Главная » Книги

Якубович Лукьян Андреевич - Стихотворения

Якубович Лукьян Андреевич - Стихотворения


1 2

  
  
  
  Л. А. Якубович
  
  
  
   Стихотворения --------------------------------------
  Библиотека поэта. Поэты 1820-1830-х годов. Том второй
  Биографические справки, составление, подготовка текста и примечания
  В. С. Киселева-Сергенина
  Общая редакция Л. Я. Гинзбург
  Л., Советский писатель, 1972
  Дополнение 1:
  "Здравствуй, племя младое...": Антология поэзии пушкинской поры: Кн. III . Сост., вступ. статья. о поэтах и примеч. Вл. Муравьева
  М., "Советская Россия", 1988
  Дополнение 2:
  Уильям Шекспир. Библиографический указатель русских переводов и
  критической литературы на русском языке. 1976-1987
  М., ВГИБЛ 1989
  OCR Бычков М.Н. mailto:bmn@lib.ru --------------------------------------
  
  
  
  
  СОДЕРЖАНИЕ
  Биографическая справка
  186. Старому приятелю
  187. Три века
  188. Иран
  189. Волнение
  193. Дева и поэт
  197. Надписи
  198. Старый русский замок
  199. Скалы
  200. Сестре (При посылке портрета л<орда> Байрона)
  201. Н. М. Языкову
  202. Кавказ
  205. Рок
  206. Северянин на юге
  207. Ночь
  210. Ответ Н. Ф. Т-му
  
  
  
   Дополнение 1
  Мольба
  Украинские мелодии
  Леший
  
  
  
   Дополнение 2
  Шекспир (Сонет)
  Сын мелкопоместного дворянина Лукьян Андреевич Якубович родился в 1805 году. Отец его в молодости своей был причастен к литературе. Имя его встречается в журналах конца 1790-х - начала 1800-х годов, а в 1804 году под его редакцией из печати вышел знаменитый сборник Кирши Данилова "Древние русские стихотворения". Впоследствии, занимаясь литературой только урывками, А. Ф. Якубович вел образ жизни скромного провинциального чиновника, а еще позже - домовитого помещика (ему принадлежало небольшое имение Сосновка в Калужской губернии).
  Иначе складывалась судьба его сына. После окончания в декабре 1826 года Благородного пансиона при Московском университете Лукьян Якубович остался не у дел, так как к казенной службе, по всей видимости, не имел никаких способностей.
  В 1828 году стихотворения Якубовича появляются на страницах московского журнала "Атеней" М. Г. Павлова, а в следующем году - в "Галатее" Раича. До 1831 года поэт жил в Москве, а затем перебрался в Петербург, город с более развитой прессой, где он надеялся добиться успеха в литературе.
  Должно быть, по рекомендации своего дяди М. Л. Яковлева, лицейского товарища Пушкина и Дельвига, Якубович был привлечен к сотрудничеству в "Литературной газете".
  Он благоговел перед Пушкиным, о чем говорят следующие строки его письма к П. И. Вонлярлярской от 22 января 1831 года: "Я познакомился с... Пушкиным, который на днях женится. Напрасно говорят, что в нем не видно поэта, - решительно скажу вам: весь гений, все пламя жреца муз горит в его прекрасных глазах. Я читал "Годунова" раз 30 сряду, - превосходно. Я без ума восхищен им - вот поэзия, вот жизнь, вот сила!" {ПД.}
  С прекращением "Литературной газеты" Якубович чаще всего печатается в "Литературных прибавлениях к "Русскому инвалиду"" А. Ф. Воейкова, а позднее в журналах: "Телескоп", "Московский наблюдатель", "Сын отечества" и, наконец, в "Отечественных записках".
  15 января 1837 года М. Л. Яковлев напомнил Пушкину о своем племяннике, предлагая его в помощники по изданию "Современника". {См.: Пушкин, Полн. собр. соч., т. 16, М., 1949, с. 217.} Но ровно через две недели Пушкин умер. Якубович был потрясен этим и долго не мог прийти в себя.
  По свидетельству И. И. Панаева, Якубович гордился тем, что Пушкин "выпрашивал у него стихов для своих изданий". {И. И. Панаев, Литературные воспоминания, М., 1950, с. 39.} В 1836 году в пушкинском "Современнике", действительно, появилось три стихотворения Якубовича. Возможно, два стихотворения его в "Северных цветах на 1832 год", изданных в память покойного Дельвига, были также отобраны Пушкиным.
  От литературы Якубович никаких доходов не имел и, по сведениям того же Панаева, "кое-как поддерживал свое существование уроками русского языка". {Там же, с. 66. Очень непродолжительное время, а именно в 1833 г., Якубович состоял на службе (сведения об этом в неопубликованном письме к П. И. Вонлярлярской от 1 декабря 1833 г. - ПД), но, видимо, скоро потерял ее.} "Он жил в крайней бедности, - рассказывает близко знавший поэта И. П. Сахаров, - все его состояние состояло из шинели, сюртука и нескольких книг. Тысячи рублей, присылаемых ему отцом, было недостаточно. Маленькая комната на чердаке, в Семеновском плацу, зиму и лето нетопленная, была его приютом для ночлега". {И. П. Сахаров, Записки. - "Русский архив", 1873, ? 6, с. 954.}
  Но ни бедность, ни пренебрежительное отношение маститых журналистов и критиков (Н. А. Полевого, И. И. Надеждина, О. И. Сенковского) не охлаждали любви Якубовича к поэтическому творчеству. По уверению Сахарова, он "ни о чем не думал; философ в душе, беззаботный в жизни, друг поэзии, он жил вне всякой сферы". {Там же.} Добродушный, общительный Якубович был знаком чуть ли не со всем литературным миром обеих столиц. Но самой большой его привязанностью был Полежаев, с которым он подружился, надо полагать, в середине 20-х годов. {Подтверждением тому служит полежаевский перевод стихотворения Ламартина "Восторг", выполненный не ранее 1826 г. и посвященный Якубовичу.} Подневольная солдатчина Полежаева вскоре их разлучила, но позднее они, видимо, встречались в Москве и обменивались письмами. {См. публикацию Т. Г. Динесман двух писем Полежаева к Якубовичу от февраля и 8 октября 1836 г. - "Литературное наследство", ? 60, М., 1956, с. 608-614.}
  Полежаев и Якубович имели общих приятелей - поэтов Соколовского и Ф. А. Кони. Все они принадлежали к демократическому флангу русской поэзии, но сплоченной литературной группы не составили. Судьба благоприятствовала из них только одному Федору Кони. Участь других была печальной: сломленные тяжкими условиями жизни, они умерли один за другим почти одновременно - в 1838-1839 годах.
  Недоедание, трущобный быт, суровый петербургский климат, беспечное отношение к себе - все это в конце концов надломило здоровье Якубовича. Тяжелобольной, он летом 1839 года выехал из столицы домой - в Калужскую губернию. Здесь, под родительским кровом, прошли последние дни его жизни, оборвавшейся осенью того же года.
  Якубович, вспоминал Панаев, пользовался "между журналистами и издателями альманахов значительною известностью. Без его стишков не обходился почему-то ни один журнал, ни один альманах". {И. И. Панаев, Литературные воспоминания, с. 65.} Однако спрос на стихи Якубовича подчас поддерживался одним чисто внешним обстоятельством: по роду своего дарования он умел писать только очень короткие стихотворения - как правило, в 8-16, редко 20-30 строк. Такие тексты были удобны для заполнения лакун в типографском наборе журналов и, как ехидно выразился Н. И. Надеждин, шли "на затычку".
  Литературная репутация поэта не поднялась и после того, как в 1837 году из печати вышел единственный сборник его стихотворений. Он был встречен внешне одобрительным, а по существу издевательским отзывом О. И. Сенковского в "Библиотеке для чтения" (1837, ? 7). Не поправила положения доброжелательная, но слабо аргументированная рецензия "Северной пчелы" (29 и 30 апреля), написанная, видимо, кем-то из друзей Якубовича, {Подпись под рецензией: "Т.". Возможно, ее автором был Н. Ф. Туровский.} а также рецензия неизвестного автора в "Литературных прибавлениях к "Русскому инвалиду"" (8 мая).
  Уже при беглом взгляде на стихи Якубовича обнаруживается, насколько велико было его сочувствие романтическим представлениям о человеке, природе и искусстве. Он и был их типичным популяризатором в поэзии, чуть более талантливым в сравнении с десятками других современных ему стихотворцев, вроде Н. Колачевского, М. Меркли, И. Гогниева, В. Карлгофа, Ф. Менцова, Н. Вуича, Е. Шаховой. Якубовичу не было дано сделать то, что порой получалось у поэтов его же масштаба: запечатлеть некую психологическую тонкость, оригинальный поворот мысли, набрести на яркий художественный эффект. На фоне бурного развития романтического лиризма, плодившего многословные и громоздкие формы (Соколовский, Кукольник, Тимофеев, Бернет), стихи Якубовича отличались сосредоточенностью и простотой художественного мышления, лаконизмом стиховой речи.
  В творчестве поэта различается всего несколько устойчивых видов стихотворений. Чаще всего это короткая диалогическая сценка ("Заветные слова", "Старый русский замок", "Служивый", "Урал и Кавказ", "Дуб в Петергофе" и т. п.), иногда несущая простонародный отпечаток, в частности украинский. Романтические умонастроения куда более зримо проступают в стихотворениях другого типа, представляющих собой метафорическую иллюстрацию отвлеченной мысли ("Водопад", "Пожар", "Волнение", "Две скалы" и проч.).
  Лирическим миниатюрам Якубовича свойственна малохарактерная для романтической поэзии того времени значительная насыщенность античными мифологическими реминисценциями. По-видимому, творческие устремления поэта были в известной мере ориентированы на традиции антологической лирики, вернее на ее русифицированные образцы. Собственные его опыты в чисто антологическом роде немногочисленны и бесцветны. Но лучшие из оригинальных стихотворений Якубовича примечательны как попытки романтической модернизации этого типа лирики, отличающиеся сжатостью, простотой и четкостью композиционного рисунка.
  
  
  
  186. СТАРОМУ ПРИЯТЕЛЮ
  
  
   Не вспоминай другие леты,
  
  
   Они прошли - не воротить!
  
  
   Твоя печаль, твои приметы
  
  
   Не могут горю пособить.
  
  
   Не помни зла, не помни горя,
  
  
   И в настоящем много бед,
  
  
   Терпи у жизненного моря:
  
  
   За тучей вёдро будет вслед.
  
  
   Мой друг, поверь мне: мир прекрасен,
  
  
   Исполнен блага божий свет!
  
  
   Твой запад так же будет ясен,
  
  
   Как дня прекрасного рассвет.
  
  
   Взгляни: над трепетной землею
  
  
   Давно ль с небес перун гремел
  
  
   И земледелец с бороною
  
  
   На нивы выехать не смел.
  
  
   Прошла гроза; как прежде в поле
  
  
   Оратай весело поет,
  
  
   И в луговом опять раздоле
  
  
   Тюльпан с лилеею цветет.
  
  
  
  
  
   1830
  
  
  
   187. ТРИ ВЕКА
  
  
   Преданье есть: в минувши веки,
  
  
   Там, при слияньи дивных рек,
  
  
   Сошли на землю человеки...
  
  
   И был тогда прекрасный век!
  
  
   Как царь земли был здесь свободен,
  
  
   И телом бодр, и чист умом,
  
  
   И сердцем добр и благороден,
  
  
   С открытым взором и челом!
  
  
  
  
  
   Был век другой: умов волненье,
  
  
   В сердцах страстей мятежный жар,
  
  
   Вражда, корысть и исступленье
  
  
   Раздули гибельный пожар.
  
  
   Здесь человек утратил волю,
  
  
   Одряхл и телом и умом -
  
  
   И шел по жизненному полю,
  
  
   Поникнув взором и челом!
  
  
  
  
  
   Но в третий век прошла невзгода,
  
  
   Затихла буря, свет проник,
  
  
   И процвела опять природа,
  
  
   И лучший мир опять возник.
  
  
   И в этот век земную долю
  
  
   Холодный опыт нам открыл,
  
  
   И гордый ум, и сердца волю
  
  
   Законам вечным подчинил!
  
  
  
  
  
   1831
  
  
  
  
  188. ИРАН
  
  
   Ликуй, Иран! Твоя краса
  
  
   Как отблеск радуги огнистый!
  
  
   Земля цветет - и небеса,
  
  
   Как взоры гурий, вечно чисты!
  
  
  
  
  
   Так возлюбил тебя Аллах,
  
  
   Иран, жемчужина Востока,
  
  
   И око мира, падишах,
  
  
   Сей лев Ислама, меч пророка!
  
  
  
  
  
   Твой воздух амброй растворен,
  
  
   Им дышит лавр и мирт с алоем;
  
  
   Здесь в розу соловей влюблен,
  
  
   Поэт любви томится зноем.
  
  
  
  
  
   1831
  
  
  
   189. ВОЛНЕНИЕ
  
  
   Взглянь на небо: словно тени
  
  
  
  В нем мелькают облака!
  
  
   Взглянь на землю: поколений
  
  
  
  Мчится бурная река!
  
  
  
  
  
   Что ж земля и небо полны
  
  
  
  Треволнений бытия?
  
  
   То вселенной жизни волны,
  
  
  
  Вечный маятник ея!
  
  
  
  
  
   И в душе стихии те же:
  
  
  
  В ней вселенная сполна,
  
  
   И, как рыбка бьется в мреже,
  
  
  
  В мире мучится она.
  
  
  
  
  
   1832
  
  
  
   193. ДЕВА И ПОЭТ
  
  
  Прекрасна д_е_вица, когда ее ланиты
  
  
  От уст сжигающих еще сохранены,
  
  
  И очи влажностью туманной не облиты,
  
  
  И девственны еще и кротки юной сны,
  
  
  И чисты помыслы, желания хариты,
  
  
  Как чисты небеса в час утренний весны,
  
  
  Красавица тогда подобна розе нежной:
  
  
  И небо, и земля - всё ей покров надежный.
  
  
  
  
  
  Удел прекрасен твой, любимец муз; счастливый,
  
  
  Когда ты чужд корысти и похвал,
  
  
  Не кроешь слез под маскою шутливой,
  
  
  И богу одному колена преклонял.
  
  
  Чувствительный, возвышенный, правдивый,
  
  
  Сберег тайник души, как чистый идеал.
  
  
  Поэт, как сходен ты с невинной красотою;
  
  
  Ты долу нас роднишь с небесной высотою.
  
  
  
  
  
  1832
  
  
  
   197. НАДПИСИ
  
  
  Ты понял ли глагол бытописаний?
  
   На камнях, на древах ты надписи видал, -
  
  
  Их понял ли? То след былых страданий,
  
   К бессмертию стремясь, их брат твой начертал.
  
  
  
   Страшась ничтожества, у гроба, раб желаний,
  
   Он в мертвых буквах сих часть жизни оставлял,
  
   Он жизнь хотел продлить хоть в отзыве преданий,
  
   Чтоб в памяти людей хоть звук не умирал.
  
  
  
   Земному дань платя, бессмертием томимый,
  
   Поэт, склоня чело, умолит пиэрид,
  
   Чтобы живая мысль и стих его любимый
  
  
  
   Пер_е_жили его, как мрамор и гранит,
  
  
  Как жизни перл, в сердцах людей хранимый,-
  
   Да вечно дышит он и души шевелит.
  
  
  
   1834
  
  
   198. СТАРЫЙ РУССКИЙ ЗАМОК
  
  
   Где волной сребряно-шумной
  
  
   Бьет Нарова о гранит,
  
  
   Тщетно в ярости безумной
  
  
   За волной волну клубит, -
  
  
  
  
  
   На горе есть замок древний.
  
  
   Меч и времени рука,
  
  
   Истребив окрест деревни,
  
  
   Пощадили старика.
  
  
  
  
  
   Старец, что ты мрачен ныне?
  
  
   Вкруг тебя кипит народ,
  
  
   И, как прежде, по ложбине
  
  
   Речка светлая течет.
  
  
  
  
  
   Иль грустишь ты, замок старый,
  
  
   О минувших временах?
  
  
   Иль еще звучат удары
  
  
   Шведских ядер на стенах?
  
  
  
  
  
  
  "Я гляжу печальным оком
  
  
   На изнеженный народ.
  
  
   Я в раздумий глубоком:
  
  
   Их мой взор не узнает!
  
  
  
  
  
   Не совсем зажили раны,
  
  
   Хоть отжил я грозный век:
  
  
   Ночью в них гнездятся враны,
  
  
   Днем обходит человек.
  
  
  
  
  
   Я завидую Нарове,
  
  
   Хоть она меня старей:
  
  
   Каждый год ей по обнове
  
  
   Шлет Нептун, отец морей.
  
  
  
  
  
   И старушкою забыто,
  
  
   Что унес минувший год;
  
  
   Всё нечистое - ей смыто,
  
  
   Всё поит она народ.
  
  
  
  
  
   Я же, хилый, время трачу,
  
  
   Жизнь полезную сгубя,
  
  
   Но на жребий мой не плачу:
  
  
   Гибну, родину любя".
  
  
  
  
  
   1834
  
  
  
  
  199. СКАЛЫ
  
  
  
  На высоте угрюмых скал,
  
  
  
  В объятьях матери-природы,
  
  
  Я жизнь возобновил, я радости сыскал,
  
  
   Я позабыл утраченные годы!
  
  
  
  
  
   Здесь всё свежо: и персть, и тварь, и я!
  
  
  И жизнь, как девственник, полна любовной силы;
  
  
  Эмблема вечности, здесь ползает змия,
  
  
  Как мысль, приволен здесь орел ширококрылый!
  
  
  
  
  
  1835
  
  
  
   200. СЕСТРЕ
  
  
  (При посылке портрета л<орда> Байрона)
  
  
   Чудесной силой песнопенья
  
  
   Умеет Байрон чаровать
  
  
   И вопль души, и чувств волненья
  
  
   Своим струнам передавать.
  
  
   Внимай ему тоской убитый,
  
  
   Кто в жизнь надежду погубил,
  
  
   Кто на поблекшие ланиты
  
  
   Кровавых слез поток пролил;
  
  
   Внимай ему без сожаленья,
  
  
   Без слез, без скорби, без страстей,
  
  
   Ищи в нем слов для выраженья
  
  
   Ужасных мук души своей...
  
  
   Но ты, как пери молодая,
  
  
   Гляди на чудный лик певца,
  
  
   Его судьбу воспоминая,
  
  
   Жалей в нем мужа и отца.
  
  
  
  
  
   1835
  
  
  
   201. Н. М. ЯЗЫКОВУ
  
  
  Торжественный, роскошный и могучий,
  
  
  Твой стих летит из сердца глубины;
  
  
  Как шум дубров и Волги вал гремучий,
  
  
  Твои мечты и живы и полны, -
  
  
  Они полны божественных созвучий,
  
  
  Как ропот арф и гимн морской волны!
  
  
  
  
  
  Отчизну ли поешь и гордо и правдиво,
  
  
  Гроба Ливонии, героев племена,
  
  
  Красавиц иль вино - пленительно и живо
  
  
  Рокочет и звучит и прыгает струна...
  
  
  И сердце нежится по воле, прихотливо,
  
  
  И словно нектаром душа упоена.
  
  
  
  
  
  1836
  
  
  
   202. КАВКАЗ
  
   Приют недоступный могучих орлов,
  
   Державных и грозных гранитных хребтов, -
  
   Всемирная крепость надоблачных гор
  
   Дивит и чарует наездника взор.
  
   Где громы грохочут, шумит водопад
  
   И молния реет в ущельях громад, -
  
   Душе моей любо: ей впору чертог -
  
   Престол где громовый воздвиг себе бог!
  
   Там мысли привольно по небу летать,
  
   Весь ужас, всю прелесть грозы созерцать!
  
   Туда бы, покинув заботливый мир,
  
   Желал я умчаться, как птица в эфир.
  
  
  
   1836
  
  
  
  
  205. РОК
  
  
   Выплывая из-за тучи,
  
  
   Зевса гневного посол
  
  
   Вержет гром и огнь летучий
  
  
   На скалы, на лес дремучий,
  
  
   На веселый град и дол.
  
  
  
  
  
   О, молись, молись Зевесу,
  
  
   Чтоб тебя не покарал,
  
  
   И на тайный путь к Айдесу
  
  
   Смерти мрачную завесу
  
  
   Для тебя не приподнял!
  
  
  
  
  

Другие авторы
  • Антоновский Юлий Михайлович
  • Бобров Семен Сергеевич
  • Анастасевич Василий Григорьевич
  • Курочкин Василий Степанович
  • Слепушкин Федор Никифорович
  • Беранже Пьер Жан
  • Ландсбергер Артур
  • Лукашевич Клавдия Владимировна
  • Эмин Николай Федорович
  • Собинов Леонид Витальевич
  • Другие произведения
  • Рунеберг Йохан Людвиг - Идиллия ("Когда наступает Иванова ночь...")
  • Ведекинд Франк - Пробуждение весны
  • Федоров Николай Федорович - Лакейский аристократизм
  • Воронский Александр Константинович - М. Литов. Революционная романтика усомнившегося
  • Шулятиков Владимир Михайлович - Несколько слов о литературном "оскудении"
  • Лохвицкая Мирра Александровна - Стихотворения
  • Северцев-Полилов Георгий Тихонович - Под удельною властью
  • По Эдгар Аллан - Черная кошка
  • Коган Петр Семенович - Литературные силуэты. С. Есенин
  • Страхов Николай Николаевич - Чем люди живы
  • Категория: Книги | Добавил: Armush (29.11.2012)
    Просмотров: 513 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа