Главная » Книги

Картер Ник - Тайна каторжника, Страница 2

Картер Ник - Тайна каторжника


1 2 3

   Ник Картер ожидал, что Каддль смутится, но ошибся.
   На лице Каддля не появилось ни малейшего признака удивления или страха и он только с досадой нахмурился. На секунду жилы у него на висках вздулись, брови сдвинулись и зрачки его серых глаз обратились в маленькие точки.
   Но он тотчас же ответил с обычным спокойствием:
   - Вот как? Вы тщательно рассматривали мои работы.
   И больше ничего.
   Несомненно, Каддль обладал недюжинным характером и превосходно умел владеть собой.
   Ник Картер понял, что поймать Каддля врасплох не удастся. Он подумал немного, в какой форме продолжать допрос, а потом вынул из кармана четки, найденные им в Вашингтоне на улице.
   - Вот одна из ваших работ, - спокойно произнес он, показывая Каддлю четки и смотря ему в глаза, - не будете ли вы любезны объяснить мне значение этого извещения?
   Нисколько не волнуясь, Каддль взглянул на нитку и попросил сыщика передать ее ему.
   Затем он стал перебирать шарики и прочитал содержание извещения. После этого он вернул четки.
   - Ну, что? - резко спросил Ник Картер.
   - А что вам угодно? - спросил Каддль.
   - Вы признаете, что это ваша работа?
   - Признаю. Иначе говоря, в свое время это была моя работа.
   - Что вы этим хотите сказать? - поразился Ник Картер.
   - Что я изготовил эту нитку, но подобного извещения никогда не отсылал. Шарики расположены в нынешнем порядке кем-либо, находящимся вне тюрьмы.
   - А какого рода извещение было изображено первоначально?
   - Я предпочитаю умолчать об этом.
   - Этот отказ повлечет за собой неприятные для вас последствия, - сказал Ник Картер, - если вы будете упрямы, то я позабочусь о том, чтобы вас не выпустили, как было предположено, через полтора года, и кроме того я заявлю начальнику тюрьмы о том, каким образом вы передаете извещения вашим знакомым или сообщникам.
   - Поступайте, как знаете, - ответил Каддль.
   - Вы неисправимо упрямы, - резко произнес Ник Картер.
   - Нет, сударь, - уныло отозвался Каддль, - я беспомощный арестант, который знает некую тайну и не имеет права ее выдать.
   - Возможно, что вы теперь и говорите правду, но возможно, что вы и обманываете меня. Я хотел бы знать еще одно: та Зара, которой предназначалось это извещение, ваша сестра?
   - Нет! По крайней мере, я не допускаю этой мысли. Скажу только, что на самом деле существует другое лицо, того же имени, к которому это извещение может относиться.
   - А кто тот Филипп, которого убрали с дороги?
   - На этот вопрос я отказываюсь отвечать!
   - Как угодно, - произнес Ник Картер и встал, - быть может, вы хотите спросить еще что-нибудь?
   - Хотелось бы, - ответил Каддль, - нельзя ли мне узнать, кто вы такой?
   - Я Ник Картер! Слышали, быть может, обо мне?
  

Глава VI

Тайна каторжника

  
   Каддль был озадачен. Он привстал, но тотчас же снова присел. Два раза он открыл рот, как бы желая что-то сказать, но оба раза раздумывал, предпочитая молчать.
   - Мне кажется, вас тяготит нечто такое, от чего вам хотелось бы избавиться, - приветливо сказал Ник Картер.
   - Я хотел бы задать вам несколько вопросов, мистер Картер, - нерешительно проговорил Каддль, - но я знаю, что не имею на это права, так как арестантам разрешается говорить только тогда, когда их спрашивают.
   - Спрашивайте, сколько угодно. Но этим я отнюдь не хочу сказать, что отвечу на все ваши вопросы.
   - Извольте. Что именно побудило вас явиться ко мне? Без серьезного повода вы не стали бы подвергать меня допросу.
   - Откровенно говоря, - ответил Ник Картер, - я нашел четки на улице совершенно случайно и не менее случайно обнаружил, что они содержат извещение на телеграфном языке. Таинственность этого дела меня заинтриговала и я задался целью узнать, в чем дело, тем более, что в данном случае совершено, по меньшей мере, два преступления! Знаете ли вы патера Бриена?
   - Знаю.
   - Ему я показал вот эти четки и он сразу заявил, что их изготовили вы. Впрочем, четки находятся в моих руках не более суток.
   - Не будете ли вы любезны сказать мне, где именно вы их нашли?
   - Могу, на тротуаре на углу Четвертой улицы и авеню Пенсильвания, в Вашингтоне. Судя по наружному виду, они пролежали там день, а то и того меньше. Еще что хотите знать?
   - Ничего больше, мистер Картер. Позвольте лишь поблагодарить вас за вашу любезность.
   - Быть может, вы из благодарности теперь ответите мне на те вопросы, на которые вы раньше отказались отвечать?
   - К крайнему сожалению, не могу. Не смею, хотя и рискую навлечь на себя ваше недовольство, но в то же время я искренне хотел бы заслужить ваше расположение.
   - Не похоже, - заметил Ник Картер.
   Каддль, помолчав немного, заговорил:
   - Могу вам сказать только одно, мистер Картер! Я два раза уже собирался ехать к вам в Нью-Йорк, чтобы поговорить с вами, правда, еще до того, как я попал в тюрьму. Затем я два раза намеревался вызвать вас сюда в надежде на то, что вы мне поможете!
   - Когда именно это было?
   - В первый раз вскоре после того, как я был отлучен, а во второй раз несколько дней спустя после моего прибытия в тюрьму!
   - Я вас положительно не понимаю, Каддль! - воскликнул Ник Картер, глядя на арестанта. - И больше вы ничего не хотите мне сказать?
   - Нет, мистер Картер! При всем желании не могу! Дайте мне хоть подумать! Начальник тюрьмы, конечно, знает ваш адрес, а я спустя некоторое время сообщу вам все, что вам угодно знать!
   - Хорошо! Теперь нам больше говорить не о чем, - произнес Ник Картер и нажал кнопку электрического звонка.
   Явился начальник тюрьмы. Каддль уже встал и стоял у двери.
   - Вы закончили, мистер Картер? - спросил начальник тюрьмы.
   - Да.
   Был вызван надзиратель, который отвел Каддля в его камеру.
   Ник Картер пересказал начальнику тюрьмы всю свою беседу с Каддлем и закончил словами:
   - Будьте уверены, каждая нитка, изготовленная Каддлем, представляла собой какое-нибудь извещение, даже та, которую он делает для вашей дочери.
   Начальник тюрьмы был глубоко возмущен тем, что Каддль провел его, и он, несомненно, выместил бы свою злобу на арестанте, если бы Ник Картер не успокоил его.
   - Не наказывайте его, - сказал он, - конечно, не из-за того, чтобы потакать ему, а для того, чтобы уличить его в его проделках. Я ему дал понять, что ничего не скажу вам об его секретных извещениях, так что, если вы оставите его в покое и не дадите ему понять, что посвящены в его тайну, то он будет спокоен и даже, пожалуй, попробует снова послать кому-нибудь такое своеобразное извещение.
   - Вряд ли он попадется в эту ловушку! Слишком он хитер для этого!
   - Возможно, - согласился Ник Картер, - но попытаться все-таки можно. Как только он изготовит новую нитку, вы ее тотчас же захватите и пришлите мне, когда узнаете, кому она предназначалась. А я затем лично передам эту нитку адресату.
   - Знаете ли, мистер Картер, что я думаю?
   - Именно?
   - Мне кажется, он замышляет бегство из тюрьмы, и запасается содействием своих друзей и сообщников.
   - Не думаю, - возразил Ник Картер, - по-моему, он совершенно не помышляет о бегстве. Напротив, ему, по-видимому, безразлично, сидеть ли полтора года или весь срок. Кроме того, раз он находится в тюрьме, никому в голову не придет обвинить его в соучастии в преступлении, совершаемом его друзьями. Впрочем, он мне сказал еще вот что: два раза уже он собирался дать мне все необходимые сведения, и оба раза он предпочел молчать. В конце концов, он попросил дать ему время на размышление и обещал известить меня через вас, когда придет к определенному решению. Возможно, что он пожелает видеть меня лично, тогда вам нужно будет протелеграфировать мне только одно слово "четки". Если меня не будет в Нью-Йорке, то телеграмма будет передана мне вслед.
   - Все будет сделано, мистер Картер.
   Начальник тюрьмы был весьма озабочен: ему казалось, что Каддль - член шайки преступников, который держал связь с ними и давал распоряжения для совершения преступлений через свои четки.
   - Следующим поездом я уезжаю в Вашингтон, - сказал Ник Картер, берясь за шляпу и перчатки, - повторяю: Каддль ничего не должен знать, иначе мы ничего не добьемся.
  

Глава VII

Пустая карета

  
   В шесть часов вечера Ник Картер вернулся в Вашингтон. На вокзале его ждал Патси, которого он известил телеграммой о часе своего прибытия.
   - Ну, что тебе удалось узнать? - спросил Ник Картер, поздоровавшись со своим помощником.
   - А я как раз хотел спросить то же самое у вас, - рассмеялся Патси.
   - Что же. Обменяемся впечатлениями за обедом, - предложил Ник Картер, - надо тебе сказать, я умираю с голода. Возьмем карету и поедем в гостиницу Ралей.
   Прибыв в ресторан, Ник Картер заказал обед, и рассказал своему помощнику о своем свидании с Каддлем.
   - Я нарочно ознакомил тебя сначала с результатом моей поездки, - закончил он свое повествование, - потому что это, несомненно, поможет тебе разобраться в собираемых тобой данных о таинственной Заре. Я не верю, чтобы Каддль сказал мне всю правду! В общем, я этого человека никак не могу понять! Ну, а теперь говори, как твои дела?
   - К сожалению, у меня мало нового, - заявил Патси, - в сущности, я знаю не больше того, что знал и раньше. В адресной книге я нашел три лица, носящих имя Зара, у двоих это имя, у третьего фамилия.
   - Принадлежат ли они к одной и той же семье?
   - Как будто бы нет. Я прочитаю вам то, что узнал.
   Он вынул из кармана записку и начал читать:
   - Зара Мулиган...
   - Как? - прервал его Ник Картер, - значит, Каддль все-таки надул меня, когда говорил, что девицу, которая приходила к нему в тюрьму, зовут не Зарой. Ну, читай дальше.
   - Так вот: Зара Мулиган, Юго-Восточной части, улица В., N 39.
   - Дальнейших подробностей не было? Замужем ли, девица, занятие?
   - Нет, только имя, фамилия и адрес.
   - Ты не заходил к ней?
   - Ни к ней, ни к другим.
   - Дальше.
   - Зара Залинский, музыкант, Северо-Западной части, улица П., N 91.
   - Должно быть, поляк. А дальше?
   - Зенобия Зара, учительница. У нее два адреса: Юго-Восточной части, улица С, N 72, где она живет, и Северо-Западной части, улица Ф., N 14, где у нее приемный кабинет.
   - А в адресной книге просто указано "учительница"? Странно. А чему же она учит?
   - Этого не сказано.
   - Жаль. Из этого мы могли бы вывести кое-какие заключения. Быть может, она даст уроки резьбы деревянных вещей, вроде шариков для четок.
   - Понимаю, - улыбнулся Патси, - к сожалению, этого не сказано.
   - Когда мы пообедаем, то пойдем разыскивать этих лиц. Торопиться некуда, так как Каддль, конечно, не мог успеть известить их о моем посещении в тюрьме, ведь я отнял у него всякую возможность общаться таким образом.
   - Отлично, - заметил Патси, - но как вы полагаете сделать: имеете ли мы пойдем к этим господам, или каждый из нас отдельно?
   - Лучше, если мы будем действовать независимо один от другого. Ты пойди на улицу П. и справься о музыканте Заре Залинском, а я пойду к мисс Заре Мулиган. Затем мы с тобой сойдемся на углу авеню Нью-Джерси и улицы Б. и отправимся вместе к госпоже Зенобии. Один должен ждать другого, а то тебя или меня могут задержать подольше.
   Когда официант подал последнее блюдо, Ник Картер спросил:
   - Ты читал сегодняшние газеты?
   - Нет, времени не было. Ведь я просмотрел всю адресную книгу с начала до конца два раза, чтобы не пропустить кого-нибудь.
   - Я тебя и не упрекаю, но все-таки заглянуть в газеты можно было, - заметил Ник Картер и попросил официанта принести газету.
   Как только он открыл газету, он произнес:
   - Жаль, Патси, что ты не удосужился прочитать эту газету. Там есть нечто такое, что должно тебя заинтересовать.
   - Будьте добры, прочтите вслух, - сказал Патси, который в это время снимал кожу с золотистого банана.
   - Ты на старости лет разленился, - ответил Ник Картер, шутливо грозя ему пальцем, - ну, так и быть, прочитаю тебе.
   Статья гласила следующее:
   "Сегодня утром вблизи моста Кабин, около шоссе, найдена наемная карета без четвертого колеса. Карета стояла довольно далеко в стороне, на лугу, так что можно было подумать, что ее туда завез либо седок, либо кучер, с тем, чтобы оставить ее там до починки. По расспросам полицейского выяснилось, что карста стояла на том же месте уже накануне. Осмотрев тщательно карету, полицейский обратил внимание на то, что занавески на окнах были спущены, а двери так заперты, что их нельзя было открыть обычным путем. В это время проезжал полковник Мур, начальник Вашингтонской полиций. Полицейский доложил ему о своей находке и Мур распорядился взломать дверцы кареты. Оказалось, что в карете лежит труп молодого человека, несомненно, убитого. Кинжал еще торчал у него в груди. Бедняга, по-видимому, умер моментально, не успев даже крикнуть. На переднем сидении лежали две сбруи. Вероятно, с лошадей, которые были запряжены в карсту. Недостающее колесо валялось вблизи в кустах. Повреждений на нем не было, и по-видимому, оно было снято с оси только для того, чтобы создать видимость несчастного случая. Лошади исчезли бесследно, как и владелец кареты. Полиция уже обыскала все конюшни и дворы, допросила всех кучеров, но ничего не добилась".
   Патси внимательно выслушал всю статью.
   - Знаете ли, что мне кажется? - сказал он, когда Ник Картер отложил газету. - Убитого зовут, наверно, Филиппом.
   - Так думаю и я, - задумчиво произнес Ник Картер, - но вот подают кофе. После обеда мы сделаем наши три визита, а потом отправимся к полковнику Муру за более подробными сведениями и чтобы осмотреть труп.
   - Я готов на все. Закурим сигары и вперед.
   Спустя десять минут сыщики разошлись в разные стороны.
   Но розыски оказались не так просты, как полагал Ник Картер.
   Нику Картеру сообщили, что мисс Зара Мулиган действительно проживала в указанном доме, но выехала несколько месяцев тому назад неизвестно куда.
   Ник Картер тотчас же поехал на почтамт и спросил там, не оставляла ли мисс Зара Мулиган какого-либо адреса, по которому ей могли доставляться письма. Никакого адреса не оказалось, так что Ник Картер прямо отправился туда, где он условился встретиться с Патси.
   Ему пришлось ждать своего помощника недолго.
   - Ну, что ты узнал о Заре Залинском? - спросил он.
   - Он поляк, - сообщил Патси, - носит обычную шевелюру музыканта и играет каждый вечер в оркестре одного из пригородных театров. Он как раз собирался уходить, когда я явился. Я заговорил с ним, мы побеседовали немного, а потом поехали вместе на трамвае. Он решительно ничего общего не имеет с нашим делом.
   - Что ж, пойдем к Зенобии Зара, - сказал Ник Картер, - и именно на квартиру, а не в официальную приемную, так как теперь ее там, наверно, уже нет. По всей вероятности, мы и тут ничего не добьемся, но мы должны сделать все, что в наших силах, чтобы раскрыть эту тайну.
   - Пойдем пешком? - спросил Патси. - Отсюда ведь не далеко.
   - Пойдем.
  

Глава VIII

Поразительные открытия

  
   Сыщики дошли до ветхого, довольно запущенного двухэтажного дома. От улицы он был отделен садиком, окруженным старой, ржавой железной решеткой. Сад зарос высоким бурьяном и травой. Само здание производило какое-то мрачное впечатление, казалось, что в нем никто не живет.
   - Мне что-то кажется, что тут нам предстоят новые загадки, - сказал Ник Картер.
   - Совершенно верно, - согласился Патси, - даже жутко смотреть на этот дом. Точно он заколдованный.
   Ник Картер позвонил, но никто не отозвался. Позвонив еще два раза, Ник Картер потерял терпение, взял отмычку и открыл замок.
   Против ожиданий дверь даже не скрипнула.
   Сыщики вошли в темную переднюю и заперли за собой дверь.
   Осветив переднюю своими электрическими фонарями, они увидели обычную обстановку: вешалку, несколько стульев и настенное зеркало.
   Открыв дверь справа, они вошли в гостиную со старомодной мягкой мебелью, фортепьяно, зеркальным шкафом и старым, истоптанным ковром.
   На мебели, однако, не было пыли и по свежему воздуху в гостиной можно было подумать, что ее недавно только проветрили. Если бы время было более позднее, то сыщики предположили бы, что обитатели квартиры уже легли спать, но так как было всего девять часов, то этого нельзя было допустить.
   Смежная с гостиной комната тоже была обставлена старомодной мебелью.
   Неслышными шагами сыщики направились по лестнице на второй этаж и вошли в первую комнату, оказавшуюся спальной.
   Когда луч света от фонаря Ника Картера упал на постель, загадка безмолвной тишины в доме сразу была решена.
   На постели лежал труп одетой молодой женщины. Рядом с ней, совсем близко у изголовья кровати, стоял стеклянный флакончик, испускавший резкий запах горького миндаля.
   - Синильная кислота, - коротко произнес Ник Картер, - ты слышишь, Патси?
   - Слышу! Похоже на самоубийство!
   - Вероятно, так оно и есть, - согласился Ник Картер, - а покойница не кто иная, как Зенобия Зара!
   - Зара и Филипп, оба имени из той телеграммы, - пробормотал Патси, - дело все больше осложняется.
   - Возможно, что это самоубийство ничего общего не имеет с телеграммой, - возразил Ник Картер, - хотя я согласен, что можно предположить их взаимную связь. Мало ли что бывает.
   Ник Картер подошел к постели и положил руку на лоб покойницы. Затем он сказал:
   - Она скончалась уже давно, быть может, уже несколько часов.
   Покойницу нельзя было назвать красивой в обычном смысле слова, но лицо ее отличалось своеобразной прелестью.
   - Ей лет тридцать, не больше, - тихо произнес Картер, - почему-то ее лицо мне кажется знакомым, хотя я при всем желании не могу припомнить, где и когда ее видел. Но пока нечего задумываться об этом.
   - Вы будете звонить в полицейское управление? - спросил Патси, уходя вместе со своим начальником.
   - Нет. Мы сначала поедем к полковнику Муру, которого я хочу лично известить о нашей находке. Этим мы и исполним нашу обязанность, а он со своими подчиненными пусть и займется этим делом, которое в сущности нас не касается.
   Спустя минут двадцать они вошли в кабинет начальника полиции.
   Ник Картер сообщил ему о своей последней находке, рассказал все, что произошло со времени нахождения четок, и закончил свое повествование словами:
   - Нет сомнения, что найденный в карете труп и есть тот самый неизвестный, именуемый в телеграмме Филиппом.
   - Это вполне возможно, мистер Картер, - возразил полковник Мур, - но все же сомнительно. Полагаете ли вы, что ваша последняя находка тоже имеет отношение к телеграмме на четках?
   - Нет, этого я не думаю, хотя не исключаю возможности. Я никогда не отправился бы в тот дом, если бы мой помощник не нашел в адресной книге имени Зенобии Зара. Вы премного обязали бы меня полковник, если бы поручили кому-нибудь из ваших подчиненных разузнать о прошлом этой мисс Зара.
   - Конечно, я сейчас же распоряжусь.
   - В адресной книге сказано, что у покойной была какая-то приемная комната или учебное заведение на улице Ф. А если это так, то надо полагать, у нее были ученицы и мы сумеем найти кого-нибудь из них, чтобы получить необходимые нам сведения.
   - Это значительно облегчит работу моим людям, - заметил Мур - и я думаю, что через несколько часов я разузнаю все, что нужно.
   - Нет ли у вас еще каких-нибудь сведений помимо того, что было в газете? - спросил Ник Картер.
   - К сожалению, ничего.
   - Значит личность убитого не установлена?
   - Нет! На трупе не оказалось ничего такого, что могло бы дать дополнительные сведения. При нем не было ни часов, ни кошелька, ни даже носового платка, а на белье его нет меток.
   - Сколько ему лет по вашему мнению?
   - Лет тридцать с небольшим. Если хотите, осмотрим труп сейчас. Знаете, я тоже присоединяюсь к вашему мнению, что он и есть тот самый Филипп, о котором идет речь в телеграмме.
   - Есть ли у вас какие-нибудь данные относительно кареты?
   - Да, нам удалось установить, что у одного из владельцев манежа в Балтиморе исчезли карета и пара лошадей. Этот господин завтра приедет сюда и установит, ему ли принадлежит найденная карета с лошадьми, которые были найдены сегодня.
   - Вот как, лошади тоже найдены? Где именно? - заинтересовался Ник Картер.
   - Во всяком случае, мы полагаем, что лошади, которые найдены, были запряжены в этой карете. Они найдены в противоположном конце города вблизи скакового поля. Тут же, в кустах, было найдено два седла со всеми принадлежностями. Отсюда можно заключить, что кучер с убийцей, который, надо полагать, сидел вместе со своей жертвой в карете, увели лошадей именно к скаковому полю. А седла могли быть заблаговременно спрятаны под козлами или даже в самой карете.
   Полковник и сыщики отправились в покойницкую, где находился убитый.
   Едва только Ник Картер взглянул на покойного, как чуть не вскрикнул от изумления.
   - Неужели вы его знаете? - спросил полковник.
   - Нет, но дело опять усложняется.
   - Каким образом?
   - Когда я взглянул на покойного, - ответил Ник Картер, - мне сразу показалось, что это тот самый человек, с которым я сегодня утром беседовал в тюрьме Моммензин в Филадельфии, так он на него похож.
   - Странно, очень странно, - пробормотал полковник.
   - Не простая ли это случайность? - заметил Патси.
   - Возможно, что это и случайность, но, ведь, возможно, что у Каддля, помимо сестры, есть еще и брат. А вы, полковник, по-видимому, ошиблись в определении лет. Покойному столько же лет, сколько Каддлю, быть может, они близнецы.
   Затем Ник Картер обыскал лично всю одежду убитого и после этого вместе с полковником и Патси вернулся в рабочий кабинет Мура. Там он взглянул на часы и сказал:
   - Теперь десять минут одиннадцатого. Я немедленно вызову по телефону начальника тюрьмы в Филадельфии и попрошу его распорядиться доставить сюда под конвоем Каддля для опознания убитого. Что вы скажете, полковник?
   - Как вам сказать, - нерешительно ответил он, почесывая затылок, - вряд ли начальник тюрьмы рискнет вывезти заключенного за границу штата Пенсильвании. Ведь вы сами знаете, какие хлопоты получаются, когда арестанту удается бежать на чужой территории.
   - Это все так, - согласился Ник Картер, - но смею вас убедить, что начальник тюрьмы в данном случае поспешит исполнить мою просьбу, мало того, он будет рад сделать все, что я только пожелаю.
   - Разве вы с ним так хорошо знакомы? - недоумевал полковник. - Именно начальник тюрьмы Моммензин известен, как не слишком предупредительный господин.
   - Сегодня я видел его в первый раз, - улыбнулся Ник Картер, - но дело объясняется тем, что он, разрешая Каддлю изготовлять нитки и четки и рассылать их друзьям и знакомым, допустил большую оплошность, так как таким способом заключенный мог свободно общаться с кем угодно.
   - Вот оно что, - поразился полковник, - тогда, конечно, не удивительно, что он постарается угодить вам, так как в конце концов от вас только и зависит его смещение. Насколько мне известно, из Филадельфии уходит поезд в Вашингтон в два часа ночи. Тогда Каддль прибудет сюда к шести часам утра и завтра к вечеру может вернуться в тюрьму.
   Нику Картеру, действительно, не стоило большого труда уговорить начальника тюрьмы в Филадельфии отправить Каддля под конвоем в Вашингтон. Ник Картер просил начальника тюрьмы не сообщать Каддлю, для какой именно цели его везут в Вашингтон, так как он намеревался озадачить его внезапным эффектом, надеясь таким образом вынудить у него признание.
   Когда сыщики стали прощаться, полковник Мур сказал, смеясь:
   - В сущности, я имею полное основание быть недовольным вашим посещением: вы вот теперь пойдете спать до пяти часов утра, а мне не придется ложиться всю ночь, а принимать экстренные меры к розыску таинственной мисс Зары Мулиган. Но что делать, такова уж моя участь.
  

* * *

  
   Ровно в шесть часов прибыл поезд из Филадельфии.
   Каддль, одетый в скромный штатский костюм, был так же спокоен, как и накануне во время посещения Ника Картера. Он отнюдь не производил впечатления преступника.
   - Послушайте, Каддль, - заявил ему Ник Картер, глядя на него в упор, - я прикажу снять с вас наручники, если вы мне обещаете, что не будете пытаться бежать или напасть на конвойных.
   - Охотно обещаю, мистер Картер, - спокойно ответил Каддль.
   Сначала конвойные не хотели с этим согласиться, но когда Ник Картер заявил, что принимает на себя полную ответственность, и полковник Мур тоже был не против, то они сняли с Каддля наручники.
   Спустя полчаса они прибыли в главное полицейское управление.
   Каддля сразу же повели в покойницкую, где лежал труп неизвестного, найденного убитым в карете.
   Каддль взглянул на труп и вздрогнул. Вдруг он вскрикнул, всплеснул руками и простонал:
   - Филипп! Брат мой!
   Закрыв лицо руками, он зарыдал.
  

Глава IX

Признание Каддля

  
   Находившиеся в покойницкой дали Каддлю немного успокоиться.
   Наконец, он выпрямился и подошел к сыщику:
   - Простите, мистер Картер, но почему вы не подготовили меня к тому, что меня здесь ожидало?
   - Я жалею, что не сделал этого, - участливо ответил Ник Картер, - но ведь вы сами вчера были так скрытны и недоступны, что я не имел больше основания доверять вам.
   - Понимаю вас, и вижу, что я не вправе упрекать вас! Я сам виноват во всем! Но если бы вы знали причину моей скрытности, то не гневались бы на меня.
   - Надеюсь, вы теперь не будете больше скрывать правду, - сказал Ник Картер.
   - Откровенно говоря, я еще не знаю, как мне быть, - отозвался Каддль, - но полагаю, что в конце концов признаюсь вам во всем. Вы вызвали меня в Вашингтон, вероятно потому, что вас поразило сходство покойного со мной?
   - Именно! Значит, в покойном вы узнаете вашего брата Филиппа Каддля?
   - Да, он мой брат, но фамилия его не Каддль!
   - Значит и ваша фамилия не Каддль? - изумился Ник Картер. - Не назовете ли вы мне вашу настоящую фамилию?
   - Нет, мистер Картер, пока еще не могу!
   - Быть может, ваша фамилия Мулиган? - спросил Ник Картер, глядя на него в упор.
   Но тот остался совершенно спокоен и ответил:
   - Нет, моя фамилия не Мулиган!
   - Вы, по-видимому, опять начинаете упрямиться, - сказал Ник Картер, - но смею вас уверить, что я не любитель отгадывать загадки и что я приму иные меры, если вы и впредь будете отмалчиваться. Мисс Мулиган, несомненно, ваша сестра, не будете же вы отрицать этого!
   - Нет, я признаю, что она моя сестра!
   - Значит, вчера вы меня обманули, когда отрицали это?
   - Да, хотя не совсем: я только не совсем точно придерживался истины. У меня есть еще другая, сводная сестра, и вчера я говорил вам именно о ней.
   - Посмотрим, посмотрим, - отозвался Ник Картер, - теперь я должен вам сказать, что Зара Мулиган пропала без вести. Не опасаетесь ли вы, что с ней могло произойти нечто подобное тому, что произошло с вашим братом Филиппом?
   - Зара пропала без вести? - воскликнул Каддль. - Откуда вы это знаете?
   - По указанному в адресной книге адресу ее нельзя было найти.
   - А какой адрес был там указан?
   - Улица В., N 39.
   - Тогда понятно. Оттуда она переехала уже давно, - с облегчением проговорил Каддль, - немудрено, что ее там не разыскали.
   - Откуда вы знаете, что вашей сестры там нет уже давно? - спросил Ник Картер, надеясь, что Каддль на этот раз попадется.
   Но он не попался. Несомненно, он обладает огромным присутствием духа, так как ответил совершенно спокойно:
   - Потому что она во время своего последнего посещения заявила мне, что намерена переехать. При том она сказала, что будет часто переезжать с места на место.
   - Понимаю. Путем частой перемены места жительства она пыталась уйти от преследований некоего лица?
   - Совершенно верно.
   - Разве ваша сестра чем-нибудь провинилась перед законом? Или у нес есть враги, покушающиеся на ее жизнь?
   - Что-то в этом роде, - подтвердил Каддль.
   Ник Картер подошел к полковнику Муру и Патси, стоявшим в глубине комнаты и не слышавшим его беседы с Каддлем. Он поговорил с ними кое о чем, но только для того, чтобы выиграть время и сообразить, как поймать Каддля в ловушку.
   Вдруг он снова обратился к Каддлю и спросил:
   - Вы знаете убийцу вашего брата?
   - Нет, я не имею о нем понятия, - все также спокойно ответил Каддль, - но я признаюсь, что причина убийства мне известна.
   - А именно?
   Каддль помолчал немного, а потом тихо произнес:
   - Пока еще не могу вам ничего сказать об этом. Имейте терпение, мистер Картер.
   Ник Картер в недоумении покачал головой. Он совершенно не понимал Каддля. За время своей многолетней деятельности он допрашивал уже тысячи преступников, но ни разу не видел столь непонятного поведения со стороны умственно вполне нормального человека. Он решил озадачить Каддля еще раз и спросил:
   - Знаете ли вы некую Зенобию Зару?
   Но к крайнему изумлению сыщика Каддль и глазом не моргнул.
   - Нет, такого имени я никогда не слышал.
   - Тем не менее вам, вероятно, будет интересно узнать кое-что об этой особе, имени которой вы никогда не слышали, - насмешливо сказал Ник Картер, - вчера вечером в юго-восточной части города, в своей квартире была найдена мертвой девушка, а может быть, и женщина, в возрасте приблизительно тридцати лет. По всем признакам она отравилась синильной кислотой. Труп ее обнаружил я с моим помощником. Когда я поближе взглянул на нее, мне показалось, что я где-то уже видел это лицо. Теперь, глядя на вас, я знаю, кого мне она напоминает - вас! По тем сведениям, которые у нас имеются, Зенобия Зара была учительница и кроме своей квартиры содержала еще нечто в роде классов на улице Ф. Неужели вы и теперь еще станете утверждать, что не знаете этой особы и никогда не слышали ее имени?
   Каддль после некоторого колебания ответил:
   - Имя Зара мне, конечно, знакомо, и вы знаете почему, но фамилии Зара я не знаю.
   - К чему вы отнекиваетесь, Каддль? - нетерпеливо сказал Ник Картер. - Слишком уж покойница похожа на вас!
   - Это можно объяснить простой случайностью, - возразил Каддль, пожимая плечами, - но не разрешите ли вы мне взглянуть на труп?
   - Я исполню ваше желание, - согласился Ник Картер, - и вы, надеюсь, осознаете, что я обхожусь с вами не как с арестантом, а как с человеком, в судьбе которого я принимаю участие. Не лучше ли, если вы откровенно переговорите со мной? Зачем вы заставляете меня блуждать в потемках, в то время, когда одного вашего слова достаточно, чтобы выяснить всю тайну?
   Каддль, по-видимому, сильно волновался. Взглянув сыщику в глаза, он сказал:
   - Не терзайте меня, мистер Картер, прошу вас! Я охотно рассказал бы вам все, но теперь еще не могу этого сделать! Но для того, чтобы убедить вас, что я молчу не из упрямства, я сообщу вам следующее. Филипп и я - близнецы. Он выучился тому же ремеслу, как и я, мы с ним достигли одинаковой степени совершенства и наши изделия трудно было различить. Также мы походили друг на друга фигурой, лицом, манерами и жестами. Он работал в Чикаго, а я в Филадельфии. Не я покушался на убийство священника, а он! В тот день рано утром он телеграммой просил меня приехать в Чикаго и сейчас же по прибытии поезда совершил преступление. Ему удалось скрыться, меня же задержали и осудили. Все остальное вам известно!
   Ник Картер был сильно поражен этим признанием. Помолчав немного, он спросил:
   - Значит, от церкви были отлучены не вы?
   - Нет, да и в Чикаго я раньше не бывал! Я принес эту жертву брату, потому что любил его больше себя самого, хотя он этого не заслуживал, так как был человек безбожный. Сделайте милость, мистер Картер, распорядитесь, чтобы его похоронили под именем Филиппа Каддль, и никому не говорите того, что я вам только что сказал! Я досижу срок, осталось сравнительно недолго!
   - Но ведь вы поступаете несправедливо по отношению к самому себе!
   - Еще раз прошу вас исполнить мою просьбу, - умолял Каддль, - если бы мой брат тогда сам разъяснил недоразумение, то все вышло бы иначе. Ну, а так меня задержали на месте преступления, священник и свидетели указали на меня, как на преступника. А я смолчал и покорился!
   - Разве ваши сестры не имели возможности облегчить вашу участь?
   - Нет, мистер Картер! Одну из них я давно уже не видел и даже не знал, где она находится, а другой я сам запретил принимать меры! Но если бы я мог ее увидеть теперь и поговорить с ней, то весьма возможно, что был бы в состоянии сделать вам еще дальнейшие признания!
   - Охотно помог бы вам, но ведь я понятия не имею, где она находится! А как обстоит дело с вашей другой, сводной сестрой?
   - О ней я вам сказал правду еще вчера, в тюрьме! Если бы я и знал, где она находится, я не мог бы сообщить вам этого! Другое дело - моя родная сестра Зара! Если бы удалось ее найти...
   - Она будет найдена, - сказал Ник Картер.
   - Неужели вы все еще не закончили, мистер Картер? - нетерпеливо вдруг спросил полковник Мур.
   - Закончил, - отозвался Ник Картер, - и с вашего разрешения я покажу теперь Каддлю труп самоубийцы.
  

Глава X

Опознание самоубийцы

  
   Когда Каддль увидел труп самоубийцы, он пришел в такое же волнение, как и при виде своего убитого брата, и поразил присутствовавших заявлением, что эта неизвестная - не сводная сестра его, а Зара Мулиган.
   - Мы нашли ее раньше, чем можно было ожидать, - воскликнул он, - я предчувствовал нечто подобное! Затем я, господа, заявляю, что Зара не сама наложила на себя руки, а ее убили!
   - Как так, - усомнился полковник Мур, - посмотрите сами: вон у нее в руке еще остался флакончик с ядом. А кого вы подозреваете?
   - Я уверен, что это убийство совершила Зенобия Зара!
   - Кто такая Зенобия Зара? - спросил Мур.
   - Моя сводная сестра!
   - Какими мотивами руководствовалась она, по вашему мнению?
   - Исключительно только ненавистью! Возможно, у нее были и другие мотивы, об этом я судить не могу, так как два с половиной года уже сижу в тюрьме и давно уже не интересовался Зенобией!
   - Полагаете ли вы, что она повинна также и в смерти вашего брата?
   - Несомненно!
   Присутствовавшие были совершенно озадачены. Кто этот человек, который был так хорошо посвящен во все подробности таинственного дела и говорил о нем с таким спокойствием, точно это самое обыкновенное происшествие?
   - Не можете ли вы описать нам наружность той особы, которую вы считаете убийцей? - спросил полковник.
   - Могу! Она похожа лицом на мою сестру Зару. Глаза у нее серые, волосы иссиня-черные, цвет лица безукоризненно белый, роста она среднего, годами она моложе меня на пять лет. Она очень неглупа, очень развита и говорит свободно на нескольких языках.
   - Не знаете ли, проживала она здесь в Вашингтоне или нет?
   - Точно не могу сказать, но думаю, что проживала.
   - В убийстве вашего брата замешано во всяком случае два лица, - продолжал полковник Мур,&nb

Другие авторы
  • Амфитеатров Александр Валентинович
  • Лемке Михаил Константинович
  • Загоскин Михаил Николаевич
  • Золотусский Игорь
  • Ибсен Генрик
  • Грааль-Арельский
  • Ватсон Эрнест Карлович
  • Шестаков Дмитрий Петрович
  • Гнедич Николай Иванович
  • Погосский Александр Фомич
  • Другие произведения
  • Иванов Вячеслав Иванович - Письма к М. А. Волошину
  • Маколей Томас Бабингтон - Маколей: биографическая справка
  • Харрис Джоэль Чандлер - Сказки дядюшки Римуса
  • Вяземский Петр Андреевич - Замечания на краткое обозрение русской литературы 1822-го года, напечатанное в No 5 Северного архива 1823-го года
  • Телешов Николай Дмитриевич - Петля
  • Кони Анатолий Федорович - По делу об игорном доме штабс-ротмистра Колемина
  • Вронченко Михаил Павлович - М. П. Вронченко: биографическая справка
  • Карамзин Николай Михайлович - Неистовый Роланд
  • Витте Сергей Юльевич - Письмо П. Н. Воронову
  • Ковалевский Егор Петрович - Записка Е. П. Ковалевского "Нынешнее политическое и торговое состояние Восточного Судана и Абиссинии"
  • Категория: Книги | Добавил: Armush (28.11.2012)
    Просмотров: 258 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа