Главная » Книги

Илличевский Алексей Дамианович - Опыты в антологическом роде, Страница 3

Илличевский Алексей Дамианович - Опыты в антологическом роде


1 2 3 4 5 6

iv align="justify">   А эту, знать, тебе безделку
  
  
   В подарок дал соперник мой;
  
  
   И стадо-то свое гоняешь
  
  
   Ты не одна на этот луг:
  
  
   Жестокая! уж, верно, знаешь,
  
  
   Что не далеко твой пастух.
  
  
  
   НАДГРОБИЕ ВСЯКОМУ
  
  Брут, Кесарь, Александр! здесь равного вам скрыли:
  
  
  
   Горсть пыли.
  
  
  
  
  ЭПИТАЛАМА
  
  
  Гимен, с тобой сопрягший Нину,
  
  
  Тем годовых времен изобразил картину:
  
  
   Ты сам - зима, твоя жена -
  
  
   Как осень будет плодовита,
  
  
   Малютки женины - весна,
  
  
   А лето - каждый волокита;
  
  
  Не знаю, что годов судьба тебе пошлет,
  
  
   Но много весен, много лет!
  
  
  
   ДВОЙНАЯ ВЫГОДА
  
  
  Простоном выдана книжонка предурная,
  
  
  А раскупается, как опыт мастерской:
  
  
   Простону выгода двойная:
  
  
  От глупости своей и глупости людской.
  
  
  
   НА ПОДРЯДЧИКА
  
  
  Мошнин подрядами разбогател ужасно,
  
  
  А кроме барышей не смыслит ничего:
  
  
  Он порох поставлял, но доказал преясно,
  
  
  Что сам - не выдумал его.
  
  
  
   ЗЕВЕС И МИНОС
  
   "Скажи, мой сын! - Зевес Минску говорил, -
  
   Ты смертных судия, ты зришь пороков разность,
  
   Кто тартар жертвами всех больше населил?
  
   Злость". - Нет. - "Так глупость". - Нет. -
  
  
   "Так что ж такое?" - Праздность.
  
  
  
   УТЕШЕНИЕ ВОРУ
  
  Не может быть, чтоб крал ты, Клит, стихи чужие;
  
  Но Музы Памяти не дочери ль родные?
  
  
  К ПОРТРЕТУ ГРАФА А. И. МУСИНА-ПУШКИНА
  
  
  Светильником наук мрак озарив России,
  
  
  Не преплывая вод, он новый край открыл
  
  
  И, песнь об Игоре прияв из дланей Клии,
  
  
  Потомству русского Гомера подарил.
  
  
   РОГОНОСЦУ В МАСКЕРАДНОМ ПЛАТЬЕ
  
  
   Оргон! ты едешь в маскерад,
  
  
  
  Сатиром ты наряжен;
  
  
   Уж как идет тебе наряд -
  
  
   Рогами, жаль, искажен!
  
  
   Брось, милый! эту пару их:
  
  
  
  Останься при своих.
  
  
  
   ЗАВИДНЫЕ СТИХИ
  
  
   Ты мог бы участью с стихами
  
  
   Твоими поменяться, Клят!
  
  
   Тебя кто знает, тот бранят;
  
  
  Не знает их никто, и только что мышами
  
  
  Нарушен их покой в укромном уголке.
  
  
  В нетопленом высоком чердаке
  
  
  От стужи чуть живым зимой тебя находят -
  
  
   Стихи твои у многих в камельке,
  
  
  Знай, только греются, из жару не выходят.
  
  
  Частенько голоден сидишь ты по три дни -
  
  
  Под сдобным пирогом для них отводят место,
  
  
   И корочки исподней тесто
  
  
  Всех прежде, лакомки, отведают они.
  
  
  Что скажете теперь вы, критики обидны?
  
  
  Нет, Клит! неправда их: стихи твои завидны.
  
  
  
   ЧАЙ И ШАЛФЕЙ
  
   Из Кяхты едучи большим обозом, Чай
  
   В дороге встретился с Шалфеем невзначай.
  
   "Куда?" - Шалфей спросил. - В Европу. - "Это дело:
  
   Богатства ждут тебя на нашей стороне".
  
   - А ты куда? - "В Китай". - Ты к нам? ступай же смело:
  
   Там многие тебя предпочитают мне.
  
   Пророком трудно быть в отеческой стране.
  
  
  
   ПОЭТ БЕССМЕРТНЫЙ
  
  
   В возгласах оды сумасбродной:
  
  
   "Бессмертен я!" - кричит Дамон;
  
   Питаясь виршами и смертию голодной,
  
   Еще не слегши в гроб - бессмертен точно он.
  
  
  
  НЕПРИТВОРНОЕ СОКРУШЕНИЕ
  
  
  
  Притворно, думаете вы,
  
  
   По муже Павловна рыдает и крушится;
  
  
   Но в положение войдите сей вдовы:
  
  
  
  С кем ей теперь браниться?
  
  
  
   ОТВЕТ КАРНЕАДА
  
   "Мудрец! на свете сем меж добрыми и злыми
  
  
   Чем занят ты? я знать хочу?"
  
   - В большой больнице сей я слезы лью с больными,
  
  
   А с дураками хохочу.
  
  
  
   ЭПИТАФИЯ СКУПОМУ
  
  
   Скупого гроб на сем кладбище,
  
  
   Резчик! ты сим стихом означь:
  
  
   Здесь спит, кто для себя был нищий,
  
  
   А для наследников - богач.
  
  
  
  С. Д. П<ОНОМАРЕВ>ОЙ
   Поручившей мне переписать в Альбом несколько моих Эпиграмм
  
  
   В альбомах место ль Эпиграммам?
  
  
   Но вы велели - вот оне:
  
  
   Гоня смешное, милым дамам
  
  
   Нешло б противуречить мне.
  
  
   Я, видя тьму оригиналов,
  
  
   Увлекся духом Эпиграмм;
  
  
   Но раньше будь известен вам,
  
  
   То был бы автор Мадригалов.
  
  
  
   ЧЕСТНЫЙ ПЛУТ
  
   Плут, если не дурак, то воровством живет;
  
   Необличенный вор сей час разбогатеет;
  
   Богач не станет красть, за балом бал затеет,
  
   Там, долго ль до греха? и честным уж слывет,
  
  
   НАДГРОБИЕ АКТЕРУ ЯКОВЛЕВУ
  
  
  
  
   Осиротела Мельпомена:
  
  
  Нет Яковлева, нет Российского Лекена!
  
  
  Разил он ужасом и жалостью сердца;
  
  
  Дух Русский возвышал в "Димитрии", в "Росславе" {2},
  
  
  Почил под сению лаврового венца,
  
  
  Искусство взял с собой, а имя отдал славе.
  
  
  
  
  ХАНЖИНОЙ
  
  
  Век целый сатане служила Ханжина,
  
  
  А кажет вид, что Бог всех чувств ее владетель;
  
  
  Измлада делала прелестным грех она,
  
  
  
  Под старость - гнусной добродетель.
  
  
  
  
  ШАРЛАТАН
  
  
   Прохожим Шарлатан кричал:
  
  
   "Ступай сюда и стар и мал,
  
  
   Ступай, кто умирать не хочет,
  
  
   Мой порошок всем жизнь упрочит,
  
  
   Чудесный и недорогой!
  
  
   Я сам его с моим слугой
  
  
   Лет тысяча как принимаю:
  
  
   Криспин, скажи, не правда ль?" - Нет!
  
  
   Служу тебе, я твердо знаю,
  
  
   Всего не больше - трех сот лет.
  
  
  
  НАРУМЯНЕННОЙ КРАСАВИЦЕ
  
   Уж как румянится! жаль, право, Маремьяны:
  
   Теряешь попусту румянец и румяны.
  
  
  
   РАЗУМ ЧЕЛОВЕЧЕСКИЙ
  
   О смертный! ты умом кичишься в ослепленья,
  
  
   К чему же служит он?
  
   Ты в силах перечесть все камни, все растенья;
  
   Опишешь всех племен обычай и закон;
  
   Ты молний познал причину сокровенну;
  
   Влияние светил на землю, на тебя;
  
  
   Постигнул, словом, всю вселенну,
  
  
  
  А не постиг - себя.
  
  
  
   ДВУМ СЕСТРАМ
  
  
   Взор, кудри и ланиты,
  
   Все в вас божественно, всяк вами восхищен:
  
  
   Одною больше - вы Хариты,
  
  
   Одною меньше - Купидон.
  
  
  
  НАДПИСЬ К ИСТОЧНИКУ
  
  
   Прозрачного сего ручья
  
  
   Всегда спокойны, тихи воды:
  
  
   Не так ли льется жизнь твоя,
  
  
   Друг мудрости и друг природы?
  
  
  
  
  БЕГЛЕЦ
  
   В полночь из лагеря ушел с часов солдат;
  
   Повесить присудил его Судья-фанатик.
  
   "Позвольте, - тот сказал, - да в чем я виноват?"
  
   - Беглец ты! - "Я? ничуть". - Так кто же ты? - "Лунатик"
  
  
  
  НЕСХОДСТВО ВО ВКУСАХ
  
  
   Живем с тобою мы друзьями,
  
  
   Хотя и сходно мало в чем:
  
  
   Не спишь ты ночи за стихами,
  
  
   Мы, их читая, спим и днем.
  
  
  
   ПРАВЕДНЫЙ СУД
  
  
   Когда Орфей, гласит преданье,
  
  
   Проник Айдеса в глубину,
  
  
   Певцу за дерзость в наказанье
  
  
   Велели возвратить жену;
  
  
   Тут бедный муж струнам коснулся
  
  
   И лирой Тартар огласил:
  
  
   Плутон игрой его тронулся
  
  
   И от жены освободил.
  
  
  
   ЭПИТАФИЯ ЛЕКАРЮ
  
   Вот и тебе почить на месте сем досталось,
  
   О деятельный врач из всех врачей земных!
  
   Почий он ранее, то сколько бы осталось
  
  
  
   Покойников - в живых.
  
  
  
   РАЗНЫЕ ЭПОХИ ЛЮБВИ
  
  
   Невинности златые годы!
  
  
  Любви непокупной куда вы скрылись дни?
  
  
   Тогда любовников расходы
  
  
  Считались - нежности и ласки лишь одни.
  
  
  Теперь уже не то, и средствами иными
  
  
  Любовник действовать на милых принужден:
  
  
   Кто платит вздохами одними,
  
  
   Одной надеждой награжден.
  
  
  
   ВЕРНАЯ ПРИМЕТА
  
  
  
  Перед домом и в дверях,
  
  
  
  Где насыпана солома,
  
  
  
  Значит, лекаря в гостях,
  
  
  
  А жильца не будет дома.
  
  
  
  
  СВЕЧА
  
  
   Поставили в фонарь свечу;
  
  
  Вообразилось ей, что взаперти обидно:
  
  
  "Как тускло я горю, меня почти не видно;
  
  
  А дай-ка волю мне, смотри, как засвечу".
  
  
  Фонарь послушался, что ж, лучше ли ей было?
  
  
  Пахнуло ветерком и дуру погасило.
  
  
  
   БЕДА ОТ ДЕЛ
  
  
   От дел все худо для людей,
  
  
   Есть дело, так за делом стонет;
  
  
   Нет дела, так еще тошней:
  
  
   Его за дело скука гонит.
  
  
  К ПОРТРЕТУ ПОЭТА В. А. ЖУКОВСКОГО
  
   Он лирой возжигал сердца летевших в бой
  
   И в мир фантазии уносит нас с собой;
  
   Венчанный лавром Муз и бранного Арея,
  
   На Пицце место взял меж Шиллера и Грея.
  
  
   ФИЛОСОФИЯ ПЬЯНОГО АСТРОНОМА
  
   Коперник справедлив, тут нечему дивиться:
  
  
   Я вижу сам, земля вертится;
  
  
   Но это что за чудеса?
  
  
   Два солнца светят мне в глаза.
  
  
  
   НА СЕБЯЛЮБЦА
  
  
  Какой счастливец Гур! Я полюбил Еглею,
  
  
  И что же? тысячу соперников имею:
  
  
  Он любит лишь себя и больше никого,
  
  
  И нет соперника ему ни одного.
  
  
  
  
  ДЕРВИШ
  
   Шел Дервиш; утомясь в степи, палимой зноем,
  
   На опровергнутый садится истукан:
  
   "Кому же сладостным обязан я покоем?"
  
   Подумал и прочел он надпись: Тамерлан.
  
   "Возможно ли? тому, кто мир страшил разбоем!
  
   Теперь забытый в нем, он путником попран".
  
  
  
  
  ЭКСПРОМТ
  
   При отсылке одной даме сделанных для нее
  
  
  
   пакетов на письма
  
  
  
  По воле вашей посылаю
  
  
  
  Пакеты вам трудов моих;
  
  
  
  В награду больше не желаю
  
  
  
  Как получать обратно их.
  
  
  
   КОРШУН И ГОЛУБЬ
  
  
   Злой Коршун Голубя клевал
  
  
   И приговаривал: "Негодный!
  
   Вы все мои враги по злости вам природной,
  
  
   Вот я тебя поймал:
  
   Есть боги-мстители!" - О если б! - Голубочек
  
  
   Чуть жив проворковал.
  
  
   "О если бы? так ты еще, дружочек,
  
   Безбожник! Не прощу ж, вперед богов ты знай,
  
  
   Умри и на себя пеняй".
  
  
  
   ЭПИТАФИЯ ЖЕНЕ
  
  
  По муже умерла покойница с печали:
  
  
  
  Вот мода славная, Клеон!
  
  
  
  Но ей последовать едва ли
  
  
  
  Захочет кто из модных жен?
  
  
   СОВЕРШЕНСТВО В СВОЕМ РОДЕ
  
  
   Кто смеет разглашать в народе,
  
  
   Что совершенства нет в природе?
  
  
   Вступись за честь свою, Герод!
  
  
   Явись и докажи собою,
  
  
   Что ты и телом и душою
  
  
   Пресовершеннейший... урод.
  
  
  
   ПРИГЛАШЕНИЕ
  
  
   "Обедай у меня; какую для ухи
  
  
  
  Достал я стерлядь, ты б отведал".
  
  
   - Благодарю. - "Прочтешь мои стихи".
  
  
  
  - Благодарю... я уж обедал.
  
  
  
   МЫСЛЬ АРИСТИППА
  
   Родится человек, умрет,
  
   Умрет и больше не родится.
  
   Что прошлого желать, грядущего страшиться?
  
   Вчера прошло и не придет,
  
   Дождемся ль завтраго? Сей день нам дар судьбины:
  
   Кто с наслажденьем жил, тот тайну жить постиг;
  
   Так поживем же краткий миг
  
   Между рожденья и кончины!
  
  
  
   НАДГРОБИЕ МЛАДЕНЦУ
  
  
   Мой сын! завиден твой удел,
  
  
   Хотя он и оплакан нами:
  
  
   У врат ты жизни мир обрел,
  
  
   Не искупив его бедами.
  
  
  
   ВОР И БЕДНЯК
  
   Вор вздумал обобрать зимою торгаша.
  
   И ночью влез в сарай, где Нищий зяб убогой:
  
   Тот не спал, поднял крик, Вор в двери и дорогой
  
   Ему же свой тулуп оставил барыша.
  
   Пусть вор, а то могло и с честными случиться:
  
   Дай поживимся-ка, ан вышло поплатиться.
  
  
  
  
  НА ШУТНИКА
  
  
   Зачем сердиться на Панфила?
  
  
   Что шутит он, не вижу зла;
  
  
  За то уж и над ним природа подшутила,
  
  
   Что человеком создала.
  
  
  
  
  ТРИОЛЕТ
  
  
   "Ведь так? у нас рогатых тьма,
  
  
   Соседушка, с тобою числя".
  
  
   - Со мною? ты сошел с ума,
  
  
   Ведь так у нас рогатых тьма. -
  
  
   "Ну будь по-твоему, Фома!
  
  
   Я это выболтал, не мысля:
  
  
   Ведь так? у нас рогатых тьма,
  
  
   Соседушка! тебя не числя".
  
  
  
   ОТЦУ, КАКИХ МНОГО
  
   День за работою, без сна частенько ночку,
  
   Весь век, как труженик, он бьется из того,
  
   Чтоб, потом и трудом скопивши куш, сыночку
  
   Дать право полное - не делать ничего.
  
  
  
   К СТАТУЕ НИОБЕИ
  
  
   Юпитер в гневе к Ниобее,
  
  
   Живую в камень превратил:
  
  
   Но кто, скажите, был хитрее?
  
  
   Художник камень оживил.
  
  
  
   ЗАВЕЩАНИЕ ПЬЯНИЦЫ
  
  
   Как пить уж будет мне не в силу,
  
  
  Короче, как умру, то в бочку лягу я;
  
  
   А вы надпишете, друзья:
  
  
   "Он сам изрыл сию могилу".
  
  
  
  ЭПИТАФИЯ АРХИТЕКТОРУ
  
  
  Земля! дави его, нескладные громады
  
  
  Настроив, сам тебя давил он без пощады.
  
  
  
   ПЕНЬКА И ВЕРЕВКА
  
  
   Пенька веревке говорила:
  
   "Стыдись! на то ли я на свет тебя пустила,
  
  
   Чтоб вешать на тебе людей?"
  
   - Меня же, матушка! на помощь им бросают,
  
  
&nbs

Другие авторы
  • Загуляев Михаил Андреевич
  • Комаровский Василий Алексеевич
  • Голиков Владимир Георгиевич
  • Неведомский М.
  • Лермонтов Михаил Юрьевич
  • Шелгунов Николай Васильевич
  • Данилевский Николай Яковлевич
  • Наумов Николай Иванович
  • Оболенский Леонид Евгеньевич
  • Брусянин Василий Васильевич
  • Другие произведения
  • Федоров Николай Федорович - О категориях Канта
  • Верещагин Василий Васильевич - Очерки, наброски, воспоминания
  • Андреев Леонид Николаевич - Покой
  • Салтыков-Щедрин Михаил Евграфович - Внучка панцирного боярина
  • Добролюбов Николай Александрович - Основные даты жизни и деятельности Н. А. Добролюбова
  • Оленина Анна Алексеевна - Дневник
  • Быков Александр Алексеевич - Веттори Пиетро
  • Батюшков Федор Дмитриевич - К современным приемам "переоценки ценностей"
  • Тетмайер Казимеж - Панна Мэри
  • Михайловский Николай Константинович - Еще о Ф. Ницше
  • Категория: Книги | Добавил: Armush (29.11.2012)
    Просмотров: 236 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа