Главная » Книги

Катенин Павел Александрович - Стихотворения

Катенин Павел Александрович - Стихотворения


1 2 3

  

П. А. Катенин

Стихотворения

  

СОДЕРЖАНИЕ

  
   Грусть на корабле
   Ольга (Из Бюргера)
   А.С. Пушкину
   Элегия ("Фив и музы! нет вам жестокостью равных...")
   Солдатская песнь, сочиненная и петая во время соединения войск у города Смоленска
   Партизан Давыдов
   Осенняя грусть
   Новый год
   Хата, песни, вечерница
   Буря
   Луна
   К луне
   Два счастья
   Узник к мотыльку
   Песнь узника
   Сравнение
   А ветер выл
   Летний северный вечер
   К лугу
   Грусть в тишине
   Песнь бродяги
   К почтовому колокольчику
   Ранняя весна на родине
   Воспоминание
   Сельская вечеря
   Первый снег
   Москва
   Что делать?
   Элегия ("Три юные лавра когда я садил...")
   Две дороги
  
  
   ГРУСТЬ НА КОРАБЛЕ
  
   Ветр нам противен, и якорь тяжелый
   Ко дну морскому корабль приковал.
   Грустно мне, грустно, тоскую день целый;
   Знать, невеселый денек мне настал.
  
   Скоро минуло отрадное время;
   Смерть всё пресекла, наш незваный гость;
   Пала на сердце кручина как бремя:
   Может ли буре противиться трость?
  
   С жизненной бурей борюсь я три года,
   Три года милых не видел в глаза.
   Рано с утра поднялась непогода:
   Смолкни хоть к полдню, лихая гроза!
  
   Что ж! может, счастливей буду, чем прежде,
   С матерью свидясь, обнявши друзей.
   Полно же, сердце, вернися к надежде;
   Чур, ретивое, себя не убей.
  
   1814
  
   ОЛЬГА
   Из Бюргера
  
   Ольгу сон тревожил слезный,
   Смутный ряд мечтаний злых:
   "Изменил ли, друг любезный?
   Или нет тебя в живых?"
   Войск деля Петровых славу,
   С ним ушел он под Полтаву:
   И не пишет ни двух слов:
   Всё ли жив он и здоров.
  
   На сраженьи пали шведы,
   Турк без брани побежден,
   И, желанный плод победы,
   Мир России возвращен;
   И на родину с венками,
   С песньми, с бубнами, с трубами
   Рать, под звон колоколов,
   Шла почить от всех трудов
  
   И везде толпа народа;
   Старый, малый - все бегут
   Посмотреть, как из похода
   Победители идут;
   Все навстречу, на дорогу;
   Кличут: "Здравствуй! слава богу!"
   Ах! на Ольгин лишь привет
   Ниотколь ответа нет.
  
   Ищет, спрашивает; худо:
   Слух пропал о нем давно;
   Жив ли, нет-не знают; чудо!
   Словно канул он на дно.
   Тут, залившися слезами,
   В перси бьет себя руками;
   Рвет, припав к сырой земле,
   Черны кудри на челе.
  
   Мать к ней кинулась поспешно:
   "Что ты? что с тобой, мой свет?
   Разве горе неутешно?
   С нами бога разве нет?"
   - "Ах! родима, всё пропало;
   Свету-радости не стало.
   Бог меня обидел сам:
   Горе, горе бедным нам!"
  
   - "Воля божия! Создатель -
   Нам помощник ко всему;
   Он утех и благ податель:
   Помолись, мой свет, ему".
   - "Ах! родима, всё пустое;
   Бог послал мне горе злое,
   Бог без жалости к мольбам:
   Горе, горе бедным нам!"
  
   - "Слушай, дочь! в Украйне дальней,
   Может быть, жених уж твой
   Обошел налой венчальный
   С красной девицей иной.
   Что изменника утрата?
   Рано ль, поздно ль - будет плата,
   И от божьего суда
   Не уйдет он никогда".
  
   - "Ах! родима, всё пропало,
   Нет надежды, нет как нет;
   Свету-радости не стало;
   Что одной мне белый свет?
   Хуже гроба, хуже ада.
   Смерть - одна, одна отрада;
   Бог без жалости к слезам:
   Горе, горе бедным нам!"
  
   - "Господи! прости несчастной,
   В суд с безумной не входи;
   Разум, слову непричастный,
   К покаянью приведи.
   Не крушися; дочь, чрез меру;
   Бойся муки, вспомни веру:
   Сыщет чуждая греха
   Неземного жениха".
  
   - "Где ж, родима, злее мука?
   Или где мученью край?
   Ад мне - с суженым разлука,
   Вместе с ним - мне всюду рай.
   Не боюсь смертей, ни ада.
   Смерть - одна, одна отрада:
   С милым врозь несносен свет,
   Здесь, ни там блаженства нет".
  
   Так весь день она рыдала,
   Божий промысел кляла,
   Руки белые ломала,
   Черны волосы рвала;
   И стемнело небо ясно,
   Закатилось солнце красно,
   Все к покою улеглись,
   Звезды яркие зажглись.
  
   И девица горько плачет,
   Слезы градом по лицу;
   И вдруг полем кто-то скачет,
   Кто-то, всадник, слез к крыльцу;
   Чу! за дверью зашумело,
   Чу! кольцо в ней зазвенело;
   И знакомый голос вдруг
   Кличет Ольгу: "Встань, мой друг!
  
   Отвори скорей без шуму.
   Спишь ли, милая, во тьме?
   Слезну думаешь ли думу?
   Смех иль горе на уме?"
   - "Милый! ты! так поздно к ночи!
   Я все выплакала очи
   По тебе от горьких слез.
   Как тебя к нам бог принес?"
  
   - "Мы лишь ночью скачем в поле.
   Я с Украйны за тобой;
   Поздно выехал оттоле,
   Чтобы взять тебя с собой".
   - "Ах! войди, мой ненаглядный!
   В поле свищет ветер хладный;
   Здесь в объятиях моих
   Обогрейся, мой жених!"
  
   - "Пусть он свищет, пусть колышет;
   Ветру воля, нам пора.
   Ворон конь мой к бегу пышет,
   Мне нельзя здесь ждать утра.
   Встань, ступай, садись за мною,
   Ворон конь домчит стрелою;
   Нам сто верст еще: пора
   В путь до брачного одра".
  
   - "Ах! какая в ночь дорога!
   И сто верст езды для нас!
   Бьют часы... побойся бога:
   До полночи только час".
   - "Месяц светит, ехать споро;
   Я как мертвый еду скоро:
   Довезу и до утра
   Вплоть до брачного одра".
  
   - "Как живешь? скажи нелестно;
   Что твой дом? велик? высок?"
   - "Дом - землянка". - "Как в ней?" - "Тесно".
   - "А кровать нам?"-"Шесть досок".
   - "В ней уляжется ль невеста?"
   - "Нам двоим довольно места.
   Встань, ступай, садись за мной:
   Гости ждут меня с женой".
  
   Ольга встала, вышла, села
   На коня за женихом;
   Обвила ему вкруг тела
   Руки белые кольцом.
   Мчатся всадник и девица,
   Как стрела, как пращ, как птица;
   Конь бежит, земля дрожит,
   Искры бьют из-под копыт.
  
   Справа, слева, сторонами,
   Мимо глаз их взад летят
   Сушь и воды; под ногами
   Конскими мосты гремят.
   "Месяц светит, ехать споро;
   Я как мертвый - еду скоро.
   Страшно ль, светик, с мертвым спать?"
   - "Нет... что мертвых поминать?"
  
   Что за звуки? что за пенье?
   Что за вранов крик во мгле?
   Звон печальный! погребенье!
   "Тело предаем земле".
   Ближе, видят: поп с собором,
   Гроб неся, поют всем хором;
   Поступь медленна, тяжка,
   Песнь нескладна и дика.
  
   "Что вы воете не к месту?
   Хоронить придет чреда;
   Я к венцу везу невесту,
   Вслед за мною все туда!
   У моей кровати спальной,
   Клир! пропой мне стих венчальный;
   Службу, поп! и ты яви,
   Нас ко сну благослови".
  
   Смолкли, гроба как не стало,
   Все послушно вдруг словам,
   И поспешно побежало
   Всё за ними по следам.
   Мчатся всадник и девица,
   Как стрела, как пращ, как птица;
   Конь бежит, земля дрожит,
   Искры бьют из-под копыт.
  
   Справа, слева, сторонами,
   Горы, долы и поля -
   Взад летит всё; под ногами
   Конскими бежит земля.
   "Месяц светит, ехать споро;
   Я как мертвый еду скоро.
   Страшно ль, светик, с мертвым спать?"
   - "Полно мертвых поминать".
  
   Казни столп; над ним за тучей
   Брезжит трепетно луна;
   Чьей-то сволочи летучей
   Пляска вкруг его видна.
   "Кто там! сволочь! вся за мною!
   Вслед бегите все толпою,
   Чтоб под пляску вашу мне
   Веселей прилечь к жене".
  
   Сволочь с песнью заунывной
   Понеслась за седоком,
   Словно вихорь бы порывный
   Зашумел в бору сыром.
   Мчатся всадник и девица,
   Как стрела, как пращ, как птица;
   Конь бежит, земля дрожит,
   Искры бьют из-под копыт.
  
   Справа, слева, сторонами,
   Взад летят луга, леса:
   Всё мелькает пред глазами:
   Звезды, тучи, небеса.
   "Месяц светит, ехать споро;
   Я как мертвый еду скоро.
   Страшно ль, светик, с мертвым спать?"
   - "Ах! что мертвых поминать!"
  
   - "Конь мой! петухи пропели;
   Чур! заря чтоб не взошла;
   Гор вершины забелели:
   Мчись как из лука стрела.
   Кончен, кончен путь наш дальний,
   Уготовлен одр венчальный.
   Скоро съездил как мертвец,
   И доехал наконец".
  
   Наскакал в стремленьи яром
   Конь на каменный забор;
   С двери вдруг хлыста ударом
   Спали петли и запор.
   Конь в ограду; там - кладбище,
   Мертвых вечное жилище;
   Светят камни на гробах
   В бледных месяца лучах.
  
   Что же мигом пред собою
   Видит Ольга? чудо! страх!
   Латы всадника золою
   Все рассыпались на прах:
   Голова, взгляд, руки, тело -
   Всё на милом помертвело,
   И стоит уж он с косой,
   Страшный остов костяной.
  
   На дыбы конь ворон взвился,
   Диким голосом заржал,
   Стукнул в землю, провалился
   И невесть куда пропал.
   Вой на воздухе высоко;
   Скрежет под землей глубоко;
   Ольга в страхе без ума,
   Неподвижна и нема.
  
   Тут над мертвой заплясали
   Адски духи при луне,
   И протяжно припевали
   Ей в воздушной вышине:
   "С богом в суд нейди крамольно;
   Скорбь терпи, хоть сердцу больно.
   Казнена ты во плоти;
   Грешну душу бог прости!"
  
   1816, 1831
  
   А.С. ПУШКИНУ
  
   Вот старая, мой милый, быль,
   А может быть, и небылица;
   Сквозь мрак веков и хартий пыль
   Как распознать? Дела и лица -
   Всё так темно, пестро, что сам,
   Сам наш исторьограф почтенный,
   Прославленный, пренагражденный,
   Едва ль не сбился там и сям.
   Но верно, что с большим стараньем,
   Старинным убежден преданьем,
   Один ученый наш искал
   Подарков, что певцам в награду
   Владимир щедрый раздавал;
   И, вобрази его досаду,
   Ведь не нашел.- Конь, верно, пал;
   О славных латах слух пропал:
   Французы ль, как пришли к Царьграду
   (Они ведь шли в Ерусалим
   За гроб Христов, святым походом,
   Да сбились, и случилось им
   Царьград разграбить мимоходом),
   Французы ли, скажу опять,
   Изволили в числе трофеев
   Их у наследников отнять,
   Да по обычаю злодеев
   В парижский свой музеум взять?
   Иль время, лет трудившись двести,
   Подъело ржавчиной булат,
   Но только не дошло к нам вести
   Об участи несчастных лат.
   Лишь кубок, говорят, остался
   Один в живых из всех наград;
   Из рук он в руки попадался,
   И даже часто невпопад.
   Гулял, бродил по белу свету;
   Но к настоящему поэту
   Пришел, однако, на житье.
   Ты с ним, счастливец, поживаешь,
   В него ты через край вливаешь,
   Свое волшебное питье,
   В котором Вакха лоз огнистых
   Румяный, сочный, вкусный плод
   Растворен свежестию чистых
   Живительных Кастальских вод.
   Когда, за скуку в утешенье,
   Неугомонною судьбой
   Дано мне будет позволенье,
   Мой друг, увидеться с тобой,-
   Из кубка, сделай одолженье,
   Меня питьем своим напой;
   Но не облей неосторожно:
   Он, я слыхал, заворожен,
   И смело пить тому лишь можно,
   Кто сыном Фебовым рожден.
   Невинным опытом сначала
   Узнай - правдив ли этот слух;
   Младых романтиков хоть двух
   Проси отведать из бокала;
   И если, капли не пролив,
   Напьются милые свободно,
   Тогда и слух, конечно, лжив
   И можно пить кому угодно;
   Но если, боже сохрани,
   Замочат пазуху они, -
   Тогда и я желанье кину,
   В урок поставлю их беду
   И вслед Ринальду-паладину
   Благоразумием пойду:
   Надеждой ослеплен пустою,
   Опасным не прельщусь питьем
   И, в дело не входя с судьбою,
   Останусь лучше при своем;
   Налив, тебе подам я чашу,
   Ты выпьешь, духом закипишь,
   И тихую беседу нашу
   Бейронским пеньем огласишь.
  
   1828
  
   ЭЛЕГИЯ
  
   "Фив и музы! нет вам жестокостью равных
   В сонме богов - небесных, земных и подземных.
   Все, кроме вас, молельцам благи и щедры:
   Хлеб за труды земледельцев рождает Димитра,
   Гроздие - Вакх, елей - Афина-Паллада;
   Мощная в битвах, она ж превозносит ироев,
   Правит Тидида копьем и стрелой Одиссея;
   Кинфия славной корыстью радует ловчих;
   Красит их рамо кожею льва и медведя;
   Странникам путь указует Эрмий вожатый;
   Внемлет пловцам Посидон и, смиряющий бурю,
   Вводит утлый корабль в безмятежную пристань;
   Пылкому юноше верный помощник Киприда:
   Всё побеждает любовь, и, счастливей бессмертных,
   Нектар он пьет на устах обмирающей девы;
   Хрона державная дщерь, владычица Ира,
   Брачным дарует детей, да спокоят их старость;
   Кто же сочтет щедроты твои, о всесильный
   Зевс-Эгиох, податель советов премудрых,
   Скорбных и нищих отец, ко всем милосердный!
   Боги любят смертных; и Аид незримый
   Скипетром кротким пасет бесчисленных мертвых,
   К вечному миру отшедших в луга Асфодели.
   Музы и Фив! одни вы безжалостно глухи.
   Горе безумцу, служащему вам! обольщенный
   Призраком славы, тратит он счастье земное;
   Хладной толпе в посмеянье, зависти в жертву
   Предан несчастный, и в скорбях, как жил, умирает.
   Повестью бедствий любимцев ваших, о музы,
   Сто гремящих уст молва утомила:
   Камни и рощи двигал Орфей песнопеньем,
   Строгих Ерева богов подвигнул на жалость;
   Люди ж не сжалились: жены певца растерзали,
   Члены разметаны в поле, и хладные волны
   В море мчат главу, издающую вопли.
   Злый Аполлон! на то ли сам ты Омиру
   На ухо сладостно пел бессмертные песни,
   Дабы скиталец, слепец, без крова и пищи,
   Жил он незнаем, родился и умер безвестен?
   Всуе прияла ты дар красоты от Киприды,
   Сафо-певица! Музы сей дар отравили:
   Юноша гордый певицы чудесной не любит,
   С девой простой он делит ложе Гимена;
   Твой же брачный одр - пучина Левкада.
   Бранный Эсхил! напрасно на камне чужбины
   Мнишь упокоить главу, обнаженную Хроном:
   С смертью в когтях орел над нею кружится.
   Старец Софокл! умирай - иль, несчастней Эдипа,
   В суд повлечешься детьми, прославлен безумным.
   После великих примеров себя ли напомню?
   Кроме чести, всем я жертвовал музам;
   Что ж мне наградой? - зависть, хула и забвенье.
   Тщетно в утеху друзья твердят о потомстве;
   Люди те же всегда: срывают охотно
   Лавр с недостойной главы, но редко венчают
   Терном заросшую мужа благого могилу,
   Музы! простите навек; соха Триптолема
   Впредь да заменит мне вашу изменницу лиру.
   Здесь в пустыне, нет безумцев поэтов;
   Здесь безвредно висеть ей можно на дубе,
   Чадам Эола служа и вторя их песни".
  
   Сетуя, так вещал Евдор благородный,
   Сын Полимаха-вождя и лепой Дориды,
   Дщери Порфирия, славного честностью старца.
   Предки Евдора издревле в дальнем Епире
   Жили, между Додонского вещего леса,
   Града Вуфрота, и мертвых вод Ахерузы;
   Двое, братья родные, под Трою ходили:
   Старший умер от язвы в брани суровой,
   С Неоптолемом младший домой возвратился;
   Дети и внуки их все были ратные люди.
   Власть когда утвердилась владык македонских,
   Вождь Полимах царю-полководцу Филиппу,
   Сам же Евдор служил царю Александру;
   С ним от Пеллы прошел до Индейского моря.
   Бился в многих боях; но, духом незлобный,
   Лирой в груди заглушал военные крики;
   Пел он от сердца, и часто невольные слезы
   Тихо лились из очей товарищей ратных,
   Молча сидящих вокруг и внемлющих песни.
   Сам Александр в Дамаске на пире вечернем
   Слушал его и почтил нелестной хвалою;
   Верно бы, царь наградил его даром богатым,
   Если б Евдор попросил; но просьб он чуждался.
   После ж, как славою дел ослепясь, победитель,
   Клита убив, за правду казнив Каллисфена,
   Сердцем враждуя на верных своих македонян,
   Юных лишь персов любя, питомцев послушных,
   Первых сподвижников прочь отдалил бесполезных,-
   Бедный Евдор укрылся в наследие предков,
   Меч свой и щит повесив на гвоздь для покоя;
   К сельским трудам не привыкший, лирой любезной
   Мнил он наполнить всю жизнь и добыть себе славу.
   Льстяся надеждой, предстал он на играх Эллады;
   Демон враждебный привел его! правда, с вниманьем
   Слушал народ, вполголоса хвальные речи
   Тут раздавались и там, и дважды и трижды
   Плеск внезапный гремел; но судьи поэтов
   Важно кивали главой, пожимали плечами,
   Сердца досаду скрывая улыбкой насмешной.
   Жестким и грубым казалось им пенье Евдора.
   Новых поэтов поклонники судьи те были,
   Коими славиться начал град Птолемея.
   Юноши те предтечей великих не чтили:
   Наг был в глазах их Омир, Эсхил неискусен,
   Слаб дарованьем Софокл и разумом - Пиндар;
   Друг же друга хваля и до звезд величая,
   Юноши (семь их числом) назывались Плеядой,
   В них уважал Евдор одного Феокрита
   Судьи с обидой ему в венце отказали;
   Он, не желая врагов печалию тешить,
   Скрылся от них; но в дальнем, диком Епире,
   Сидя у брега реки один и прискорбен,
   Жалобы вслух воссылал на муз и на Фива.
  
   Ночь расстилала меж тем священные мраки,
   Луч вечерней зари на западе меркнул,
   В небе безоблачном редкие искрились звезды,
   Ветр благовонный дышал из кустов, и порою
   Скрытые в гуще ветвей соловьи окликались.
   Боги услышали жалобный голос Евдора;
   Эрмий над ним повел жезлом благотворным -
   Сном отягчилась глава и склонилась на рамо.
   Дщерь Мнемозины, богиня тогда Каллиопа
   Легким полетом снеслась от высокого Пинда.
   Образ приемлет она младой Эгемоны,
   Девы прелестной, Евдором страстно любимой
   В юные годы; с нею он сладость Гимена
   Думал вкусить, но смерти гений суровый
   Дхнул на нее - и рано дева угасла,
   Скромной подобно лампаде, на ночь зажженной
   В хижине честной жены - престарелой вдовицы;
   С помощью дщерей она при свете лампады
   Шелком и златом спешит дошивать покрывало,
   Редкий убор, заказанный царской супругой,
   Коего плата зимой их прокормит семейство:
   Долго трудятся они; когда ж пред рассветом
   Третий петел вспоет, хозяйка опасно
   Тушит огонь, и дщери ко сну с ней ложатся,
   Радость семейства, юношей свет и желанье,
   Так Эгемона, увы! исчезла для друга,
   В сердце оставив его незабвенную память.
   Часто сражений в пылу об ней он нежданно
   Вдруг вспоминал, и сердце в нем билось смелее;
   Часто, славя на лире богов и ироев,
   Имя ее из уст излетало невольно;
   Часто и в снах он видел любимую деву.
   В точный образ ее богиня облекшись,
   Стала пред спящим в алой, как маки, одежде;
   Розы румянцем свежие рделись ланиты;
   Светлые кудри вились по плечам обнаженным,
   Белым как снег; и небу подобные очи
   Взведши к нему, так молвила голосом сладким:
  
   "Милый! не сетуй напрасно; жалобой строгой
   Должен ли ты винить богов благодатных -
   Фива и чистых сестр, пиерид темновласых?
   Их ли вина, что терпишь ты многие скорби?
   Властный Хронид по воле своей неиспытной
   Благо и зло ив урн роковых изливает.
   Втайне ропщешь ли ты на скудость стяжаний?
   Лавр Геликона, ты знал, бесплодное древо;
   В токе Пермесском не льется злато Пактола.
   Злата искать ты мог бы, как ищут другие,
   Слепо служа страстям богатых и сильных...
   Вижу, ты движешь уста, и гнев благородный
   Вспыхнул огнем на челе... о друг, успокойся:
   Я не к порочным делам убеждаю Евдора;
   Я лишь желаю спросить: отколе возникнул
   В сердце твоем сей жар к добродетели строгой,
   Ненависть к злу и к низкой лести презренье?
   Кто освятил твою душу? - чистые музы.
   С детства божественных пчел питаяся медом,
   Лепетом

Категория: Книги | Добавил: Armush (29.11.2012)
Просмотров: 518 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа