Главная » Книги

Холодковский Николай Александрович - Иоганн Вольфганг Гете. Фауст, Страница 11

Холодковский Николай Александрович - Иоганн Вольфганг Гете. Фауст


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21

iv align="justify">  Своею верою полна,
  Той верою, которая одна
  Спасенье ей,- она жалеет,
  Как душу близкую, погибшего меня.
  
  
   Мефистофель
  
  Эх, ты! В тебе ведь только похоть бродит!
  Тебя девчонка за нос водит!
  
  
  
  Фауст
  
  Прочь, порожденье грязи и огня!
  
  
   Мефистофель
  
  А в рожах ловко суть она находит!
  При мне минутки не сидится ей:
  Ум замечая в рожице моей,
  Она томится и скорбит безмерно,
  Что если я не черт, то гений уж наверно.
  Гм! Эта ночь!..
  
  
  
  Фауст
  
  
  
   Для тебя ль она?
  
  
   Мефистофель
  
  И я, мой друг, порадуюсь сполна.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  Сцена 17
  
  
  
   У КОЛОДЦА
  
  
  
   Гретхен и Лизхен с кувшинами.
  
  
  
  
  Лизхен
  
  Ты о Варваре не слыхала?
  
  
  
  Гретхен
  
  Нет. Я ведь дома все сижу одна.
  
  
  
  Лизхен
  
  Мы знаем кое-что! Сивилла мне сказала.
  Попалась наконец она!
  Вперед не важничай!
  
  
  
  Гретхен
  
  
  
  
  А что?
  
  
  Лизхен
  
  
  
  
  
  Да дело скверно!
  Что ест она и пьет - двух кормит: это верно.
  
  
  
  Гретхен
  
  Ах!
  
  
  
  Лизхен
  
   Да, теперь награждена!
  На шею парню вешалась она:
  На все гулянья с ним ходила,
  С ним танцевала и кутила;
  Везде хотела первой быть,
  Есть пирожки да вина пить,
  Себя красавицей считала;
  Дошла в бесстыдстве до того,
  Что наконец уж от него
  Открыто брать подарки стала!
  Ласкала, нежила дружка -
  Вот и осталась без цветка!
  
  
  
  Гретхен
  
  Бедняжка!
  
  
  
  Лизхен
  
  
   Ты еще жалеешь!
  А мы? Как мать велит, бывало, прясть,-
  Сидишь да ночью вниз сойти не смеешь,
  Она же мигом к миленькому - шасть!
  Там, на скамье иль в переулке темном,
  Не скучно было в уголке укромном!
  Теперь вот пусть свою убавит спесь
  Да перед нами в церкви грех свой весь
  В рубашке покаянной пусть расскажет!
  
  
  
  Гретхен
  
  Ее он замуж взять, наверно, не откажет.
  
  
  
  Лизхен
  
  Держи карман! Нет, парень не дурак:
  Получше может заключить он брак.
  Да он уж и удрал.
  
  
  
  Гретхен
  
  
  
   Он поступил нечестно.
  
  
  
  Лизхен
  
  Да хоть женись - не очень будет лестно.
  Ей наши парни разорвут венок,
  А мы насыплем сечки на порог!
  
  
   (Уходит.)
  
  
  
  Гретхен
  
   (идя домой)
  
  И я, бывало, храбро осуждала,
  Как девушка, бедняжка, в грех впадала!
  Проступки я бранила строже всех;
  Чтоб их клеймить, не находила слова:
  Каким мне черным ни казался грех,
  Я все его чернить была готова!
  Сама, бывало, так горда, важна:
  А вот теперь и я грешна!
  Но, боже, что меня смутило,
  Так было сладостно, так мило!
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  Сцена 18
  
  
  
   У ГОРОДСКОЙ СТЕНЫ
  
  
  
   В нише статуя Mater dolorosa 1;
   перед нею вазы для цветов.
   Гретхен ставит свежие цветы.
  
  
  
  
  Гретхен
  
   Скорбя, страдая,
   О мать святая,
  Склонись, склонись к беде моей!
   С мечом в груди ты
   На лик убитый
  Христа глядишь, полна скорбей.
   Отца зовешь ты,
   И вздохи шлешь ты
  Из глубины души своей.
   Увы, кто знает,
   Как изнывает
  Вся грудь моя, тоски полна!
  Как душа моя томится,
  Как дрожит, куда стремится,-
  Знаешь ты лишь, ты одна!
  С людьми ли я - невольно
  Мне больно, больно, больно,
  Везде тоскую я!..
  Одна ли горе прячу -
  Я плачу, плачу, плачу,
  И рвется грудь моя.
  Цветы омыла эти
  Слезами я, скорбя,
  Когда я на рассвете
  Рвала их для тебя.
  Когда мне заблестели
  Лучи зари в окно,
  Сидела я в постели,
  Рыдая уж давно.
  Меня позором не убей!
  Молю тебя я,
  О мать святая,
  Склонись, склонись к беде моей!
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  Сцена 19
  
  
  
   НОЧЬ УЛИЦА ПЕРЕД ДОМОМ ГРЕТХЕН
  
  
  
   Валентин, солдат, брат Гретхен.
  
  
  
  
  Валентин
  
  Сидишь, бывало, за столом
  С друзьями; шум идет кругом;
  Лишь о красотках и речей -
  И каждый хвалится своей
  Да пьет, красой ее кичась;
  А я, спокойно подбочась,
  При этой шумной похвальбе
  Сижу да слушаю себе;
  И вдруг, смеясь, крутя свой ус
  И полный вверх стакан подняв,
  Скажу: "У всякого свой вкус,
  Не угодишь на каждый нрав;
  Но мне назвать прошу я вас
  Одну хоть девушку у нас,
  Чтоб Гретхен стоила моей,
  В подметки чтоб годилась ей!"
  Тут шум пойдет, и звон, и гром.
  "Он прав, он прав! - толпа кричит.-
  Нет краше девушки кругом!"
  Любой хвастун тут замолчит.
  Теперь - рви волосы да злись,
  Лезь на стену, хоть разорвись
  От гнева: стали все кругом
  Кивать, подмигивать глазком.
  Язвить любой бездельник рад;
  А я, как будто виноват,
  Сижу, молчу. Чуть кто сболтнет,
  Меня бросает в жар и пот.
  Хоть разнесешь их всех, а все ж
  Не скажешь им, что это ложь!
  Кто там? Какой там чёрт ползёт?
  Не двое ль их? Пришли за нею!
  Постой же: пусть я околею,
  Когда он с места жив уйдет!
  
   Входят Фауст и Мефистофель.
  
  
  
  Фауст
  
  Вон в ризнице церковной под окном
  Блестит огонь лампады: то затихнет,
  Слабей, слабей, то снова ярко вспыхнет,
  То вновь замрет - и мрак густой кругом,
  В душе ж моей давно огонь не блещет.
  
  
   Мефистофель
  
  Что до меня, то грудь моя трепещет,
  Как у кота, когда влезает он
  На крышу, юной кошкою прельщен.
  И мысли всё хорошие такие:
  То похоть, то проказы воровские.
  Все существо мое с восторгом ждет
  Чудеснейшей Вальпургиевой ночи.
  Вот послезавтра к нам она придет;
  В ту ночь недаром сна не знают очи.
  
  
  
  Фауст
  
  А этот клад, что видится вдали:
  Поднимется ль он вверх из-под земли?
  
  
   Мефистофель
  
  Порадуйся, недолго ждать: оттуда
  Ты котелок достанешь без труда.
  Недавно я заглядывал туда:
  Там талеров порядочная груда.
  
  
  
  Фауст
  
   Браслетов нет ли иль перстней
   Моей красотке на веселье?
  
  
   Мефистофель
  
  Найдутся там и вещи поценней:
  Жемчужное я видел ожерелье!
  
  
  
  Фауст
  
  Вот это хорошо! Мне больно к ней идти
  И ничего с собой в подарок не нести.
  
  
   Мефистофель
  
  По мне, так чем же было б неприятно
  Себя порой потешить и бесплатно?
  Как ярки звезды! В блеске их лучей
  Теперь я шутку выкину на диво:
  Спою я песню нравственную ей,
  Чтоб тем верней сманить красотку живо.
  
  (Поет, аккомпанируя на гитаре.)
  
   Не стой, не стой,
   Не жди с тоской
   У двери той,
   Катринхен, пред денницей!
   Не жди, не верь:
   Войдешь теперь
   Девицей в дверь,
   А выйдешь не девицей!
   Не верь словам!
   Насытясь сам,
   Бедняжке там
   "Прости, прощай!" - он скажет,
   Скажи: "Постой,
   Повеса мой,
   Пока со мной
   Кольцо тебя не свяжет!"
  
  
  
  Валентин
  
  
  (выходя)
  
  Черт побери! Кого ты там
  Смущаешь, крысолов проклятый?
   Гитара к черту! К черту сам
   Слетишь и ты, певец завзятый!
  
  
   Мефистофель
  
  Гитара сломана: ее не нужно нам!
  
  
  
  Валентин
  
  Теперь и череп пополам!
  
  
   Мефистофель
  
  
  (Фаусту)
  
  Ну, доктор, я вас приглашаю!
  Вперед, смелее! Не робей,
  Валяй шпажонкою своей,
  Коли смелей - я отражаю.
  
  
  
  Валентин
  
  Так отражай же!
  
  
   Мефистофель
  
  
  
   Я к услугам весь!
  
  
  
  Валентин
  
  Еще!
  
  
   Мефистофель
  
  Могу!
  
  
  
  Валентин
  
  
  Сам чёрт дерется здесь!
  Но что со мной! Рука уж ослабела
  
  
   Мефистофель
  
  
  (Фаусту)
  
  Коли же!
  
  
  
  Валентин
  
  
  (падая)
  
  
   Ох!
  
  
   Мефистофель
  
  
  
  Смирили дурака!
  Теперь пора убраться нам приспела:
  Тут будет шум и крик наверняка.
  Хоть мне возня с полицией легка,
  Но уголовный суд - иное дело!
  
  
  
  Уходят.
  
  
  
  Марта
  
   (у окна)
  
  
   Сюда скорей!
  
  
  
  Гретхен
  
   (у окна)
  
  
  
  
  Сюда огня!
  
  
  
  Марта
  
  Здесь драка, спор! Здесь шум, возня!
  
  
  
  Народ
  
  Убит один, гляди!
  
  
  
  Марта
  
   (выходя)
  
  
  
   А где убийца, где злодей?
  
  
  
  Гретхен
  
   (выходя)
  
  Кто здесь?
  
  
  
  Народ
  
  
   Сын матери твоей.
  
  
  
  Гретхен
  
  Всевышний, пощади!
  
  
  
  Валентин
  
  Я умираю. Так легко сказать,
  А умереть легко вдвойне.
  Эй, бабы! Больше не к чему кричать -
  Приблизьтесь и внимайте мне!
  
  
   Все обступают его.
  
   Ты, Гретхен, очень молода
   И так глупа, что навсегда
   Плохой избрала путь.
  Могу при всех тебе сказать:
  Когда могла такою стать,
   Так уж открыто будь!
  
  
  
  Гретхен
  
  О боже! Брат мой, что такое?
  
  
  
  Валентин
  
  Оставь хоть бога ты в покое!
  Что было, нам не воротить;
  Уж, видно, так тому и быть.
  Ты начала теперь с одним,
  Потом другой придет за ним.
  А как до дюжины дойдет,
  К тебе весь город побредет.
  
  Когда впервые грех родится,
  Себя таит он в первый миг:
  Под кровом ночи рад он скрыться
  И закрывает грозный лик;
  Тогда убить его не поздно.
  Но скоро, скоро грех растет,
  Средь бела дня открыт идет;
  Лицо его не меньше грозно,
  Но чём лицо его страшней,
  Тем яркий свет ему нужней.
  Я знаю, срок настанет твой -
  И честный гражданин любой,
  Как перед язвой моровою,
  Распутница, перед тобою
  Отпрянет. От стыда горя,
  В глаза открыто ты не взглянешь;
  В цепочке ты франтить настанешь
  И убежишь от алтаря!
  Не будешь в танце красоваться
  Ты в кружевном воротничке:
  Меж нищих и калек скрываться
  Ты будешь в темном уголке!
  И если бог простит твой грех,
  Ты на земле презренней всех!
  
  
  
  Марта
  
  Предайся лучше покаянью,
  Чем удручать себя вам бранью!
  
  
  
  Валентин
  
  Когда б сломать я ребра мог
  Тебе, бесстыжей сводне скверной,
  Я знаю, что простил бы бог
  Тогда грехи мои наверно!
  
  
  
  Гретхен
  
  О, муки ада! Брат мой, брат!
  
  
  
  Валентин
  
  Напрасны слезы, говорят!
  Сестра, ты честь свою забыла,
  Меня ты в сердце поразила,-
  На божий суд идет твой брат
  Без страха, честно, как солдат.
  
  
  
  (Умирает.)
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  Сцена 20
  
  
  
   СОБОР
  
  
  
   Служба, пение, орган.
   Гретхен в толпе народа;
   позади нее Злой Дух.
  
  
  
  
  Злой Дух
  
  Не так ты, Гретхен, прежде,
  С душой невинной,
  Ходила к алтарю.
  Молясь по книжке старой,
  Ты лепетала,
  Наполовину детским играм,
  Наполовину богу
  Душою предана!
  О Гретхен!
  Где голова твоя?
  И на душе твоей
  Какой тяжелый грех?
  Ты молишься ль за мать свою? Она
  Тобой для долгих-долгих мук усыплена!
  Чья кровь у дома твоего?
  Что у тебя под сердцем скрыто?
  Не шевелится ль что-то там
  И не тревожит ли тебя
  Присутствием своим?
  
  
  
  Гретхен
  
  Увы, увы!
  Как дум мне этих избежать,
  Которые теснятся отовсюду
  Ко мне и в душу проникают?
  
  
  
  Хор
  
  Dies irae, dies illa
  Solvet saeclum in fayilla
  
  
   Звуки органа.
  
  
  
  3лой Дух
  
  Гнев неба над тобою!
  Труба звучит;
  Заколебались гробы;
  Душа твоя
  Из бездны праха
  Для мук ужасных
  Огня и ада,
  Дрожа, встает!
  
  
  
  Гретхен
  
  О, если б мне уйти отсюда!
  Мне грозный гром органа -
  Дышать мешает,
  Меня терзает это пенье
  До глубины сердечной!
  
  
  
  Хор
  
  Judex ergo cum sedebit,
  Quidquid latet, adparebit
  Nil inultum remanebit.
  
  
  
  Гретхен
  
  Как душно мне!
  Как эти арки, эти своды
  Теснят меня!
  Воздуха, воздуха больше!
  
  
  
  Злой Дух
  
  Беги! Но грех и стыд
  Не будет скрыт.
  Что? Воздуха? Света?
  Горе тебе!
  
  
  
  Хор
  
  Quid sum miser tunc dicturus?
  Quem patronum rogaturus,
  Quum vix Justus sit securus?
  
  
  
  3лой Дух
  
  Свой лик пресветлый отвращают
  Святые от тебя,
  И руку протянуть тебе
  Им, чистым, страшно!
  Увы!
  
  
  
  Хор
  
  Quid sum miser tune dicturus?
  
  
  
  Гретхен
  
  Соседка, ваш флакон!..
  
  
   (Падает в обморок.)
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  Сцена 21
  
  
  
   ВАЛЬПУРГИЕВА НОЧЬ
  
  
  
  
  Местность в горах Гарца,
   в окрестностях деревень Ширке и Эленд.
  
  Фауст и Мефистофель.
  
  
  
  
  Мефистофель
  
  Не чувствуешь нужды ты в помеле?
  Теперь на дюжем рад бы я козле
  Погарцевать, уставши от дороги.
  
  
  
  Фауст
  
  Меня еще покамест носят ноги:
  Дубинкой путь стараюсь облегчать.
  К чему дорогу сокращать?
  То странствовать в извилистой долине,
  То лезть с утеса на утес к вершине,
  Откуда вниз ручей стремится в дол,-
  Мне весело, и путь мой не тяжел.
  Везде весна: береза зеленеет,
  Позеленела даже и сосна;
  Ужель на нас весною не повеет?
  
  
  
  Мефистофель
  
  Признаться, мне чужда весна!
  Во мне зима царит: мне надо,
  Чтоб снег, мороз был на пути моем.
  В ущербе месяц; тусклою лампадой
  Едва мерцает красным он лучом;
  Неважный свет! Здесь каждый шаг нам может
  Опасен быть: наткнешься прямо лбом
  На камень или ствол. Постой-ка, нам поможет
  Блудящий огонек, мелькающий кругом!
  Эй, ты, поди сюда и посвети, любезный!
  К чему иначе свет твой бесполезный?
  Веди-ка нас вперед средь этой тьмы.
  
  
   Блуждающий огонек
  
  Мне изменить придется, вам в угоду,
  Мой легкий нрав и всю мою природу.
  И вкривь и вкось блуждать привыкли мы.
  
  
  
  Мефистофель
  
  Эге! ты - человека подражатель?
  Во имя черта, марш вперед, приятель,
  Не то тебя задую я сейчас!
  
  
   Блуждающий огонек
  
  Я вижу, вы хозяин здесь; для вас
  Все сделать я готов, чтоб не сойти с дороги.
  Но помните: гора от чар с ума сойдет,
  И если вас огонь блуждающий ведет,
  То вы к нему не будьте слишком строги!
  
  Фауст, Мефистофель и Блуждающий огонек поют попеременно.
  
  
  
  Фауст
  
   В область сна вошли мы, словно
   В очарованные страны.
   О, веди нас прямо, ровно
   Сквозь леса и сквозь туманы,
   Чрез пустыню, меж горами!
  
  
  
  Огонек
  
   Вот деревья вдаль рядами
   Сзади нас, шумя, несутся;
   Гор вершины будто гнутся;
   Скалы длинными носами
   Захрапели перед нами.
  
  
  
  Фауст
  
   Под камнями, под кустами
   Слышу я ручья шептанье:
   Песня ль это иль жу

Другие авторы
  • Калинина А. Н.
  • Готовцева Анна Ивановна
  • Сулержицкий Леопольд Антонович
  • Пестов Семен Семенович
  • Тургенев Николай Иванович
  • Юрковский Федор Николаевич
  • Крейн Стивен
  • Львова Надежда Григорьевна
  • Вербицкая Анастасия Николаевна
  • Булгаков Валентин Федорович
  • Другие произведения
  • Милюков Александр Петрович - Я.П. Бутков
  • Эджуорт Мария - Мария Эджуорт: биографическая справка
  • Йенсен Йоханнес Вильгельм - Норне Гест
  • Буслаев Федор Иванович - Басни Крылова в иллюстрации академика Трутовского
  • Бестужев-Рюмин Константин Николаевич - Иоанн Iv Васильевич
  • Гиппиус Зинаида Николаевна - Дон-Аминадо. Нескучный сад
  • Андрусон Леонид Иванович - Избранные поэтические переводы
  • Клушин Александр Иванович - Несчастный М-в
  • Шкляревский Александр Андреевич - Секретное следствие
  • Белинский Виссарион Григорьевич - Разделение поэзии на роды и виды
  • Категория: Книги | Добавил: Armush (28.11.2012)
    Просмотров: 441 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа