Главная » Книги

Холодковский Николай Александрович - Иоганн Вольфганг Гете. Фауст, Страница 13

Холодковский Николай Александрович - Иоганн Вольфганг Гете. Фауст


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21

nbsp;
  
  Мефистофель
  
   Да, теперь мы снова приближаемся к границам нашего
  остроумия, туда, где человек теряет управление своим
  рассудком. К чему же ты вступаешь в общение с нами,
  когда не в силах поддержать его? Хочешь летать -
  и боишься, что голова закружится? Мы ли тебе
  навязывались или ты нам?
  
  
  
  Фауст
  
   О, не скаль же так на меня свои прожорливые зубы:
  это отвратительно! О великий, чудесный дух, удостоивший
  меня видеть лицо свое! Ты знаешь сердце мое, душу мою:
  к чему же было приковывать меня к этому постыдному спутнику,
  который во зле видит свою жизнь, а в убийстве - наслажденье!
  
  
  
  Мефистофель
  
   Скоро ты кончишь?
  
  
  
  Фауст
  
   Спаси её или горе тебе! Тягчайшее проклятие на голову твою
  на тысячи лет!
  
  
  
  Мефистофель
  
   Не в моих силах разрывать узы мстителя и снимать
  его затворы. Спаси ее! Но кто, скажи, ввергнул её
  в бездну погибели: я или ты?
  
  
  Фауст дико озирается кругом.
  
   За громы схватиться хочешь? Счастье, что не вам Даны они,
  жалким смертным! Сокрушить непокорного - вот известный прием
  тиранов, к которому они прибегают, когда их поставят в тупик.
  
  
  
  Фауст
  
   Веди меня туда! Она должна быть свободна.
  
  
  
  Мефистофель
  
   А опасность, которой ты сам подвергаешься? Знай,
  что в городе ты оставил следы твоего кровавого греха.
  На месте убийства парят мстительные духи и ждут возвращения
  убийцы.
  
  
  
  Фауст
  
   Что ещё предстоит мне от тебя? Смерть и проклятие
  всей вселенной на тебя чудовище! Веди меня, говорят
  тебе, и освободи её!
  
  
  
  Мефистофель
  
   Изволь, я сведу тебя. Слушай же, что я могу сделать,-
  ведь не все же силы земли и неба в моей власти.
  Я могу помрачить ум тюремщика, а ты завладей ключами и
  выведи её человеческою рукою. Я буду на страже:
  волшебные кони, которые умчат вас, будут готовы.
  Вот всё, что я могу.
  
  
  
  Фауст
  
   Туда - и сейчас же!
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  Сцена 24
  
  
  
   НОЧЬ. ОТКРЫТОЕ ПОЛЕ
  
  
  
   Фауст и Мефистофель мчатся на вороных конях.
  
  
  
  
  Фауст
  
   Зачем там слетелись у плахи они?
  
  
  
  Мефистофель
  
   Не знаю, но вижу, там что-то творят.
  
  
  
  Фауст
  
   Взлетают, кружатся, спускаются вниз.
  
  
  
  Мефистофель
  
   То ведьмы.
  
  
  
  Фауст
  
  
  
   Свершают какой-то обряд.
  
  
  
  Мефистофель
  
   Пускай их колдуют! За мною, вперед!
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  Сцена 25
  
  
  
   ТЮРЬМА
  
  
  
   Фауст со связкой ключей и лампой
  
   перед железной дверью.
  
  
  
  
  Фауст
  
  Вся скорбь людей скопилась надо мною:
  Давно мне чуждым страхом я объят;
  Вот здесь её, за влажною стеною,
  Невинную, оковы тяготят.
   Что ж медлишь ты, войти не смея?
   Боишься встретить милый взгляд?
   Твой страх - ей смерть! Вперёд скорее!
  
   (Хватается за замок.)
  
  
  
  Песня внутри
  
   Мать, распутница мать,
   Погубила меня;
   Мой отец, негодяй,
   Изглодал всю меня;
   А сестричка моя
   Мои кости нашла,
   Тайно в поле снесла.
   Резвой птичкою я
   Мчусь в чужие края!
  
  
  
  Фауст
  
   (отворяя дверь)
  
  Не чувствует она, что милый здесь стоит!
  Лишь цепь на ней гремит, солома шелестит.
  
  
  
  (Входит.)
  
  
  
  Маргарита
  
  (прячась на кровати)
  
  Идут! Настал час смертный мой!
  
  
  
  Фауст
  
  
  (тихо)
  
  Молчи, молчи: свободна будешь!
  
  
  
  Маргарита
   (бросаясь перед ним на колени)
  
  Кто б ни был, сжалься надо мной!
  
  
  
  Фауст
  
  Потише: стражу ты разбудишь!
  
   (Начинает разбивать цепи.)
  
  
  
  Маргарита
  
   (на коленях)
  
   Кто власть тебе такую дал,
   Палач, над бедной надо мною?
   Меня будить ты в полночь стал...
   О, сжалься и оставь живою
   Хоть до утра,- казни тогда!
   Я молода, так молода -
   И вот заутра умираю!
  
  
  
  (Встает.)
  
   Я хороша была - за то и погибаю!
   Был близок друг, теперь далёк,
   Цветы увяли, сорван мой венок...
   О, не хватай меня ты, умоляю!
   Тебе я зла не делала, поверь:
   Мы в первый раз встречаемся теперь.
   Палач, палач, услышь мои моленья!
  
  
  
  Фауст
  
   Переживу ль все эти я мученья!
  
  
  
  Маргарита
  
  Палач, твоя теперь я, вся твоя!
  Свою бы дочь я только накормила:
  Всю ночь её в слезах ласкала я...
  Её украли, чтобы я тужила,
  А говорят, что я её убила.
  Я никогда не буду весела:
  Ведь про меня и песня ходит злая...
  Такая в сказке, правда, мать была,
  Но разве я такая?
  
  
  
  Фауст
  
  (становясь на колени)
  
  Возлюбленный у ног твоих лежит;
  Он от цепей тебя освободит.
  
  
  
  Маргарита
   (падая рядом с ним на колени)
  
   Скорей на колени!
   Смотри, у ступени,
   У двери зияет
   Весь ад и пылает;
   Злой дух там стоит,
   Шумит и гремит.
   Дрожу от испуга!
  
  
  
  Фауст
  
  
  (громко)
  
  Гретхен! Гретхен!
  
  
  
  Маргарита
  
   (прислушиваясь)
  
  
  
   Это голос друга!
  
   (Вскакивает. Цепи падают.)
  
   Я слышу, он зовёт меня!
   Свободна я, свободна я!
   К нему помчусь я, изнывая,
   К нему прильну я, отдыхая!
  Он звал меня: "Гретхен!" У двери стоял он,
  Сквозь крики бесовские громко взывал он;
  Сквозь хохот, и грохот, и яростный вой
  Я слышала голос знакомый, родной.
  
  
  
  Фауст
  
  Я здесь!
  
  
  
  Маргарита
  
  
   Ты здесь? О, повторить нельзя ль?
  
  
   (Обнимая его.)
  
  Ты здесь, ты здесь? Где вся моя печаль,
  Где страх тюрьмы? Ты цепи разбиваешь!
  Ты здесь: пришел и из тюрьмы спасаешь!
  Я спасена! А вот и улица опять,
  Где в первый раз тебя пришлось мне повстречать.
  А вот и сад я увидала,
  Где с Мартою тебя я поджидала.
  
  
  
  Фауст
  
   (увлекая её)
  
  Идём, идём!
  
  
  
  Маргарита
  
  
  
  О милый, подожди!
  
  
   (Ласкается к нему.)
  
  Так любо мне с тобой!
  
  
  
  Фауст
  
  
  
  
   Выходи!
  Спеши - не то ты горько пожалеешь!
  
  
  
  Маргарита
  
  Иль целовать ты больше не умеешь?
  Ты лишь на миг со мной в разлуке был
  И целовать меня уж позабыл!
  О, отчего теперь перед тобой дрожу я,
  Когда ещё вчера в тебе, в твоих словах
  Я находила рай, как в ясных небесах,
  И ты душил меня в объятиях, целуя?
   Целуй, целуй скорей меня!
   Не хочешь - поцелую я
   Тебя сама!
  
  
   (Обнимает его.)
  
  
  
   Увы, остыла
  Твоя любовь; твои уста
  Так стали холодны! Твоих объятий сила
  Исчезла... То ли прежде было?
  О, горе, горе мне! Иль я уже не та?
  
   (Отворачивается от него.)
  
  
  
  Фауст
  
  За мной, за мной! Опомнись, дорогая:
  Я твой всегда от сердца полноты!
  Иди - молю лишь об одном тебя я!
  
  
  
  Маргарита
  
  (оборачиваясь к нему)
  
  Так это ты? Наверно это ты?
  
  
  
  Фауст
  
  Я, я! Идем!
  
  
  
  Маргарита
  
  
  
  И ты освобождаешь
  Меня, мой друг, и к сердцу прижимаешь?
  Ужель тебе не страшно быть со мной?
  Да знаешь ли, кого ты, милый мой,
  Освободил?
  
  
  
  Фауст
  
  
   Уж стало рассветать!
  
  
  
  Маргарита
  
   Ах! я свою убила мать,
   Свое дитя убила я!
   Ребёнок, дочь моя, твоя...
   Твоя? Ты здесь? Да, это он!
   Дай руку! Это был не сон?
   Рука твоя; но оботри
   Её скорее: посмотри -
   Дымится кровь его на ней!
   Что сделал ты! Скорей, скорей
   Вложи в ножны свой страшный меч, :
   Вложи, чтоб больше не извлечь!
  
  
  
  Фауст
  
   Что было - вновь тому не быть;
   Но ты нас можешь погубить.
  
  
  
  
  
  Маргарита
  
   О нет, живи, живи, мой милый!
   Послушай, вырой три могилы...
   С зарёй придётся умирать...
   На первом месте будет мать,
   С ней рядом брат мой будет спать,
   А я - поодаль, но немного,
   Немного, милый, ради бога!
  Ребёнка ж положи ты на груди моей:
  Кому ж, как не ему, лежать теперь со мною?
  А помнишь, милый друг, как много мы с тобою
  Когда-то провели блаженно-чудных дней!
  Теперь мне обнимать уж больше не придется
  Тебя, мой дорогой, затем, что мне сдаётся,
  Что ты меня в ответ с презреньем оттолкнёшь.
  А всё же это ты, всё так же добр, хорош!
  
  
  
  Фауст
  
  Коль любишь ты меня, за мною ты пойдёшь!
  
  
  
  Маргарита
  
  Куда?
  
  
  
  Фауст
  
  
  На волю!
  
  
  
  Маргарита
  
  
  
   Что ж, когда могилу там
  Найду и с нею смерть,- пойдём дорогой тою
  К загробной тишине, к безмолвному покою;
  Но дальше - ни на шаг... Идёшь ты, милый мой?
  О, если бы и я могла идти с тобой!
  
  
  
  Фауст
  
  Ты можешь, если б только захотела!
  
  
  
  Маргарита
  
  Нет, мне нельзя! Надежда улетела!
  Зачем бежать? Меня там стража ждёт...
  Жить в нищете так тягостно и больно!
  А совесть? Как не вспомнить всё невольно!
  Так горько мне идти в чужой народ...
  Да и поймают скоро нас, я знаю!
  
  
  
  Фауст
  
  Я остаюсь!
  
  
  
  Маргарита
  
  
   Спеши же, заклинаю!
  
   Ступай всё вниз, всё вниз,
  
   К ручью спустись,
  
   Тропинку там найди
  
   И в лес войди.
  
   Налево под мостом
  
   Одна она лежит,
  
   И плачет, и кричит,
  
   Влекомая ручьём.
  
   Она жива. Хватай,
  
   Хватай её, спасая!
  
  
  
  Фауст
  
   Приди в себя! Не медли боле!
   Опомнись: шаг - и ты на воле!
  
  
  
  Маргарита
  
  Нам только бы гору скорей миновать:
  На голом там камне сидит моя мать,-
   По жилам мороз пробегает...
  На голом там камне сидит моя мать
   И мне головою кивает.
  Недвижны глаза; голова тяжела...
  Не встать ей: увы! она долго спала,-
  Уснула, чтоб мы без неё наслаждались...
  Дни счастья минули; куда вы умчались?
  
  
  
  Фауст
  
  Ни словом, ни просьбой увлечь не могу я -
  Так силой с собою тебя увлеку я!
  
  
  
  Маргарита
  
  К чему насилье? О, оставь, молю!
  Не жми так крепко руку ты мою -
  И без того покорною была я.
  
  
  
  Фауст
  
  Уж скоро день! Опомнись, дорогая!
  
  
  
  Маргарита
  
  День? Скоро день? То день последний мой,
  А мог бы стать днём свадьбы нам с тобой!
  Смотри, мой друг, чтоб люди не узнали,
  Что был ты у меня. Венок мой разорвали,-
  Увы, беда стряслася надо мной!
  Постой, ещё мы встретимся с тобой,-
  Не в хороводе только, нет, едва ли!
  Безмолвно дыханье своё затая,
  Теснится толпа; их так много:
  Вся площадь полна, вся дорога...
  Чу, колокол слышится... Вот уж судья
  Сломал свою палочку... Разом схватили,
  Связали, на плаху меня потащили!
  И каждому страшно: пугается он,
  Как будто топор и над ним занесен...
  Вокруг тишина, как под крышкою гроба!
  
  
  
  Фауст
  
  О, если б не был я рожден!
  
  
  
  Мефистофель
  
  
  (в дверях)
  
  За мной, иль вы погибли оба!
  Скорей, восток уж озарён!
  Оставьте ваши вздохи, ахи!
  Дрожат уж кони, жмутся в страхе.
  
  
  
  Маргарита
  
  Кто из земли там вырос? Он!
  То он! Нельзя дышать при нем!
  Зачем на месте он святом?
  За мной?
  
  
  
  Фауст
  
  Ты жить должна! Скорее!
  
  
  
  Маргарита
  
  Суд божий, предаюсь тебе я!
  
  
   Мефистофель
  
  За мной, иль с ней тебя покину я!
  
  
  
  Маргарита
  
  Спаси меня, господь! О боже, я твоя!
  Вы, ангелы, с небес ко мне слетите,
  Меня крылами осените!
  Ты, Генрих, страшен мне!
  
  
   Мефистофель
  
  
  
  
   Она
  Навек погибла!
  
  
   Голос свыше
  
  
  
  
  Спасена!
  
  
   Мефистофель
  
  
  (Фаусту)
  
  За мной скорее!
  
  
  (Исчезает с Фаустом.)
  
  
   Голос Маргариты
  
   (из тюрьмы, замирая)
  
  
  
   Генрих! Генрих!
  
  
  
  
  
  
  
  ****************************************************
  
  
  
  
  
  
  
  
   * ЧАСТЬ ВТОРАЯ *
  
  
  
  
  
  Действие первое
  
  В настоящем издании из второй части "Фауста" исключен ряд сцен.
  
  
  
   ЖИВОПИСНАЯ МЕСТНОСТЬ.
  
  
  
  Фауст лежит, утомленный, на цветущем лугу, в беспокойном сне,
  Сумерки. Над Фаустом парит хор прелестных малюток-духов.
   Пение, сопровождаемое звуками эоловых арф.
  
  
  
  
  Ариэль
  
   В дни, когда весна сияет,
   Дождь цветов повсюду льет,
   Поле в зелень одевает,
   Смертным радости несет,-
   Крошек-эльфов дух великий
   Всем спешит смягчить печаль:
   Свят ли он иль грешник дикий,
   Несчастливца эльфам жаль.
  Вы, что сюда слетелись в рой свободный,
  Исполните долг эльфов благородный:
  Смирите в нем свирепый пыл борьбы,
  Смягчите боль жестокую упрека,
  Изгладьте память ужасов судьбы.
  В безмолвии ночном четыре срока -
  Не медлите ж! Слетясь со всех сторон,
  Его склоните нежно к изголовью,-
  Росою Леты брызните с любовью,-
  Усталые расправит члены сон,
  И день он встретит бодр и укреплен.
  Итак, скорее подвиг свой начните:
  К святому свету вновь его верните!
  
  
  
  Хор эльфов
  
   (поодиночке, по два и по нескольку,
  
  чередуясь и соединяясь)
  
  
  
  (Serenade)
  
   Теплый воздух безмятежен,
   Тихо в зелени полян,
   Сладок запах, и безбрежен
   Легкий вечера туман;
   Нашепчите ж мир ночлега,
   Детским отдыхом маня,
   И очам усталым нега
   Пусть закроет двери дня!
  
  
  
  (Notturno)
  
   Ночь восходит, рассыпая
   Сотни звезд по небесам;
   Рой светил горит, мерцая,
   Блещет здесь, сияет там;
   Спят озер зеркальных воды;
   Чисто небо; ночь ясна,-
   И над тихим сном природы
   Пышно царствует луна.
  
  
  
  (Mattutino)
  
   Пусть текут часы забвенья,
   Грусть и радость устраня;
   Близко время исцеленья,-
   Верь же вновь сиянью дня!
   По долине меж холмами
   Тихо в зелени дерев,
   И сребристыми волнами
   Нива зыблет свой посев.
  
  
  
  (Re veil)
  
   Достижимы все стремленья;
   Посмотри: заря ясна!
   Слабы цепи усыпленья,-
   Сбрось же, сбрось оковы сна!
   Меж медлительной толпою
   Будь творцом отважных дел!
   Всемогущ, кто чист душою,
   Восприимчив, быстр и смел.
  
  Сильный шум возвещает восход солнца.
  
  
  
  Ариэль
  
   Чу! Шумят, бушуют Оры!
   Шум их слышат духов хоры;
   Новый день увидят взоры.
   Чу! Скрипят ворота неба!
   Чу! Гремят колеса Феба!
   Сколько шуму вносит свет!
   Трубный звук гудит и мчится,
   Слепнут очи, слух дивится,
   Лишь для смертных шума нет!
   Поскорей к цветам спешите,
   Глубже, глубже в них нырните;
   Скройтесь в листьях, в щели скал,
   Чтоб вас шум не оглушал!
  
  
  
  Фауст
  
  Опять ты, жизнь, живой струёю льёшься,
  Приветствуешь вновь утро золотое!
  Земля, ты вечно дивной остаёшься:
  И в эту ночь ты в сладостном покое
  Дышала, мне готовя наслажденье,
  Внушая мне желанье неземное
  И к жизни высшей бодрое стремленье.
  Проснулся мир - ив роще воспевает
  Хор стоголосый жизни пробужденье.
  Туман долины флёром одевает,
  Но озаряет небо предо мною
  И глубь долин. Вот ветка выступает,

Категория: Книги | Добавил: Armush (28.11.2012)
Просмотров: 356 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа