Главная » Книги

Картер Ник - Паровоз No 13

Картер Ник - Паровоз No 13


1 2 3


Ник Картер

Паровоз No 13

(Ник Картер - американский Шерлок Холмс - Выпуск No 9)

Издательство "Развлечение", Петербург

   Cоздание файла (nbl), май 2012 г.
  
   На сигнальном аппарате маленькой телеграфной конторы разъезда Мурдок Большой Северной дороги раздался звонок. Дежурный чиновник, выпустив газету из рук, с удивлением посмотрел на часы.
   - Пора придти Гуронскому экспрессу, - пробормотал он в раздумье, подойдя к аппарату и отзываясь на сигнал.
   Он получил следующее извещение:

"Задержать тринадцатый, ждите дальнейших приказаний. Кэз".

   Тринадцать - это был номер паровоза Гуронского экспресса, того самого, который через полминуты должен был пройти мимо Мурдока. Кэз - фамилия начальника станции. Дежурный чиновник станции Мурдок сознавал, что надо поторопиться, чтобы еще остановить на разъезде приближавшийся экспресс, и потому он схватил маленький красный фонарь, который всегда стоял зажженный наготове, и выскочил на железнодорожный путь.
   Грохот быстро приближающегося поезда уже был ясно слышен, увеличиваясь ежесекундно. Чиновник отправился в том направлении, откуда раздавался грохот, размахивая предупреждающим сигналом и ожидая каждую секунду ответного сигнала паровоза, по которому он заключил бы, что машинист обратил внимание на его предупреждение.
   Вдруг из-за поворота показался яркий свет паровозного прожектора, и паровоз с шумом двинулся на чиновника как чудовище, грозящее раздавить его.
   Прошла секунда, а ответного сигнала не было.
   В следующую секунду чиновник, испустив крик удивления и испуга, отскочил от рельс, еле успев сойти с дороги мчащегося громадного железного чудовища, которое теперь стремглав пролетело мимо него и в следующую же секунду скрылось за другим поворотом.
   - Господи, спаси! - в ужасе крикнул чиновник. - Что это значит? Неужели машинист спит и не увидел моего сигнала?
   Он бросился назад в комнату, сел на стул возле аппарата и дал тревогу на все дальнейшие станции пути.
   С быстротой молнии было передано сообщение:
   "Тринадцатый без машиниста. Очистить путь. Что-то случилось".
   Теперь чиновник понял, что означала только что полученная им депеша. Он опять сел и пытался собраться с мыслями. Но это ему долго не удавалось, происшествие слишком взволновало его. Он знал, что исполнил свой долг, и если с пассажирами поезда, не имевшего машиниста, случится несчастье, то не по его вине.
   Станция Бенсон находилась от Мурдока на расстоянии не более пятнадцати миль, и он знал, что при страшной скорости, с которой поезд прошел мимо разъезда, он скоро получит сообщение.
   Наконец, не дождавшись сообщения, он вызвал станцию Бенсон, но получил оттуда лишь ответ: "Ничего нового".

* * *

   На станции Бенсон, где постоянно составлялись поезда, где всегда царила путаница сотен паровозов, где рельсы, казалось, сплетались в беспорядочную сеть, а не в правильную систему, и где тем не менее вся работа происходила с автоматической правильностью, по получении телеграфного сообщения воцарилось страшное волнение.
   Номер тринадцатый без машиниста! Думать об этом было страшно, всякий сознавал, что это значит - жизнь сотен пассажиров стояла на карте!
   Было известно, что паровоз, шедший с поездом по свободному пути, может продолжать страшную езду только до тех пор, пока полностью не будет израсходован пар, а это должно было произойти скоро.
   Для ожидавших минуты тянулись как часы.
   Прошло около четверти часа, когда боязливо ожидавшие чиновники станции Бенсон издали увидели свет большого прожектора подходящего паровоза. Через полминуты поезд медленно подошел к станции.
   Генри Крадди, кочегар, слез с тендера, шатаясь подошел к пораженному начальнику станции и совершенно изможденный опустился к его ногам.
   - Ларри исчез, - стонал он в ужасе. - Случилось нечто ужасное, - а затем он закрыл глаза и потерял сознание.
   Несколько человек поспешили к паровозу в надежде увидеть машиниста на своем месте, но его нигде не было, он исчез бесследно.
   Когда кочегар очнулся и немного оправился, то оказалось, что и он не в состоянии дать точные разъяснения, которые могли бы пролить свет на таинственное исчезновение Ларри.
   Куда он девался?
   Вдруг перед начальником станции оказался телеграфист.
   - Депеша от инспектора из Пеннока! - сообщил он еще на ходу, держа в руках телеграмму, - Ларри Льюиса нашли мертвым вблизи рельс, с ножом в спине. К его пиджаку была приклеена записка, а на ней написано "No 1".
   - No 1? Что это означает? - в ужасе воскликнул начальник станции. Он внезапно с грозным видом обратился к Генри Крадди:
   - Послушайте, милейший, - крикнул он ему, - вы должны будете объяснить это, здесь же, и немедленно! Кто убил Ларри? Вы, что ли?
   - Я? Ради Бога! - возразил спрошенный, дрожа всем телом от волнения и снова бледнея. - Я об этом знаю не больше вашего, мистер Фарнсворт!
   - Кто управлял машиной, когда вы проходили мимо Мурдока? - расспрашивал Фарнсворт.
   Истопник покачал головой.
   - Не знаю!
   - Как - не знаете?
   - Не знаю, сударь!
   - Где же находились вы?
   - На паровозе, но в бессознательном состоянии.
   - Крадди, мне кажется...
   Тут начальник поезда подошел к стоявшим.
   - Не имеете ли вы в своем распоряжении машиниста, на которого можно положиться? - спросил он.
   - Возьмите меня! - раздался низкий голос, и брат Ларри Льюиса, Вальтер, выступил вперед.
   Лицо его было мертвенно бледным и губы судорожно сжаты, но в общем он сохранял свое обычное спокойствие.
   - Позаботьтесь о трупе Ларри, мистер Фарнсворт, - сказал он, - а я на остальной путь заступлю на его место.
   - Гм, а кто же будет топить?
   - Конечно, Крадди, - заявил Вальтер твердым голосом, - другого я не хотел бы брать с собой.
   - Тогда скорее в дорогу, - сказал начальник поезда, - остальное устроится!
   Крадди вскочил на паровоз, а за ним и Вальтер.
   Раздался звонок, и громадная машина тронулась с места, а на ней у рычага стоял брат убитого, за его спиной работал Крадди.
   Когда поезд отъехал на расстояние приблизительно одной мили, Вальтер вдруг окликнул кочегара.
   - Генри!
   - Что? - спросил тот.
   - Кто убийца Ларри?
   - Я сам желал бы знать это, Вальтер, видит Бог!
   - Действительно желал бы?
   Машинист со сверкающими глазами повернулся к истопнику и на минуту выпустил рычаги из рук, как бы намереваясь схватить своего спутника за глотку.
   - Конечно, Вальтер! Клянусь в этом!
   Кочегар спокойно смотрел в глаза своего обвинителя, взоры их встретились на секунду, а потом Вальтер протянул ему руку.
   - Верю тебе, Крадди. А теперь расскажи мне все, что ты знаешь! - приказал он.
   - Мы были еще на расстоянии около десяти миль от Мурдока, - начал тот, - и я как раз накладывал уголь, как вдруг кто-то сзади схватил меня за горло. Моментально мне закрыли глаза и нос, и я почувствовал, что теряю сознание. Я хотел было сопротивляться, но сейчас же все вокруг меня потемнело. Когда я очнулся и стал вспоминать происшедшее, поезд уже почти остановился. Это было не далее, как за две мили до Бенсона, а я находился один на машине. Ларри исчез, огонь на колосниках потух, а я сам был в таком состоянии, что еле сознавал, что делаю. Я искал глазами Ларри, но его и след простыл; я несколько раз окликнул его по имени, но не получил ответа. Это меня убедило, что его нет ни на машине, ни в поезде.
   - Почему? - внезапно спросил Вальтер, глядя на блестящие рельсы перед паровозом.
   - А просто потому, что Ларри никогда не сошел бы со своего места, он не сделал бы этого даже ночью, если бы его не заставили силой!
   - Ты прав! - ответил Вальтер. - Ларри Льюис никогда не оставил бы добровольно своего места, и, как Бог свят, я найду убийцу, так гнусно убившего моего брата и отомщу за него или же сам погибну при этом!
   Потом голос этого сильного человека понизился до тихого шепота, и широкая грудь его тяжело поднималась.
   - Неужели это возможно? Ларри умер... убит... подлым убийцей, заколот под покровом ночной темноты?
   Поезд мчался все дальше со страшной быстротой.
   Мимо станций Колентарф и Ганкок он шел к Морису; десять минут опоздания, с которым поезд пришел в Бенсон, поезд давно уже успел наверстать. Мимо следующих станций поезд также прошел по расписанию без дальнейших происшествий. Льюис стоял на своем месте, а Генри Крадди без устали подкладывал новую пищу огню под котлом паровоза.
   Так проходили дни за днями. Суд, разумеется, взялся за расследование этого загадочного случая. Кочегар несколько раз был подвергнут перекрестному допросу, и все сомневались в правдивости его странного повествования. Но убийцу Ларри Льюиса так и не нашли, и его внезапная смерть так и осталась неразгаданной тайной.

* * *

   В холодную, неприветливую ночь около месяца спустя Гуронский экспресс опять вышел со станции Вильмар по пути на запад. Вальтер Льюис все еще был машинистом на паровозе.
   Как в первый день, так и теперь, он неутомимо искал факта для разъяснения насильственной смерти своего брата, правда, без успеха.
   Медленно тронулась машина, а потом поезд пошел все скорее и скорее.
   - Поддай пару, Генри! - крикнул Вальтер кочегару. Тот быстро подскочил и открыл дверцы топки. Он бросил в пламя одну, две, три лопаты угля, и только собирался повернуться к тендеру в четвертый раз, как вдруг пошатнулся, раскинул руки и свалился, не издав ни одного звука.
   Вальтер Льюис не заметил случившегося, как и не увидел темной человеческой фигуры, которая подскочила к нему сзади с поднятыми руками.
   Две руки обхватили его тело, как клещи, две руки впились ему в горло, машинист сделал отчаянное усилие, чтобы освободиться, но напрасно, гнусное нападение совершилось слишком быстро, и он потерял сознание.
   Еще сильный удар по голове и - не издав ни единого звука, оглушенный свалился. В следующий момент его пронзил длинный нож.
   Убийца с быстротой молнии вынул из кармана записку и приколол ее к пиджаку своей жертвы.
   - "No 2", - пробормотал он, поднял безжизненное тело выше головы и выбросил его вниз на путь, тогда как поезд мчался дальше. А потом этот загадочный человек презрительно толкнул ногой бесчувственное тело Генри Крадди.
   Схватив лопату, он торопливо начал наполнять топку. С большим усилием он поднял гирю и положил ее на предохранительный клапан, чтобы тот не мог вовремя придти в действие, если бы давление слишком увеличилось. Затем он стал набрасывать в топку одну лопату угля за другой. Манометр и без того уже показывал страшное давление, но это вызвало у убийцы только насмешливое хихиканье.
   Стрелка манометра поднималась все выше и выше, и страшный человек с громким смехом и сверкающими глазами далеко оттянул рычаг, откинулся назад скрестив руки, а поезд мчался дальше с ужасающей быстротой.
   - Во что бы то ни стало я достигну скорости девяносто миль в час, - тихо смеялся этот человек, - сегодня ночью я добьюсь ее! Я сумею дойти до этого! Я хочу этого, пусть даже еще один машинист погибнет на этом пути! Больше угля! Больше пара! Вперед! Вперед! Девяносто миль в час! - и он устремил свои взоры на блестящую рельсовую колею впереди паровоза, постоянно освещаемую прожектором машины.
   - Сначала угля, потом пару, потом девяносто миль в час!
   Поезд промчался мимо станции Пеннок, и опять дежурный чиновник смотрел с недоумением вслед экспрессу, который, не замедляя хода, продолжал путь к Бенсону с головокружительной быстротой...
   Когда нашли труп Вальтера Льюиса возле рельс, не дальше десяти шагов от того места, где было найдено безжизненное тело Ларри, младший брат столь загадочно убитых машинистов Пратт Льюис предложил свои услуги в качестве машиниста на паровозе No 13.

* * *

   Прошло несколько дней, и ничего не случилось. Пратт Льюис становился более уверенным и полагал, что если с его братьями и случилось несчастье, то злой рок минет его. Он твердо решил разгадать эту тайну. Поэтому он никогда не садился у своего места у котла, не положив рядом с собой заряженного револьвера.
   На следующий день, когда Гуронский экспресс был готов к отходу в Вильмар, какой-то коренастый мужчина взялся за ручку у ступенек и вскочил на паровоз. Пратт сейчас же увидел его и, не рассуждая, закрыл пар, а потом обратился к незнакомцу.
   - Стой! - крикнул он. - Чего вам здесь нужно? - и смерил его испытующим взглядом.
   Незнакомец был одет в грубый темно-серый костюм, поверх которого было надето застегнутое на все пуговицы прорезиненное пальто, широкополая войлочная шляпа была низко натянута на лицо, а наружный вид его громадного тела производил впечатление, что с ним шутки плохи.
   - С добрым утром! Вы можете отвезти меня в Бенсон? - спросил он совершенно спокойно.
   - Не здесь, не на паровозе! - возразил машинист.
   - А мне именно это и важно!
   - Я сказал нельзя и достаточно! Ступайте прочь с машины!
   - Но послушайте же, у меня есть разрешение вашего начальства на проезд вместе с вами!
   - Это мне безразлично. Если бы вы даже были президентом Соединенных Штатов, на машину я вас не пущу во время езды!
   - Вы видите это письмо?
   - Вижу.
   - И вы знаете, что оно обозначает?
   - Не мое это дело. Если вы хотите ехать в одном из вагонов, то я против этого ничего не имею, здесь же не возьму вас с собой. Поняли? - Пратт становился грубым.
   - Я сыщик!
   - Все равно для меня!
   - Неужели? Так вы не желаете позволить мне ехать с вами?
   - Черт возьми! Вы ведь слышали, что нет!
   - А если сегодня ночью с вами случится то же самое, что и с вашими братьями?
   - Это моя забота, - возразил Пратт уверенно, - а если вы хотите ехать в Бенсон, то садитесь в вагон, а не на паровоз.
   - Значит, вы не хотите, чтобы я проводил вас туда на паровозе?
   - Пора бы уже убедиться в этом.
   - Тогда мне только остается опять сойти, но к сожалению, должен буду подать на вас жалобу, как мне ни жаль.
   - Как знаете, делайте то, что вы считаете своей обязанностью, я делаю то же самое, пока управляю машиной.
   Когда в ту ночь паровоз No 13 прибыл в Бенсон, то в третий раз нашли на машине только бесчувственного кочегара.
   Недалеко от того места, где были обнаружены первые два трупа, нашли и безжизненное тело Пратта.
   На груди у него была приколота записка с таинственной надписью: "No 3!"

* * *

   - Вы мистер Лэн?
   - Совершенно верно. - Человек, к которому обратились, еле поднял голову.
   - Вы вызвали меня.
   - Гм! Что-то не помню.
   - Неужели?
   - Именно нет.
   Чиновник, которому представился незнакомец, был старший инспектор Большой Северной дороги В. К. Лэн. Когда он приподнял голову и через покрытый несметным количеством бумаг письменный стол посмотрел на вошедшего, он увидел лицо бородатого мужчины, мускулистого, внушительного телосложения.
   - И вы не помните вот этого письма?
   Инспектор взял поданное ему письмо в руки, просмотрел его и возразил:
   - Это предназначено не вам.
   - Неужели, почему же нет? - спокойно спросил незнакомец.
   - А потому, что я собственными глазами видел Ника Картера. Ваша неуклюжая попытка надуть меня не удалась. Ваше имя скорее, вероятно, может быть найдено под каким-нибудь снимком в альбоме преступников.
   - Так ли? Но ведь вы не отрицаете, что это письмо прислано вами?
   - Этого я не отрицаю.
   - Хорошо, каким же образом оно могло бы попасть в мои руки, если я не Ник Картер?
   - Не знаю, может быть, украли.
   - Так, а у кого же?
   - У знаменитого сыщика.
   - Ого, плохого же вы мнения о нем, если допускаете мысль, что он так плохо следит за вверенными ему бумагами!
   - Послушайте! Мое мнение о Нике Картере вас не касается, но я скажу вам его: он во всяком случае еще не был превзойден ни одним из своих коллег по профессии, так что его репутация учителя в сыскном деле вполне заслуженна.
   - Благодарю за комплимент, - ответил незнакомец.
   Чиновник посмотрел на него с изумлением, он не ожидал такой смелости от этого человека.
   - Так, может быть, вы скажете мне, кто вы такой, собственно? - накинулся он на незнакомца, который испытующим взором смотрел ему в глаза.
   - Отчего же нет, - был краткий ответ, спокойный тон которого, очевидно, не понравился чиновнику.
   - Хорошо, так попрошу вас назвать мне ваше имя и сказать, по какому делу вы пришли, для длинных разговоров у меня нет времени! - При этом он снова занялся своими бумагами, ломая себе при этом голову, откуда незнакомец мог раздобыть его письмо к Нику Картеру. Этим письмом он просил знаменитого сыщика приехать в С.-Поль с тем, чтобы он помог раскрыть загадочные убийства на паровозе Гуронского экспресса.
   Он знал вызванного сыщика довольно хорошо, иначе не сомневался бы так долго, так как стоявший перед ним незнакомец действительно был не кто иной, как Ник Картер, знаменитый сыщик, в одном из своих удачных гримов.
   Быстрым движением руки Ник Картер снял длинную окладистую бороду и сделал еще некоторые изменения в своей наружности.
   - Так вы утверждаете, что видели Ника Картера, - снова заговорил он, - могу ли поинтересоваться, узнаете ли вы его сейчас?
   - Наверняка, - ответил чиновник, не поднимая головы и не догадываясь, какой сюрприз его ожидает.
   - Хорошо. Я уже сказал вам, что вы вызвали меня сюда письмом!
   Чиновник опять посмотрел на него, вероятно, с намерением резко ответить говорившему, но в тот же момент он испустил крик изумления и вскочил со стула.
   - Да вы и в самом деле Ник Картер! Ради Бога, как это вы умеете изменять вашу внешность? - спросил чиновник, покачивая головой.
   - Очень просто, мистер Лэн, а теперь вы уже, конечно, не сомневаетесь, что я Ник Картер?
   - Зачем вы пришли переодетым?
   - Просто затем, чтобы не выдавать себя. Это только мера предосторожности, которую я принял, чтобы приступить к работе неузнанным и не возбуждая толков.
   - Ага, теперь я понимаю. Ну, и теперь мне придется отвечать вам на сотни вопросов.
   - Ничуть не бывало!
   - Хорошо, тогда попрошу начать.
   - В прошлый вторник у вас был человек, рекомендованный вам начальником полиции.
   - Правда. То был сыщик, который интересовался получением награды за поимку таинственного убийцы.
   - Он совершил поездку?
   - Гм, не сумею вам сказать.
   - А я вам скажу.
   - Вы шутить изволите?
   - Ничуть. Далее я могу вам сообщить, что тот же сыщик через несколько дней явится опять.
   - Да что вы!
   - Вы его знаете?
   - Совершенно не знаю.
   - А я зато знаю его превосходно.
   - И вы полагаете, что он будет иметь успех?
   - Я в этом убежден.
   - Вы меня удивляете!
   - Надеюсь, в приятном смысле?
   - Конечно!
   - Так вот, мистер Лэн...
   - Позвольте прервать вас, мистер Картер. Кто этот сыщик?
   - Как, неужели вы его тогда не узнали?
   - Нет.
   - Его зовут Ник Картер, мистер, с вашего разрешения.
   - Как? Что?
   - Именно так. Я был в Бенсоне и находился в поезде во вторник ночью, когда Пратт Льюис был убит.
   - Так вы напали на след убийцы?
   - Во всяком случае у меня есть некоторые предположения.
   - Какие меры намерены вы принять, чтобы разузнать, в чем дело?
   - Видите ли, я считаю наиболее целесообразным поехать лично в качестве машиниста.
   - Что? Как? Как же вы это хотите устроить?
   - Да именно так.
   - Но ведь это невозможно!
   - А я сделаю это возможным.
   - Это действительно будет новым мастерским делом. Но без свидетельства и аттестата никто не допускается к управлению машиной.
   - Это я знал, а потому уже сделал нужное.
   - Ну и правда же, это смелая затея, мистер Картер!
   - Этого я не отрицаю, но все же это единственный путь к цели. Если я хочу напасть на след преступника, то должен все делать лично и никому ничего не могу доверить, так как только тогда могу сам наблюдать за всем, все обдумать и выводить из всего свои заключения. Кстати, кто теперь водит паровоз?
   Как бы в ответ на этот вопрос раздался легкий стук в дверь.
   - Войдите! - крикнул инспектор.
   Вошел курьер и подал депешу.
   Недовольный тем, что им помешали, мистер Лэн торопливо разорвал конверт; когда он прочитал содержание, черты его лица от ужаса окаменели.
   - Еще один! - вырвалось у него. - Господи, когда же будет конец?
   Он передал бумагу Нику и тот быстро пробежал ее глазами. Телеграмма гласила:

"Бенсон, 6 октября.

Инспектору В. К. Лэну.

No 13 прибыл без машиниста.

Труп найден, как и прежде.

Фарнсворт".

   - Собственно говоря, - бормотал Ник, - я этого ожидал. Итак, в следующий раз я буду управлять машиной, - громко продолжал он, глядя на инспектора, все еще не оправившегося от своего оцепенения, - но никто не должен знать, кто я такой, даже догадываться об этом нельзя.
   - Ладно, я устрою все согласно вашим желаниям.
   - Хорошо! Далее буду просить прицепить к No 13 новый тендер, в моем присутствии, причем я также лично буду следить за нагрузкой тендера.
   - Как вам угодно, мистер.
   - Никто не должен знать заранее, какой именно тендер будет прицеплен, пока я сам в субботу вечером не прицеплю его к паровозу, а до того времени он должен находиться в запертом на замок помещении.
   - Хорошо, будет сделано.
   - Далее мне нужна большая бочка.
   - Могу вам достать и бочку.
   - Когда я покончу со всем, я опять приду к вам.
   - Хорошо, я распоряжусь, чтобы в депо рядом с паровозом был поставлен порожний тендер.
   - Хорошо, и позвольте еще раз обратить ваше внимание на то, что никто не должен знать о том, что я здесь, а меньше всех кочегар.
   - Я буду действовать во всем с величайшей осторожностью.
   - Когда я приду в следующий раз, я буду переодет в машиниста, и вы меня, вероятно, не узнаете.
   - Ладно, мистер Картер. Надеюсь, ваше счастье не оставит вас и на этот раз. Впрочем, я убежден, что вам удастся раскрыть тайну.
   - Будем надеяться, что вы окажетесь правы. Да, впрочем, я хотел еще спросить вас, мистер Лэн, - сказал Ник, - вы знаете машиниста, убитого вчера ночью?
   - Даже очень хорошо.
   - А кто был кочегаром?
   - Крадди.
   - Тот самый, который и теперь занят той же работой? Отчего же вы не переведете его на другое место?
   - Об этом я уже думал.
   - Разве вы не находите странным, что каждый раз именно машинист становится жертвой? - заметил сыщик.
   - Гм, я тоже не мог еще найти объяснения этому странному факту, но должен сказать, что мне еще не приходило в голову подозревать Крадди, так как я знаю его еще смолоду. Но если вы считаете нужным сменить его, то ваше желание будет исполнено. Я согласен со всеми мерами, которые вами будут приняты.
   - Я приму это к сведению, но пока оставьте все так, как оно есть. С тем же паровозом, с тем же кочегаром и с другим тендером я постараюсь разгадать тайну.
   После этого Ник ушел и направился к себе в гостиницу.
   - Ну, как дела, Ник?
   - Поверь мне, Дик, у нас будет масса работы, пока мы добьемся сути дела.
   - С чего мы начнем? - спросил двоюродный брат, и вместе с тем правая рука сыщика, ожидавший его в гостинице.
   - Гм, прежде всего я выберу тендер, который будет прицеплен к паровозу No 13 взамен прежнего.
   - Хорошо, а дальше что?
   - В самом углу я спрячу бочку и скроюсь в ней. Надеюсь, что таким образом мне удастся наблюдать за всем, не будучи замеченным самому.
   - Ага, понимаю!
   - Если произойдет новое преступление, то я буду свидетелем его.
   - План хорош, - согласился Дик.
   - Подумай только, сегодня ночью опять нашли машиниста заколотым, точно в том же самом месте, где нашли и других.
   - Быть не может!
   - И все же это так!
   - Послушай, Ник!..
   - В чем дело?
   - Знаешь ли, что я думаю?
   - Нет.
   - Мы имеем дело с помешанным!
   - Возможно. Но как объяснишь ты себе, что каждый раз именно кочегар остается невредимым? Даже ни разу не был ранен!
   - Это для него очень невыгодно.
   - И затем в пути видели, как он стоял совершенно один у котла.
   - Странно. Если он виновник всех этих убийств, то какие у него могут быть к этому мотивы?
   - Этого и я не понимаю. Не домогается ли он сам должности машиниста?
   - Да нет, этого я не предполагаю!
   - Ладно, Дик, ведь мы увидим, что нам откроет поездка в угле.
   - Когда именно ты думаешь осуществить свой план?
   - В будущую субботу.
   - А я?
   - Ты, конечно, должен мне помочь, и когда в будущую субботу все будет готово, и я уже буду сидеть в бочке между углем, то ты сзади влезешь на паровоз и отправишь злополучный поезд.
   - Ладно, можешь положиться на меня, - ответил Дик.

* * *

   Было два часа.
   Инспектор сидел за своим письменным столом и вдруг подскочил, когда маленькие часы на мраморном пьедестале на камине пробили два раза. Он снял слуховую трубку со стоявшего на столе телефона и повернул ручку.
   - Алло, Перри, это вы? Хорошо! Что я хотел сказать - вы уже видели нового машиниста для Гуронского экспресса?
   - Нет, мистер! - последовал ответ.
   - Ладно, он должен сейчас прийти. Как только он представится вам, пришлите его сюда: мне обязательно нужно поговорить с ним.
   - Надеюсь, нам не придется долго ждать, до отхода осталось только двадцать минут.
   - Ничего, подождем еще немного.
   На этом разговор по телефону закончился, и инспектор снова принялся за свою обширную переписку, как вдруг открылась дверь, и сильный на вид, среднего роста человек в синем кителе машиниста вошел в контору.
   - Могу я видеть мистера Лэна? - спросил он у письмоводителя, сидевшего вблизи дверей у конторки.
   - Можете, но он очень занят, - коротко ответил спрошенный.
   - Мне нужно поговорить с ним об очень важном служебном деле, не терпящем отлагательства, - размеренным тоном заявил незнакомец.
   Решительный оттенок в его словах убедил письмоводителя, что дело действительно было серьезным, и незнакомца после краткого доклада впустили в кабинет инспектора.
   - Имею честь говорить с мистером Лэном?
   Вечно занятый инспектор на минуту устремил испытующий взгляд на вошедшего.
   - Что вам от меня угодно? - спросил он, обращаясь опять к своим бумагам.
   - Я хотел бы ехать с Гуронским экспрессом, - был ответ.
   - Сожалею, но должен отклонить ваше ходатайство, - заявил инспектор, - вы опоздали.
   - О нет! Поезд идет в два часа двадцать пять минут, и начальник депо сказал мне, что ожидаемый вами машинист еще не явился.
   - Можете ли вы предъявить аттестаты и рекомендации и имеете ли вы свидетельство о звании машиниста? - спросил инспектор, снова с интересом разглядывая пришедшего.
   - Все это у меня есть!
   - Хорошо, если принятый мной машинист не явится, то я с вами поговорю, - ответил мистер Лэн, глядя на часы.
   - А если он явится вовремя?
   - Тогда за вами будет следующая очередь.
   - Следующей очереди, к сожалению, не будет, пока убийца на свободе, - сказал незнакомец, качая головой.
   Он встал и подошел близко к инспектору, так что свет из окна ударил ему прямо в лицо.
   - Черт возьми, мистер Картер, это вы! - воскликнул пораженный инспектор.
   - Как видите, мистер Лэн. Я готов ехать с Гуронским экспрессом, и когда вы в следующий раз услышите обо мне, то я надеюсь, что тайна будет уже раскрыта.
   - Будьте только осторожны, мистер Картер, - увещевал Лэн, сердечно пожимая сыщику руку на прощание, - желаю вам полного успеха.
   Когда Дик - а это был он, а не его начальник - открыл дверь и вышел в коридор, инспектор покачал головой, как бы сомневаясь в том, что великий сыщик когда-либо снова появится в его конторе.
   Дик тем временем поспешил в депо, где уже давно находился его начальник.
   Там стоял длинный поезд-экспресс, а по рельсам медленно двигался громадный паровоз. На нем у регулятора стоял кочегар.
   Дик быстро подошел к машине.
   - Алло, это номер тринадцатый? - крикнул он Крадди.
   - Он и есть! - ответил тот.
   - Вас зовут Крадди?
   - Да!
   - Так вот, я принят машинистом. Вот мои бумаги, - заявил Дик, ловко взбираясь на ступеньки, пока кочегар предъявил начальнику станции документы.
   - Мы возьмем тендер No 20, а этот пойдет в ремонтную мастерскую, - приказал начальник станции.
   - Но ведь этот уже нагружен, как видите, - вставил Крадди.
   - Ничего не значит.
   Через две минуты тендер был прицеплен. Одного взгляда Дика было достаточно, чтобы убедиться в том, что Ник Картер уже успел спрятаться в угле.
   Дик на паровозе вел себя, как знающий свое дело, и начальник из своей засады время от времени наблюдал, как кочегар спокойно работал, иногда посматривая на нового машиниста и поражаясь его умению следить за громадной машиной.
   Когда они выехали из Вильмара, темнота уже опустилась на длинную равнину холмистых прерий, по которой они должны были проехать.
   Бдительность Ника ни на минуту не ослабевала и он следил за каждым доносившимся до него шумом.
   Беспрерывный, страшный треск и грохот колес под ним только время от времени прерывался шумом падающего угля.
   Вдруг к ужасу своему, он убедился в том, что постепенно скатывающийся уголь грозил закрыть весь вид на машину, причем все его упорные усилия освободиться от этой помехи, были безуспешны. Он был не в состоянии держать доступ открытым. Бочка крепко засела в уголь, и уголь кучами сваливался на Ника Картера.
   Дик, даже и не подозревавший отчаянного положения Ника, с полным сознанием своей серьезной обязанности занимался у машины, как внезапно заметил странное движение истопника.
   Крадди как раз собирался открыть железные дверцы топки, как вдруг на глазах Дика отшатнулся назад и наполовину приподнялся, и в этот момент на него набросилась какая-то темная фигура.
   В маленьком оконце перед Диком, как в зеркале, отразилась поднятая рука, и Дик инстинктивно отскочил в сторону, но, к несчастью, недостаточно быстро, чтобы избежать убийственного удара. Рука нападающего стремительно опустилась, блеснуло какое-то оружие, и Дик почувствовал, как в его тело вонзилось острое, холодное лезвие, причем он не мог дать себе отчета, насколько опасна нанесенная ему рана.
   Убийца схватил Дика за горло, поставил ему колено на живот и, несмотря на большую силу мнимого машиниста, припер его к тендеру. И прежде чем Дик успел опомниться, он был приподнят на воздух и выброшен с машины.
   Он моментально сообразил, что и ему грозит участь других машинистов. Даже если нанесенная ему рана и не была смертельна, падение вниз с мчащегося с головокружительной быстротой поезда было равносильно смерти.
   Инстинктивно он старался ухватиться руками за что-нибудь, но ощутил только гладкие стенки тендера. Ночной воздух резко ударил его в лицо. Он полетел дугой вверх, так как его противник со страшной силой сначала приподнял его высоко в воздухе.
   В ужасе Дик закрыл глаза.
   Вдруг полет его резко прервался, и молодой сыщик в бессознательном состоянии повис между небом и землей, а стальное чудовище продолжало свой путь с невероятной, все увеличивающейся быстротой.
   Толстое пальто Дика одним концом зацепилось за выступ тендера, и Дик висел в воздухе, пока сукно не разорвалось. Потом он упал на рельсы.
   А поезд мчался все дальше и дальше по направлению к Бенсону, огромная скорость хода не уменьшалась.
   Таинственное существо все еще стояло за котлом, и никогда в жизни Ник Картер так не напрягал все свои силы, как теперь, когда нужно было освободиться от беспомощного положения под углем. Он догадывался, нет, он знал очень хорошо, что произошло нечто серьезное, так как его убеждал в этом больше чем что-либо другое страшный грохот мчащегося поезда, скорость хода которого с каждой секундой все увеличивалась.
   Он толкал бочку со всей присущей ему силой; опираясь на дно бочки, он пытался рвануть крышку, но напрасно. Неужели же он заперт здесь и должен оставаться в бездействии, пока таинственным образом погибает его любимый товарищ?
   Нет, тысячу раз нет!
   Он сосредоточил все свои силы в одном сверхчеловеческом усилии и страшным напором выставил крышку из массы угля. Но теперь он наткнулся на второе, еще более непреодолимое препятствие, так как масса угля упала на бочку, и, несмотря на все усилия, ему удалось сдвинуть лишь маленькую частичку этого угля. Но и столь незначительный успех вселил в него новую надежду.
   Он рвал и метал угли, пока успел сделать маленькое отверстие, тут он заметил, что кочегар в полубессознательном состоянии шатаясь сходил с паровоза. Поезд уже пришел в Бенсон.
   Крадди подошел к начальнику станции, который быстро направлялся к поезду, еще ничего не подозревая.
   - Упаси Господи, - стонал кочегар глухим голосом, - поверьте, это была моя последняя поездка... больше не поеду...
   Начальник станции в испуге посмотрел на него - волосы Крадди совершенно поседели, а глаза вылезли из орбит от испуга и ужаса. Дрожа всем телом и с трясущимися ногами он направился к станционному зданию.

Категория: Книги | Добавил: Armush (29.11.2012)
Просмотров: 421 | Комментарии: 1 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа