Главная » Книги

Картер Ник - Дом призраков

Картер Ник - Дом призраков


1 2 3


Ник Картер

Дом призраков

 []

(Ник Картер - американский Шерлок Холмс - Выпуск No 63)

Издательство "Развлечение", Петербург

   Cоздание файла nbl, май2012 г.
  
   - Я нахожусь теперь точно в таком же положении, как иногда мой друг Мак-Глусски, - сказал Ник Картер полудосадливым, полушутливым тоном. - Когда тот теряется и не знает, как быть, он просто заявляет, что ничего не в силах сделать и посылает за мной. Серьезно говоря, я дал бы очень много за выход из этого дурацкого положения.
   Знаменитый сыщик Ник Картер вместе со своим другом Марком Галланом, влиятельным сенатором Западных Штатов, сидел в квартире последнего за хорошей сигарой и бутылкой старого вина.
   Галлан положил сигару, налил своему собеседнику новую рюмку, пытливо взглянул на него и сказал:
   - Неужели вы отчаиваетесь? Неужели этот косоглазый японец, барон Мутушими, будет кичиться тем, что он первый заставил Ника Картера отказаться от борьбы?
   - Ничего подобного! - решительно произнес Ник Картер, - но для того, чтобы вести борьбу, надо иметь противника, а его-то и нет в деле Мутушими! Ведь он выскальзывает из рук, как змея, этот руководитель шайки японских шпионов, стремящийся разузнать все наши дипломатические и военные тайны и открыть все планы и намерения нашего правительства. Это воплощение коварства и бессовестности азиатов, вошедшее в поговорку, - они не побрезгуют никакими средствами, чтобы добиться своей цели.
   Ник Картер встал и в волнении прошелся несколько раз по комнате.
   Вдруг он остановился перед Марком Галланом и снова заговорил:
   - Знаете, сенатор, никто еще не издевался надо мною так, как этот Мутушими! Ведь он поднял меня на смех. Я уже был уверен в победе, так как японец был у меня в руках. Но когда я вместе с моим пленником явился к президенту, чтобы тот лично допросил его, он вдруг исчезает среди бела дня в Белом Доме. Пленник, с которым я ожидал в приемной, как сквозь землю проваливается, а вместо него рядом со мной стоит прелестная женщина - японка в изящном туалете. Она смотрит на меня с той же задорной улыбкой, как и сам барон, но в остальном у нее с ним, конечно, ничего нет общего. Согласитесь сами, сенатор, от этого можно с ума сойти. Мы живем в двадцатом столетии, мы считаем себя людьми просвещенными, а тут не угодно ли, происходят таинственные явления, которых никто понять не может.
   - Не волнуйтесь так, Картер, - утешал его Марк Галлан, - я согласен, что дело это весьма загадочно и странно, но в конце концов оно разъяснится. Быть может, этот барон Мутушими и наша "таинственная дама", как мы называем эту красавицу, состоящую под особым покровительством японского посланника, - одно и то же лицо?
   - Нет, этого я не допускаю! Да оно и немыслимо!
   Ник Картер со вздохом сел и закурил сигару.
   - Я вам уже говорил, сенатор, - продолжал он, несколько успокоившись, - что японец стоял рядом со мной, и я его на всякий случай держал даже за руку. И, тем не менее, невероятное событие произошло - Мутушими исчез, а на его месте очутилась графиня.
   Марк Галлан после некоторого раздумья ответил:
   - Если бы я не знал, Картер, что вы человек серьезный и если бы я не слышал собственными ушами от служащих в Белом Доме, начиная с курьера у подъезда до дежурного чиновника, что вчера днем вы явились вместе с хорошо известным бароном Мутушими, предъявили собственноручно президентом подписанный пропуск, требуя приема - знаете, я принял бы вас за шутника, который хочет потешиться над нами. На самом деле, это просто невероятно! В Белом Доме, где охраняется каждый угол, где без ведома служащих не может проскользнуть даже кошка, не то что человек, - исчезает мужчина и на его месте появляется хорошо известная в Вашингтоне женщина, смеющаяся над вашим растерянным видом!
   - Мало того, - заметил Ник Картер, - потом оказывается, что решительно никто не видел, когда вошла графиня в Белый Дом!
   - Это служит доказательством того, что именно Мутушими и превратился в графиню, - с улыбкой произнес сенатор, - надо отдать ему справедливость, этому японцу - увертливый и ловкий малый. Хотелось бы только знать, как он умудрился все это сделать и так быстро переодеться.
   - В этом отношении я не меньше вашего любопытен, - отозвался Ник Картер, - но вы подумайте только, в каком я очутился положении! Открывается дверь, на пороге появляется сам президент со своей характерной улыбкой и вопросительно смотрит на меня. Я кланяюсь и заявляю, что привел барона Мутушими, главного начальника шпионов. Но тут меня прерывает серебристый смех. Я оглядываюсь - и вижу перед собой графиню - как ее звать-то?
   - В переводе на наш язык ее имя значит "Белый цветок вишни", - ответил сенатор, - но так как это звучит у нас несколько странно, то ее зовут официально графиней Черри.
   - Так вот: я вижу графиню Черри, а президент в изумлении меня спрашивает, для чего я ее привел к нему? Я на минуту точно окаменел, но потом спохватился, выбежал в коридор и навел справки у чиновников, курьеров и швейцара и все безуспешно. Все видели, как вошел барон Мутушими вместе со мной, но никто не видел его после этого. Когда я еще разговаривал со швейцаром у подъезда, графиня величественно прошла мимо меня ехидно улыбаясь. Она садится в экипаж и уезжает, а о бароне Мутушими - ни слуху, ни духу.
   - Но каким же образом графиня Черри объясняет свое внезапное появление в Белом Доме? - спросил сенатор с большим любопытством следивший за рассказом Ника Картера.
   - Да никак не объясняет, - ответил сыщик, - сами понимаете, сенатор, что я принял все зависящие от меня меры, чтобы выяснить это загадочное происшествие. Я немедленно поехал в японское посольство, где меня приняла сама графиня Черри. Все с той же насмешливой улыбкой, она заявила мне, что совершенно не понимает меня и что она вовсе не была в Белом Доме. Я ей, разумеется, не поверил, но вся прислуга в доме посла единогласно подтвердила мне, что графиня в течение целого дня и не думала выходить из дома. Тут сам черт ногу сломит!
   - Ничего не понимаю! - заметил Марк Галлан, - но быть может вы сделались жертвой галлюцинации?
   - Этого быть не может! Я не верю, чтобы кто-нибудь был способен загипнотизировать меня, но если даже допустить эту возможность, то ведь масса других лиц видела, как я вошел в Белый Дом вместе с бароном Мутушими. Это исключает всякую мысль о галлюцинации.
   - Как бы там ни было, со временем выяснится и эта загадка, - сказал Марк Галлан, - ведь вы выяснили уже не одну загадку в этом деле. Президент вызвал вас в Вашингтон, чтобы поручить вам расследование таинственного дела. За президентом, мною и другими лицами, причастными к верховному управлению, постоянно следили невидимые шпионы. Содержание важной беседы президента со мной, имевшей место в его частном кабинете, сделалось достоянием гласности, хотя мы дали друг другу честное слово не разглашать его. Этот факт должен был вселить в нас обоюдное недоверие, и в наших взаимных отношениях наступило заметное охлаждение. Но дело не ограничилось этим: одно разоблачение следовало за другим, и президент, также как и я, совершенно независимо один от другого, решили обратиться за вашей помощью.
   - И этим только испортили дело, - с горечью заметил сыщик.
   - Что вы, Картер! - изумился Марк Галлан, - что за чепуху вы говорите! Ведь в начале все шло прекрасно, почему не допустить возможности успеха и в будущем? Ведь одному только вам мы обязаны тем, что знаем, что барон Мутушими состоит руководителем шайки шпионов, что по его поручению действуют люди, знающие язык глухонемых, что на их обязанности лежит узнавать содержание бесед между влиятельными чиновниками и другими лицами, что они делают это на расстоянии, на котором подслушать нет никакой возможности, что они записывают содержание этих бесед! Беседа в частном кабинете президента была записана в доме, отстоявшем от комнаты президента на расстоянии не менее двух миль, а устроено это было при помощи подзорных труб через высокие сводчатые окна в кабинете президента.
   - Все это очень мило, - прервал Ник Картер сенатора, - я, для того, чтобы поймать шпионов, нарядился сенатором Галланом и сыграл эту роль довольно сносно.
   - Вы говорите: сносно! - воскликнул сенатор, - не сносно, а безукоризненно! Даже коварный Мутушими попался на удочку и увез не меня, как он того хотел, а вас в ту усадьбу, которая находится уже в пределах штата Колумбия! Там вам - собственно говоря, не вам, а мне - пригрозили смертью, если вы не согласитесь за крупную сумму посвятить свои услуги Японии и не выдадите сынам страны восходящего солнца все тайны нашего отечества. Но вы не поддались этой угрозе, а взяли в плен барона, привезли его в Вашингтон, а уж там он, к вашему изумлению, превратился в графиню Черри! Вы не сердитесь Картер, - что я смеюсь, но согласитесь сами, вся эта история прямо-таки вызывает смех!
   - Смейтесь, сколько хотите, сенатор! - ответил сыщик и тоже захохотал.
   Затем он встал и потянулся, взглянул на стенные часы и сказал:
   - Сейчас одиннадцать часов. Если я потороплюсь, то вскоре после полуночи буду на даче Мутушими.
   - Что вы там будете делать ночью? - изумился Марк Галлан, - мне кажется, что придраться к барону вы не можете. Насколько дело касается шпионов, то президент просил вас не поднимать истории, так как хочет избежать дипломатических осложнений и стремится только к тому, чтобы уличить шпионов и убрать их тайком с дороги. А что касается похищения сенатора Марка Галлана и угрозы убить его, наказуемой по закону, то вы тем более ничего не можете сделать, так как Мутушими, конечно, будет отказываться от всего, а свидетелей у вас нет ни одного. Ваше собственное показание не может играть роли, так как вы являетесь заинтересованным лицом.
   - Все это я прекрасно знаю, - согласился Ник Картер, - но на вилле барона сходятся все нити шпионажа, там же находится главная квартира Мутушими, что видно хотя бы из многочисленного состава прислуги, которая постоянно там находится.
   - По одному этому вам следовало бы избегать этого дома, - произнес Марк Галлан, - в лице японца вы нажили себе смертельного врага и, со свойственным его нации коварством, он нисколько не постесняется убрать вас со своей дороги. Мы по опыту знаем, что японец опасен, а мы имеем дело не только с ним одним, но и с целой ватагой противников, которые по мановению руки барона готовы совершить любое преступление.
   - Это не может служить препятствием для меня! - гордо заявил Ник Картер, - я боролся с преступниками, нисколько не уступавшими отвагой и коварством этому косоглазому негодяю. Все они пытались убить меня, тем не менее я жив и здоров, а враги мои давно покоятся в земле. Затем, не забывайте сенатор, что в данном случае на мне лежит священная обязанность победить Мутушими! В настоящее время опасность еще не так велика, так как он вряд ли ожидает моего посещения. Он мнит себя в безопасности в своем логовище и потому-то надо действовать без промедления. Еще до рассвета барон Мутушими должен быть в моей власти, а раз он будет в моих руках, то уж во второй раз ему не удастся одурачить меня!
   Сенатор одобрительно кивнул головой и сказал:
   - Значит, вы сегодня ночью хитростью хотите проникнуть в дом японца?
   - Конечно, хитростью! Силой вряд ли удастся что-нибудь сделать, - ответил Ник Картер, - я убежден, что найду там документы, которые раскроют всю их организацию. Но это меня интересует меньше, чем поимка самого барона. При всей своей хитрости, Мутушими все-таки трус, и если он будет видеть, что для него уже нет спасения, он сознается во всем.
   После некоторого молчания Марк Галлан встал, положил сыщику руку на плечо и сказал:
   - Знаете что, Картер? У меня возникло желание принять участие в вашем ночном похождении.
   Ник Картер покачал головой.
   - Об этом и говорить нечего, - возразил он, - опасность слишком велика.
   - Если вас беспокоит только это, то можете спокойно взять меня с собой! - сказал сенатор, - знаете, у нас на западе нельзя быть трусом, а надо обладать изрядной отвагой, чтобы добиться чего-нибудь! Итак, Картер, можно мне присоединиться к вам?
   Ник Картер подумал немного, а потом протянул сенатору руку и сказал:
   - Пусть будет по вашему, сенатор! Но только в том случае, если вы позволите мне еще раз загримироваться под вас.
   - А что будет со мной?
   - С вами? Ничего! Вы останетесь таким, каким вы есть на самом деле, а я изображу двойника сенатора Марка Галлана. Благодаря этому наши противники не будут знать, кто из нас настоящий сенатор, а так как Мутушими вряд ли посмеет наложить руку на сенатора Соединенных Штатов, то ваше общество будет для меня равносильно страхованию жизни.
   - Согласен! - воскликнул Марк Галлан, - я с нетерпением ожидаю возможности пережить вместе с вами одно из тех приключений, которые сделали Ника Картера знаменитым, и кроме того, я охотно готов содействовать поимке этого косоглазого негодяя! Итак в поход!

* * *

   Спустя полчаса почтенный сенатор Марк Галлан, которого в Вашингтоне знал чуть ли не каждый ребенок, стоял в комнате в двух совершенно одинаковых "изданиях", как он сам выразился.
   Автомобиль сенатора был подан к заднему крыльцу дома.
   Столь похожие друг на друга приятели сели в автомобиль. Ник Картер взялся за руль и автомобиль с головокружительной быстротой помчался по пустынным улицам в направлении к мосту через реку Потомак.
   Река эта составляет естественную границу автономного штата Колумбии. На правом берегу ее расположен штат Вирджиния, тоже вполне автономный.
   Спустя час вдали показалась вилла Мутушими.
   Она была расположена среди обширного парка, окруженного высокой кирпичной стеной.
   На расстоянии нескольких сот шагов от чугунных главных ворот Ник Картер свернул в густой кустарник, тянувшийся вдоль стены, так что со стороны улицы нельзя было заметить их.
   Затем приятели, скрываясь в тени кустов, начали подкрадываться к воротам.
   Ворота почему-то были открыты настежь.
   Ник Картер с Марком Галланом медленно отправились вперед по окаймленной кленом широкой аллее, которая вела прямо к вилле.
   Нигде они никого не встретили.
   Повсюду царила тишина и спокойствие. Ничто не шевелилось на широко раскинутых газонах и клумбах, в бассейне фонтана перед домом сверкали лучи луны.
   Ни в одном окне виллы и служб не было света. Казалось, что дом совершенно необитаем.
   Подойдя ближе, приятели увидели, что все двери надворных построек были открыты и все помещения пустовали. В конюшнях не было лошадей, в сараях - карет.
   Все казалось вымерло.
   Все что можно было снять со стен было взято, и получалось такое впечатление, что обитатели построек, сломя голову уехали куда-то, захватив с собой все, что можно было захватить.
   - Птичка улетела, - шепнул сенатор Нику Картеру, когда они окончили обход.
   - На то похоже, - отозвался сыщик, но только я не доверяю всему этому. Я совершенно не верно определил характер Мутушими, если он на самом деле способен так внезапно бежать из своей штаб-квартиры, тем более, что он должен был затратить огромные деньги, чтобы устроить свое логовище вполне пригодным для темных дел.
   - Но почему-же тогда все кругом пустует? - спросил Марк Галлан.
   - Надо сначала осмотреть виллу, - ответил Ник Картер, пожимая плечами, - мне кажется, что тут дело нечисто. Вилла находится в пределах штата Вирджиния и если мы, поймав барона, пожелаем доставить его в Вашингтон, то нам придется предварительно обратиться к содействию местных властей, а это отнимет у нас массу времени. А если так, то барон мог бы внести крупный залог и совершенно спокойно улетучиться. Для чего ему нужно было так торопиться? Это очень подозрительно!
   - Подождать мне здесь? - спросил Марк Галлан, когда они очутились в тени навеса подъезда виллы.
   - Нет, войдемте вместе! - шепнул Ник Картер.
   Он осторожно нажал огромную дверную ручку, имевшую вид дракона.
   К крайнему изумлению своему, он убедился, что и эта дверь не заперта.
   Знаком руки он дал понять своему спутнику, чтобы тот отошел на несколько шагов. Сам он нагнулся и начал отворять дверь, ожидая, что вот-вот прогремит выстрел.
   Но ничто не шевелилось, все было тихо. Даже электрический тревожный звонок не действовал.
   Прежде чем войти в вестибюль, Ник Картер вынул свой электрический фонарь и ярко осветил все помещение.
   Кругом было пусто.
   Там, где раньше стояли в кустах олеандров белые мраморные статуи, где драгоценные ковры ниспадали с потолка - там теперь виднелись одни только голые стены. Даже циновки с пола и люстры с потолка были сняты.
   Казалось, не могло быть сомнения в том, что Мутушими скрылся.
   - Как вам это нравится? - шепотом спросил сенатор, вошедший вслед за сыщиком в вестибюль.
   Ник Картер только пожал плечами.
   - Этот Мутушими настоящий колдун, - продолжал Марк Галлан, - обыкновенным смертным потребовалось бы гораздо больше времени для того, чтобы вывезти отсюда всю обстановку
   - Все это похоже на театр, где одна декорация сменяется другой, - отозвался Ник Картер.
   Медленно обошел он весь вестибюль, освещая фонариком каждый уголок.
   - Еще только два дня тому назад обстановка казалось была устроена на веки вечные, - пробормотал Ник Картер, - а теперь все точно испарилось. Мутушими мог уйти отсюда не позже, как часов двадцать тому назад. Не понимаю, каким способом он мог за этот короткий промежуток времени вывезти все.
   - Он, по-видимому, любит устраивать сюрпризы, - с улыбкой заметил Марк Галлан.
   - Это что такое? - вдруг спросил он, насторожившись.
   Ник Картер ничего не ответил.
   Подобно сенатору, он остановился и прислушивался.
   Он услышал слабый лязг, как бы от цепей, наматываемых на блок.
   Приятели стояли у начала широкой, красивой лестницы, разветвлявшейся несколько выше на две стороны.
   Марк Галлан наступил на нижнюю ступеньку этой лестницы, но в тот же момент раздался громоподобный удар.
   Сенатору показалось, что через его тело прошел огненный ток.
   У него еще успела мелькнут мысль:
   "Ступень заряжена электричеством", - потом он упал и лишился чувств.
   Ника Картера электрический удар не поразил, так как он еще не успел прикоснуться к ступени.
   Он моментально обернулся, но при виде представившегося ему зрелища, остолбенел.
   Там, где еще недавно была открыта дверь подъезда, стояла массивная стальная стена и все стены оказались тоже закрытыми стальными шторами. Ход на лестницу тоже оказался закрыт, оставалась только одна маленькая щель.
   Прежде чем Ник Картер успел пошевельнуться, какая-то невидимая сила выбила у него из рук фонарь и револьвер. Ему показалось, что из одной из стен выскочила пружина, которая и исполнила все это.
   Фонарь лежал на полу, но не погас.
   Ник Картер моментально нагнулся, чтобы поднять его, но в тот момент, когда он протянул руку, кто-то нанес ему в спину такой страшный удар, что он упал на колени. Вместе с тем из-под пола вынырнул исполинский огненный, сияющий красным светом, кулак, схватил фонарь и исчез.
   - Что же это такое? - простонал Марк Галлан, пришедший уже в себя.
   - Чепуха! - презрительно ответил Ник Картер, - я ведь вам говорил, что это просто театр какой-то!
   - Меня поразил страшный электрический удар, - продолжал сенатор, - он оглушил меня на несколько секунд. Но где же вы находитесь, Картер! Здесь темно, как в подземелье!
   - Я здесь, здесь! - отозвался Ник Картер, - погодите немного, сейчас увидим, в чем дело. У меня есть восковые спички и я...
   Он умолк на полуслове.
   Спичка, которую он зажег, вдруг потухла от дуновения ветра, подувшего неизвестно откуда. Он зажег еще две, три спички, но все с тем же успехом.
   Вместе с тем, как бы из-за стен, послышалось насмешливое хихиканье.
   - Да, мы ошиблись, - проворчал сенатор, - этот Мутушими, оказывается находится у себя дома.
   - Возможно, - спокойно ответил Ник Картер, - вероятно, он приветствует нас японскими церемониями.
   Несмотря на серьезность положения, Мак Галлан расхохотался.
   - Но что же мы теперь будем делать? - спросил он, - ведь ветер упорно задувает ваши спички.
   Ник Картер не успел ответить своему спутнику, так как вдруг откуда-то раздался резкий, высокий голос барона Мутушими, хорошо знакомый сыщику:
   - Приветствую сенатора Марка Галлана и двойника его, Ника Картера!
   - Вот и объявился невидимый хозяин дома, - заметил Марк Галлан, нисколько не смущаясь опасным положением, в котором он в данную минуту находился.
   - Погодите! Послушаем лучше, что нам скажет японец, - шепнул Ник Картер так тихо, что, по его мнению, его мог слышать только сенатор.
   - Японец приветствует своих гостей, - насмешливо крикнул Мутушими.
   Слова его раздавались так отчетливо и ясно, что казалось, не могли исходить из-за железных стен; тем не менее японец все-таки должен был находиться за этими стенами; спички хотя тотчас же гасли, но в момент зажигания можно было видеть, что в вестибюле никого не было.
   - Я ожидал вашего визита, - продолжал Мутушими, - и приготовился к нему. Будьте уверены, господа, что я сумею оценить по достоинству оказанную мне честь, так как теперь я могу возобновить переговоры, прерванные на днях столь неприятным образом.
   - Что вы этим хотите сказать? - спросил сенатор.
   - Только то, что теперь я имею дело с настоящим сенатором Марком Галланом, а раньше должен был удовольствоваться его двойником!
   - Судя по вашему тону, - насмешливо заметил Ник Картер, - вы очень уверены в себе. Почем вы знаете, что здесь не находятся два двойника сенатора?
   - Вы меня не проведете, Ник Картер! Вы очень искусно загримированы, но меня вы этим не обманете! Я успел подслушать вас немного, а так как вы тогда не считали нужным говорить голосом сенатора, то я теперь отлично знаю, который из вас Марк Галлан, а который - двойник его. Но не в этом дело! Для меня важно то, что вы оба в моей власти и вам остается либо слепо повиноваться моим приказаниям, либо - умереть.
   - Не изощряйтесь в красноречии по-напрасну, - прервал его сыщик, искусно подделываясь под голос сенатора, - предположим, что я на самом деле сенатор Марк Галлан.
   - Вы не сенатор, а сыщик Ник Картер.
   - Эдакий мерзавец, - возмутился сенатор, - послушайте, барон, что я вам скажу. Вы жестоко ошибаетесь, если воображаете, что можете укокошить сенатора Марка Галлана так же спокойно, как кого-нибудь из ваших косоглазых сообщников! Меня хватятся в Вашингтоне и будут искать, пока не найдут и меня, и вас. Не забывайте этого, барон!
   Ник Картер толкнул сенатора в бок, чтобы таким образом предостеречь его от излишней откровенности.
   - Бросьте, Картер, - продолжал Марк Галлан, - с такими подлецами, как этот Мутушими, надо говорить определенно, иначе они не поймут, в чем дело. Пусть этот негодяй знает, что я Марк Галлан. Тогда он либо выпустит меня моментально, либо...
   - Не выпустить! - докончил японец и расхохотался, - я вас не звал к себе, но раз вы уже находитесь здесь, то никакими силами вам не уйти отсюда. Мы, японцы, презираем ваши угрозы, ибо вы бессильны против нас! На земле есть только один просвещенный, умный народ, от которого зависит проведение в жизнь идеалов цивилизации - это японцы! Но оставим это. Вы, сенатор, и вы, Ник Картер, оба находитесь в моей власти. Вы беспомощны, как будто вы прикованы цепями к стене и вы можете уйти из вашей тюрьмы, либо подчинившись мне, либо - умереть! Ясно, не правда ли? Вам, Ник Картер, по опыту должно быть известно, что я держу свои обещания. Поэтому повторяю: вы оба умрете мучительной смертью, если не предпочтете вступить в союз со мной!
   - Этого никогда не будет! - решительно заявил сенатор.
   - Не высказывайте поспешных суждений, мой друг, а обдумайте ваше положение, прежде чем принять то или иное решение. А пока вам придется побыть здесь, в моем доме. Теперь выслушайте мои условия.
   - Не стоит тратить слов, - заметил сенатор, - это ни к чему не приведет.
   - Тем не менее вы будете любезны меня выслушать, - насмешливо возразил Мутушими, - что касается вас, сенатор, то ваш друг Ник Картер, по всей вероятности, уже сообщил вам, что мы требуем от вас. Вы должны воспользоваться вашим влиянием на правительство и народное представительство в том смысле, чтобы нам были уступлены некоторые острова. Далее Япония всегда должна быть осведомлена о надвигающейся опасности войны, чтобы могла заблаговременно принять необходимые меры противодействия. Последнее относится к вам, Ник Картер!
   - Это все, что вам нужно? - насмешливо спросил Ник Картер.
   - Это все! Мне остается только еще добавить, что как только вы обязуетесь вашей подписью подчиняться моим приказаниям, вы получите по полмиллиона долларов каждый, причем каждый из вас будет получать такую же сумму годового жалованья.
   - Соблазнительно, - рассмеялся сенатор.
   - Очень рад, что вы признаете это! - продолжал Мутушими, - из размера суммы вы видите, как высоко Япония ценит ваши услуги. Если же нам не удастся привлечь вас на нашу сторону, то мы вынуждены будем убить вас, ибо вы знаете слишком много, чтобы оставаться на свободе! Вот и решайте! У меня есть довольно много средств, чтобы заставить вас преклониться предо мной.
   - Пустите их в ход, - спокойно ответил Ник Картер, - пытайте нас, делайте с нами, что хотите, убейте нас - изменниками мы не будем!
   - Само собой разумеется, - подтвердил Мак Галлан, - и если вы, барон не трус, то покажитесь мне хоть на пять минут. Я вам тогда покажу, с кем вы имеете дело.
   - Я вижу, господа, что разумными доводами я пока не могу воздействовать на вас. Вы для этого еще слишком сыты, - насмешливо воскликнул Мутушими, - итак до свиданья, до завтра ночью! Тогда я предложу вам тот же вопрос и буду повторять его до тех пор, пока вы не дадите удовлетворительный ответ. Ваше упорство будет сломлено и вы убедитесь, что не можете бороться с человеком, которому подвластны силы неба и ада. Вы тогда будете молить о пощаде. Поэтому советую вам, не медлить слишком долго. Я могу потерять терпение и покончить с вами раньше, чем предполагал.

* * *

   Во время беседы с японцем Ник Картер все снова и снова зажигал спички. Но как он ни поворачивался, как ни становился, они гасли моментально, хотя он никак не мог установить, откуда дул на них ветер.
   Мимолетного света зажигаемых спичек все-таки было достаточно для сыщика, чтобы установить, где находится выходная дверь. Он задался целью пропилить своей специальной отмычкой стальную стену и таким образом освободиться.
   Но едва только он протянул руку, чтобы нащупать стену, как почувствовал сильный удар электрического тока. Вместе с тем пол начал раскачиваться, Ник Картер потерял равновесие и упал.
   Он услышал падение тяжелого тела и понял, что сенатора постигла та же участь, как и его самого.
   Ник Картер счел за лучшее пока не шевелиться.
   Прошли минуты три и вдруг качание пола прекратилось столь же внезапно, как и началось. В вестибюле раздался пронзительный хохот, потом все затихло.
   Ник Картер подождал еще немного, а потом встал на ноги и крикнул:
   - Сенатор!
   Ответа не было.
   - Сенатор! - повторил сыщик немного громче, - вы еще здесь?
   Теперь послышался тихий стон.
   - Вы не ранены? - спросил сыщик.
   - Я не ранен, но я скорее мертв, чем жив, - ответил Марк Галлан. - Знаете, Картер, я много глупостей сделал на своем веку, но самую крупную сделал сегодня, когда присоединился к вам. Ведь, этот негодяй только того и ждал, чтобы мы попали в его западню.
   - Я ужасно сожалею, что взял вас с собой, - шепнул сыщик.
   - Глупости! - сердито буркнул Марк Галлан, - я отправился с вами по собственному желанию, а если бы я и не пошел с вами, то этот коварный японец так или иначе ухитрился бы схватить меня. Против такого негодяя, как Мутушими, нет никакой защиты! Я готов поверить, что он состоит в союзе с дьяволом!
   - Лучше верьте, что он состоит в союзе с хорошим электротехником, который знает всякие сценические эффекты - возразил Ник Картер, - мы стоим на двойном полу, который приводится в движение электрической силой, а в заряженных электричеством стальных стенах тоже нет ничего удивительного. Я ничуть не удивлюсь, если эти стены по приказанию барона засветятся. Я уже пережил когда-то нечто подобное. Ведь, я вам рассказывал в свое время о моей борьбе с Дацаром?
   - Помню, помню! Это то странное, двойственное существо, столь похожее на вашу покойную невесту, о котором вы до сих пор не знаете, был ли это мужчина или женщина?
   - Да, существо это именовало себя Дацаром, заклятым врагом добра и всего хорошего на свете. Дацар происходил из Тибета, но долго жил в Японии. Судя по методу барона Мутушими, я заключаю, что он способный ученик Дацара.
   - Но, что же мы теперь будем делать? - спросил Марк Галлан, - попали мы с вами, как кур во щи. У меня душа болит при одной мысли о том, что мы очутились во власти такого негодяя и должны переносить всякие пытки, не имея возможности оказать сопротивление.
   - Будет и на нашей улице праздник! - шепнул сыщик, - но лучше будет, если мы не будем тратить время на бесполезную болтовню. Наш мучитель, кажется, ушел и мне, быть может, теперь удастся выполнить мое намерение.
   С этими словами он снова направился к тому месту, где должен был находиться выход, избегая при этом прикасаться к стенам, чтобы не получить второго удара электрического тока.
   Но не успел он сделать и пяти шагов, как вдруг вскрикнул от изумления.
   Из-под его ног вдруг выскочили половицы, как будто их вытянул кто-то за другой конец, Ник Картер потерял равновесие и упал. Прежде чем он успел вскочить, началось опять качание пола и Ник Картер ощутил сильный толчок, вследствие которого он откатился в сторону.
   - Что такое опять произошло? - в удивлении спросил сенатор, - мне послышалось, будто вы себе все ребра переломали.
   - Это все пустяки, - отозвался Ник Картер, не поднимаясь, однако на ноги, - маленькая шутка нашего общего друга Мутушими.
   Вдруг Марк Галлан тоже упал, так как и под ним заходил пол.
   Сыщик и сенатор пролежали минут десять не шевелясь, а потом попробовали встать.
   Тотчас же пол вблизи выхода снова пришел в волнообразное движение, приближавшееся к обоим приятелям с такой быстротой, что они должны были отскочить как можно дальше назад, чтобы не потерять равновесие.
   Незаметно для них раздвинулась одна из стальных стен настолько, что образовался узкий проход.
   К удивлению сыщика и сенатора, они отступая и стараясь уйти от волнообразного движения пола, очутились в изящно обставленной комнате.
   Вслед за ними закрылся проход, через который они вошли, сами того не замечая. В следующей стене находилась другая дверь, которая вела во вторую, такую же комнату.
   Они увидели, что находятся в двух смежных спальнях, обставленных со всевозможными удобствами.
   Вместо оконных рам в стене были вставлены такие же железные ставни, как и в вестибюле. Выходная дверь была закрыта точно таким же образом.
   - Весело, нечего сказать, - проворчал сенатор, с любопытством оглядываясь по сторонам. - Повторяю, Картер, мы попали в очень неприятную историю. Надо отдать справедливость этому японцу, он изобретателен и коварен, как никто!
   - Какую уйму денег он должен был затратить на оборудование своей штаб-квартиры, - заметил Ник Картер. - Впрочем, к чему все эти рассуждения? Надо действовать и как можно скорее обезвредить этого барона.
   Сенатор расхохотался.
   - Это напоминает мне угрозы мыши, сидящей в мышеловке, свернуть шею коту, когда она очутится на свободе, - насмешливо проговорил он.
   - Быть может, оно и так, - спокойно возразил Ник Картер, - но я уже так часто находился в подобных ситуациях, что нынешнее положение меня нисколько не смущает. Если бы не вы, сенатор...
   - Обо мне не беспокойтесь, - прервал его Марк Галлан, - напротив, меня эта история даже занимает, тем более, что я, по всей вероятности, первый сенатор, который попадает в такое неприятное положение. А так как моим спутником являетесь вы, то я нисколько не сомневаюсь, что мы выйдем отсюда живы и здоровы.
   Ник Картер только злобно усмехнулся.
   Он успел уже удостовериться, путем осторожного обследования, что электрический ток был проведен и здесь через железные шторы.
   Теперь он медленно обходил всю комнату, разглядывая каждую вещь. Он увидел на стене рычаг, действовавший, несомненно, в качестве выключателя для электрического света. Рычаг этот действовал безукоризненно, ибо когда Ник Картер повернул его, многочисленные лампочки в комнате сразу погасли.
   - Что вы делаете, Картер?! - с досадой крикнул Марк Галлан.
   Но в тот же момент снова засиял электрический свет, хотя Ник Картер не повернул рычаг обратно.
   - Так я и предполагал, - шепнул Ник Картер сенатору, - за нами наблюдают; в стенах находятся крошечные отверстия, через которые косоглазые дьяволы могут видеть все, что делается в комнате. Вот что, сенатор. Вы, кажется говорили мне когда-то, что владеете языком краснокожих?
   Марк Галлан тотчас же подтвердил это, ответив характерным гортанным языком индейцев племени Сиуксов.
   - Вот и отлично! - продолжал Ник Картер на том же языке, - теперь мы можем беседовать, не рискуя, что японцы поймут каждое наше слово.
   - А что мы будем теперь делать? - спросил сенатор.
   - Пока ляжем в постели и поспим.
   - Что вы сказали? Поспим? - изумился Марк Галлан.
   - Ну да, ведь больше нам пока ничего не остается, - рассмеялся Ник Картер. - За нами теперь наблюдают, это не подлежит никакому сомнению. Прежде чем попытаться бежать, мы должны усыпить бдительность наших невидимых стражей, а это нам удастся только тогда, если мы вооружимся терпением. Я полагаю, что нам препятствует выйти на свободу лишь тонкая железная стена. Когда за нами уже не будут наблюдать, я попытаюсь прорезать в этой стене отверстие, достаточно большое, чтобы можно было пролезть через него. А в данную минуту мы еще ничего не можем сделать.
   - Вы правы, Картер! - согласился сенатор, - но ведь теперь заснуть нет никакой возможности. Вы уж меня извините, Картер, если я злюсь, но ведь эта история действует мне на нервы!
   - Не волнуйтесь, сенатор, - спокойно ответил Ник Картер, - прежде всего мы должны сохранить спокойствие и не показывать нашим противникам признаков волнения. Только это может произвести на них некоторое впечатление. Так что ложитесь спать. Завтра нам предстоит день, который потребует напряжения всех наших сил.
   Марк Галлан проворчал что-то такое непонятное, буркнул "спокойной ночи" и пошел в другую комнату, а Ник Картер лег на постель в первой комнате.
   Как только он прилег, вдруг моментально погас электрический свет и в обеих комнатах воцарился непроницаемый мрак.
   В продолжение нескольких минут все было тихо.
   Вдруг поднялся оглушительный шум откуда-то из глубины, какое-то мяуканье и шипенье, точно на свидание сошлись с полсотни кошек и котов. Среди общего шума слышались стоны и вздохи.
   Внезапно шум прекратился, но потом опять начался и продолжался минут пять.
   Затем опять все затихло.
   - Вы слышали этот концерт, Картер? - послышался голос сенатора из соседней комнаты, - очень рад, если слышали, а то я подумал, что страдаю галлюцинацией. Как вы полагаете, какую цель преследует японец этой ерундой? Неужели он хочет запугать нас такими пустяками?
   - По всей вероятности! - отозвался Ник Картер, - не забывайте, сенатор, что японцы достигли нынешней степени своей культуры внезапно и что вследствие этого они еще не успели отделаться от многих пережитков старины, в том числе и от страха перед привидениями. По японским понятиям привидения занимаются тем, что запугивают людей. Этому верят даже очень развитые японцы и вот почему барон пускает в ход эти штучки с нами.
   - А я не думал, что Мутушими еще столь ограничен, - ответил сенатор, - пусть делают, что хотят, я лягу и усну.
   Спустя несколько минут по ровному дыханию Марка Галлана слышно было, что он заснул.
   Ник Картер тоже закрыл глаза и задремал.
   Но вдруг он встрепенулся. Ему показалось, что кто-то изо всей силы швырнул ему в лицо щетку или что-то в этом роде.
   Он соскочил с постели и повернул выключатель. Комната моментально озарилась ярким светом.
   Но, несмотря на то, что после покушения на его покой и с момента появления света прошло не более трех секунд, в комнате ничего подозрительного не оказалось.
   Ник Картер не мог найти предмета, который был брошен ему в лицо. Он подумал, что ему это приснилось, но заглянув в зеркало, он увидел на своем лице кровавый подтек.
   Он опять лег на постель, но решил не засыпать, чтобы разузнать, в чем тут дело.
   Но им снова овладела усталость и он опять задремал.
   Впоследствии он не мог определить, долго ли он спал.
   Вдруг он проснулся от глухого грохота, происходившего как бы от катания по полу тяжелого тела.
   Он опять вскочил и включил электрические лампочки.
   На полу валялся какой-то объемистый белый узел. Похоже было на то, что в простыню была завернута огромная лягушка, пытающаяся во что бы то ни стало вырваться на свободу.
   Но потом раздались стоны и вздохи и из белой простыни, к изумлению Ника Картера, вылез сенатор Марк Галлан.
   Одним прыжком Ник Картер очутился у выключателя соседней комнаты и включил свет там.
   - Черт возьми, - воскликнул сыщик, - что с вами случилось, сенатор?
   Сенатор ответил не сразу. Он кое-как выкарабкался из простыни и тяжело дыша, опустился на стул.
   - Что со мной случилось? - повторил он наконец, - я лежал в постели и спал. Вдруг моего лица коснулось что-то такое холодное, как лед. Я просыпаюсь и вскакиваю. В тот же момент меня хватают чьи-то невидимые руки, закрывают мне рот и заворачивают в простыню. Потом я куда-то полетел по воздуху, а остальное вам известно. Но теперь вы мне, пожалуйста, скажите, каким образом все это происходит! Судя по тому, как меня схватили, надо думать, что на меня напало четверо здоровенных мужчин. Но

Другие авторы
  • Кузнецов Николай Андрианович
  • Сумароков Панкратий Платонович
  • Сементковский Ростислав Иванович
  • Агнивцев Николай Яковлевич
  • Погосский Александр Фомич
  • Туган-Барановская Лидия Карловна
  • Мартынов Авксентий Матвеевич
  • Тайлор Эдуард Бернетт
  • Венюков Михаил Иванович
  • Бакст Леон Николаевич
  • Другие произведения
  • Богданович Ангел Иванович - Современные славянофилы.- Начало Русскаго собрания
  • Муравьев Никита Михайлович - Статьи
  • Горький Максим - Беседа с молодыми
  • Незнамов Петр Васильевич - Относительно Москвы
  • Максимов Сергей Васильевич - Из книги "Год на Севере"
  • Эджуорт Мария - Мария Эджуорт: биографическая справка
  • Замятин Евгений Иванович - Москва - Петербург
  • Бем Альфред Людвигович - Спор о Маяковском
  • Большаков Константин Аристархович - Стихотворения
  • Гиппиус Зинаида Николаевна - Е. Бакунина. Любовь к шестерым
  • Категория: Книги | Добавил: Armush (29.11.2012)
    Просмотров: 612 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа