Главная » Книги

Картер Ник - Курильня опиума Линг-Джи, Страница 2

Картер Ник - Курильня опиума Линг-Джи


1 2 3

его Линг-Джи или нет.
   Ник Картер сильно рисковал, доверяясь китайцу. Готовность последнего сразу показать место, откуда можно было подслушать заговорщиков, тоже казалась ему подозрительной. Если бы находящиеся наверху китайцы пришли на помощь анархистам, то Ник Картер был бы бессилен оказать сопротивление.
   Он попытался открыть дверь, осторожно нажимая ручку.
   В прачечной все было тихо.
   Ник Картер чуть-чуть приоткрыл дверь, так что сквозь щель мог заглянуть туда.
   Оказалось, что там никого не было, кроме самого Линг-Джи, разглядывавшего в это время сорочку.
   - Алло, Линг-Джи! - еле слышно шепнул Ник Картер.
   Китаец тотчас же обернулся. Увидев сыщика, просунувшего голову в дверь, он торопливо шепнул:
   - Не входи сюда! Они сейчас пройдут со сходки здесь!
   - Мне надо поговорить с тобой еще до их прихода!
   - Нельзя! Я слышу, они уже сходят с лестницы! И Линг-Джи закрыл дверь и запер ее на ключ. Ник Картер понял, что это было разумно, так как кто-нибудь из анархистов, обыкновенно очень осторожных, мог случайно открыть дверь и увидеть сыщика.
   Ник Картер очень досадовал на свою неудачу. Явись он в прачечную одной минутой раньше, он мог бы выйти на улицу и наблюдать оттуда за уходящими анархистами. А теперь приходилось терпеливо ждать, пока все не уйдут.
   Спустя минуту он услышал шум шагов и голоса. Прошло полчаса, пока все опять стихло. Несомненно, анархисты выходили из магазина по одиночке, так как всякому на улице должно было бы показаться подозрительным, если бы из китайской прачечной вышла сразу целая толпа мужчин и женщин.
   Наконец Линг-Джи снова открыл дверь и Ник Картер вошел в прачечную.
   - Они все ушли! - осклабился китаец.
   - Когда ушел последний? - спросил Ник Картер.
   - Минут десять тому назад!
   Ник Картер досадливо прикусил губу. Он упустил удобный случай узнать, где живет кто-либо из анархистов.
   Линг-Джи, по-видимому, понял, о чем думает Ник Картер.
   - Ты хотел бы знать, куда они ушли? - заметил он. - Не беспокойся об этом! Кое-кто уже отправился следом за ними!
   Ник Картер в изумлении посмотрел на китайца.
   - Сейчас объясню тебе, в чем дело! - продолжал Линг-Джи. - Разве ты не замечаешь здесь никакой перемены?
   Ник Картер оглянулся.
   Все предметы стояли на своих местах, но нары, на которых раньше лежали какие-то китайцы, теперь были пусты.
   - Вижу, - сказал сыщик, - что нет тех троих мужчин, что курили здесь опиум!
   - Я послал их вслед за теми людьми, за которыми ты наблюдаешь! - пояснил Линг-Джи. - Если бы это были мои старые служащие, которые вместе со мной обязаны клятвой ничего не выдавать, то я не мог бы сделать этого, но они поступили ко мне только вчера и поэтому ничем не обязаны тем людям, которые здесь собираются! А как обстоит дело со вторыми ста долларами?
   Не говоря ни слова, Ник Картер вынул сто долларов и передал их китайцу.
   - Ты очень добр со мной! - сказал Линг-Джи. - Много добрее, чем те люди, которые собираются у меня! Я не посвящен в их дела, да мне до них и дела нет, но они платят мне очень мало, а один из них даже пригрозил мне, что взорвет на воздух всю мою прачечную, если я не буду исполнять их желания. Я начинаю бояться и был бы очень рад, если бы мог отделаться от них! Вот почему я охотно предоставил тебе возможность подслушать их тайны. Я тебя не знаю, но думаю, что ты человек могущественный! Для меня было бы большим облегчением, если бы ты мог устроить так, чтобы эти люди больше ко мне не приходили!
   - Я, пожалуй, сумею выполнить твое желание, - ответил Ник Картер и улыбнулся. - Во всяком случае, тебе же будет выгоднее, если ты и далее будешь помогать мне. А теперь расскажи мне, какие указания ты дал своим служащим?
   - Около часа тому назад я послал их на улицу. А дальше я ничего не могу тебе сказать, так как связан клятвой. Подожди, пока они вернутся!
   Ник Картер рассудил, что сам Линг-Джи не скажет больше ни одного слова и что поэтому лучше всего подождать возвращения трех китайцев.
   - Хорошо, я останусь! - сказал он, наконец.
   - Тебе не надо ожидать здесь в прачечной! - сказал Линг-Джи, когда Ник Картер сел на скамеечку у задней стены.
   Он подошел к левой стене и нажал какую-то кнопку. Деревянная стена раздвинулась и Ник Картер вошел в уютно обставленную комнату, похожую на ту, в которую он попал на верхнем этаже.
   Линг-Джи предложил ему сесть и спросил:
   - Не хочешь ли ты покурить опиума?
   Ник Картер отказался и Линг-Джи сказал:
   - В таком случае ты, быть можешь, выпьешь чашку чая?
   - Охотно!
   Ник Картер по этому угощению видел, что Линг-Джи уже считает его своим другом.
   Китаец вышел, но вскоре вернулся с подносом, на котором стояли чашка, чайник и маленький лакированный ящичек.
   Поставив поднос на стол, Линг-Джи вынул из ящичка щипцами несколько зеленовато-синих лепестков и положил их в чашку, затем он налил туда горячей воды и закрыл чашку крышкой.
   Спустя минуту он поднял крышку.
   Из чашки поднимался чудесный аромат. Ник Картер должен был сознаться, что ни разу в жизни еще не пил такого великолепного чая.
   - Послушай, Линг-Джи, - спросил Ник Картер, - заплатил ли ты пошлину за этот чай?
   Китаец лукаво улыбнулся.
   - Такой чай пьют только при императорском дворе в Пекине, - сказал он, - и если платить за него пошлину, то пришлось бы брать по доллару за чашку.
   Вдруг кто-то с улицы позвонил.
   - Извини, я оставлю тебя на минуту! - проговорил Линг-Джи и вышел из комнаты.
  

Глава VII. Три китайца-сыщика

   Ник Картер сел поудобнее в своем кресле и задумался.
   Вдруг он вспомнил Данни.
   "Бедняга, наверно, устал стоять на улице у входной двери, - подумал он, - вряд ли он последовал за мной дальше, так как у него не было ни ключа, ни отмычки, и он никак не мог открыть дверь. Надеюсь, он догадался уехать домой. Какая жалость, что нет ни Дика, ни Патси! Не мудрено, что Данни в таких случаях не годится, ведь он только любитель! Да я и сам нахожусь в довольно оригинальном положении: сижу в комнате у китайца и пью чай, а вместо меня три китайца разыскивают преступников!"
   Дверь отворилась и вошел Линг-Джи.
   - Мои люди вернулись! - доложил он.
   - Позови их сюда!
   Линг-Джи сделал знак в переднее помещение и на пороге появились один за другим три китайца. По-видимому, Линг-Джи сказал им, что Ник Картер - очень высокопоставленное лицо, побывавшее в Китае.
   Поэтому китайцы не удивились, когда сыщик заговорил с ними по-китайски.
   Ник Картер обратился сначала к тому, который казался ему наиболее смышленым:
   - Как тебя зовут? - спросил он.
   - Ву-Зунг! - ответил тот.
   - Ты следил за одним из тех мужчин, которые вышли отсюда на улицу! Можешь ли ты описать мне его настолько подробно, чтобы я узнал его, когда увижу?
   - Постараюсь! - ответил Ву-Зунг. - Я отправился вслед за тем, который заключил договор с Линг-Джи. У него рыжие волосы и борода. Он невысок ростом, но очень широкоплеч. Сюда он пришел с какой-то женщиной очень высокого роста и с нею же и ушел отсюда. Я отправился за ними до одного из домов на 27-й улице. В этом доме скрылась та женщина, а он пошел дальше до 40-й улицы и вошел в дом N 23. Я прождал его довольно долго и, не дождавшись, вернулся сюда!
   После этого Ник Картер обратился ко второму китайцу, по имени Чанг-Финг.
   Тот рассказал, что он последовал за другим участником сходки, с длинными, черными кудрями и темной бородой. По описанию Ник Картер узнал того анархиста, который должен был взорвать Вашингтонскую тюрьму.
   - Куда же отправился он? - спросил Ник Картер.
   - Он пошел в восточную часть города. На Гудзон-стрит он подошел к угловому трактиру, открыл дверь и поднял железные шторы. Вслед за этим подошел какой-то другой человек, вошел в трактир и потребовал стакан водки. По-видимому, тот, который пришел первый, и есть хозяин того трактира!
   - А ты что скажешь хорошего? - спросил Ник Картер, обращаясь к третьему китайцу. - И как тебя зовут?
   - У меня очень красивое имя - Ли-Хунг! - ответил китаец.
   - Куда же направился тот, которого преследовал ты?
   - В Бруклин! Сойдя с парома, он пошел по авеню Атлантик и остановился перед маленьким домиком, в нижнем этаже которого находится магазинчик по продаже птиц и обезьян. Из окна первого этажа висят на улицу большие золотые ножницы, а под ними вывеска с каким-то странным именем. Я его запомнить не мог, а потому записал на бумажке!
   Ник Картер взял бумажку и прочитал:
   "Соломон Берилов. Мужской портной"
   - Я видел, как преследуемый мною человек вошел в дом и зажег свет в одной из комнат первого этажа, - продолжал китаец, - я и подумал, что он тут живет и потому вернулся!
   - Больше ты ничего не узнал?
   - Нет ничего!
   - Вы все отлично поработали! - сказал Ник Картер. - Я даю каждому из вас по десять долларов. Никому не говорите о том, что вы видели, вы не пожалеете об этом, я вас всех вознагражу. Впрочем, вот еще что; как вам кажется, заметил ли кто-нибудь из преследуемых вами лиц, что за ним следят?
   Китайцы стали уверять, что ни один из них ничего не заметил.
   Ник Картер еще раз поблагодарил их и сказал, что они ему больше не нужны.
   Когда китайцы ушли, вернулся Линг-Джи.
   - Ты доволен? - спросил он.
   - Да, и я очень благодарен тебе за то, что ты послал своих людей на разведку! Я нисколько не жалею, что дал тебе двести долларов, но дал бы тебе еще больше, если бы знал, где в настоящее время находится некий Михаил Флаерти, которого те люди держат в плену!
   - Его зовут Михаилом? - насторожился Линг-Джи.
   - Да, Михаилом!
   - А сколько ты мне дашь, если я дам тебе некоторые указания относительно этого человека?
   -Долларов двадцать пять не пожалел бы! Но сначала я хотел бы знать, стоят ли этого твои показания!
   Линг-Джи открыл дверь, позвал китайца Ли-Хунга и сказал:
   - Вот этот человек сумеет дать тебе нужные указания! Он явился ко мне из Чикаго и рассказал мне кое о чем, что с ним произошло на железной дороге!
   - Ну что же, Ли-Хунг, рассказывай, да поподробнее! - приветливо обратился Ник Картер к китайцу. - Ты не пожалеешь об этом!
   -Два дня тому назад, - заговорил Ли-Хунг, - я ехал по железной дороге из Чикаго в Нью-Йорк. В вагоне для курящих напротив меня было три господина, один из них был очень болен, даже лежал все время без чувств. Спутники его говорили, что он пьян, но это была неправда, по цвету его лица я видел, что его одурманили гашишем. Те другие называли его Михаилом!
   Затем Ли-Хунг дал подробное описание примет больного пассажира, так что сыщик не сомневался больше в том, что это был именно Михаил Флаерти, которого, по-видимому, везли в Нью-Йорк анархисты.
   - Ты хорошо запомнил лица этих двух людей? - спросил Ник Картер.
   - Да, и даже их голоса! Одного из них я даже узнал сегодня вечером на сходке!
   - А что стали делать эти люди, когда поезд прибыл на вокзал?
   - Я только видел, что один из них нанял карету. Потом они усадили туда того человека и уехали, не знаю куда.
   - Это все, что ты можешь мне рассказать?
   - Да, все! Мы ушли с вокзала вместе с Линг-Джи.
   - Хорошо! Можешь идти.
   Ли-Хунг низко поклонился и вышел. Ник Картер встал и обратился к Линг-Джи со словами:
   - Я сегодня же, в крайнем случае завтра, заверну еще к тебе! Незачем и говорить тебе, чтобы ты никому и вида не подал о том, что мы с тобой здесь видели и говорили.
   Линг-Джи поклялся, что будет молчать, и Ник Картер ушел.
   Выйдя на улицу, он сел в коляску и поехал к себе домой.
  

Глава VIII. Приключения Данни

   Ник Картер попал домой как раз к завтраку.
   Он тотчас же принял ванну и потом пошел завтракать.
   Американский завтрак не похож на европейский и состоит из порции какого-нибудь мяса, яичницы, ветчины. Кроме того, подается чай или кофе.
   Едва Ник Картер сел за стол, как в комнату вошла его двоюродная сестра Ида.
   Она села за стол и спросила шутливым тоном:
   - Ну что, гуляка? Где ты пропадал сегодня ночью?
   - А тебя мучает любопытство, не правда ли? - в таком же тоне ответил Ник Картер. - Но сначала налей мне чашку кофе, а то у меня горло пересохло! Впрочем, меня сегодня ночью угостили таким чаем, какого я в своей жизни никогда не пил!
   - Хочешь ли ты этим сказать, что чай дома тебе уже не нравится? - как бы обиделась Ида. - Просто ужас, чего только не требуют эти мужчины за те пустяки, которые они выдают на хозяйство!
   - Ну, уж ты готова сейчас же шпильки пустить, - расхохотался Ник Картер.
   Затем он рассказал Иде все, что видел и слышал за ночь.
   - Ты слишком рискуешь, Ник! - заметила она. - Если бы с тобой был Дик или Патси, я ничего не сказала бы, а так ты шел один против целой шайки анархистов!
   - Мне приходилось бывать одному еще в более опасных положениях! - возразил Ник Картер. - А кроме того, вместо Дика и Патси я взял на службу трех сыщиков-китайцев!
   Ида всплеснула руками.
   - Трех сыщиков-китайцев? - воскликнула она. - Это очень интересно! А я не знала, что в Китае тоже есть сыщики! Не переселиться ли нам в Поднебесную Империю? Быть может, тебя там сделают мандарином с Золотым шариком на шапке или пожалуют желтый халат! Это, говорят, там такая же высокая честь, как в Европе орден!
   - Переселиться, мы вряд ли переселимся туда, но весьма возможно, что ты сегодня еще увидишь меня в наряде мандарина! - ответил Ник Картер. - В таком костюме меня не узнают анархисты, которых я выслеживаю.
   Раздался звонок у входных дверей. Так как поставщики и прислуга всегда входили через задние двери, то надо было думать, что явился кто-нибудь посторонний.
   - Боже меня избавь от всяких посетителей! - воскликнул Ник Картер. - Я хочу немного поспать после завтрака. Взгляни Ида, кто пришел и скажи, что я никого не принимаю, даже президента Соединенных Штатов!
   Вскоре Ида вернулась.
   - Ну что? - спросил Ник Картер, кладя себе на тарелку яичницу.
   - Это не посетитель, но все же это человек, который желает видеть тебя немедленно!
   - Так я и знал! - проворчал Ник Картер. - По-видимому, от судьбы не уйдешь! А кто же это такой?
   - Не смею пока говорить! - улыбнулась Ида. - Если бы ты видел, на кого этот человек похож! Точно его вертели в молотилке!
   - Что же, позови его сюда, так как я своей яичницы ни за что не оставлю!
   Ида открыла дверь и на пороге появился Данни. Он был в самом ужасном виде. Пиджак его был разорван в нескольких местах, воротник изодран в клочья, а на лице под правым глазом красовался синяк и с десяток царапин на левой щеке.
   - Данни, вы ли это? - воскликнул Ник Картер, кладя вилку и нож на стол при виде своего шофера.
   - Я самый и есть, мистер Картер! - тоскливо ответил Данни. - Во всяком случае перед вами стоит то, что от меня осталось. Я не посмел даже явиться домой в таком виде, а то моя Нора не впустила бы меня в дверь или подумала бы, что я напился до потери сознания и подрался с хулиганами!
   - Прежде всего скажите, Данни, вы ели что-нибудь со вчерашнего вечера?
   - Ни одной крошки! Если бы я и хотел купить себе что-нибудь, то не мог бы этого сделать, так как под утро у меня не осталось ни одного гроша денег! Все пропало: и кошелек, и часы, и цепочка!
   - Интересно послушать вас, но только потом, - сказал Ник Картер, - а теперь, прежде всего пусть Иосиф проводить вас в мою комнату, где вы немного приведете себя в порядок. Затем идите в кухню и велите подать себе сытный завтрак. После этого приходите ко мне в рабочий кабинет и тогда расскажете, каким образом вы попали в такую переделку!
   Данни поблагодарил и вышел из столовой.
   - Что ты на это скажешь? - спросила Ида, после того, как он ушел.
   - Прежде всего скажу, что мне это очень неприятно! - ответил Ник Картер. - Не надо было поручать ему обязанности сыщика. Он по призванию не сыщик и поэтому я не в праве требовать, чтобы он, исполняя безукоризненно свои обязанности шофера, еще и рисковал бы жизнью для меня!
   - Но ведь ты не раз говорил, что он умолял тебя воспользоваться его услугами для слежки и тому подобное! - возразила Ида.
   - Так-то оно так, но он, как и все непосвященные, не знает, как опасно наше дело и ему хочется немного поразвлечься. Все это, однако, продолжается только до тех пор, пока такому любителю не попадет самым основательным образом. Хорошо еще, что он остался жив, а то я и не знал бы, что сказать его молодой жене!
   Спустя полчаса после этого, когда Ник Картер, сидя в своем рабочем кабинете, читал газету, к нему вошел Данни.
   Он нарядился в один из костюмов лакея Иосифа.
   - Рассказывайте, что с вами случилось сегодня ночью, - проговорил Ник Картер, указав своему шоферу стул. - На вас глядя, можно подумать, что вы дрались с десятком бешенных котов!
   - Коты-то были двуногие, но когти у них довольно острые!
   - Скажите, автомобиль остался цел!
   - Да, я в этом убедился, прежде чем прийти сюда! Когда вы вчера вышли, я поставил его в один из гаражей поблизости, где он стоит еще и теперь под замком. Правда, ключ от этого замка я потерял. Удивляюсь, как это они еще оставили мне сапоги! Так вот слушайте, мистер Картер: поставив автомобиль в гараж, я на трамвае вернулся на бульвар Четема, где нашел ваш меловой знак, указывавший на Дивизионную улицу. Я пошел по этой улице, пока на тротуаре возле модного магазина не нашел стрелу, указывавшую на входную дверь. Я попробовал открыть эту дверь, но она не поддалась и мне пришлось ожидать. Я поступил так, как это делаете иногда вы и ваши помощники: зашел в подворотню напротив и стал ждать, полагая, что вы скоро вернетесь. Но я простоял целый час, а вы не выходили. Тем не менее я не ушел, помня наставление мистера Дика, согласно которому хороший сыщик должен уметь простоять на одном и том же месте хоть трое суток!
   Ник Картер с трудом подавил улыбку. Он знал, что Дик и Патси иногда потешаются над Данни и рассказывают ему разные небылицы о своем деле. Ник Картер как-то раз застал Патси, с пресерьезнейшей физиономией поучавшего Данни, что сыщик должен уметь голодать несколько дней подряд и стоять, не дыша, в течение нескольких часов.
   - Так вот, я постоял еще час, - продолжал Данни, - но никто не подходил к дому, перед дверьми которого вы начертили стрелу. Я стал думать, как бы мне попасть в дом, но ни до чего не додумался. Вдруг явился какой-то человек, подошел к двери, вынул ключ и начал возиться у двери. Он возился так долго, что я, наконец, подошел к нему и спросил, не могу ли я чем-нибудь помочь, так как я полагал, что таким образом я попаду в дом. Я очень сильно беспокоился за вас и охотно выручил бы вас, если бы мог!
   - Знаю, милейший! - воскликнул Ник Картер. - И вы, действительно, доказали ваше доброе желание! Но рассказывайте дальше: это крайне интересно!
   - Я и подошел к тому человеку, - продолжал Данни, - но тут увидел, что он совершенно пьян. Вероятно, поэтому он и не мог открыть дверь. Сначала он упорно отказывался дать мне ключ, пытаясь доказать мне, что он вполне трезв и что он без труда может открыть замок. Но это ему, конечно, не удалось и, в конце концов, он дал мне ключ. Я начал с ним беседовать, чтобы расспросить его о внутреннем расположении дома, но он отвечал мне совершенно бессвязно. На его вопрос, занимаю ли я в этом доме квартиру, я ответил утвердительно, только для того, чтобы попасть в дом. "Вы, вероятно, наняли квартиру на пятом этаже?" спросил он. Я подтвердил и это, а он сказал: "В таком случае вы можете сделать мне большое одолжение. Дело в том, что мне очень трудно держаться на ногах, но не думайте, что я пьян, у меня в ногах ревматизм. Проводите меня наверх к моей квартире и позвоните там. Когда моя жена откроет, то скажите ей, что я нездоров и нуждаюсь в заботливом уходе!"
   - Понимаю! - засмеялся Ник Картер. - Он намеревался воспользоваться вами в качестве громоотвода!
   - Лучше скажите - козла отпущения! - тоскливо поправил Данни. - Это будет ближе к истине! Так вот, я согласился на все, так как мне нужно было во что бы то ни стало пробраться в дом, чтобы узнать, где вы находитесь. Я открыл дверь, втащил пьяного за собой и запер.
   - Если бы у вас был фонарь, или если бы было светло, то вы заметили бы в заднем конце коридора еще стрелу, указывавшую через заднюю дверь во двор!
   - Этого я не успел бы сделать, даже если бы у меня и был фонарь, - вздохнул Данни, - самая трудная работа только началась. Надо было тащить пьяного на четвертый этаж. Смею вас уверить, мистер Картер, я до сих пор недоумеваю, как это мы оба не сломали себе шею, потому что этот болван ежеминутно терял равновесие, и мы раз пять скатывались кубарем с лестницы. Но все это только цветочки, ягодки еще впереди. Наконец, я добрался с ним до дверей его квартиры. Когда я позвонил, пьяный вдруг выпустил мою руку и куда-то скрылся в темноте. Дверь открылась и на пороге появились в сильном неглиже две женщины. "Старый, отвратительный пьяница!" - резко крикнула одна из них и дала мне пару таких пощечин, что у меня в глазах темно стало. Прежде чем я успел протестовать против столь странного приветствия, вторая женщина схватила меня за руки и втащила в дверь. В передней было совершенно темно и я не знал, куда деваться. Я отбивался руками и ногами от них. Одна поставила мне синяк, а другая исцарапала лицо. Если бы это были мужчины, то я бы действовал иначе, но на женщин я ведь не мог идти с кулаками. Пока они били меня, я пытался объяснить им, в чем дело. Но они и слушать меня не хотели. Мой голос заглушался их бранью, а орали они так громко, что и выстрела не было бы слышно! Само собой разумеется, на драку обратили внимание соседи и в коридоре послышались голоса. "Это опять у Джинни! - расслышали чей-то голос. - Опять этого пьяницу чистят жена и теща!" "Так ему и надо! - ответил кто-то. - Ведь он каждую ночь является пьяный!" Кто-то принес лампу и одна из женщин пожелала рассмотреть меня поближе. "Что вы делаете, миссис Джинни! - вдруг взвизгнула она. - Ведь, это вовсе не ваш муж!" Ведьмы тогда выпустили меня и вытаращили глаза. Вдруг теща вскрикнула: "Это тот вор, который два месяца тому назад взломал магазин на нижнем этаже! Караул! Грабят!". Я попытался объясниться, но меня никто не слушал и если бы я не стал отбиваться, как буйно помешанный, то, вероятно, остался бы на месте, так эти двенадцать ведьм начали меня тузить! В конце концов, явился полицейский и доставил меня в ближайшее бюро. А мой пьяница так и отделался ничем: у него хватило сообразительности куда-то спрятаться!
   - Бедняга! - участливо сказал Ник Картер. - А что было в бюро?
   - Там со мной обошлись тоже не слишком-то вежливо. Так как вся моя физиономия распухла и лица разобрать было нельзя, то некоторые чиновники стали утверждать, что я, именно и есть тот самый вор, который некоторое время тому назад взломал кассу в магазине в том доме. Меня посадили за решетку и, по всей вероятности, я сидел бы там еще и теперь, если бы случайно дежурный офицер во время ночного обхода не пожелал взглянуть на пойманного вора. Он выслушал мой рассказ. Я ему, конечно, ничего не сказал о том, с какой целью вы вошли в тот дом, а ограничился только заявлением, что вы приказали мне придти за вами туда. Оказалось, что мистер Миллер, - кажется фамилия его Миллер, - знает вас и даже несколько раз ехал с вами в автомобиле Он узнал меня и выпустил. Я посмотрел еще раз, цел ли автомобиль, а потом явился сюда. Должен еще добавить, что эти бабы вывернули мне все карманы; вероятно, они думали, что найдут деньги. Хорошо еще, что они не сняли с меня обручального кольца!
   Ник Картер достал из ящика письменного стола бумажку в сто долларов, дал ее шоферу и сказал:
   - Вот вам на лекарство, Данни! Само собой разумеется, что за изорванный костюм я тоже плачу. Пойдите к моему портному и закажите себе новый за мой счет! Сегодня вы мне больше не нужны. Идите домой и отдохните!
   Данни не хотел брать денег, но Ник Картер заставил его принять их. Поблагодарив сыщика, он ушел.
   "Хорошо, что он остался жив! - подумал Ник Картер. - Но это послужит мне уроком на будущее: не поручать ему таких дел! Однако, развлечение вышло довольно дорогое: двести долларов Линг-Джи, тридцать долларов китайскими сыщикам, еще сто долларов Данни, итого триста тридцать долларов! И при всем этом я занимаюсь этим делом только для своего удовольствия! Однако, надо будет прилечь, я ужасно устал".
   Он перешел в спальную и лег в постель. Спустя несколько минут он заснул и проснулся лишь в три часа дня.
  

Глава IX. Ник Картер-мандарин

   Ник Картер встал с постели и отправился в гардеробную: довольно большую комнату с бесчисленными шкафами!
   В этих шкафах висела масса всевозможнейших костюмов, начиная от простого синего сюртука полисмена до шитого золотом мундира сановника.
   За содержимое некоторых шкафов даже тряпичник не дал бы ничего. В них лежали грязные и рваные лохмотья, но, именно, они-то и имели для Ника Картера большое значение. Он пользовался ими, когда наряжался хулиганом или бродягой.
   В одном из шкафов хранились исключительно китайские костюмы. Когда Ник Картер имел дела в китайском квартале, он любил наряжаться китайцем.
   Он вынул из этого шкафа костюм китайского мандарина, начиная с круглой шапочки с красным париком до сапог с короткими голенищами.
   Прежде чем надеть этот костюм, Ник Картер сел за туалетный стол, открыл один из многочисленных его ящиков и начал гримироваться.
   Спустя короткое время Ника Картера совершенно нельзя было узнать.
   Скулы далеко выступили вперед, глаза имели косую форму, нос приплюснут, губы были тонки и бесцветны, и лицо приняло желтоватый, нездоровый цвет.
   Он надел парик с длинной косой и обмакнул руки в желтоватой жидкости, которую можно было смыть разве только скипидаром или уксусом.
   Затем Ник Картер надел костюм - и мандарин был готов.
   Он, конечно, запасся всеми необходимыми принадлежностями, которые всегда брал с собой, отправляясь на разведку. В рукавах широкой блузы были спрятаны два револьвера, которые попадали к нему в руки сами собою, как только он поднимал руки вверх.
   - В этом наряде анархисты меня ни за что не узнают! - пробормотал Ник Картер, глядя на себя в зеркало. - Прежде всего я отправлюсь в трактир на Гудзон-стрит и взгляну на владельца. А теперь я представлюсь Иде и затем выйду через задние двери!
   Он спустился с лестницы и в коридоре встретил свою двоюродную сестру.
   - Ты просто восхитителен! - воскликнула она, смеясь. - В особенности тебе к лицу длинная коса! Мне очень хотелось бы когда-нибудь пройтись с тобой в таком наряде по Пятой авеню! Не хочешь ли чего поесть, прежде чем уйти?
   - Нет, есть не хочется!
   - А когда ты вернешься?
   - Вот уж этого я не знаю! Быть может, сегодня вечером, но возможно, что только завтра или послезавтра! Заранее трудно сказать, что будет, тем более с такими преступниками!
   Ник Картер вышел из своей квартиры не через парадные двери, а спустился вниз в погреб и открыл там дверь потайного выхода, который шел к дому напротив на соседней улице, тоже принадлежавшему ему.
   На улице никого не было. Это было очень приятно Нику Картеру, так как он все-таки привлек бы на себя внимание прохожих в таком экзотическом костюме, хотя китайцы на улицах Нью-Йорка встречаются очень часто. Ник Картер, пройдя несколько кварталов, взял коляску и поехал до Бовери. Там он сошел и направился на Гудзон-стрит.
   Вскоре он разыскал трактир, о котором накануне говорил один из китайцев-сыщиков.
   В своем богатом наряде Ник Картер мог бы свободно войти в гостиницу "Вальдорф-Астория" или в Дельмонико. Но здесь в восточной части города, к китайцам вообще относились неприятно. Богатый же наряд в этом квартале представлял собой редкое явление, так как здесь проживали только бедные китайцы. Поэтому появление Ника Картера должно было только произвести сенсацию. Именно это сыщику и нужно было.
   Он вошел в трактир в ту минуту, когда стоявший за прилавком буфетчик собирался снять свой фартук, так как на смену ему явился сам владелец.
   Трактирщик уже хотел приветствовать гостя бранным словом, какими на Бовери обыкновенно встречают всех китайцев. Но он заметил, что пришелец - человек несомненно богатый, и потому сдержался.
   - Здравствуйте! - заговорил Ник Картер по-английски с легким акцентом. - Надеюсь, вы ничего не будете иметь против того, если китаец войдет сюда?
   - Пожалуйста, - вежливо ответил трактирщик, - во всяком случае ничего против китайского мандарина.
   Ник Картер заказал стакан легкого вина и остановился у прилавка, разглядывая трактирщика.
   Это был высокого роста широкоплечий мужчина с энергичным лицом и голубыми глазами. За анархиста его никак нельзя было принять. Звали его Текели Янос, судя по вывеске на улице. По-видимому, он был венгр.
   Тем не менее, это был тот самый человек, который должен был поехать в Вашингтон и взорвать стены тюрьмы.
   - Для китайца вы превосходно говорите по-английски! - заметил Текели, наливая вино в граненый стакан. - Обыкновенно ваши соотечественники вместо "р" произносят "л", и получается ужасная тарабарщина!
   - Я прожил много лет в Соединенных Штатах, - ответил Ник Картер, - и получил воспитание отчасти в Европе! Поэтому ничего удивительного нет в том, что я говорю хорошо по-английски! Ведь вы венгр и тоже владеете в совершенстве английским языком, тогда как мадьяры вообще с трудом усваивают иностранные языки. Не выпьете ли со мной за компанию?
   - Почему нет! - согласился трактирщик и налил себе стакан. - Ко мне сюда, кажется, в первый раз заходит китаец! Я, собственно, не понимаю, откуда взялась такая неприязнь к вашим соотечественникам! В большинстве случаев это тихие, скромные люди, которые никому не мешают, и не ссорятся ни с кем. Кроме того, я сам знаю, что они обыкновенно ведут себя прилично и одеваются чисто! Все это такие качества, которыми не могут похвалиться обычные мои гости! Кроме того, китайцы всегда платят за то, что требуют. А то часто бывает, что кто-нибудь зайдет, потребует стакан пива или рюмку виски, и если буфетчик не получит деньги вперед, то такой гость выпивает, а потом спокойно заявляет, что забыл деньги или что-нибудь в этом роде. Обыкновенно дело в каких-нибудь пяти или десяти центах, так что не стоит поднимать скандала. Но в общем собирается сумма и приходится терять большие деньги!
   - Да, каждому коммерсанту приходится терять! - заметил мнимый мандарин.
   - А у вас какого рода дело?
   - У меня много разных предприятий, за которыми приходится постоянно следить!
   - Значит, у вас состоят на службе много китайцев?
   - Не могу сказать этого! - ответил Ник Картер и вспомнил о трех китайцах, которые накануне работали для него.
   С этими словами он допил вино и встал, чтобы уйти.
   - Надеюсь, вы завернете еще когда-нибудь сюда? - спросил трактирщик.
   - Постараюсь! Мне у вас нравится! Вы всегда бываете здесь?
   - Да, обыкновенно с часу дня до часу ночи. Но на будущей неделе меня здесь не будет!
   - Вот как! Да, чуть было не позабыл! - воскликнул Ник Картер. - Не будете ли вы добры дать мне бумагу и чернила? Я вспомнил, что мне надо написать маленькое письмецо!
   - С удовольствием! Войдите в мою контору, там вы найдете все, что вам нужно.
   Трактирщик пододвинул Нику Картеру стул к письменному столу и вышел.
   А Ник Картер написал на имя инспектора Мак-Глусски письмо следующего содержания:
   "Милейший Джордж! Рекомендую тебе взять под свою опеку человека, имя, фамилия и адрес которого указаны в заголовке этого письма. Он очень опасный анархист и состоит участником одной из здешних групп. Вчера вечером я имел возможность незаметно присутствовать на их сходке и узнал, что он выбран своими товарищами для совершения покушения на взрыв в Вашингтоне. Подробности сообщу тебе лично, но советую установить бдительный надзор за этим человеком. Приблизительно через неделю он уезжает в Вашингтон. Выбери опытнейших сыщиков, так как он очень хитер и не должен подозревать, что за ним следят!"
   Подписав это письмо. Ник Картер положил его в конверт, написал адрес, наклеил марку и спрятал в карман. Выйдя в общее помещение. Ник Картер увидел у стойки какого-то человека, шепотом беседовавшего с трактирщиком.
   Ник Картер заказал еще стакан вина и остановился у прилавка. Благодаря своему чуткому слуху он слышал каждое слово беседы, которая велась на венгерском языке.
   - Сегодня утром, - говорил незнакомец, - я видел Соломона, который сказал мне, что он через несколько дней уберет сыщика!
   Ник Картер насторожился. Соломон был, несомненно, тот самый портной, который проживал на авеню Атлантик в Бруклине.
   - Когда же ты едешь в Вашингтон? - спросил незнакомец.
   - В субботу вечером.
   - А кто останется здесь вместо тебя?
   - Кто же, как не жена!
   - А если ты уже не вернешься? Если ты погибнешь во время выполнения задания?
   - С этим я считаюсь, - спокойно ответил трактирщик. - Завещание я составил давно и все свои дела давно устроил. Если я и взлечу на воздух, то так оно и будет! Я этим рисковал, когда вступал в группу, и утешаюсь мыслью, что умру для общего блага!
   Ник Картер поразился тому фанатизму, с которым эти люди брались за дело, рискуя чужими и своими жизнями. Самые опасные взломщики, мошенники и воры не могли сравниться с этими ненормальными людьми, уверенными, что бомбами они перевернут мир.
  

Глава X. Визит к Соломону

   Вслед за этим незнакомец, беседовавший с трактирщиком, ушел. Несомненно, он тоже был анархист.
   Нику Картеру не за чем было больше оставаться. Он допил свое вино, расплатился и ушел, обещав заходить.
   Затем он вернулся по Бовери до ближайшей остановки трамвая и поехал до южной окраины города. Там он сел на паром, переехал через Гудзон и в Бруклине пошел по авеню Атлантик.
   Он вскоре разыскал дом, в котором жил человек, поклявшийся убить его на этих же днях.
   Ник Картер прошел мимо этого дома, вошел в ближайший магазин тканей и купил кусок дорогого, красного шелка.
   После этого он вернулся к дому Берилова, поднялся в первый этаж и позвонил.
   Ему открыла маленькая, полная женщина, по-видимому, еврейка.
   - Да ведь это китаец! - воскликнула она. - Что ему нужно как раз у нас? Что вам угодно? Вы не ошиблись случайно дверью?
   - Здесь живет портной Соломон Берилов? - спросил Ник Картер. - Мне рекомендовали его и я хочу заказать себе костюм!
   Еврейка опытным глазом оценила стоимость костюма Ника Картера и прекрасно поняла, что этот китаец не обыкновенный смертный, а во всяком случае занимает высокое положение в обществе.
   - Войдите, пожалуйста, Соломон дома! - сказала она и пошла вперед в мастерскую, где сидел какой-то мужчина и шил.
   Портной в изумлении взглянул на китайца.
   - Иди сюда, Соломон! - крикнула ему жена. - Он хочет заказать себе хороший костюм!"
   Соломон пробормотал что-то непонятное и вышел к заказчику.
   Ник Картер внимательно осмотрел его.
   Это был человек слабый на вид, худощавый, со впалыми щеками. Но он вовсе не был невзрачен, глаза же его сверкали мрачным и зловещим огнем. По-видимому, это был человек с железным характером, такой же фанатик, как и все его единомышленники.
   Ник Картер невольно улыбнулся при мысли: как бы поразился Соломон, если бы знал, что к нему явился тот самый человек, которого он собирается убить.
   Соломон пытливо взглянул на мандарина. Он был очень недоверчив и уже одно то обстоятельство, что к нему в мастерскую пришел богатый китаец, показалось ему подозрительным.
   - Какой же вам нужен костюм? - спросил он. - Наверное такой, какой вы носите теперь?
   - Именно, точно такой!- спокойно ответил Ник Картер. - Покрой, по моему мнению, очень прост. Мне рекомендовали вас, как хорошего портного и для вас не должно составить труда сшить такой пиджак. Материю я принес с собой.
   Он развернул сверток и положил шелк на стол. Жена портного Сарра увидела, что в куске не менее шести метров шелка, тогда как на пиджак нужно было не больше двух с половиной. Вот почему она решила уговорить своего мужа сшить пиджак китайцу, в надежде на то, что ей перепадет на блузку.
   - Что же Соломон, - сказала она, - неужели ты боишься взять такую простую работу, когда ты уже шил для очень важных господ?
   - Хорошо, Сарра! - успокоил портной свою лучшую половину. - Я возьмусь за работу! А когда вам нужен этот пиджак? Если он вам нужен сейчас, то я его не могу сделать, потому что на этой неделе у меня много работы. Если хотите подождать две недели, то я приму заказ.
   - Хорошо, я согласен, - ответил Ник Картер, - раньше чем через две недели он мне все равно не нужен. А сколько вы возьмете за работу?
   - Сколько я возьму? - переспросил портной. - Такой богатый человек, как вы и, к тому же китаец, можете заплатить двадцать долларов!
   - Это слишком дорого! - возразил Ник Картер. - За двадцать долларов мне сошьют целый костюм, а не только пиджак с широкими рукавами!
   - Ну, скажем восемнадцать долларов! - уступил портной. - Но уверяю вас, себе дороже обойдется! Подклад

Другие авторы
  • Уткин Алексей Васильевич
  • Шатров Николай Михайлович
  • Горбачевский Иван Иванович
  • Крылов Иван Андреевич
  • Бутягина Варвара Александровна
  • Федоров Александр Митрофанович
  • Попугаев Василий Васильевич
  • Кокорев Иван Тимофеевич
  • Верлен Поль
  • Кайсаров Петр Сергеевич
  • Другие произведения
  • Розанов Василий Васильевич - Гугеноты-"освободители"
  • Мякотин Венедикт Александрович - Протопоп Аввакум. Его жизнь и деятельность
  • Вольнов Иван Егорович - Мих. Минокин. Иван Вольнов и его главная книга
  • Козлов Иван Иванович - Благой Д. Козлов
  • Воскресенский Григорий Александрович - Академик A. Ф. Бычков, почетный член Московской Духовной Академии
  • Иванов Вячеслав Иванович - Экскурс Ii. Эстетика и исповедание
  • Рылеев Кондратий Федорович - К. Ф. Рылеев: биографическая справка
  • Голиков Владимир Георгиевич - Поэзо-исповедь
  • Апухтин Алексей Николаевич - Юмористические произведения
  • Белый Андрей - Д. П. Святополк-Мирский. Андрей Белый
  • Категория: Книги | Добавил: Armush (28.11.2012)
    Просмотров: 128 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа