Главная » Книги

Карнович Евгений Петрович - Панна Эльжбета

Карнович Евгений Петрович - Панна Эльжбета


   Евгений Петрович Карнович

Панна Эльжбета

   Источник: Карнович Е. П. Очерки и рассказы из старинного быта Польши. - СПб.: Типография Ф. С. Сущинского, 1873. - С. 110.
  
   В числе первых любимцев короля Станислава Августа Понятовского был великий гетман литовский Михаил Огинский. Давнишнее знакомство с королём, одинаковое воспитание, а главное, сходство характеров и блестящее положение Огинского сближали короля с магнатом. Несмотря на упадок королевского сана в Польше, дворянство льстилось вниманием, а тем более любовью короля, и поэтому при дворе завидовали Огинскому; все старались повредить ему в мнении короля; но все придворные интриги оставались безуспешны, дружба его к гетману была неразрывна до тех пор, пока, без всяких происков вельмож и царедворцев, вмешалась в это дело простая восемнадцатилетняя крестьянская девушка, по имени Эльжбета или Елизавета.
   Доныне в картинной галерее, принадлежащей одной знаменитой польской фамилии, сохранился портрет этой девушки, работы известного в своё время Бакчиарелли. Портрет лучше всего свидетельствует о необыкновенной красоте той, с которой он был снят, и которой суждено было расстроить дружбу Понятовского с Огинским и до некоторой степени подействовать на судьбу Польши.
   Однажды гетман поехал на охоту в одно из обширных своих поместий и на берегу реки Равки встретил девушку, которая поразила его своей красотой. Огинский был любитель женского пола и смотря на прелестное личико крестьянки не вытерпел, чтобы не заговорить с нею.
   Он спросил, кто она и зачем ходит одна по лесу, и получил в ответ, что она дочь лесного сторожа, который умер, оставив её на руках мачехи; что злая мачеха обижает её, и что она ушла в лес, желая избегнуть тех огорчений, которые она встречает дома.
   - Знаешь ли ты меня? - спросил Огинский.
   - Как же не знать вашей княжеской милости, - отвечала девушка.
   - И ты не боишься меня?
   - Что же? разве ясный пан какое-нибудь пугало? - напротив.
   Похвала крестьянки Огинскому, который был действительно красивый мужчина, была весьма приятна.
   - А могла бы ты полюбить меня? - спросил Огинский.
   Румянец вспыхнул на щеках девушки, она ничего не отвечала и потупила глаза; но когда подняла их, то взгляд её встретился с взглядом Огинского.
   - Скажи мне, - продолжал Огинский, - но скажи правду: никто ещё не любил тебя?
   - Кто же полюбит меня, бедную сироту!.. Правда, ухаживают за мной многие и пристают ко мне, да что в этом...
   - А как твоё имя?
   - Эльжбета.
   - Ну слушай, Эльжбета, - сказал Огинский, - я тебя избавлю от мачехи.
   Девушка в восторге бросилась обнимать ноги магната.
   - Я дам тебе, - продолжал Огинский, - такие уборы, каких нет у жены моего эконома, я сделаю тебя знатной пани, у тебя будут слуги в галунах и в ливреях, у тебя будут славные кони и золотые кареты, и всё это будет... сегодня вечером.
   Не успел гетман кончить последних слов, как на дороге показалась старая бричка, и в ней сидела грязная цыганка.
   - Подай мне хоть грош, пригожий панич, - сказала она Огинскому, - и поданная мне милостыня возвратится к тебе с избытком.
   - Не нужно мне этого, - сказал Огинский, подавая цыганке несколько золотых монет, - а вот лучше поворожи этой девушке.
   Цыганка взяла маленькую руку Эльжбеты, и внимательно смотря на линии ладони, шептала что-то, а потом сказала громко:
   - Ты будешь знатная госпожа!
   - Видишь, я говорил правду, - шепнул Огинский девушке.
   - Будешь жить в дворцах, ходить в шелку и золоте, за тобою будут ухаживать самые знатные паны.
   Эльжбета задрожала от радости, но вздрогнул и Огинский, когда цыганка сказала громче прежнего:
   - Мало этого - ты будешь женою короля!
   Несмотря на своё прекрасное образование, на дух времени и даже на переписку с Вольтером, Огинский был суеверен; притом мысль о короне была в голове каждого магната, и как же было не думать о ней Огинскому, прямому потомку Рюрика, одному из сильнейших и богатейших вельмож и в Литве, и в Польше? Ему показалось, что, имея в руках своих судьбу будущей королевы, он сам может легче сделаться королём.
   В тот же день вечером Эльжбета переехала в Наборово, имение Огинского; щедрый магнат окружил её неслыханною роскошью, толпы слуг и прислужниц, великолепно одетых, явились исполнять её малейшие прихоти. Учителя один за другим приходили развивать и обогащать природный ум молодой крестьянки, так неожиданно перешедшей от бедности и притеснений к богатству и роскоши.
   Хотя в то время вельможи, подобные Огинскому, и были избалованы мелкими победами над женщинами высшего круга, тем не менее Огинский всем сердцем привязался к Эльжбете, и уже ходила молва, что быть может королевой ей и не бывать, но зато гетманшей будет непременно.
   Последнее вероятно и сбылось бы, если бы о редкой красоте Эльжбеты не проведал задушевный друг Огинского, король Станислав Август, тоже страстный поклонник женщин, и чтоб убедиться во всём он приехал в Наборово.
   - Правда ли, пан Михаил, - сказал король гетману, - что ты влюблён без ума?
   - Быть может, ваше величество.
   - И ещё в крестьянку?
   - Красота женщины, государь, как говорит французская пословица, для неё важнее, чем родословная в четырнадцать дворянских поколений.
   - Шалишь, шалишь, мой друг, - говорил ласково король. - Ты набрался бредней Вольтера и Руссо; но они хороши только в теории.
   - Я убедился, ваше величество, что они в некоторых случаях так же хороши и на практике.
   - Да, - перебил король, - молва гласит и это.
   - И справедливо; вы бы сами, государь, разделили это мнение, если б знали ту женщину, которая осуществляет теорию.
   - Будто бы уж она так хороша? - спросил король, и восторженный Огинский в самых привлекательных красках описал прелести Эльжбеты, перед которой померкли бы все красавицы Варшавы.
   - Что же, - заметил король, - такая женщина и в самом деле достойна сделаться великой гетманшей Литовской.
   - И чем-нибудь побольше, - сказал загадочно Огинский, - и этим возбудил любопытство Станислава Августа и наконец по его настоянию должен был рассказать о предсказании цыганки.
   Король, надобно заметить, был так же суеверен, как вообще люди, жизнь которых отличалась каким-нибудь необыкновенным случаем.
   - Покажи мне будущую королеву, - сказал Понятовский.
   Огинский нахмурил брови, потому что знал, как король любил женщин, и как он умел искусно обольщать самых стойких из них, а потому и медлил исполнить желание короля.
   - Ага! - сказал Понятовский, - ты боишься и за неё, и за корону... Да правда, - добавил он насмешливо, - муж будущей королевы сам может быть королём, особенно если это предскажет бродячая цыганка. Смотри, я напишу об этом Вольтеру.
   Вольтер господствовал в то время над умами, и Огинский боялся его более, нежели набожные предки его боялись самого чёрта. Затронутый за живое насмешками короля, он решился показать Эльжбету.
   Король, как говорит предание, был поражён красотою Эльжбеты с первого разу, и, казалось, второе предсказание цыганки началось сбываться, потому что его величество, несмотря на важные государственные дела, призывавшие его в Варшаву, прогостил в Наборове три дня, а на четвёртый выехал из Наборова, пригласив ехать вместе с собою и своего осчастливленного хозяина.
   Но едва только король и гетман выехали из Наборова, как просёлочною дорогою, по направлению к Варшаве, покатилась красивая коляска, и в ней сидела прелестная Эльжбета; сопровождали её три казака и Конаржевский, главный исполнитель всех сердечных повелений его величества, короля польского Станислава Августа.
   В продолжение четырёх дней, почти постоянно проведённых с королём, в то время мужчиною весьма красивым и умевшим нравиться женщинам и умом и обхождением, Эльжбета успела полюбить его без памяти, и кроме того убедившись на деле в справедливости первой части предсказания, она уже грезила о королевской короне.
   Огинский вышел из себя, узнав о вероломстве своего друга; он проклинал высокую честь, ему сделанную, и грозил отплатить королю, как только представится случай. Тщетно король употреблял все усилия, чтобы снова сблизиться с раздражённым магнатом. Огинский не мог забыть, что король лишил его и сердечной привязанности, и надежды на корону, и в отмщение за это пристал к конфедерации, имевшей такое гибельное влияние и на участь короля, и на судьбу Польши.
   Но конечно вы читатель спросите: что же сталось с Эльжбетою, главною виновницею всего этого; скажу вам, что предсказание цыганки сбылось и она сделалась женою короля. Но вы на это возразите: Как же это было? ведь известно, что Понятовский не женился на Эльжбете. Случилось это очень просто:
   Пресыщенный любовью Эльжбеты, непостоянный Станислав Август выдал её замуж за одного бедного дворянина, фамилия которого была KrСl, что значит по-польски король, и таким образом Эльжбета была женою короля, но только не того, о котором она мечтала.
  
  
  
  

Другие авторы
  • Энгельгардт Александр Платонович
  • Навроцкий Александр Александрович
  • Рылеев Кондратий Федорович
  • Милькеев Евгений Лукич
  • Измайлов Александр Алексеевич
  • Тургенев Андрей Иванович
  • Гуро Елена
  • Лепеллетье Эдмон
  • Орлов Сергей Иванович
  • Кайсаров Петр Сергеевич
  • Другие произведения
  • Чириков Евгений Николаевич - В тюрьме
  • Сенковский Осип Иванович - Смерть Шанфария
  • Григорьев Аполлон Александрович - Краткий послужной список на память моим старым и новым друзьям
  • Чаадаев Петр Яковлевич - В.В.Зеньковский. П. Я. Чаадаев
  • Репнинский Яков Николаевич - Вадим Петров. Немного из семейной истории
  • Оленина Анна Алексеевна - Т. Г. Цявловская. Дневник А. А. Олениной
  • Блок Александр Александрович - О назначении поэта
  • Апухтин Алексей Николаевич - Между жизнью и смертью
  • Кюхельбекер Вильгельм Карлович - Дневник (1831-1845)
  • Палицын Александр Александрович - Палицын А. А.: Биографическая справка
  • Категория: Книги | Добавил: Armush (29.11.2012)
    Просмотров: 579 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа