Главная » Книги

Кедрин Дмитрий Борисович - Соловьиный манок, Страница 7

Фет Афанасий Афанасьевич - Собрание стихотворений


1 2 3 4

    А. А. Фет. Собрание стихотворений.

  ------------------------------------
  Источник: А. А. Фет. Собрание сочинений в двух томах. М: Худ. лит-ра,
  1982. Том 1. Стихотворения. Поэмы. Переводы. Стр. 41 - 280.
  Редакция В. Есаулова, 15 сентября 2005 г.
  ------------------------------------

СОДЕРЖАНИЕ:

Элегии и думы

  • "О, долго буду я, в молчаньи ночи тайной..."
  • "Когда мечты мои за гранью прошлых дней..."
  • "Когда мечтательно я предан тишине..."
  • "Постой! здесь хорошо!.."
  • "Странное чувство какое-то в несколько дней овладело..."
  • "Я знаю, гордая, ты любишь самовластье..."
  • "Ее не знает свет, - она еще ребенок..."
  • "Эй, шутка-молодость! Как новый, ранний снег..."
  • "Лозы мои за окном разрослись живописно и даже..."
  • "Тебе в молчании я простираю руку..."
  • "Не говори, мой друг:"Она меня забудет..."
  • "Не спится. Дай зажгу свечу. К чему читать?.."
  • "Под небом Франции, среди столицы света..."
  • "Когда, измучен жаждой счастья..."
  • "Целый заставила день меня промечтать ты сегодня..."
  • Одинокий дуб
  • Италия
  • На развалинах цезарских палат
  • "Пойду навстречу к ним знакомою тропою..."
  • Старые письма
  • "О нет, не стану звать утраченную радость..."
  • "Окна в решетках, и сумрачны лица..."
  • "Не первый год у этих мест..."
  • "Томительно-призывно и напрасно..."
  • "Ты отстрадала, я еще страдаю..."
  • Alter ego
  • Смерть (""Я жить хочу! - кричит он, дерзновенный...")
  • Среди звезд
  • 1. "Измучен жизнью, коварством надежды..."
  • 2. "В тиши и мраке таинственной ночи..."
  • "Когда Божественный бежал людских речей..."
  • Ничтожество
  • Добро и зло
  • Смерти ("Я в жизни обмирал и чувство это знаю...")
  • "Не тем, Господь, могуч, непостижим..."
  • Никогда
  • "Жизнь пронеслась без явного следа..."
  • "О, этот сельский день и блеск его красивый..."
  • Ласточки
  • Осень
  • "Учись у них - у дуба, у березы..."
  • "Солнце садится, и ветер утихнул летучий..."
  • "Страницы милые опять персты раскрыли..."
  • "Еще одно забывчивое слово..."
  • Теперь
  • "Кровию сердца пишу я к тебе эти строки..."
  • Севастопольское братское кладбище
  • "В степной глуши, над влагой молчаливой..."
  • "Дул север. Плакала трава..."
  • "Я потрясен, когда кругом..."
  • "Прости - и всё забудь в безоблачный ты час..."
  • Светоч
  • "Нет, я не изменил. До старости глубокой..."
  • "Светил нам день, будя огонь в крови..."
  • "Когда читала ты мучительные строки..."
  • "Всё, всё мое, что есть и прежде было..."
  • "С солнцем склоняясь за темную землю..."
  • "Одним толчком согнать ладью живую..."
  • "В полуночной тиши бессонницы моей..."
  • "Прости! во мгле воспоминанья..."
  • "Руку бы снова твою мне хотелось пожать!.."
  • "Устало всё кругом: устал и цвет небес..."
  • Угасшим звездам
  • Поэтам
  • "Хоть счастие судьбой даровано не мне..."
  • "Еще люблю, еще томлюсь..."
  • "На кресле отвалясь, гляжу на потолок..."
  • "Опавший лист дрожит от нашего движенья..."
  • "Не упрекай, что я смущаюсь..."
  • "Нет, даже не тогда, когда, стопой воздушной..."
  • "Кляните нас: нам дорога свобода..."
  • Фонтан
  • "О, как волнуюся я мыслию больною..."
  • "Всё, что волшебно так манило..."

    Подражание восточному

  • "Я люблю его жарко: он тигром в бою..."
  • "Не дивись, что я черна..."
  • Соловей и роза
  • Восточный мотив
  • Аваддон

    К Офелии

  • "Не здесь ли ты легкою тенью..."
  • "Я болен, Офелия, милый мой друг!.."
  • "Офелия гибла и пела..."
  • "Как ангел неба безмятежный..."

    ВЕСНА

  • "Уж верба вся пушистая..."
  • "Еще весна, - как будто неземной..."
  • "На заре ты ее не буди..."
  • "Еще весны душистой нега..."
  • Пчелы
  • Весенние мысли
  • Весна на дворе
  • Первый ландыш
  • Еще майская ночь
  • "Опять незримые усилья..."
  • Весенний дождь
  • "Глубь небес опять ясна..."
  • "Еще, еще! Ах, сердце слышит..."
  • "Когда вослед весенних бурь..."
  • "Всю ночь гремел овраг соседний..."
  • "Пришла, - и тает всё вокруг..."
  • "Я рад, когда с земного лона..."
  • Майская ночь
  • "Я ждал. Невестою-царицей..."
  • "С гнезд замахали крикливые цапли..."
  • "Сад весь в цвету..."
  • Кукушка
  • "За горами, песками, морями..."

    ЛЕТО

  • Дождливое лето
  • "Зреет рожь над жаркой нивой..."
  • Нежданный дождь
  • "Ты видишь, за спиной косцов..."
  • "Как здесь свежо под липою густою..."

    ОСЕНЬ

  • "Непогода - осень - куришь..."
  • "Ласточки пропали..."
  • "Какая холодная осень!.."
  • Псовая охота
  • "Вот и летние дни убавляются..."
  • Осенняя роза
  • "Задрожали листы, облетая..."
  • Сентябрьская роза
  • "Опять осенний блеск денницы..."
  • "На пажитях немых люблю в мороз трескучий..."
  • "Знаю я, что ты, малютка..."
  • "Вот утро севера - сонливое, скупое..."
  • "Ветер злой, ветр крутой в поле..."
  • "Печальная береза..."
  • "Кот поет, глаза прищуря..."
  • "Чудная картина..."
  • "Ночь светла, мороз сияет..."
  • "На двойном стекле узоры..."
  • "Скрип шагов вдоль улиц белых..."
  • "Еще вчера, на солнце млея..."
  • "Какая грусть! Конец аллеи..."
  • У окна
  • "Мама! глянь-ка из окошка..."
  • Гадания

  • "Зеркало в зеркало, с трепетным лепетом..."
  • ""Полно смеяться! что это с вами?.."
  • "Ночь крещенская морозна..."
  • "Помню я: старушка-няня..."
  • "Перекресток, где ракитка..."

    Мелодии

  • "Когда я блестящий твой локон целую..."
  • "Тихо ночью на степи..."
  • "Весеннее небо глядится..."
  • "Я полон дум, когда, закрывши вежды..."
  • "Младенческой ласки доступен мне лепет..."
  • "Не отходи от меня..."
  • "Тихая, звездная ночь..."
  • "Буря на небе вечернем..."
  • Notturno
  • "Теплым ветром потянуло..."
  • "Если зимнее небо звездами горит..."
  • "Полуночные образы реют..."
  • "Я долго стоял неподвижно..."
  • "Шумела полночная вьюга..."
  • "Улыбка томительной скуки..."
  • Серенада
  • "За кормою струйки вьются..."
  • Фантазия
  • "Недвижные очи, безумные очи..."
  • "Как мошки зарею..."
  • "Спи - еще зарею..."
  • "Свеж и душист твой роскошный венок..."
  • "Давно ль под волшебные звуки..."
  • "Снился берег мне скалистый..."
  • Туманное утро
  • Римский праздник
  • Цветы
  • "Вчера я шел по зале освещенной..."
  • "Всё вокруг и пестро так и шумно..."
  • Певице
  • Бал
  • Anruf an die geliebte Бетховена
  • "Ярким солнцем в лесу пламенеет костер..."
  • "Свеча нагорела. Портреты в тени..."
  • "Нет, не жди ты песни страстной..."
  • "Сияла ночь. Луной был полон сад. Лежали..."
  • "Что ты, голубчик, задумчив сидишь..."
  • "В дымке-невидимке..."
  • "Одна звезда меж всеми дышит..."
  • "Истрепалися сосен мохнатые ветви от бури..."
  • "Солнце нижет лучами в отвес..."
  • "Месяц зеркальный плывет по лазурной пустыне..."
  • "Забудь меня, безумец исступленный..."
  • "Прежние звуки, с былым обаяньем..."
  • "Как ясность безоблачной ночи..."
  • "Сны и тени..."
  • Шопену
  • Романс
  • "Я видел твой млечный, младенческий волос..."
  • "Только в мире и есть, что тенистый..."
  • В лунном сиянии
  • На рассвете
  • "Что за звук в полумраке вечернем? Бог весть..."
  • "Я тебе ничего не скажу..."
  • "Всё, как бывало, веселый, счастливый..."
  • "Моего тот безумства желал, кто смежал..."
  • "Сплю я. Тучки дружные..."
  • "Не нужно, не нужно мне проблесков счастья..."
  • "Гаснет заря в забытьи, в полусне..."
  • "Чуя внушенный другими ответ..."
  • Во сне
  • "Запретили тебе выходить..."
  • "Я не знаю, не скажу я..."
  • "Только месяц взошел..."
  • "Мы встретились вновь после долгой разлуки..."
  • "Люби меня! Как только твой покорный..."

    ВЕЧЕРА И НОЧИ

  • "Долго еще прогорит Веспера скромная лампа..."
  • "Что за вечер! А ручей..."
  • "Право, от полной души я благодарен соседу..."
  • "Я люблю многое, близкое сердцу..."
  • "Вдали огонек за рекою..."
  • "Скучно мне вечно болтать о том, что высоко, прекрасно..."
  • "Я жду... Соловьиное эхо..."
  • "Здравствуй! тысячу раз мой привет тебе, ночь!.."
  • "Друг мой, бессильны слова, - одни поцелуи всесильны..."
  • "Ночью как-то вольнее дышать мне..."
  • "Рад я дождю... От него тучнеет мягкое поле..."
  • "Слышишь ли ты, как шумит вверху угловатое стадо?.."
  • "Каждое чувство бывает понятней мне ночью, и каждый..."
  • "Летний вечер тих и ясен..."
  • "Любо мне в комнате ночью стоять у окошка в потемках..."
  • "Шепот, робкое дыханье..."
  • "На стоге сена ночью южной..."
  • "Заря прощается с землею..."
  • Колокольчик
  • "Молятся звезды, мерцают и рдеют..."
  • "Благовонная ночь, благодатная ночь..."
  • "Сегодня все звезды так пышно..."
  • "От огней, от толпы беспощадной..."
  • Степь вечером
  • Вечер

    БАЛЛАДЫ

  • Змей
  • Лихорадка
  • Видение
  • Геро и Леандр
  • Тайна
  • Ворот
  • "На дворе не слышно вьюги..."
  • Легенда

    АНТОЛОГИЧЕСКИЕ СТИХИ

  • Греция
  • Вакханка
  • Диана
  • "Влажное ложе покинувши, Феб златокудрый направил..."
  • Кусок мрамора
  • К юноше
  • "С корзиной, полною цветов, на голове..."
  • "В златом сиянии лампады полусонной..."
  • "Питомец радости, покорный наслажденью..."
  • "Уснуло озеро; безмолвен лес..."
  • К красавцу
  • Сон и Пазифая
  • Амимона
  • Диана, Эндимион и Сатир
  • Золотой век
  • Даки
  • Телемак у Каллипсы
  • Венера Милосская
  • Нимфа и молодой сатир
  • Сон и смерть
  • Когда петух
  • Нептуну Леверрье

    МОРЕ

  • "Ночь весенней негой дышит..."
  • "Жди ясного на завтра дня..."
  • Морской залив
  • Вечер у взморья
  • "Как хорош чуть мерцающим утром..."
  • "Морская даль во мгле туманной..."
  • Прибой
  • На корабле
  • Буря
  • После бури
  • "Вчера расстались мы с тобой..."
  • Море и звезды
  • "Качаяся, звезды мигали лучами..."
  • "Барашков буря шлет своих..."

    Элегии и думы

  •   * * * О, долго буду я, в молчаньи ночи тайной, Коварный лепет твой, улыбку, взор случайный, Перстам послушную волос густую прядь Из мыслей изгонять и снова призывать; Дыша порывисто, один, никем не зримый, Досады и стыда румянами палимый, Искать хотя одной загадочной черты В словах, которые произносила ты; Шептать и поправлять былые выраженья Речей моих с тобой, исполненных смущенья, И в опьянении, наперекор уму, Заветным именем будить ночную мглу. < 1844 >

      * * * Когда мечты мои за гранью прошлых дней Найдут тебя опять за дымкою туманной, Я плачу сладостно, как первый иудей На рубеже земли обетованной. Не жаль мне детских игр, не жаль мне тихих снов, Тобой так сладостно и больно возмущенных В те дни, как постигал я первую любовь По бунту чувств неугомонных, По сжатию руки, по отблеску очей, Сопровождаемый то вздохами, то смехом, По ропоту простых, незначащих речей, Лишь там звучащих страсти эхом. < 1844 >

      * * * Когда мечтательно я предан тишине И вижу кроткую царицу ясной ночи, Когда созвездия заблещут в вышине И сном у Аргуса начнут смыкаться очи, И близок час уже, условленный тобой, И ожидание с минутой возрастает, И я стою уже безумный и немой, И каждый звук ночной смущенного пугает; И нетерпение сосет больную грудь, И ты идешь одна, украдкой, озираясь, И я спешу в лицо прекрасное взглянуть, И вижу ясное, - и тихо, улыбаюсь, Ты на слова любви мне говоришь "люблю!", А я бессвязные связать стараюсь речи, Дыханьем пламенным дыхание ловлю, Целую волоса душистые и плечи, И долго слушаю, как ты молчишь, - и мне Ты предаешься вся для страстного лобзанья, - О друг, как счастлив я, как счастлив я вполне! Как жить мне хочется до нового свиданья! < 1847 >

      * * * Постой! здесь хорошо! зубчатой и широкой Каймою тень легла от сосен в лунный свет... Какая тишина! Из-за горы высокой Сюда и доступа мятежным звукам нет. Я не пойду туда, где камень вероломный, Скользя из-под пяты с отвесных берегов, Летит на хрящ морской; где в море вал огромный Придет - и убежит в объятия валов. Одна передо мной, под мирными звездами, Ты здесь царица чувств, властительница дум... А там придет волна - и грянет между нами... Я не пойду туда: там вечный плеск и шум! < 1847,1855 >

      * * * Странное чувство какое-то в несколько дней овладело Телом моим и душой, целым моим существом: Радость и светлая грусть, благотворный покой и желанья Детские, резвые - сам даже понять не могу. Вот хоть теперь: посмотрю за окно на веселую зелень Вешних деревьев, да вдруг ветер ко мне донесет Утренний запах цветов и птичек звонкие песни - Так бы и бросился в сад с кликом: пойдем же, пойдем! Да как взгляну на тебя, как уселась ты там безмятежно Подле окошка, склоня иглы ресниц на канву, То уж не в силах ничем я шевельнуться, а только Всю озираю тебя, всю - от пробора волос До перекладины пялец, где вольно, легко и уютно, Складки раздвинув, прильнул маленькой ножки носок. Жалко... да нет - хорошо, что никто не видал, как взглянула Ты на сестрицу, когда та приходила сюда Куклу свою показать. Право, мне кажется, всех бы Вас мне хотелось обнять. Даже и брат твой, шалун, Что изучает грамматику в комнате ближней, мне дорог. Можно ль так ложно вещи учить его понимать! Как отворялися двери, расслушать я мог, что учитель Каждый отдельный глагол прятал в отдельный залог: Он говорил, что любить есть действие - не состоянье. Нет, достохвальный мудрец, здесь ты не видишь ни зги; Я говорю, что любить - состоянье, еще и какое! Чудное, полное нег!.. Дай нам бог вечно любить! < 1847 >

      * * * Я знаю, гордая, ты любишь самовластье; Тебя в ревнивом сне томит чужое счастье; Свободы смелый лик и томный взор любви Манят наперерыв желания твои. Чрез всю толпу рабов у пышной колесницы Я взгляд лукавый твой под бархатом ресницы Давно прочел, давно - и разгадал с тех пор, Где жертву новую твой выбирает взор. Несчастный юноша! давно ль, веселья полный, Скользил его челнок, расталкивая волны? Смотри, как счастлив он, как волен... он - ничей; Лобзает ветр один руно его кудрей. Рука, окрепшая в труде однообразном, Минула берега, манящие соблазном. Но горе! ты поешь; на зыбкое стекло Из ослабевших рук упущено весло; Он скован, - ты поешь, ты блещешь красотою, Для взоров божество - сирена под водою. < Июль 1847 >

      * * * Ее не знает свет, - она еще ребенок; Но очерк головы у ней так чист и тонок, И столько томности во взгляде кротких глаз, Что детства мирного последний близок час. Дохнет тепло любви - младенческое око Лазурным пламенем засветится глубоко, И гребень, ласково-разборчив, будто сам Пойдет медлительней по пышным волосам, Персты румяные, бледнея, подлиннеют... Блажен, кто замечал, как постепенно зреют Златые гроздия, и знал, что виноград Сбирая, он вопьет их сладкий аромат! < 1847 >

      * * * Эй, шутка-молодость! Как новый, ранний снег Всегда и чист и свеж! Царица тайных нег, Луна зеркальная над древнею Москвою Одну выводит ночь блестящей за другою. Что, все ли улеглись, уснули? Не пора ль?.. На сердце жар любви, и трепет, и печаль!.. Бегу! Далекие, как бы в вознагражденье, Шлют звезды в инее свое изображенье. В сияньи полночи безмолвен сон Кремля. Под быстрою стопой промерзлая земля Звучит, и по крутой, хотя недавней стуже Доходит бой часов порывистей и туже. Бегу! Нигде огня, - соседи полегли, И каждый звук шагов, раздавшийся вдали, Иль тени на стене блестящей колыханье Мне напрягает слух, прервав мое дыханье. < 1847 >

      * * * Лозы мои за окном разрослись живописно и даже Свет отнимают. Смотри, вот половина окна Верхняя темною зеленью листьев покрыта; меж ними, Будто нарочно, в окне кисть начинает желтеть. Милая, полно, не трогай!.. К чему этот дух разрушенья! Ты доставать виноград высунешь руку на двор, - Белую, полную ручку легко распознают соседи, Скажут: она у него в комнате тайно была. < 1847 >

      * * * Тебе в молчании я простираю руку И детских укоризн в грядущем не страшусь. Ты втайне поняла души смешную муку, Усталых прихотей ты разгадала скуку; Мы вместе - и судьбе я молча предаюсь. Без клятв и клеветы ребячески-невинной Сказала жизнь за нас последний приговор. Мы оба молоды, но с радостью старинной Люблю на локон твой засматриваться длинный; Люблю безмолвных уст и взоров разговор. Как в дни безумные, как в пламенные годы, Мне жизни мировой святыня дорога; Люблю безмолвие полунощной природы, Люблю ее лесов лепечущие своды, Люблю ее степей алмазные снега. И снова мне легко, когда, святому звуку Внимая не один, я заживо делюсь; Когда, за честный бой с тенями взяв поруку, Тебе в молчании я простираю руку И детских укоризн в грядущем не страшусь. < 1847 >

      * * * Не говори, мой друг:"Она меня забудет, Изменчив времени всемощного полет; Измученной души напрасный жар пройдет, И образ роковой преследовать не будет Очей задумчивых; свободней и смелей Вздохнет младая грудь; замедленных речей Польется снова ток блистательный и сладкой; Ланиты расцветут - и в зеркало украдкой Невольно станет взор с вопросом забегать, - Опять весна в груди - и счастие опять". Мой милый, не лелей прекрасного обмана: В душе мечтательной смертельна эта рана. Видал ли ты в лесах под тению дубов С винтовками в руках засевших шалунов, Когда с холмов крутых, окрестность оглашая, Несется горячо согласных гончих стая И, праздным юношам дриад жестоких дань, Уже из-за кустов выскакивает лань? Вот-вот и выстрелы - и в переливах дыма Еще быстрее лань, как будто невредима, Проклятьем вопреки и хохоту стрелков, Уносится во мглу безбрежную лесов, - Но ловчий опытный уж на позыв победный К сомкнувшимся губам рожок подносит медный. < 1854 >

      * * * Не спится. Дай зажгу свечу. К чему читать? Ведь снова не пойму я ни одной страницы - И яркий белый свет начнет в глазах мелькать, И ложных призраков заблещут вереницы. За что ж? Что сделал я? Чем грешен пред тобой? Ужели помысел мне должен быть укором, что так язвительно смеется призрак твой И смотрит на меня таким тяжелым взором? < 1854 >

      * * * Под небом Франции, среди столицы света, Где так изменчива народная волна, Не знаю отчего грустна душа поэта И тайной скорбию мечта его полна. Каким-то чуждым сном весь блеск несется мимо, Под шум ей грезится иной, далекий край; Так древле дикий скиф средь праздничного Рима Со вздохом вспоминал свой северный Дунай. О боже, перед кем везде страданья наши Как звезды по небу полночному горят, Не дай моим устам испить из горькой чаши Изгнанья мрачного по капле жгучий яд! < 1856 >

    Смерти

    Когда, измучен жаждой счастья И громом бедствий оглушен, Со взором, полным сладострастья, В тебе последнего участья Искать страдалец обречен, - Не верь, суровый ангел бога, Тушить свой факел погоди. О, как в страданьи веры много! Постой! безумная тревога Уснет в измученной груди. Придет пора - пора иная: Повеет жизни благодать, И будет тот, кто, изнывая, В тебе встречал предтечу рая, Перед тобою трепетать. Но кто не молит и не просит, Кому страданье не дано, Кто жизни злобно не поносит, А молча, сознавая, носит Твое могучее зерно, Кто дышит с равным напряженьем, - Того, безмолвна, посети, Повея полным примиреньем, Ему предстань за сновиденьем И тихо вежды опусти. < Конец 1856 или начало 1857 >

      * * * Целый заставила день меня промечтать ты сегодня: Только забудусь - опять ты предо мною в саду. Если очнусь, застаю у себя на устах я улыбку; Вновь позабудусь - и вновь листья в глазах да цветы, И у суровой коры наклоненного старого клена, Милая дева-дитя, в белом ты чинно сидишь. Да, ты ребенок еще; но сколько любви благодатной Светит в лазурных очах мальчику злому вослед! Златоволосый, как ты, на твоих он играет коленях, В вожжи твой пояс цветной силясь, шалун, обратить. Крепко сжимая концы ленты одною ручонкой, Веткой левкоя тебя хочет ударить другой. Полно, шалун! Ты сронил диадиму с румяной головки; Толстою прядью скользя, вся развернулась коса. Цвет изумительный: точно опала и бронзы слиянье Иль назревающей ржи колос слегка-золотой. О Афродита! Не твой ли здесь шутит кудрявый упрямец? Долго недаром вокруг белый порхал мотылек; Мне еще памятен образ Амура и нежной Психеи! Душу мою ты в свой мир светлый опять унесла. < 1857 >

    Одинокий дуб

    Смотри, - синея друг за другом, Каким широким полукругом Уходят правнуки твои! Зачем же тенью благотворной Всё кружишь ты, старик упорный, По рубежам родной земли? Когда ж неведомым страданьям, Когда жестоким испытаньям Придет медлительный конец? Иль вечно понапрасну годы Рукой суровой непогоды Упрямый щиплют твой венец? И под изрытою корою Ты полон силой молодою. Так старый витязь, сверстник твой, Не остывал душой с годами Под иззубренною мечами, Давно заржавленной броней. Всё дальше, дальше с каждым годом Вокруг тебя незримым ходом Ползет простор твоих корней, И, в их кривые промежутки Гнездясь, с пригорка незабудки Глядят смелее в даль степей. Когда же, вод взломав оковы, Весенний ветр несет в дубровы Твои поблеклые листы, С ним вести на простор широкий, Что жив их пращур одинокий, Ко внукам посылаешь ты. < 1856 >

    Италия

    Италия, ты сердцу солгала! Как долго я в душе тебя лелеял, - Но не такой душа тебя нашла, И не родным мне воздух твой повеял. В твоих степях любимый образ мой Не мог, опять воскреснувши, не вырость; Сын севера, люблю я шум лесной И зелени растительную сырость. Твоих сынов паденье и позор И нищету увидя, содрогаюсь; Но иногда, суровый приговор Забыв, опять с тобою примиряюсь. В углах садов и старческих руин Нередко жар я чувствую мгновенный И слушаю - и кажется, один Я слышу гимн Сивиллы вдохновенной. В подобный миг чужие небеса Неведомой мне в душу веют силой, И я люблю, увядшая краса, Твой долгий взор, надменный и унылый. И ящериц, мелькающих кругом, и негу их на нестерпимом зное, И страстного кумира под плющом Раскидистым увечье вековое. < между 1856 и 1858 >

    На развалинах цезарских палат

    Над грудой мусора, где плющ тоскливо вьется, Над сводами глухих и темных галерей В груди моей сильней живое сердце бьется, И в жилах кровь бежит быстрей. Пускай вокруг меня, тяжелые громады, Из праха восстают и храмы, и дворцы, И драгоценные пестреют колоннады, И воскресают мертвецы, И шум на площади, и женщин вереница, И вновь увенчанный святой алтарь горит, И из-под новых врат златая колесница К холму заветному спешит. Нет! нет! не ослепишь души моей тревожной! Пускай я не дерзну сказать:"Ты не велик", Но, Рим, я радуюсь, что грустный и ничтожный Ты здесь у ног моих приник! Безжалостный квирит, тебя я ненавижу За то, что на земле ты видел лишь себя, И даже в зрелищах твоих кровавых вижу, Что музы прокляли тебя. Напрасно лепетал ты эллинские звуки: Ты смысла тайного речей не разгадал И на учителя безжалостные руки, Палач всемирный, подымал. Законность измерял ты силою великой - Что ж сиротливо так безмолвствуешь теперь? Ты сам, бездушный Рим, пал жертвой силы дикой, Как устаревший хищный зверь. И вот растерзаны блестящие одежды, В тумане утреннем развалина молчит, И трупа буйного, жестокого невежды Слезой камена не почтит. < Между 1856 и 1858 >

      * * * Пойду навстречу к ним знакомою тропою. Какою нежною, янтарною зарею Сияют небеса, нетленные, как рай. Далеко выгнулся земли померкший край, Прохлада вечера и дышит и не дышит И колос зреющий едва-едва колышет. Нет, дальше не пойду: под сению дубов Всю ночь, всю эту ночь я просидеть готов, Смотря в лицо зари иль вдоль дороги серой... Какою молодой и безграничной верой Опять душа полна! Как в этой тишине Всем, всем, что жизнь дала, довольная вполне, Иного уж она не требует удела. Собака верная у ног моих присела И, ухо чуткое насторожив слегка, Глядит на медленно ползущего жука. Иль мне послышалось? - В подобные мгновенья Вдали колеблются и звуки, и виденья. Нет, точно - издали доходит до меня Нетерпеливый шаг знакомого коня. < 1859 >

    Старые письма

    Давно забытые, под легким слоем пыли, Черты заветные, вы вновь передо мной И в час душевных мук мгновенно воскресили Всё, что давно-давно утрачено душой. Горя огнем стыда, опять встречают взоры Одну доверчивость, надежду и любовь, И задушевных слов поблекшие узоры От сердца моего к ланитам гонят кровь. Я вами осужден, свидетели немые Весны души моей и сумрачной зимы. Вы те же светлые, святые, молодые, Как в тот ужасный час, когда прощались мы. А я доверился предательскому звуку - Как будто вне любви есть в мире что-нибудь! - Я дерзко оттолкнул писавшую вас руку, Я осудил себя на вечную разлуку И с холодом в груди пустился в дальний путь. Зачем же с прежнею улыбкой умиленья Шептать мне о любви, глядеть в мои глаза? Души не воскресит и голос всепрощенья, Не смоет этих строк и жгучая слеза. < 1859 >

      * * * О нет, не стану звать утраченную радость, Напрасно горячить скудеющую кровь; Не стану кликать вновь забывчивую младость И спутницу ее безумную любовь. Без ропота иду навстречу вечной власти, Молитву затвердя горячую одну: Пусть тот осенний ветр мои погасит страсти, Что каждый день с чела роняет седину. Пускай с души больной, борьбою утомленной, Без грохота спадет тоскливой жизни цепь, И пусть очнусь вдали, где к речке безыменной От голубых холмов бежит немая степь, Где с дикой яблонью убором спорит слива, Где тучка чуть ползет, воздушна и светла, Где дремлет над водой поникнувшая ива И вечером, жужжа, к улью летит пчела. Быть может - вечно вдаль с надеждой смотрят очи! - Там ждет меня друзей лелеющий союз, С сердцами чистыми, как месяц полуночи, С душою чуткою, как песни вещих муз. Там наконец я всё, чего душа алкала, Ждала, надеялась, на склоне лет найду И с лона тихого земного идеала На лоно вечности с улыбкой перейду. < 1857 >

      * * * Окна в решетках, и сумрачны лица, Злоба глядит ненавистно на брата; Я признаю твои стены, темница, - Юности пир ликовал здесь когда-то. Что ж там мелькнуло красою нетленной? Ах, то цветок мой весенний, любимый! Как уцелел ты, засохший, смиренный, Тут, под ногами толпы нелюдимой? Радость сияла, чиста безупречно, В час, как тебя обронила невеста. Нет, не покину тебя бессердечно, Здесь, у меня на груди тебе место. < 1882 >

      * * * Не первый год у этих мест Я в час вечерний проезжаю, И каждый раз гляжу окрест, И над березами встречаю Всё тот же золоченый крест. Среди зеленой густоты Карнизов обветшалых пятна, Внизу могилы и кресты, И мне - мне кажется понятно, Что шепчут куполу листы. Еще колеблясь и дыша Над дорогими мертвецами, Стремлюсь куда-то, вдаль спеша, Но встречу с тихими гробами Смиренно празднует душа. < 1864 >

      * * * Томительно-призывно и напрасно Твой чистый луч передо мной горел; Немой восторг будил он самовластно, Но сумрака кругом не одолел. Пускай клянут, волнуяся и споря, Пусть говорят: то бред души больной; Но я иду по шаткой пене моря Отважною, нетонущей ногой. Я пронесу твой свет чрез жизнь земную; Он мой - и с ним двойное бытие Вручила ты, и я - я торжествую Хотя на миг бессмертие твое. < 1871 >

      * * * Ты отстрадала, я еще страдаю, Сомнением мне суждено дышать, И трепещу, и сердцем избегаю Искать того, чего нельзя понять. А был рассвет! Я помню, вспоминаю Язык любви, цветов, ночных лучей. - Как не цвести всевидящему маю При отблеске родном таких очей! Очей тех нет - и мне не страшны гробы, Завидно мне безмолвие твое, И, не судя ни тупости, ни злобы, Скорей, скорей в твое небытие! < 4 ноября 1878 >

    ALTER EGO

    Как лилея глядится в нагорный ручей, Ты стояла над первою песней моей, И была ли при этом победа, и чья, - У ручья ль от цветка, у цветка ль от ручья? Ты душою младенческой всё поняла, Что мне высказать тайная сила дала, И хоть жизнь без тебя суждено мне влачить, Но мы вместе с тобой, нас нельзя разлучить. Та трава, что вдали на могиле твоей, Здесь на сердце, чем старе оно, тем свежей, И я знаю, взглянувши на звезды порой, Что взирали на них мы как боги с тобой. У любви есть слова, те слова не умрут. Нас с тобой ожидает особенный суд; Он сумеет нас сразу в толпе различить, И мы вместе придем, нас нельзя разлучить! < Январь 1878 >

    СМЕРТЬ

    "Я жить хочу! - кричит он, дерзновенный. - Пускай обман! О, дайте мне обман!" И в мыслях нет, что это лед мгновенный, А там, под ним, - бездонный океан. Бежать? Куда? Где правда, где ошибка? Опора где, чтоб руки к ней простерть? Что ни расцвет живой, что ни улыбка, - Уже под ними торжествует смерть. Слепцы напрасно ищут, где дорога, Доверясь чувств слепым поводырям; Но если жизнь - базар крикливый бога, То только смерть - его бессмертный храм. < 1878 >

    Среди звезд

    Пусть мчитесь вы, как я покорны мигу, Рабы, как я, мне прирожденных числ, Но лишь взгляну на огненную книгу, Не численный я в ней читаю смысл. В венцах, лучах, алмазах, как калифы, Излишние средь жалких нужд земных, Незыблемой мечты иероглифы, Вы говорите: "Вечность - мы, ты - миг. Нам нет числа. Напрасно мыслью жадной Ты думы вечной догоняешь тень; Мы здесь горим, чтоб в сумрак непроглядный К тебе просился беззакатный день. Вот почему, когда дышать так трудно, Тебе отрадно так поднять чело С лица земли, где всё темно и скудно, К нам, в нашу глубь, где пышно и светло". < 22 ноября 1876 >

    1

    Измучен жизнью, коварством надежды, Когда им в битве душой уступаю, И днем и ночью смежаю я вежды И как-то странно порой прозреваю. Еще темнее мрак жизни вседневной, Как после яркой осенней зарницы, И только в небе, как зов задушевный, Сверкают звезд золотые ресницы. И так прозрачна огней бесконечность, И так доступна вся бездна эфира, Что прямо смотрю я из времени в вечность И пламя твое узнаю, солнце мира. И неподвижно на огненных розах Живой алтарь мирозданья курится, В его дыму, как в творческих грезах, Вся сила дрожит и вся вечность снится. И всё, что мчится по безднам эфира, И каждый луч, плотской и бесплотный, - Твой только отблеск, о солнце мира, И только сон, только сон мимолетный. И этих грез в мировом дуновеньи Как дым несусь я и таю невольно, И в этом прозреньи, и в этом забвеньи Легко мне жить и дышать мне не больно.

    2

    В тиши и мраке таинственной ночи Я вижу блеск приветный и милый, И в звездном хоре знакомые очи Горят в степи над забытой могилой. Трава поблекла, пустыня угрюма, И сон сиротлив одинокой гробницы, И только в небе, как вечная дума, Сверкают звезд золотые ресницы. И снится мне, что ты встала из гроба, Такой же, какой ты с земли отлетела, И снится, снится: мы молоды оба, И ты взглянула, как прежде глядела. < 1864 >

      * * * Когда Божественный бежал людских речей И празднословной их гордыни, И голод забывал и жажду многих дней, Внимая голосу пустыни, Его, взалкавшего, на темя серых скал Князь мира вынес величавый. "Вот здесь, у ног твоих, все царства, - он сказал, - С их обаянием и славой. Признай лишь явное, пади к моим ногам, Сдержи на миг порыв духовный - И эту всю красу, всю власть тебе отдам И покорюсь в борьбе неровной". Но Он ответствовал: "Писанию внемли: Пред богом господом лишь преклоняй колени!" И сатана исчез - и ангелы пришли В пустыне ждать его велений. < 1874 >

    Ничтожество

    Тебя не знаю я. Болезненные крики На рубеже твоем рождала грудь моя, И были для меня мучительны и дики Условья первые земного бытия. Сквозь слез младенческих обманчивой улыбкой Надежда озарить сумела мне чело, И вот всю жизнь с тех пор ошибка за ошибкой, Я всё ищу добра - и нахожу лишь зло. И дни сменяются утратой и заботой (Не всё ль равно: один иль много этих дней!), Хочу тебя забыть над тяжкою работой, Но миг - и ты в глазах с бездонностью своей. Что ж ты? Зачем? - Молчат и чувства и познанье. Чей глаз хоть заглянул на роковое дно? Ты - это ведь я сам. Ты только отрицанье Всего, что чувствовать, что мне узнать дано. Что ж я узнал? Пора узнать, что в мирозданьи, Куда ни обратись, - вопрос, а не ответ; А я дышу, живу и понял, что в незнаньи Одно прискорбное, но страшного в нем нет. А между тем, когда б в смятении великом Срываясь, силой я хоть детской обладал, Я встретил бы твой край тем самым резким криком, С каким я некогда твой берег покидал.

    Добро и зло

    Два мира властвуют от века, Два равноправных бытия: Один объемлет человека, Другой - душа и мысль моя. И как в росинке чуть заметной Весь солнца лик ты узнаешь, Так слитно в глубине заветной Всё мирозданье ты найдешь. Не лжива юная отвага: Согнись над роковым трудом - И мир свои раскроет блага; Но быть не мысли божеством. И даже в час отдохновенья. Подъемля потное чело, Не бойся горького сравненья И различай добро и зло. Но если на крылах гордыни Познать дерзаешь ты как бог, Не заноси же в мир святыни Своих невольничьих тревог. Пари всезрящий и всесильный, И с незапятнанных высот Добро и зло, как прах могильный, В толпы людские отпадет. < 14 сентября 1884 >

    Смерти

    Я в жизни обмирал и чувство это знаю, Где мукам всем конец и сладок томный хмель, Вот почему я вас без страха ожидаю, Ночь безрассветная и вечная постель. Пусть головы моей рука твоя коснется И ты сотрешь меня со списка бытия, Но пред моим судом, покуда сердце бьется, Мы силы равные, и торжествую я. Еще ты каждый миг моей покорна воле, Ты тень у ног моих, безличный призрак ты; Покуда я дышу - ты мысль моя, не боле, Игрушка шаткая тоскующей мечты. < 1884 >

      * * * Не тем, Господь, могуч, непостижим Ты пред моим мятущимся сознаньем, Что в звездный день твой светлый серафим Громадный шар зажег над мирозданьем И мертвецу с пылающим лицом Он повелел блюсти твои законы, Всё пробуждать живительным лучом, Храня свой пыл столетий миллионы. Нет, ты могуч и мне непостижим Тем, что я сам, бессильный и мгновенный, Ношу в груди, как оный серафим, Огонь сильней и ярче всей вселенной. Меж тем как я - добыча суеты, Игралище ее непостоянства, - Во мне он вечен, вездесущ, как ты, Ни времени не знает, ни пространства. < 1879 >

    Никогда

    Проснулся я. Да, крышка гроба. - Руки С усильем простираю и зову На помощь. Да, я помню эти муки Предсмертные. - Да, это наяву! - И без усилий, словно паутину, Сотлевшую раздвинул домовину И встал. Как ярок этот зимний свет Во входе склепа! Можно ль сомневаться? - Я вижу снег. На склепе двери нет. Пора домой. Вот дома изумятся! Мне парк знаком, нельзя с дороги сбиться. А как он весь успел перемениться! Бегу. Сугробы. Мертвый лес торчит Недвижными ветвями в глубь эфира, Но ни следов, ни звуков. Всё молчит, Как в царстве смерти сказочного мира. А вот и дом. В каком он разрушеньи! И руки опустились в изумленьи. Селенье спит под снежной пеленой, Тропинки нет по всей степи раздольной. Да, так и есть: над дальнею горой Узнал я церковь с ветхой колокольней. Как мерзлый путник в снеговой пыли, Она торчит в безоблачной дали. Ни зимних птиц, ни мошек на снегу. Всё понял я: земля давно остыла И вымерла. Кому же берегу В груди дыханье? Для кого могила Меня вернула? И мое сознанье С чем связано? И в чем его призванье? Куда идти, где некого обнять, Там, где в пространстве затерялось время? Вернись же, смерть, поторопись принять Последней жизни роковое бремя. А ты, застывший труп земли, лети, Неся мой труп по вечному пути! < январь 1879 >

      * * * Жизнь пронеслась без явного следа. Душа рвалась - кто скажет мне куда? С какой заране избранною целью? Но все мечты, всё буйство первых дней С их радостью - всё тише, всё ясней К последнему подходят новоселью. Так, заверша беспутный свой побег, С нагих полей летит колючий снег, Гонимый ранней, буйною метелью, И, на лесной остановясь глуши, Сбирается в серебряной тиши Глубокой и холодною постелью. < 1864 >

      * * * О, этот сельский день и блеск его красивый В безмолвии я чту. Не допустить до нас мой ищет глаз ревнивый Безумную мечту. Лелеяла б душа в успокоеньи томном Неведомую даль, Но так нескромно всё в уединеньи скромном, Что стыдно мне и жаль. Пойдем ли по полю - мы чуждые тревоги, И радует ходьба, Уж кланяются нам обоим вдоль дороги Чужие всё хлеба. Идем ли под вечер, избегнувши селений, Где всё стоит в пыли, По солнцу движемся - гляжу, а наши тени За ров и в лес ушли. Вот ночь со всем уже, что мучило недавно, Перерывает связь, А звезды, с высоты глядя на нас так явно, Мигают, не стыдясь. < 1884 >

    Ласточки

    Природы праздный соглядатай, Люблю, забывши всё кругом, Следить за ласточкой стрельчатой Над вечереющим прудом. Вот понеслась и зачертила - И страшно, чтобы гладь стекла Стихией чуждой не схватила Молниевидного крыла. И снова то же дерзновенье И та же темная струя, - Не таково ли вдохновенье И человеческого я? Не так ли я, сосуд скудельный, Дерзаю на запретный путь, Стихии чуждой, запредельной, Стремясь хоть каплю зачерпнуть? < 1884 >

    Осень

    Как грустны сумрачные дни Беззвучной осени и хладной! Какой истомой безотрадной К нам в душу просятся они! Но есть и дни, когда в крови Золотолиственных уборов Горящих осень ищет взоров И знойных прихотей любви. Молчит стыдливая печаль, Лишь вызывающее слышно, И, замирающей так пышно, Ей ничего уже не жаль. < 8 октября 1883 >
      

      * * * Учись у них - у дуба, у березы. Кругом зима. Жестокая пора! Напрасные на них застыли слезы, И треснула, сжимаяся, кора. Всё злей метель и с каждою минутой Сердито рвет последние листы, И за сердце хватает холод лютый; Они стоят, молчат; молчи и ты! Но верь весне. Ее промчится гений, Опять теплом и жизнию дыша. Для ясных дней, для новых откровений Переболит скорбящая душа. < 31 декабря 1883 >
      

      * * * Солнце садится, и ветер утихнул летучий, Нет и следа тех огнями пронизанных туч; Вот на окраине дрогнул живой и нежгучий, Всю эту степь озаривший и гаснущий луч. Солнца уж нет, нет и дня неустанных стремлений, Только закат будет долго чуть зримо гореть; О, если б небо судило без тяжких томлений Так же и мне, оглянувшись на жизнь, умереть! < 29 апреля 1883 >

      * * * Страницы милые опять персты раскрыли; Я снова умилен и трепетать готов, Чтоб ветер иль рука чужая не сронили Засохших, одному мне ведомых цветов. О, как ничтожно всё! От жертвы жизни целой, От этих пылких жертв и подвигов святых - Лишь тайная тоска в душе осиротелой Да тени бледные у лепестков сухих. Но ими дорожит мое воспоминанье; Без них всё прошлое - один жестокий бред, Без них - один укор, без них - одно терзанье, И нет прощения, и примиренья нет! < 29 мая 1884 >

      * * * Еще одно забывчивое слово, Еще один случайный полувздох - И тосковать я сердцем стану снова, И буду я опять у этих ног. Душа дрожит, готова вспыхнуть чище, Хотя давно угас весенний день И при луне на жизненном кладбище Страшна и ночь, и собственная тень. < 1884 >

    Теперь

    Мой прах уснет забытый и холодный, А для тебя настанет жизни май; О, хоть на миг д

    Категория: Книги | Добавил: Armush (29.11.2012)
    Просмотров: 264 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа