Главная » Книги

Каронин-Петропавловский Николай Елпидифорович - 4. Вольный человек, Страница 2

Каронин-Петропавловский Николай Елпидифорович - 4. Вольный человек


1 2

#1123;шено было посадить Егора Панкратова въ темную. Исполнен³е рѣшен³я поручено было старостѣ, который, хотя и обомлѣлъ, но приказъ выполнилъ. Онъ взядъ съ собой нѣсколько понятыхъ, Ваську-дурака и двинулся къ избѣ Егора Панкратова, напередъ ожидая отъ него всего худого.
   Войдя къ Егору Панкратову, онъ сперва наговорилъ множество разнаго вздора, какой попалъ ему въ ротъ въ эту минуту, боясь, что Егоръ Панкратовъ взбѣленится, и только послѣ этого, вытирая потъ съ лица, объявилъ послѣднему, что его приказано посадить въ "канцеръ", на хлѣбъ-на воду.
  - Сдѣлай милость, Панкратычъ, пойдемъ... ужь ты не тово... покорись! - говорилъ староста.
  - Ну, ладно... - отвѣчалъ Егоръ Панкратовъ растерянно, съ убитымъ видомъ. Онъ надѣлъ кафтанъ и пошелъ къ волости, во главѣ толпы, состоявшей изъ старосты, понятыхъ, дурака Васьки и примкнувшихъ по дорогѣ ребятишекъ.
   Егоръ Панкратовъ шелъ медленно, смотря въ землю, и ничего не говорилъ; только когда очутился возлѣ "канцера", представлявшаго собою досчатый чуланъ безъ окна, онъ сказалъ мрачно:
  - Тутъ, что-ли?
  - Тутъ, Панкратычъ,- отвѣчалъ староста и еще разъ просилъ Егора Панкратова извинить его, старосту, потому что "причины его въ этомъ грѣхѣ нѣту". Даже затворивъ дверь, онъ еще разъ "умолительно просилъ сидѣть смирно".
   Стояла глубокая осень. На улицѣ была грязь; дулъ холодный вѣтеръ, съ воемъ проникавш³й въ щели чулана и обдававш³й морозомъ Егора Панкратова. Но Егоръ Панкратовъ ничего не чувствовалъ. Онъ сѣлъ въ уголъ на полъ, скорчился и опустилъ голову на колѣни.
   A сырой вѣтеръ все посвистывалъ въ щели и леденилъ его тѣло. Еслибы кто могъ заглянуть въ это время въ душу Егора Панкратова, то онъ, можетъ быть, открылъ бы, что и тамъ все обледенѣло; вымерла единственная надежда, составлявшая красу его жизни.
   Егоръ Панкратовъ просилѣлъ въ темной двое сутокъ и во все это время не проронилъ ни одного слова, а Ильѣ Малому мрачно велѣлъ уходить, когда тотъ пришелъ къ нему и предложилъ краюшку хлѣба и косушку водки.
   Илья Малый, съ краюшкой хлѣба и косушкой водки, почти не отлучался съ крылечка волостного правлен³я и все ждалъ, что Егоръ Панкратовъ одумается и поѣстъ, но такъ и не дождался. Тогда онъ отнесъ краюшку хлѣба и косушку водки на домъ къ Егору Панкратову, въ надеждѣ, что послѣдн³й, придя домой, поѣстъ и выпьетъ, но и этого не дождался. Когда Егоръ Панкратовъ вышелъ изъ темной и пришелъ въ свою избу, Илья Малый немедленно предложилъ ему поѣсть, но Егоръ Панкратовъ не взглянулъ даже и на семейство свое; онъ влѣзъ на полати, прилегъ тамъ и попросилъ холоднаго кваску...
   Съ нимъ началась горячка.
   Вмѣстѣ съ Ильемъ Малымъ въ избу пришли староста и Васька, и всѣ они выразили полное сочувств³е свое Егору Панкратову; Егоръ Панкратовъ на все отвѣчалъ молчан³емъ. A когда съ нимъ начался бредъ, они всѣ вышли одинъ за однимъ, удивляясь, чѣмъ Егоръ Панкратовъ такъ огорченъ былъ.
   Онъ пролежалъ въ постели два мѣсяца.
  
  
   Никто не узналъ Егора Панкратова, когда онъ въ первый разъ вышелъ изъ избы. Онъ совершенно перемѣнился.
   Прохворалъ онъ почти всю зиму; покопошится на дворѣ, поработаетъ и опять сляжетъ. Илья Малый старался во всемъ ему помогать, но все-таки хозяйство его было уже разстроено, да и санъ онъ былъ не тотъ.
   Несчаст³е Егора заключалось въ томъ, что онъ жилъ въ то время, когда не было ничего опредѣленнаго ни въ области мужицкихъ отношен³й, ни въ кругѣ тѣхъ отношен³й, которыя вл³яли на него извнѣ. Его отецъ былъ крѣпостной человѣкъ, жизнь котораго была проста, какъ жизнь вьючнаго животнаго, и опредѣленна, какъ дѣйств³е машины, и который не имѣлъ права мечтать; сынъ Егора устроитъ свои отношен³я человѣчнѣе и опредѣленнѣе, но самъ Егоръ жилъ въ атмосферѣ загадокъ и "загвоздокъ". Кругомъ же его въ деревнѣ былъ хаосъ; ничего прочнаго не видѣлось ему; старое, повидимому, рушилось, но новое еще не было создано. Въ немъ таилась частичка искры Бож³ей о волѣ, но такъ темно, что въ практическомъ смыслѣ была безполезна для него, ибо не могла освѣщать его пути, да и занимала ничтожнѣйшее мѣсто въ немъ, а прочее все существо его было переполнено смутными ожидан³ями чего-то худого и безнадежнаго. Опоры для какихъ бы то ни было человѣческихъ надеждъ деревня не представляетъ, гдѣ вся жизнь есть страхъ, беззакон³е, "загвоздка". Егоръ сидѣлъ между двумя временами, изъ которыхъ прошлое показывало ему цѣпи, а будущее - черную дыру; а въ настоящемъ, когда онъ вздумалъ вообразить себя вольнымъ, постоянно проходятъ передъ его глазами явлен³я, убивающ³я самыя низменныя мечты и желан³я, подтачивающ³я всякую энерг³ю. Переходное поколѣн³е, къ которому Егоръ Панкратовъ принадлежалъ, самое несчастное, потому что оно не живетъ, а мается, и существуетъ не для самого себя, а для другихъ поколѣн³й; оно служитъ матер³аломъ для будущаго, но на него, прежде всего, падаетъ месть уходящаго прошлаго.
   Однажды, въ началѣ весны, онъ вышелъ на завалинку по грѣться солнышкомъ, и всѣ, кто проходилъ мимо него, не узнавали въ немъ Егора Панкратова. Блѣдное лицо, тусклые глаза, вялыя движен³я и странная, больная улыбка - вотъ чѣмъ сталъ Егоръ Панкратовъ. Къ нему подсѣлъ Илья Малый и, разсказавъ свои планы на наступающее лѣто, неосторожно коснулся происшеств³я, укоряя Егора Павкратова за то, что тогда онъ огорчился изъ-за пустяковъ. Егоръ Панкратовъ сконфузился и долго не отвѣчалъ, улыбаясь не кстати... Потомъ сознался, что его тогда "нечистый попуталъ". Онъ стыдился за все свое прошлое.
   Такимъ Егоръ Панкратовъ остался навсегда. Онъ сдѣлался ко всему равнодушнымъ. Ему было, повидимому, все равно, какъ ни жить, и если онъ жилъ, то потому, что друг³е живутъ, напримѣръ, Илья Малый.
   Дѣйствительно, Илья Малый ни на каплю не перемѣнился. Плѣшивый, съ слезящимися глазами, безжизненный, онъ, тѣмъ не менѣе, упорно жилъ. Были случаи, до того неожиданные и оглушительные, что по всѣмъ видимостямъ Илья Малый долженъ былъ бы помереть; ему иногда самому казалось, что вотъ въ такомъ-то случаѣ онъ непремѣнно исчезнеть, пропадетъ, а глядь - онъ живъ! Невозможно его истребить быстро.
   Этой-то живучести Егоръ Панкратовъ и сталъ подражать, удивляясь Ильѣ Малому.
   Разумѣется, Егоръ Панкратовъ и Илья Малый остались, попрежнему, друзьями пр³ятелями; они "сопча" работали, "сопча" терпѣли невзгоды; ихъ и сѣкли за одинъ разъ.

Категория: Книги | Добавил: Armush (28.11.2012)
Просмотров: 239 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа