Главная » Книги

Картер Ник - Страшная ночь в Гранд-отеле

Картер Ник - Страшная ночь в Гранд-отеле


1 2 3


Ник Картер

Страшная ночь в Гранд-отеле

  
   OCR Денис http://mysuli.aldebaran.ru
   "Ник Картер. Т. 1": Триника; Новосибирск; 1994
   ISBN 5-87729-001-0
  
   В Канзас-Сити, на квартире доктора Кварца, в ночь 18-го сентября, были арестованы сам доктор Кварц и таинственная молодая женщина, известная лишь под названием Занони.
   Обоих арестованных под личным наблюдением начальника полиции отвели в здание полицейского управления, где их заключили в одиночные камеры, расположенные в разных концах широко раскинутого здания. Доктора Кварца посадили в особо надежное помещение, вернее и лучше которого трудно было найти.
   Помещение, предоставленное Занони, было много уютнее, и по обстановке своей походило скорее на удобную комнату в гостинице, хотя и оно было снабжено решетками, как и все другие камеры.
   Для большей предосторожности и для того, чтобы арестованные были под надежной охраной, у дверей камеры доктора был поставлен специальный часовой. Кварц считался самым опасным преступником; больше того, Ник Картер, знаменитый сыщик, произведший арест и оставшийся в доме доктора вместе со своими помощниками Патси и Тен-Итси для производства тщательнейшего обыска, с особенной настойчивостью указывал начальнику полиции на опасность арестованных, а равно и на то, что доктор не преминет произвести всякие попытки, чтобы путем бегства вернуть себе свободу, а в этом он обязательно мог бы достигнуть успеха, если оставить его без надзора хоть на минуту.
   В эту ночь начальник полиции оставался в своей конторе приблизительно до полуночи, намереваясь лично руководить первым допросом арестованных, доктора Кварца и его прекрасной спутницы Занони. Но его надежды заставить своих пленников сделать полное призвание не оправдались.
   На все вопросы начальника полиции доктор Кварц отвечал только, улыбаясь, полнейшим молчанием. Все доводы и убеждения начальника полиции не привели ни к чему, и только один раз во время всего допроса ему удалось добиться с арестованного ответа.
   Это было уже в конце допроса.
   Начальник полиции уже отчаялся добиться слова от упрямого арестанта, и отдал приказание отвести доктора Кварца в его камеру, как вдруг последний, уже схваченный за руки двумя полисменами, произнес с той любезностью, которой он отличался всегда:
   - Господа, я в отчаянии, что сегодня должен был вести себя невежливо и во всяком случае недостойным воспитанного и тактичного джентльмена образом, но меня к этому побуждали некоторые причины. Зато я теперь даю вам торжественное обещание: когда вы меня арестуете во второй раз, то я отвечу вам на все ваши вопросы с двойной охотой и вдвое подробнее.
   Он низко поклонился и вышел со своими стражниками. Начальник полиции приказал им вернуться еще раз с арестованным, и обратился к последнему с вопросом, что он собственно хотел сказать. Но доктор снова погрузился в молчание и начальнику оставалось только приказать отвести его в камеру.
   Совершенно иначе вела себя на допросе молодая красавица Занони, но только результат был один и тот же, и в конце концов опытный начальник полиции знал столько же, сколько и раньше.
   Насколько доктор Кварц был молчалив, настолько красавица Занони изощрялась в многословии.
   Она и не выжидала вопросов, а добровольно дала пространное описание всех фактов со всеми подробностями. К сожалению во время допроса выяснилось, что молодая, загадочная женщина с поразительной легкостью дала по крайней мере пять совершенно различных и несогласных одно с другим показаний, и опытному чиновнику пришлось сознаться, что его красивая пленница дурачила его самым бессовестным образом, рассказывая ему просто сказки, одну невероятнее другой.
   Когда возмущенный начальник полиции обратил внимание арестованной на эти противоречия, красавица презрительно пожала плечами и коротко заявила, что начальник из ее пяти показаний волен выбрать то, которое ему больше всего нравится, а если как раз это показание не будет соответствовать истине, то оно во всяком случае удачно придумано.
   Начальник полиции потерял терпение, он внезапно прекратил допрос и решил назначить исследование умственных способностей арестантки.
   За четверть часа до полуночи начальник полиции, усталый и изможденный, собрался уйти домой. Ровно в полночь он вышел из своего кабинета.
   Будучи большим любителем природы, он в свободное от службы время работал в своем садике; ввиду этого уютная квартира его находилась в одном из пригородов, подальше от шумной сутолоки самого города.
   Довольно красивая дача его была соединена телефоном с полицейским управлением; равным образом он в любое время мог соединить себя по телефону со всеми участками в городе. Путь от управления до своей дачи и обратно он в течение круглого года, независимо от состояния погоды, совершал верхом на лошади.
   Вследствие этих двух, ежедневно повторяющихся, прогулок верхом сложное делопроизводство полиции всегда задерживалось на целых три четверти часа, по крайней мере, поскольку это касалось личного вмешательства старшего начальника, так как во время пути до дома и обратно он был отрезан от всякого сообщения. Раз только он ушел из полицейского управления, то с ним можно было говорить по телефону только уже через полчаса, то есть после того, как он прибывал к себе домой. Приблизительно столько времени ему нужно было, чтобы рысью доехать до дома; а если он по дороге встречал знакомых и проводил время в разговоре с ними, то ему, конечно, требовалось еще больше времени.
   Так как начальник полиции вышел из управления ровно в полночь и мог совершать путь в темноте лишь медленно, то в случае надобности можно было из полицейского управления говорить с ним по телефону не ранее, как приблизительно в три четверти первого. Но и после этого требовалось еще около сорока минут, пока начальник мог лично вернуться в управление.
   Итак, начальник уехал. Минут через семь после его отбытия из управления, в его кабинете зазвонил телефон.
   Чиновник, заступавший вместо начальника полиции и во время отсутствия последнего занимавшийся в его кабинете, подошел к телефону и выслушал доклад капитана того участка, в котором был расположен Гранд-Отель, о том, что в этой гостинице совершено убийство. Вместе с тем капитан сообщил, что один из сержантов в сопровождении шести полисменов отправился на место происшествия, и что он лично тоже отправится туда, а уже оттуда, из гостиницы, даст дальнейшие сообщения в полицейское управление.
   Заступивший вместо начальника положил трубку на место, закурил сигару и расположился поудобнее в своем кресле, в ожидании дальнейших сообщений своего подчиненного. В таком городе, как Канзас-Сити, убийство не представляло собою ничего выдающегося и поэтому не могло вывести полицейского чиновника из душевного равновесия.
   Но не прошло и трех минут - другими словами ровно в десять минут первого, согласно записи в полицейском дневнике - как телефон в кабинете начальника полиции опять зазвонил.
   На этот раз весть пришла из самой гостиницы; во всяком случае говоривший на другом конце телефона заявил о том, что говорит из Гранд-Отеля. После оказалось, что из гостиницы никто не говорил, и никто не знал, кто собственно вызвал полицейское управление столь таинственным образом.
   Сообщение, сделанное заместителю начальника полиции, было следующим:
   - Алло! Это полицейское управление?
   - Да, здесь кабинет начальника.
   - Это Гранд-Отель! Говорит служащий. Пришлите немедленно двух или трех из ваших самых надежных людей! В течение получаса здесь в гостинице совершено три убийства, и неизвестно, сколько преступлений сегодня будет еще обнаружено!
   - Но послушайте, что же это такое? - спросил заместитель начальника, несколько оправившись от первого испуга, - не дальше как пять минут тому назад звонил ваш участковый капитан и сообщил лишь об одном убийстве, происшедшем в вашей гостинице.
   - Совершенно верно, - ответил говоривший на другом конце телефона, - когда мы в последний раз говорили с вами, то мы знали только об одном преступлении. А после того совершено еще два убийства!
   Говоривший прекратил разговор, сразу повесив трубку.
   Заместитель начальника, сильно волнуясь, призвал сейчас же двух лучших полицейских сыщиков, дежуривших в эту ночь в полицейском управлении, сообщил им о полученном известии и приказал им взять с собой еще двух полисменов и немедленно отправиться в Гранд-Отель.
   Впоследствии на основании записи в полицейском дневнике было установлено, что четыре чиновника, следуя данному им приказанию, вышли из полицейского управления в 12 часов 17 минут.
   В 12 часов 23 минуты в кабинете начальника полиции снова зазвонил телефон.
   Заместитель начальника поспешно подошел к аппарату, ожидая услышать сообщение от участкового капитана, который тем временем должен был уже прибыть в гостиницу.
   Однако ему было сделано совершенно иное сообщение, не меньшей важности.
   На этот раз звонил капитан участка, расположенного на Делавар-авеню и находившегося на другом конце города. Сообщение гласило:
   - Прямо перед музеем Стона на Делавар-авеню произошли серьезные беспорядки. Для того, чтобы подавить их, нам нужны все запасные из всех участков, кто только может быть послан. Толпа бьет стекла, выбивает двери музея, стреляет из револьверов и ружей, и благодаря численному превосходству оттеснила моих собственных людей. Причина беспорядка, по-видимому, обыкновенная драка, хотя достоверно мне это неизвестно.
   В этих коротких словах заключалось тревожное известие, сообщенное заместителю начальника полиции в 12 час. 23 мин.
   Чиновник конечно сейчас же понял спешность полученного сообщения, и потому немедленно дал все необходимые приказания.
   Минут через десять со всех участков города были отправлены полицейские кареты со свободными запасными полисменами к месту происшествия.
   Вследствие этого грозного события, совершенные в Гранд-Отеле убийства пока отошли на второй план.
   Старший дежурный сыщик сейчас же был вызван в кабинет начальника, и заместитель начальника спросил его, сколько человек он считает возможным послать со своей стороны. Через несколько минут на Делавар-авеню к музею Стона было командировано еще шесть сыщиков, на помощь товарищам - полисменам, так как весьма важно было возможно скорее найти зачинщиков беспорядка.
   После того, как заместитель начальника отдал все распоряжения и остался один в кабинете, он собрался сейчас же известить своего начальника обо всех происшествиях. Он посмотрел на часы и увидел, что должно пройти еще несколько минут, пока будет без четверти час, то есть пока начальник полиции прибудет к себе домой. Он подождал еще немного, а затем позвонил в квартиру начальника.
   Оттуда ему ответили, что начальник полиции еще не прибыл домой.
   - Ладно, - заявил заместитель начальника лицу, говорившему с ним, - несомненно начальник прибудет через несколько минут. Сообщите ему, пожалуйста, что в Гранд-Отеле произошло тройное убийство и что я командировал туда четырех лучших служащих. Кроме того, на Делавар-авеню у музея Стона произошел уличный беспорядок; туда я отправил запасных со всего города, и кроме того командировал из управления шесть человек наличных сыщиков. Считаю своим долгом лично тоже отправиться на место происшествия и потому оставлю контору под надзором сержанта.
   Заместитель начальника повесил трубку, призвал сержанта Грина на свое место, одел форменный сюртук, вооружился тяжелой ночной дубинкой и револьвером и вышел из кабинета, поручив оставшемуся чиновнику зорко следить за всем, что произойдет.
   Сержант Грин записал в полицейский дневник, что принял на себя дежурство в 12 час. 50 мин.
   Само собой разумеется, в полицейском управлении в течение всего описанного этого времени царил беспорядок.
   Вследствие этого и случилось то, что от 12 час. 7 мин. до 12 час. 50 минут никому и в голову не приходило думать о докторе Кварце и прекрасной арестантке Занони.
   Сержант Грин, приступивший к дежурству в 12 час. 50 мин., появился лишь незадолго до этого в полицейском управлении после восемнадцатичасового отдыха, и не имел еще возможности явиться к своему непосредственному начальнику, дежурному капитану, так как последний с шестью полисменами уже отправился на Делавар-авеню для подавления уличного беспорядка. По той же самой причине он еще не был осведомлен об аресте доктора Кварца и его прекрасной помощницы Занони, и вообще не подозревал, что они оба находятся в камерах полицейского управления.
   При нормальном положении дел сержант, конечно, не преминул бы просмотреть записи в дневнике и узнал бы все, что нужно. Но в эту роковую ночь он с самого начала своего дежурства был так сильно занят, что и не успел заглянуть в дневник, хотя к этому его собственно обязывал долг службы.
   Если бы в полицейском дневнике был указан подробный перечень всех происшествий этой памятной ночи, то в нем оказалась бы также запись, гласящая, что в 1 час. 10 мин. ночи доктор Кварц с Занони под руку, совершенно спокойно и беспрепятственно, вышли из своих камер и из здания полицейского управления - конечно с тем, чтобы туда больше не возвращаться.
  

* * *

  
   Знаменитый сыщик Ник Картер получил первое извещение о быстро следовавших одно за другим происшествиях этой достопамятной ночи вскоре после трех часов ночи, когда сильный стук в дверь его квартиры разбудил его.
   Открывая дверь, он увидел перед собой полисмена в полной форме.
   - Привет от начальника, мистер Картер, - начал полисмен, - он просит вас поехать, как можно скорее, в Гранд-Отель. Он очень занят и не дал мне письма для вас, но он полагает, что вы и так сейчас приедете, если я вам сообщу, что речь идет об убийстве.
   - И это все? - смеясь, ответил Ник Картер, пропуская полисмена в переднюю и затем стал быстро одеваться.
   К его удивлению полисмен заявил:
   - Нет, это еще не все. Кроме того, на Делавар-авеню у музея редкостей Стона произошел уличный беспорядок, хотя я не думаю, что начальник стал бы беспокоить вас из-за этого. Могу только сказать, сэр, в сегодняшнюю ночь в Канзас-Сити сам черт сорвался с цепи.
   - А что это за уличный беспорядок? - спросил изумленный сыщик.
   - Не могу знать, сэр, я сам не был там на месте. Знаю только, что дело было нешуточное и что бунтовщики камня на камне не оставили.
   - Ладно. Я сейчас буду готов и отправлюсь вместе с вами, - ответил Ник.
   Через полчаса Ник Картер по главному подъезду вошел в гостиницу Гранд-Отель и в вестибюле встретился с начальником полиции, с нетерпением его ожидавшим.
   - Я очень сожалею, Картер, что мне пришлось беспокоить вас, - сказал начальник, - но тут случилось весьма странное происшествие, и я полагал, что вы охотно за него возьметесь.
   - Согласен, - ответил сыщик, - вы знаете, я всегда рад помочь вам.
   - Спасибо, Картер, я знаю, что всегда можно рассчитывать на вас.
   - Так вот, ближе к делу: кто был убит?
   - Женщина.
   - Гостья гостиницы или одна из прислуг?
   - Ни то, ни другое. Вот это-то и странно.
   - Как мне понять это?
   - Это вы скорее поймете, Картер, когда немного осмотритесь. Не спрашивайте меня ни о чем, прежде чем вы не сделаете этого. Мне кажется, что мы будем иметь дело с очень таинственной историей.
   - Как и вообще при всех убийствах. Так вы говорите - женщина? Конечно, молодая и красивая - ведь в последнее время вообще убивают только молодых и красивых.
   - Это имеет место и в данном случае, - подтвердил начальник полиции.
   - Где находится труп? - коротко спросил сыщик.
   - На первом этаже, в комнате для новобрачных, - гласил ответ. (В каждой американской гостинице имеется специальная, обставленная с величайшей роскошью, комната, предназначенная исключительно для новобрачных).
   Ник Картер уже намеревался подняться в указанную комнату, как вдруг остановился и спросил в недоумении:
   - Вы ведь говорили, что женщина эта приезжая?
   - Именно.
   - И не из прислуги?
   - Тоже верно.
   - Каким же образом эта женщина пробралась в комнату для новобрачных? Ведь речь идет безусловно о самой дорогой и лучшей комнате гостиницы, это видно уже из названия! Долго ли она там оставалась?
   - По всем признакам, долго.
   - Каким же образом она очутилась в этой комнате, тогда как ей и искать там было нечего? - в изумлении спросил сыщик.
   - Видите ли, Картер, это и есть тот вопрос, на который никто в гостинице ответить не может.
   - Странно, чуть ли не похоже на то, будто наш доктор Кварц замешан в это дело - не так ли?
   - Совершенно верно.
   Охваченный внезапной мыслью, Ник снова обратился к начальнику полиции, и торопливо спросил:
   - Послушайте, надеюсь, что этот доктор Кварц не успел улизнуть?
   - Никоим образом, - заявил мистер Гайнс, начальник полиции в Канзас-Сити.
   Ник Картер облегченно вздохнул.
   - Когда именно совершено убийство? - продолжал он расспрашивать.
   - Труп найден несколькими минутами позднее полуночи. Я вышел из своего кабинета ровно в полночь, а через несколько минут туда поступило донесение о совершенном преступлении.
   - Который теперь час?
   - Без двадцати минут четыре, - сказал чиновник посмотрев на часы.
   - Комната для новобрачных находится на следующем этаже?
   - Да, Картер, пойдемте со мной, я провожу вас туда.
   В то время, когда они поднимались по лестнице, Ник Картер, между прочим спросил:
   - Полисмен, которого вы прислали ко мне, сообщил мне, что сегодня на Делавар-авеню произошли беспорядки?
   - К сожалению, так и есть, - со вздохом подтвердил Гайнс.
   - У музея Еремии Стона?
   - Да, но теперь уже все кончилось.
   - Надеюсь, что с этим добряком Еремией ничего плохого не случилось? - спросил сыщик.
   - Внутри здание совершенно разрушено, и у Стона не осталось ни одного предмета для выставки в музее.
   Ник Картер внезапно остановился и в изумлении посмотрел на своего спутника.
   - Значит ли это другими словами, что беспорядки вообще были направлены против музея Стона и того, что в нем находилось, и что дело не в простом уличном беспорядке?
   - Этого я не могу утверждать, я скорее склонен думать, что музей случайно подвергся разрушению. Беспорядок начался с ссоры одного из служащих в музее с несколькими проходившими по улице лицами, у главного входа в музей. Служащий вбежал во внутрь здания, а за ним погнались нападавшие. И вот после этого музей и был совершенно разрушен так, что камня на камне не осталось.
   - Когда все это произошло?
   - Тоже сейчас же после полуночи. Точно назвать время не могу, так как я еще не успел побывать у себя в кабинете, чтобы просмотреть дневник. Согласно тому, что мне доложили, все произошло около половины первого.
   Они тем временем дошли до следующего этажа и прошли по длинному коридору до конца, где находилась двустворчатая дверь, охранявшаяся двумя полисменами. На диване рядом с этой дверью сидели два господина и вполголоса разговаривали.
   - Это и есть комната для новобрачных? - спросил Ник Картер, указывая на дверь.
   - Она самая.
   - Сейчас там в комнате нет никого?
   - Нет. Я сам просил полицейского врача подождать вашего прихода, для того, чтобы начать следствие вместе с вами!
   - Отлично, - ответил Ник Картер, - об этом мы еще после потолкуем. А теперь, прежде чем вы познакомите меня с врачом, я хотел бы попросить вас об одолжении.
   - Весь к вашим услугам, Картер.
   - Как только я завяжу разговор с полицейским врачом, вы немедленно подойдите к ближайшему телефону, вызовите полицейское управление и наведите справку о состоянии здоровья доктора Кварца.
   - Для чего? Вы ведь, не шутите со мной?
   - Я вовсе не шучу, а совершенно серьезно прошу вас обязательно справиться о здоровье нашего общего приятеля. Это не отнимет у вас много времени, а мы не войдем в комнату для новобрачных раньше, чем вы вернетесь сюда.
   Вследствие просьбы Ника, начальник полиции пришел в явно нервное состояние. Он кое-как познакомил Картера с врачом, и сейчас же побежал по лестнице вниз, чтобы воспользоваться телефоном в гостинице.
   - Начальник полиции желает войти в комнату для новобрачных вместе с нами, доктор, - любезно заявил Ник Картер полицейскому врачу, - если для вас безразлично, то подождем его возращения, он недолго заставит себя ждать. А пока вы, быть может, будете любезны познакомить меня с этим господином? - сказал он, бросив вопросительный взгляд на спутника врача, приподнявшегося со своего места.
   - Разумеется. Простите, что я до сих пор не сделал этого. Этот господин - постоянный врач гостиницы, доктор Кристаль. - Доктор, позвольте вас познакомить с мистером Картером.
   Господин, к которому были обращены эти слова, низко поклонился, но не протянул руки, вопреки обычаю в таких случаях. Равным образом на лице его не отразилось любезного выражения. Он ограничился только словами:
   - Очень рад познакомиться с вами.
   Ник Картер, как всегда в таких случаях, внимательно оглядел своего нового знакомого и заметил, что господин этот был очень красив, в возрасте не больше тридцати лет, с лицом, как бы высеченным из мрамора. Даже взгляд его, лишь на секунду встретившийся с взглядом сыщика, не выражал ничего. Ник Картер, высоко ценивший первое впечатление, которое на него производил незнакомый человек, сразу ощутил невольную неприязнь по отношению к молодому врачу.
   - Вы еще не осматривали труп, доктор? - обратился сыщик к полицейскому врачу.
   - Я входил в комнату лишь на короткое время, вместе с начальником полиции, когда я прибыл сюда, - ответил врач, - но я охотно согласился с его просьбой, подождать с подробным осмотром до вашего прибытия, мистер Картер, для того, чтобы заручиться вашим ценным содействием при исполнении моего служебного долга.
   - Вы очень любезны, доктор, а вот возвращается и мистер Гайнс!
   Подходивший к ним начальник полиции имел странный, бледный и растерянный вид, но ничего не сказал, а взял Ника Картера под руку и поспешно отошел с ним в сторону.
   - Кварц сбежал, а также и Занони, - шепнул он, сильно волнуясь, - как вам это понравится, Картер?
   - Что ж, что было, то прошло, - таким же шепотом ответил сыщик, причем черты его лица ничем не отражали впечатления, произведенного сообщением начальника полиции, - а теперь лучше всего приступить к осмотру комнаты для новобрачных.
   Он дал знак двум стоявшим у дверей полисменам открыть дверь.
   Ник Картер отступил на несколько шагов, чтобы пропустить в комнату впереди себя своих спутников.
   Комната, в которую они вошли, была расположена в юго-западном конце здания и походила на другие парадные комнаты гостиницы, с той только разницей, что она была обставлена необыкновенно роскошно.
   В комнате стояла громадная кровать с балдахином. Постель была совершенно нетронута, только на шелковых подушках лежало несколько принадлежностей дамского туалета.
   Труп убитой женщины лежал в кресле недалеко от окна; с улицы его нельзя было видеть, так как занавесы были спущены.
   Маленькое, круглое отверстие во лбу, и револьвер с тремя порожними камерами, лежавший на столе поблизости от окна, в достаточной степени поясняли способ совершения преступления.
   По всей вероятности, кто-нибудь направил револьвер в голову молодой женщины и хладнокровно прицелился, причем она совершенно и не подозревала об этом, быть может, она в это время спала или читала; но во всяком случае спокойное выражение ее лица указывало на то, что в течение последних мгновений своей жизни она понятия не имела о какой бы то ни было опасности.
   Ей было лет около двадцати. Она была одета в модное подвенечное платье из дорогого шелкового атласа.
   На левой руке у нее было совершенно новое венчальное кольцо, однако, недоставало обручального кольца, и вероятно, в этом последнем кольце имелся очень драгоценный камень. На следующем пальце и теперь еще были видны оттиски этого камня.
   Некоторые следы на шее покойной указывали на то, что она носила жемчужное ожерелье в несколько рядов, а равно и другие драгоценные украшения.
   Убийца, снявший со своей жертвы после смерти драгоценные вещи, по-видимому, мало церемонился, так как кожа на шее в нескольких местах была разодрана.
   Рядом с трупом на ковре лежал как бы впопыхах брошенный, сломанный черепаховый гребень; в нем также недоставало нескольких драгоценных камней.
   Недалеко от креста, тоже на полу, куда несомненно бросил его убийца, лежал сорванный с пояса убитой кошелек, открытый и пустой.
   Сам кошелек был из дорогого материала, совершенно новый, как и вообще все предметы, принадлежавшие покойной.
   У убитой были красивые, волнистые темные волосы, необыкновенно высокий и широкий лоб, карие глаза, чрезвычайно нежный румянец, правильные черты лица, полные, красивые губы и ямочка на подбородке. Ее холеные пальцы были невелики и стройны, равно как и ноги ее, обутые в белые атласные башмаки. Руки лежали сложенными на коленях, как будто смерть настигла несчастную, не дав ей возможности ощутить ее; столь же непринужденно были сложены ноги на низкой подушке.
   В остальном ничего не было достойного внимания.
   С обычным присутствием духа Ник Картер заметил все это в необычайно короткое время. Теперь он при содействии полицейского и молодого гостиничного врача перенес труп несчастной на постель и расположил его там для того, чтобы оба врача сейчас же могли начать тщательный осмотр трупа и установить причину смерти.
   Но пока великий сыщик со своей стороны был занят и тщательно рассматривал при помощи своего увеличительного стекла всю мебель и прочие предметы в комнате, он ни на секунду не терял из виду обоих врачей, хлопотавших у трупа. И каждый раз, когда он смотрел туда, он испытующим взглядом осматривал стройную фигуру врача гостиницы. Он не мог отдать себе отчета, что именно возбудило его недоверие к весьма симпатичной наружности молодого врача. Разве только то, что его поведение по американским понятиям было крайне невежливо, и что он обратил внимание на однородность фамилии доктора Кристалл с фамилией доктора Кварца.
   Ник Картер, однако, был по натуре своей слишком справедлив, чтобы не стараться всеми силами побороть это чувство предвзятой антипатии. Но его усилия в этом направлении не увенчались успехом, также как и его старания найти в комнате какой-нибудь след убийцы.
   След был только один, именно револьвер, которым преступление было совершено.
   Ник Картер взял револьвер в руки и внимательно осмотрел его. То был револьвер 32-го калибра, обитый серебром и осыпанный поддельными бриллиантами. Рукоятка была выложена перламутром. Но и на револьвере не было никаких следов, за исключением того, что от пороха после трех выстрелов он был немного выпачкан. Кроме того сыщику показалось, что нерасстрелянные патроны и оставшиеся в камерах пустые гильзы находились очень долгое время в барабане.
   Странным казалось и то, что все три выстрела были выпущены из револьвера совсем недавно. Но ни на трупе, ни вообще где бы то ни было в комнате нельзя было найти следов других двух пуль.
   Впрочем, это обстоятельство не могло иметь большого значения, так как два выстрела могли быть произведены и не в комнате для новобрачных. Это могло произойти и в другом месте за несколько часов раньше. Самый опытный эксперт не сумел бы установить, были ли выпущены все три патрона сразу или в промежутках в несколько часов.
   Бросалось в глаза то обстоятельство, что в комнате не было дорожных вещей, не было даже ручного чемодана.
   "И при всем этом она не приезжая - вот это-то больше всего странно, - подумал сыщик, - но зато это и есть исходная точка, от которой нужно подойти к разрешению этой загадки".
   Он прекратил уже свои исследования и терпеливо ожидал момента, когда оба врача закончат осмотр трупа. Этот момент скоро настал.
   - Так вот, мистер Картер, - заявил полицейский врач, - мы закончили осмотр трупа, и я вижу, что и вы закончили ваши расследования.
   - Хорошо, тогда я предложил бы, мистер Гайнс, приказать запереть это помещение и опечатать его, как только труп будет увезен, - сказал Ник Картер, - а пока будет недурно поручить двум надежным полисменам охрану комнаты. Этими мерами я хочу добиться лишь того, чтобы комната оставалась точно в таком же виде, в каком мы нашли ее теперь. Но прежде чем выйти отсюда, нужно сделать еще одну вещь.
   При этих словах он указал на дверь в противоположном конце комнаты.
   - Я никогда еще не видел в гостинице помещения для новобрачных, которое состояло бы только из одной комнаты, - пояснил сыщик, - если не ошибаюсь, эта дверь ведет в смежную комнату, хотя по ее расположению нельзя сделать этого заключения.
   - Я уже пытался открыть ее, когда до вашего прибытия в первый раз был в этой комнате, - ответил начальник полиции.
   - Не сомневаюсь в этом, - возразил сыщик, подошедший тем временем к указанной двери, - она теперь заперта, но несомненно она недавно была открыта, да, открыта, а затем опять закрыта именно с другой ее стороны. Это для меня вполне ясно, - говорил он, внимательно разглядывая дверь.
   В первый раз за все время доктор Кристаль взглянул на сыщика и обратился к нему с вопросом:
   - Позвольте спросить, каким образом и почему вам это стало ясно?
   - Видите ли, самая лучшая горничная в мире иногда небрежно исполняет свои обязанности, - хладнокровно ответил Ник Картер, - вот например та горничная, которая должна была убрать это помещение, стерла пыль с двери весьма небрежно. Между тем весьма недавно, лишь несколько дней тому назад, маленький паук постарался связать ручку двери и замочную скважину своей искусной тканью. Паук этот очень маленький, да и паутину простым глазом трудно видеть, но зато работа паука весьма ясно видна через мое увеличительное стекло. Если вы потрудитесь воспользоваться этим стеклом, доктор Кристаль, то вы увидите, что над замочной скважиной имеются две тонкие паутинки, растянутые по дверной ручке, а оттуда через карниз к той вон картине на стене. Паутина от замочной скважины до ручки дверей осталась цела, а нити от ручки двери до рамы картины разорваны.
   - И что же из всего этого следует? - спросил доктор Кристаль несколько свысока.
   - Очень просто, господа. Это доказывает, что дверь была открыта с другой стороны и затем заперта оттуда же. Так как ключ вставлялся с другой стороны, то и мелкая паутина на этой стороне замочной скважины осталась цела. Этим как бы дано доказательство того, что убийца, как равно и убитая здесь жертва его, вошли в комнату для новобрачных через эту маленькую боковую дверь.
   - Но в таком случае необходимо осмотреть обязательно смежную комнату, - поспешно произнес полицейский врач.
   - Конечно, - ответил Ник Картер, - но я предлагаю последовать примеру лиц, вошедших в комнату до нас и мы тоже начнем с той стороны двери.
   - Конечно, - заявил и начальник полиции.
   С этими словами Ник Картер подошел к двустворчатым дверям и первым вышел из комнаты в коридор.
   Там уже собралось несколько человек, до сведения которых дошло ужасное происшествие, и которые теперь с нетерпением ожидали результата осмотра. Среди них было несколько человек, служащих в гостинице.
   Одного из них Ник Картер сейчас же послал за конторщиком, дежурившим в вестибюле в то время, когда убийство было открыто и приказал ему сказать, чтобы тот принес ключи от первого этажа.
   Через четверть часа Ник Картер, а за ним конторщик с другими лицами, осматривавшими комнату для новобрачных, подошли к смежной комнате. Войдя в нее раньше других и бросив беглый взгляд внутрь ее, великий сыщик невольно вздрогнул.
   Даже Ником Картером, несмотря на все его хладнокровие, почти овладел ужас при виде столь неожиданного зрелища. Он быстро отошел от порога назад и опять закрыл дверь, прежде чем кто-нибудь из следовавших за ним лиц имел возможность заглянуть вовнутрь комнаты.
   - Не торопитесь, господа, - произнес он неестественно спокойным голосом и поднял руку.
   Затем он быстро обратился к полицейскому врачу.
   - Одно слово, доктор: мне было бы приятно, если бы сначала только вы со мной вошли в комнату.
   При этих словах он бросил изумленному начальнику полиции многозначительный взгляд, пояснявший, что сыщик имеет свои веские основания поступать столь странным образом.
   Ник взял полицейского врача за руку, открыл дверь настолько, что они оба могли пройти в комнату и сейчас запер ее за собой. В тот же момент он закрыл рот врача своей рукой, так как последний, по-видимому, готов был вскрикнуть от испуга при виде неожиданно представившегося ему ужасного зрелища.
   - Тише, доктор, тише - так должно быть, - шепнул Ник Картер совершенно ошеломленному врачу.
   - Боже праведный. Еще один - нет даже двое. Ведь, это ужасно, - шепнул дрожавший от испуга полицейский врач.
   - Нет, их три, - ответил Ник Картер, - посмотрите туда, третий труп находится в комнате для новобрачных.
   При этих словах он так повернул врача, что тот должен был взглянуть в другую половину комнаты, где находилась, полускрытая за портьерой дверь в большую комнату.
   - Три, - только и пролепетал полицейский врач, а потом опять остался стоять без движения и без слов от ужаса, - там невеста, а здесь еще двое неизвестных.
   - Доктор, - спокойно сказал Ник Картер, - я привел в эту комнату вас одного, чтобы обратиться к вам с несколько своеобразной просьбой. Смысл ее вам теперь вряд ли будет понятен, но я не хотел бы до поры до времени давать разъяснения.
   - Говорите, мистер Картер, - с трудом произнес полицейский врач, который никак не мог придти в себя, - я не буду ни о чем спрашивать.
   - Отлично. Так вот в чем дело: я желаю, чтобы во всех расследованиях в данном случае, или лучше сказать, в данных случаях, которые будут производиться вами, вы вполне положились на знания и мудрость нашего общего приятеля там за дверями.
   - Вы говорите о начальнике полиции?
   - Нет, я говорю о докторе Кристале.
   - Ага.
   - А теперь будьте любезны выйти со мной в коридор; прежде, чем мы вернемся все вместе в эту комнату, я хотел бы кое о чем расспросить служащего гостиницы. Но только, доктор, возьмите себя в руки, и не подавайте виду, что таинственное убийство в этой комнате вам известно.
   - Тогда, мистер Картер, будет лучше, если я останусь здесь. Те господа сумеют догадаться обо всем по выражению моего лица, так как я слишком сильно волнуюсь, чтобы иметь возможность скрыть это. Обещаю вам, что не тронусь с этого места пока вы не вернетесь сюда со всеми остальными.
   - Ладно, согласен.
   Не говоря больше ни слова, Ник Картер вышел из комнаты, закрыл за собой дверь и запер ее на ключ.
   Тем временем в коридоре собралось человек двадцать пять, но по знаку сыщика полисмены оттеснили любопытных на почтительное расстояние, так что они не могли расслышать беседу, которая велась шепотом.
   - Прошу вас, господа, подойдите совсем близко ко мне, - попросил Ник Картер шепотом, - прежде чем мы войдем в комнату, мне нужен ответ на некоторые вопросы. Вот так, очень хорошо, благодарю вас.
   Он прежде всего обратился к служащему гостиницы.
   - Будьте любезны сказать мне ваше имя и фамилию?
   - Меня зовут Джордж Гаррис, - ответил тот.
   - Вы дежурите по ночам в этой гостинице?
   - Нет, я старший служащий.
   - Труп в комнате для новобрачных найден вами?
   - Мною.
   - Будьте любезны сказать мне, каким образом именно вы в столь позднее время нашли труп в той комнате, а не тот служащий, который дежурил на этом этаже?
   - Извольте, это недолго рассказывать. Я остаюсь в коридорах гостиницы обыкновенно до часу ночи. Дневной и ночной дежурные сменяются в полночь. Приблизительно без четверти или без десяти минут двенадцать, может быть, даже немного позднее пришел ночной дежурный, чтобы сменить своего товарища. Он стоял за конторкой вместе с дневным дежурным, и оба обсуждали свои дела, как вдруг у подъезда остановилась карета, из которой сейчас же вышли кавалер с дамой. На первый же взгляд видно было, что это были новобрачные, даже если бы они старались скрывать это, но они и не старались. Я встретил их и проводил их к конторке. Один из швейцаров уже успел взять их два ручных чемодана.
   - Находился ли в это время еще кто-нибудь другой в вестибюле?
   - Нет, вестибюль был пуст.
   - Так. Продолжайте, пожалуйста. Что произошло потом?
   - Когда я подошел к господину, шедшему под руку со своей дамой, он многозначительно улыбнулся мне, и сказал, что он просит отвести ему комнату для новобрачных, если таковая имеется, а если нет, то лучшую во всей гостинице гостиную и спальню. Я попросил их следовать за мной. Вместе с тем, я крикнул одному из швейцаров подать мне ключи от анфилады "А". Ключи были переданы мне в тот момент, когда мы садились в лифт. Швейцар с ручными чемоданами поднялся на следующий этаж по лестнице. Когда мы поднялись до второго этажа, я конечно шел впереди молодой четы и швейцара с чемоданами. Я спешил, и когда дошел до двустворчатой двери к анфиладе "А", я открыл ее, вошел в комнату для новобрачных и засветил электричество. В этот момент я вдруг услышал у порога громкий женский крик. Разумеется я сейчас же обернулся и увидел, что это крикнула молодая дама. Она стояла на пороге и с протянутой вперед рукой указывала в комнату. Глаза ее были широко открыты и она лишилась сознания, так что супруг поддержал ее в своих объятиях и крепко прижал к себе. Это произошло в тот момент, когда я в испуге обернулся к ним. А когда я в свою очередь осмотрелся в комнате, я увидел сидящий в кресле труп.
   - Что же вы предприняли после этого?
   - Я подошел к креслу, чтобы убедиться, действительно ли там сидит покойница. Легко можете себе представить, что мне не хотелось тревожить покой наших других гостей, чтобы не портить хорошую репутацию гостиницы. Затем я попросил молодую чету выйти в коридор, и когда опять погасил свет в комнате, я быстро запер дверь снаружи.
   - А что делали незнакомцы?
   - Они повернулись и, как только могли быстро прошли к лестнице. Молодая женщина, по-видимому, была еще в полуобморочном состоянии и тяжело опиралась на руку своего супруга. Я нагнал их и для успокоения наговорил им все, что угодно, что я весьма сожалею о том, что их свадебное путешествие омрачено столь печальным событием, словом я изо всех сил старался успокоить их и избежать шума. А потом я попросил молодого супруга разрешить мне отвести им комнаты на другом этаже.

Другие авторы
  • Лукаш Иван Созонтович
  • Циммерман Эдуард Романович
  • Кайсаров Андрей Сергеевич
  • Толстой Иван Иванович
  • Арсеньев Константин Константинович
  • Фишер Куно
  • Сиповский Василий Васильевич
  • Быков Петр Васильевич
  • Герцык Евгения Казимировна
  • Тассо Торквато
  • Другие произведения
  • Лесков Николай Семенович - Карикатурный идеал
  • Иванов Вячеслав Иванович - Вагнер и дионисово действо
  • Лейкин Николай Александрович - Третья жена
  • Бестужев Николай Александрович - Бестужев Н. А.: Биобиблиографическая справка
  • Воскресенский Григорий Александрович - [рец. на:] Шляпкин И. А. Св. Димитрий Ростовский и его время
  • Успенский Глеб Иванович - Из цикла "Очерки переходного времени"
  • Анненская Александра Никитична - Чужой хлеб
  • Туманский Федор Антонович - Туманский Ф. А.: Биографическая справка
  • Мицкевич Адам - О поэзии романтической
  • Кони Анатолий Федорович - Представление Александру Iii
  • Категория: Книги | Добавил: Armush (29.11.2012)
    Просмотров: 321 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа