
  И призрак пищи перед ним
  Над ненасытною главою будет виться;
  Напрасно он покоя будет ждать.
  И даже не успей оно душу мне продать,
  Сам по себе он должен провалиться.
  
  
   Входит ученик.
  
  
  
  
  Ученик
  
  Я только что приехал по делам,
  И вот, исполнен преданности к вам,
  Я утруждать решаюсь посещеньем
  Того, о ком все говорят с почтеньем.
  
  
  
   Мефистофель
  
  Учтивость ваша делает вам честь:
  Таких, как я, немало, впрочем, есть.
  Вам приходилось где-нибудь учиться?
  
  
  
  
  Ученик
  
  Я прямо к вам намерен обратитьяс!
  От всей души стараться я готов;
  И деньги есть и телом я здоров.
  Меня пускать мать долго не хотела,
  Да слишком мной охота овладела
  Узнать побольше дельного у вас.
  
  
  
   Мефистофель
  
  О, если так - на месте вы как раз.
  
  
  
  
  Ученик
  
  Признаться, я б уехал хоть сейчас
  Назад: все эти стены, коридоры
  Мучительно мои стесняют взоры;
  Так неприветлив, тесен этот дом:
  Ни зелени, ни деревца кругом!
  А в залах, на скамьях - в одно мгновенье
  Теряешь сразу ум, и слух, и зренье.
  
  
  
   Мефистофель
  
  На всё привычка есть, мой юный друг:
  Дитя - и то у матери не вдруг
  Берёт сосец, чтоб присосаться плотно,
  Впоследствии ж питается охотно.
  А мудрости божественная грудь
  Что день, то больше даст вам наслажденья.
  
  
  
  
  Ученик
  
  Всем сердцем я желаю к ней прильнуть.
  Но как мои осуществить стремленья?
  
  
  
   Мефистофель
  
  Сначала дайте мне ответ:
  Какой милей вам факультет?
  
  
  
  
  Ученик
  
  Хочу я быть учёным чрезвычайным,
  Приблизиться ко всем земли и неба тайнам -
  обнять желаю, словом, полный круг
  Природы всей и всех наук.
  
  
  
   Мефистофель
  
  Вы верный путь себе избрали,
  Лишь развлекаться не должны.
  
  
  
  
  Ученик
  
  И телом и душой, от сердца глубины,
  Отдамся я ученью; но нельзя ли
  И отдохнуть - гулять по временам,
  Хотя бы летом, по воскресным дням?
  
  
  
   Мефистофель
  
  Цените время: дни уходят бевозвратно!
  Но наш порядок даст привычку вам
  Распределять занятья аккуратно.
  А потому, мой друг, на первый раз,
  По мне, полезен был бы тут для вас
  Курс логики: хоть опыт и рискован,
  Начнут дрессировать ваш ум,
  Как бы в сапог испанский зашнурован,
  Чтоб тихо он, без лишних дум
  И без пустого нетерпенья,
  Вползал по лестнице мышленья,
  Чтоб вкривь и вкось, по всем путям,
  Он не метался там и сям.
  Затем внушат вам ради той же цели,
  Что в нашей жизни всюду, даже в том,
  Для всех понятном и простом,
  Что прежде сразу делать вы умели -
  Как, например, питьё, еда, -
  Нужна команда "раз, два, три" всегда.
  Так фабрикуют мысли. С этим можно
  Сравнить хоть ткацкий, например, станок.
  В нём управленье нитью сложно:
  То вниз, то вверх снуёт челнок,
  Незримо нити в ткань сольются;
  Один толчок - сто петель вьются.
  Подобно этому, дружок,
  И вас философ поучает:
  "Вот это - так и это - так,
  А потому и это так,
  И если первая причина исчезает,
  То и второму не бывать никак".
  Ученики пред ним благоговеют,
  Но ткань соткать из нитей не сумеют.
  Иль вот: живой предмет желая изучить,
  Чтоб ясное о нём познанье получить,
  Учёный прежде душу изгоняет,
  Затем предмет на части расчленяет
  И видит их, да жаль: духовная их связь
  Тем временем исчезла, унеслась!
  Encheiresin naturae именует
  Всё это химия; сама того не чует,
  Что над собой смеётся.
  
  
  
  
  Ученик
  
  
  
   Виноват:
  Неясно это мне.
  
  
  
   Мефистофель
  
  
  
   О, всё пойдёт на лад:
  В редукцию лишь надо вникнуть,
  К классификации привыкнуть.
  
  
  
  
  Ученик
  
  Всё дико мне! В мозгу моём
  Всё завертелось колесом.
  
  
  
   Мефистофель
  
  Затем, первей всего, займитесь неизбежно
  Вы метафизикой: учитесь ей прилежно;
  Глубокомысленно трудясь,
  Вместить старайтесь то, что отродясь
  В мозг человеческий не входит;
  Вместите ль, нет ли - не беда:
  Словечко громкое всегда
  Из затрудненья вас выводит!
  Но в первые полгода, милый друг,
  Порядок вам нужнее всех наук;
  Вам в день занятий пять часов нормально:
  С утра к звонку являйтесь пунктуально!
  Старайтесь раньше дома протвердить
  Параграф, чтобы в классе проследить,
  Что вам твердит учитель, слово в слово,
  Лишь то, что в книге, - ничего другого,
  И так старательно пишите всё в журнал,
  Как будто б дух святой вам диктовал.
  
  
  
  
  Ученик
  
  Об этом мне напоминать не надо!
  Сам знаю я, какая в том отрада.
  Спокойно мы домой тетрадь несём:
  Топор не вырубит, что писано пером.
  
  
  
   Мефистофель
  
  Так изберите ж факультет.
  
  
  
  
  Ученик
  
  К юриспруденции не чувствую влеченья.
  
  
  
   Мефистофель
  
  Что ж, не во вред вам это отвращенье:
  По правде, в ней большого проку нет.
  Законы и права, наследное именье,
  Как старую болезнь, с собой
  Несёт одно другому поколенье,
  Одна страна - стране другой.
  Безумством мудрость станет, злом - благое:
  Терпи за то, что ты не дед!
  А право новое, родное -
  О нём - увы! - и речи нет!
  
  
  
  
  Ученик
  
  К ней утвердили вы моё презренье.
  Блажен, кому вы можете помочь!
  Я богословие избрать теперь не прочь.
  
  
  
   Мефистофель
  
  Не стану вас вводить в заблужденье,
  Мой юный друг. В науке сей
  Легко с дороги сбиться: всё в ней ложно;
  Так яду скрытого разлито много в ней,
  Что с пользой различить его едва ли можно.
  И здесь учителя вы слушать одного
  Должны и клясться за слова его.
  И вообще: держитесь слова
  Во всём покрепче, каждый раз!
  тогда дорога верная для вас
  В храм несомненности готова.
  
  
  
  
  Ученик
  
  Но ведь понятия в словах должны же быть?
  
  
  
   Мефистофель
  
  Прекрасно, но о том не надо так крушиться:
  Коль скоро недочёт в понятиях случится,
  Их можно словом заменить.
  Словами диспуты ведутся,
  Из слов системы создаются;
  Словам должны вы доверять:
  В словах нельзя ни йоты изменять.
  
  
  
  
  Ученик
  
  Простите, вам наскучил я; но снова
  Решусь я вас вопросом утруждать:
   Нельзя ли будет мне узнать
   О медецине ваше слово?
  Три года- много ли? А время ведь неждёт,
  И - бог мой! - мудрости так необъятно поле!
  Когда указан путь, тогда гораздо боле
  Почувствуешь себя продвинутым вперёд.
  
  
  
   Мефистофель
  
   (в сторону)
  
  Ну, речь педантская порядком мне приелась:
  Мне сатаной опять явиться захотелось.
  
  
  
  (Вслух.)
  Дух медицины всяк легко поймёт!
  Большой и малый свет вам изучать придётся.
   А там - пускай всё остаётся,
  
   Как бог пошлёт.
  В науке здесь парить не надо через меру:
  Все учатся кой-как, по мере сил;
  А кто мгновенье уловил,
  Тот мигом делает карьеру.
  Притом же вы недурно сложены,
  А стало быть, робеть лишь не должны:
  Кто верить сам в себя умеет,
  Тот и других доверьем овладеет,
  И вот - ему успехи суждены.
  Особенно ж всегда умейте к дамам
  Подделаться их вечный "ох" да "ах"
  Во всех его бесчисленных тонах
  Лечите всё одним, всё тем же самым;
  Тут стоит такта чуточку иметь -
  И, смотришь, все попались в вашу сеть.
  Ваш титул им внушит тот вывод ясный,
  Что вы - искусник редкостный, прекрасный,
  Каких на свете мало есть; а там -
  Вы сразу приметесь за всяческие штучки.
  Которых ждут иные по годам;
  Пожмёте нежно пульс прелестной ручки
  И, пламя хитрое придав своим глазам,
  Изящный стан вы обовьёте ловко:
  Уж не тесна ли, мол, у вас шнуровка?
  
  
  
  
  Ученик
  
  Вот это лучше, видно - как и где.
  
  
  
   Мефистофель
  
  Суха, мой друг, теория везде,
  А древо жизни пышно зеленеет!
  
  
  
  
  Ученик
  
  Клянусь, теперь брожу я как во сне!
  Ещё разок прийти нельзя ли мне7
  Никто учить так мудро не умеет!
  
  
  
   Мефистофель
  
  Чем я могу, служить всегда готов.
  
  
  
  
  Ученик
  
  Нельзя ж мне так уйти от вас! Позвольте
  Просить вас написать в альбом мне пару слов
  В знак вашей благосклонности!
  
  
  
   Мефистофель
  
  
  
  
  
   Извольте!
   (Пишет и возвращает ученику альбом.)
  
  
  
  
  Ученик
  
   (читает)
  
  Eritis sicut Deus, scientes bonum et malum.
  
   (Почтительно закрывает альбом и откланивается.)
  
  
  
   Мефистофель
  
  Следуй лишь этим словам да змее, моей тётке, покорно:
  Божье подобье своё растеряешь ты, друг мой, бесспорно!
  
  
  
  
  Фауст
  
   (входя)
  
  Куда ж теперь?
  
  
  
   Мефистофель
  
   Куда стремишься ты душой.
  Сначала в малый свет, потом в большой.
  С каким весельем, друг ты мой любезный,
  Ты просмакуешь этот курс полезный!
  
  
  
  
  Фауст
  
  Ну нет; я с этой длинной бородой,
  Далёк от жизни лёгкой, молодой.
  Не верю я в попытку эту;
  Притом всегда я чужд был свету.
  Я ниже всех себе кажусь,
  Всегда стесняюсь и стыжусь.
  
  
  
   Мефистофель
  
  Уменье жить придёт само собою.
  Лишь верь в себя, так жизнь возьмёшь ты с бою!
  
  
  
  
  Фауст
  
  Но как же нам пуститься в путь?
  Где экипаж, где кони, слуги?
  
  
  
   Мефистофель
  
  Мне стоит плащ мой развернуть -
  И взовьёмся легче вьюги.
  Но на полёт отважный свой
  Ты не бери узлов с собой.
  Вот я дыханьем огненным повею -
  И мы поднимемся с поверхности земной:
  Чем легче, тем скорей помчишься ты со мной.
  Ну-с, с новой жизнью вас поздравить честь имею!
  
  
  
  
  
  
  
  Сцена 5
  
  
  
   ПОГРЕБ АУЭРБАХА В ЛЕЙПЦИГЕ
  
  
  
  
   Компания гуляк.
  
  
  
  
  Фрош
  
  Никто не пьет! И смеха нет ни в ком!
  Эх, проучить бы вас за эти рожи!
  Сегодня вы - что мокрые рогожи.
  А ведь могли б быть парни с огоньком!
  
  
  
  
  Брандер
  
  Ты виноват - кого ж винить другого?
  Ни глупостей, ни свинства никакого!
  
  
  
  
  Фрош
  
  (выливая ему на голову стакан вина)
  
  Так получи сполна!
  
  
  
  
  Брандер
  
  
  
  
  Свиньёй свинья!
  
  
  
  
  Фрош
  
  Ты сам просил - исполнил я.
  
  
  
  
  3ибель
  
  Кто ссорится, тех вон! Их нам не нужно.
  Знай пойте, пейте да ревите дружно:
  "Гоп, голла, го!"
  
  
  
  
  Альтмайер
  
  
  
   Пропали мы, беда!
  Где вата? Уши мне он раздерёт! Ужасно!
  
  
  
  
  3ибель
  
  Когда трясутся своды, лишь тогда
  Вся сила баса чувствуется ясно!
  
  
  
  
  Фрош
  
  Идёт! А кто перечит, тех - за дверь!
  Га, тра-ла-ла-ла-ла!
  
  
  
  
  Альтмайер
  
  
  
  
  Га, тра-ла-ла-ла-ла!
  
  
  
  
  Фрош
  
  Ну, глотки все настроены теперь!
  
  
   (Поёт.)
  
   Святой, высокий римский трон,
   Как до сих пор не рухнет он?
  
  
  
  
  Брандер
  
  Дрянная песня, тьфу, политикой звучит!
  Создателя благодарите смело,
  Что римский трон блюсти - не ваше дело!
  Конечно, уж судьба ко мне благоволит,
  Что быть мне канцлером иль князем не велит.
  Но старшину иметь не худо и меж нами:
   Так изберем мы папу сами.
   Известно вам, какой чертой
  Решается избранье в сан святой?
  
  
  
  
  Фрош
  
  
   (поёт)
  
  Взвейся, подымися к небу, соловей,
  Сто раз поклонися милой ты моей!
  
  
  
  
  3ибель
  
  Поклона милой нет - и чтоб о том ни слова!
  
  
  
  
  Фрош
  
  Поклон и поцелуй - стою на этом снова!
  
  
   (Поёт.)
  
   Прочь замОк! - в тиши ночной -
   Прочь замОк! - ждёт милый твой;
   Щёлк замОк! - горит восток.
  
  
  
  
  3ибель
  
  Ну, ладно, величай да песни в честь ей пой!
  Тебя же осмеют, а никого другого:
  Как провела меня, так проведёт любого.
  Пускай с ней встретится влюблённый домовой,
  На перекрёстке пусть ей отведёт он очи!
  Пусть в полночь с Блоксберга несущийся домой
  Проблеет ей козёл спокойной ночи!
   Чтоб парень спину гнул пред ней,-
   Нет, много чести будет ей!
   Повыбить окна ей - вот это
   Я одобряю для привета!
  
  
  
  
  Брандер
  
   (ударяя кулаком по столу)
  
  Молчать! Молчать! Послушайте меня!
  Я, как известно, жить умею!
  Ведь здесь влюбленных целая семья -
  И всем доставить по порядку я
  Им кое-что приятное имею.
   На новый песенка покрой:
   Вы петь припев должны за мной!
  
  
  
  (Поёт.)
  
  Раз крыса в погребе жила,
   Все ела жир да сало;
  Как доктор Лютер, завела
   Брюшко и бед не знала.
  Но повар яду ей подлил -
  И крысе белый свет постыл:
   Ужель она влюбилась?
  
  
  
  
  Хор
  
  
   (весело)
 &nb

Другие авторы
  • Энгельгардт Николай Александрович
  • Новоселов Н. А.
  • Старостина Г.В.
  • Михайловский Николай Константинович
  • Лишин Григорий Андреевич
  • Ширинский-Шихматов Сергей Александрович
  • Розен Андрей Евгеньевич
  • Попов Михаил Иванович
  • Абрамович Владимир Яковлевич
  • Аблесимов Александр Онисимович
  • Другие произведения
  • Гончаров Иван Александрович - Письма 1858 года
  • Леонтьев Константин Николаевич - Враги ли мы с греками?
  • Соловьев Владимир Сергеевич - Смысл любви
  • Сумароков Александр Петрович - Пустая ссора
  • Страхов Николай Иванович - Сатирический вестник...
  • Григорьев Аполлон Александрович - Краткая летопись жизни Ап. Григорьева
  • Уманов-Каплуновский Владимир Васильевич - С свободной партией...
  • Байрон Джордж Гордон - Вернер или наследство
  • Каменский Андрей Васильевич - Сэмюэль Морзе. Его жизнь и научно - практическая деятельность
  • Каратыгин Вячеслав Гаврилович - Музыка в Петербурге
  • Категория: Книги | Добавил: Armush (28.11.2012)
    Просмотров: 380 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа