Главная » Книги

Григорьев Аполлон Александрович - Великий трагик, Страница 3

Григорьев Аполлон Александрович - Великий трагик


1 2 3

что было в третьем акте, т. е. до самого конца четвертого акта волшебник держал нас под своим влиянием, не давал ни на минуту анализировать себя, потому что сам не отдыхал ни на минуту. Только и можно было остановиться, вздохнуть после минуты, когда он бьет Дездемону ...
  Мы опять не рассуждали и не хотели рассуждать во время антракта. Я. заметил только, что напрасно выпущено лицо любовницы Кассио, Бьянки, на что Иван Иванович отвечал, что это сделано, вероятно, во имя местной нравственности...
  Пятый акт был начат сценою песни об иве. Такова уж поэзия этой глубоко меланхолической сцены, что в ней преобразилась и наша Дездемона... У нее как-то смягчились резкие горловые акценты и подернулись северным туманом грусти яркие черты лица... Дездемона отпустила Эмилию и легла. Сказать, что мы _ждали_ появления Отелло, было бы в высшей степени неверно. Шекспировская трагедия и Сальвини захватывали под свою власть душу как настоящая правда жизни... Ждать того или другого лица можно только тогда, когда представлению не подчиняешься, а мы, да и вся масса, подчинились тут ходу драмы.
  Я и забыл сказать, что пестрая толпа, наполнявшая партер, преследовала уходящего в четвертом акте Яго энергическими, хотя шепотом произносимыми восклицаниями: Scelerato!! Bestia!! {Злодей!! Животное!! (итал.).}.
  Теперь только, когда я описываю впечатления, приходит мне в голову вопрос: прерывалось ли у трагика во время антракта его нервное настройство и, припоминая покойного Мочалова, который во время антрактов мрачно и молча сидел или ходил один, вдали от всех, с судорожными движениями, - думаю, что - нет...
  Перервавши, хотя и на минуту, душевный процесс - пусть это процесс и воображаемый и представляемый, - нельзя было войти таким, каким вошел Сальвини. В театре опять настала мертвая тишина...
  Видно было ясно, что яд уже окончательно совершил свою работу над душою Отелло... Искаженный, измученный, разбитый и вместе неумолимый, подошел он к постели тихой походкою тигра и остановился. Опять страсть обманутая, но безумная страсть прорвалась какими-то жалобными, дребезжащими тонами. Все тут было - и язвительные воспоминания многих блаженных ночей, и сладострастие африканца, и жажда мщения, жажда крови... Одну из этих сторон душевного настройства выразить нетрудно, но выразить их все, выразить то, что Шекспир сам хотел сказать последним поцелуем, который дает Отелло своей Дездемоне, - для этого надобно быть гением.
  Странная, непостижимая вещь природа гениального артиста - странное, непостижимое слияние постоянного огненного вдохновения с _расчетливым_ уменьем не пропустить ни одного полутона, полуштриха... Как это дается и давалось натурам, подобным Сальвини и Мочалову, - проникнуть мудрено. Думаю только, что это дается только постоянством вдохновения, целостным, полным душевным слиянием с жизнию представляемого лица, - вырабатывается долгою думою, но не придумывается, ибо дума поэта или артиста есть нечто вроде физиологического процесса, - и наконец захватывает всего человека!.. Слово: "расчетливое уменье" употребляю я только за недостатком другого. В такой игре расчета - в смысле составления физиономии перед зеркалом, придумывания и заучения интонаций - быть не может, но и вдохновением назвать этого нельзя, в том смысле вдохновением, на основании которого ревут, беснуются и ярятся, как буйволы, обыкновенные трагики...
  Обо всем пятом акте после первого представления только и можно было сказать, что это все было правда и что эта правда захватывала у зрителей дыхание до той самой минуты, когда Отелло рассказал о том, "как собака турок осмелился бить христианина, как он схватил его за горло и зарезал... Cosi!" (так!) - перехватил себе мечом горло и, захрипев смертельным стоном, потянулся, шатаясь, к постели Дездемоны...
  Ни восторгаться отдельными моментами, ни анализировать - в первое представление было положительно нельзя.
  Можете ли вы, в первый раз слушая какой-либо квартет Бетховена или Шумана, восхищаться отдельными ходами? Нет - потому что вас покоряет целость непрерывного впечатления...
  Истинно артистическая игра та же музыка! В ней постоянно ведется один ход, и он-то спаивает, сплачивает впечатления.
  И потому ничего не анализировали мы с Иваном Ивановичем в эту ночь, сидя в кафе "Piccolo Helvetico" на площади собора. Иван Иванович мрачно и беспощадно пил коньяк, а я смотрел в окно кофейной на чудную весеннюю, свежодышавшую ночь да на мою любимицу, колокольню Duomo - эту разубранную инкрустациями, но не отягощенную" ими, стройную, легкую и высокую ростом красавицу! И одно только я знал и чувствовал, что хорошо, по словам нашего божественного поэта, "упиться гармонией и облиться слезами над вымыслом". {63} Когда я сказал эти стихи, Иван Иванович перервал меня и с каким-то рыданием докончил:
  
  
  И может быть, на мой закат печальный
  
  
  Блеснет любовь улыбкою прощальной!.. - потом с бешенством ударил кулаком по столу.
  Я хотел было сказать ему, что Александр Македонский, конечно, герой... {64} но удержался, - мне стало жаль его, последнего романтика, добросовестно и постоянно вносившего в личную жизнь поэтические впечатления и жертвовавшего им всем, что зовется в жизни положительным, я только спросил его: - Иван Иванович - отчего вы, переживший, перечувствовавший много, не напишете о "трагическом в искусстве и жизни". Вы ведь сами на этом коньке ездили - и можете сообщить много интересных наблюдений!
  - Нет, уж пишите лучше вы, - отвечал он с горькою улыбкою и подымаясь с места. - Вы забываете, - добавил он, взявши фуражку, - что ведь это - тема, не дописанная тургеневским Рудиным! {65} - а мне прозвище Рудина, которое я имел честь получать не раз от двух женщин, надоело до смерти!
  - Вы, мой милый, - заметил я, выходя с ним на площадь, - наполовину Рудин и наполовину Веретьев, {66} коли уж дело пошло на тургеневских героев, и в этом-то ваша оригинальность!
  
  
  
  
  ПРИМЕЧАНИЯ
  При жизни Григорьева его автобиографическая проза печаталась в журналах большинство произведений опубликовано с опечатками и искажениями. Новые издания его прозы появились лишь в XX в., по истечении 50-летнего срока со смерти автора (до этого наследники были, по дореволюционным законам, владельцами сочинений покойного, и издавать можно было только с их согласия и с учетом их требований). Но большинство этих изданий, особенно книжечки в серии "Универсальная библиотека" 1915-1916 гг., носило не научный, а коммерческий характер и только добавило число искажений текста.
  Лишь Материалы (здесь и далее при сокращенных ссылках см. "Список условных сокращений") - первое научное издание, где помимо основного мемуарной произведения "Мои литературные и нравственные скитальчества" были впервые напечатаны по сохранившимся автографам "Листки из рукописи скитающегося софиста", "Краткий послужной список..." (ранее воспроизводился в сокращении) письма Григорьева. Архив Григорьева не сохранился, до нас дошли лишь единичные рукописи; некоторые адресаты сберегли письма Григорьева к ним. В. Н. Княжнин, подготовивший Материалы, к сожалению, небрежно отнесся к публикации рукописей, воспроизвел их с ошибками; комментарии к тексту были очень неполными.
  Наиболее авторитетное научное издание - Псс; единственный вышедший том (из предполагавшихся двенадцати) содержит из интересующей нас области лишь основное мемуарное произведение Григорьева и обстоятельные примечания к нему. Р. В. Иванов-Разумник, составитель Воспоминаний, расширил круг текстов, включил почти все автобиографические произведения писателя, но тоже проявил небрежность: допустил ошибки и пропуски в текстах, комментировал их весьма выборочно.
  Тексты настоящего издания печатаются или по прижизненным журнальным публикациям, или по рукописям-автографам (совпадений нет: все сохранившиеся автографы публиковались посмертно), с исправлением явных опечаток и описок (например, "Вадим Нижегородский" исправляется на "Вадим Новгородский"). Исправления спорных и сомнительных случаев комментируются в "Примечаниях". Конъектуры публикатора заключаются в угловые скобки; зачеркнутое самим авто- ром воспроизводится в квадратных скобках.
  Орфография и пунктуация текстов несколько приближена к современным; например, не сохраняется архаическое написание слова, если оно не сказывается существенно на произношении (ройяль - рояль, охабка - охапка и т. п.).
  Редакционные переводы иностранных слов и выражений даются в тексте под строкой, с указанием в скобках языка, с которого осуществляется перевод. Все остальные подстрочные примечания принадлежат Ап. Григорьеву.
  Даты писем и событий в России приводятся по старому стилю, даты за рубежом - по новому.
  За помощь в комментировании музыкальных произведений выражается глубокая благодарность А. А. Гозенпуду, в переводах французских текстов - Ю. И. Ороховатскому, немецких - Л. Э. Найдич.
  
  
   СПИСОК УСЛОВНЫХ СОКРАЩЕНИЙ
  Белинский - Белинский В. Г. Полн. собр. соч., т. I-XIII. М., изд-во АН СССР, 1953-1959.
  Воспоминания - Григорьев Аполлон. Воспоминания. Ред. и коммент. Иванова-Разумника. М.-Л., "Academia", 1930.
  Егоров - Письма Ап. Григорьева к М. П. Погодину 1857-1863 гг. Публикация и комментарии Б. Ф. Егорова. - Учен. зап. Тартуского ун-та, 1975, вып. 358, с. 336-354.
  ИРЛИ - рукописный отдел Института русской литературы АН СССР (Ленинград).
  ЛБ - рукописный отдел Гос. Библиотеки СССР им. В. И. Ленина (Москва).
  Лит. критика - Григорьев Аполлон. Литературная критика. М., "Худ. лит.", 1967.
  Материалы - Аполлон Александрович Григорьев. Материалы для биографии. Под ред. Влад. Княжнина. Пг., 1917.
  Полонский (следующая затем цифра означает столбец-колонку) - Полонский Я. П. Мои студенческие воспоминания. - "Ежемесячные литературные приложения" к "Ниве", 1898, декабрь, стб. 641-688.
  Пcс - Григорьев Аполлон. Полн. собр. соч. и писем. Под ред. Василия Спиридонова. Т. 1. Пг., 1918.
  ц. р. - цензурное разрешение.
  ЧБ - Григорьев Ап. Человек будущего. М., "Универсальная библиотека", 1916.
  
  
  
   ВЕЛИКИЙ ТРАГИК
  Впервые: Рус. слово, 1859,  1, отд. III, с. 1-42. Последующие публикации: Григорьев Ап. Великий трагик. Со вступительной статьей Н. Н. Русова. М., "Универсальная библиотека", 1915, 77 с.; Воспоминания, с. 218-287.
  Рассказ-очерк действительно мыслился Г. как часть большой книги "Одиссея о последнем романтике". Публикуя поэму "Вверх по Волге" с подзаголовком "Из "Одиссеи о последнем романтике"", Г. снабдил его следующим примечанием: "Одна из частей этой - едва ли, впрочем, имеющей быть конченной "Одиссеи" напечатана в "Сыне отечества", 1857 г. ("Борьба"); другая - рассказ в прозе "Великий трагик" в "Русском слове", 1859,  1; третья - поэма "Venezia la bella" в "Современнике" 1858 г.,  11. Дело идет, одним словом, о том же самом Иване Ивановиче, за безобразия и эксцентричность которого не раз уж приходилось отвечать невинному повествователю благодаря особенным понятиям о благопристойности, развившимся в нашей литературной критике в течение последнего пятилетия" (Рус. мир, 1862,  41, с. 750).
  Иван Иванович - поэтический двойник Г. Этот образ будет и впоследствии использован Г. в его очерках, особенно в начавшемся было (и прервавшемся из-за ухода из журнала) цикла очерков-фельетонов "Беседы с Иваном Ивановичем о современной нашей словесности и о многих других вызывающих на размышление предметах" (Сын отечества, 1860,  6, 7).
  В очерке "Великий трагик" описывается впечатление от игры выдающегося итальянского артиста Сальвини, который в середине XIX в. был еще мало известным.
  Отзывы в печати об очерке были отрицательные. Например, Р. Н. в рубрике "Пчелка" (Сев. пчела, 1859,  69) вначале свысока оценивает творчество Г. в целом ("Это просто наш журнальный партизан... Он невольно представляется нашему воображению: на борзом коне (любимый его конек немецкая туманная философия), в славянском полукафтане, с молодецкой бородкой, с шапкою набекрень и с нагайкою в руке!.." - с. 274); далее рецензент издевается над "Великим трагиком": над терминами "веяние" и "бурное дыхание" (отныне эти два выражения станут общим местом в антигригорьевской критике, особенно в "Искре"), над возвеличиванием Мочалова (дескать, актера знала только Москва), над Любимом Торцовым, "этим жалким промотавшимся пьянчугой" (с. 275), над тем, как Иван Иванович заходил в буфет вонзить в себя рюмку коньяку и т. д. (кстати, здесь Р. Н. совсем не понял иронии Г., очевидно, имевшего в виду строку из стихотворения В. Г. Бенедиктова "Сознание": "Вонзи смертельный поцелуй!").
  1 ...городе Флоренске, как зовет его Лихачев... - Г. неоднократно ссылался в своих статьях на "Статейный список посольства... Василья Лихачева во Флоренцию в 7167 (1659) годе", где содержится характерное для мышления человек допетровской Руси отношение к Западной Европе (см. например: Лит. критике с. 170-171). "Статейный список..." издан: "Древняя российская вивлиофика" ч. IV, 1788.
  2 Кьяссо - маленькая улочка (итал. chiasso).
  3 Si il nome Christiane portate... - Начало стандартного объявления о запрещении использовать укромные уголки.
  4 ... "с чужим ребенком на руках". - Последняя строка из стихотворения Б. А. Баратынского "Подражателям" (1830).
  5 ... в отребиях... - Г. неверно употребил это слово, на самом деле означающее не ветхую одежду (отрепье), а сор, мякину после теребления.
  6 Ольтр-Арно - часть Флоренции за рекой Арно; там находится картинная галерея Питти.
  7 ... поэты, особенно трое из них. - Судя по следующим ниже цитатам, Г имеет в виду Н. П. Огарева, Ф. И. Тютчева, А. А. Фета.
  8 Еще лежит... и постепенно тает... - Начало стихотворения Огарева "Весна" (1842).
  9 Весна идет! Весна идет!.. - Строка из стихотворения Тютчева "Весенние воды" (1830).
  10 Какой-то странной жаждою... Проносится весна... - Неточная цитата из стихотворения Фета "Уж верба вся пушистая..." (1844): Г. соединяет несколько редакций.
  11 ... "май вылетает к нам" из "царства вьюг и снега". - Неточная цитата из стихотворения Фета "Еще майская ночь" (1857); в подлиннике:
  
  
  ... из царства вьюг и снега
  
  
  Как свеж и чист твой вылетает май!
  12 Трюфли - вид грибов.
  13 Траттория - трактир.
  14 ... прелестной... женщине... - Вероятно, имеется в виду Варвара Александровна Ольхина, жена адвоката А. А. Ольхина. И. С. Тургенев в письме к В. П. Боткину от 15-25 марта 1858 г. из Флоренции советует адресату познакомиться через Григорьева "с г-жею Ольхиной; прекрасная женщина" (Тургенев И. С. Полн. собр. соч. и писем. Письма, т. 3. М.-Л., 1961, с. 203-204).
  15 Лишь в лучшие мгновенья Бытия слетает к нам... - Неточная цитата из стихотворения В. А. Жуковского "Лалла Рук" (1821): в подлиннике вместо "лучшие" - "чистые", вместо "слетает" - "бывает".
  16 Литания - молитва у католиков.
  17 В дуэте Арнольда и Матильды... - Из оперы Дж. Россини "Вильгельм Телль" (1829).
  18 Пергола - театр во Флоренции. Ниже будет назван еще театр Пальяно.
  19 "Сицилийские вечерни" ("Сицилийская вечерня") - опера Дж. Верди (1855).
  20 "Троватор" ("Трубадур") - опера Дж. Верди (1853).
  21 "Гугеноты" - опера Дж. Мейербера (1835).
  22 Один из злых приятелей... - Имеется в виду Е. Н. Эдельсон, товарищ Г. по кружку "молодой редакции" "Москвитянина", с годами все более отходивший от Г., раздражавший его своим рационализмом и нравоучениями.
  23 Спекулятивный - умозрительный.
  24 ... не отвечая по м_н_о_г_и_м причинам на его вопрос. - Речь идет о стихотворении Г. "Искусство и правда" (1854), в рукописном варианте называвшемся "Рашель и правда", - этот вариант, видимо, больше запомнился Г. Стихотворение имело подзаголовок "Элегия - ода - сатира" и было посвящено отрицательному описанию французской классицистской манеры игры знаменитой Рашели, гастролировавшей тогда в Москве, и прославлению труппы московских актеров, правдиво и задушевно сыгравших любимую Г. драму Островского "Бедность не порок". Контрастно резкие хула и хвала вызвали насмешки современников, статьи и эпиграммы, болезненно действовавшие на Г.; кроме того, впоследствии Г., очевидно, понял чрезмерные крайности обеих оценок и мог стыдиться своих пристрастий.
  25 "Скопин-Шуйский" - драма Н. В. Кукольника (1834). Мочалов играл роль Ляпунова.
  26 "Уголино" - трагедия Н. А. Полевого (1838). Мочалов играл роль Нино.
  27 ... молодой дебютант. - Очевидно, имеется в виду Корнелий Николаевич Полтавцев (1823-1865), подражавший Мочалову в роли Гамлета; см. отзыв о нем в этой роли: Григорьев А. Летопись московского театра. - Москвитянин, 1851,  15, с. 235-248.
  28 "Смерть или честь" - драма Н. А. Полевого (1839). Мочалов играл роль Бидермана.
  29 Випера - змея.
  30 ... то, что вы называете веянием... - См. с. 379, примеч. 2.
  31 Пошлый Мейнау... - Герой драмы А. Коцебу "Ненависть к людям и раскаяние" (1789).
  32 ... с гетевским представлением о Гамлете - т. е. с представлением о силе ума и слабости воли Гамлета.
  33 ... до сопоставления Гамлета, с Подколесиным... - Г. вспоминает свою статью "Гоголь и его последняя книга": "в "Женитьбе" даже колоссальный лик Гамлета сводится в сферы обыкновенной, повседневной жизни, ибо, говоря вовсе не парадоксально, безволие Подколесина родственно безволию Гамлета и прыжок его в окно - такой же акт отчаяния бессилия, как убийство короля мечтательным датским принцем" (Моск. городской листок, 1847,  62, 17 марта, с. 249).
  34 ...раз играли у нас Шекспира по комментариям и Гамлета по гетевскому представлению... - Вероятно, речь идет об увлечении Г. немецким ученым Г. Гервинусом, автором 4-томного труда о Шекспире (1849-1850), вообще популярного тогда в России (его переводил на русский яз. В. П. Боткин). Г. пропагандировал книгу Гервинуса в сопоставлении с идеями Гете в "Заметках о Московском театре" (Отеч. записки, 1850,  4, отд. VIII, с. 270-283). В этой же статье Г. отмечает игру в роли Гамлета молодого актера Леонида Львовича Леонидова (1821-1889), который долго готовился и много думал над спектаклем; не исключено, что Г. оказал артисту помощь в философском истолковании шекспировской трагедии.
  35 ... несколько мальчишек, громко рассуждавших в фойе... - Вероятно, намек на новых - в Москве начала 1850-х гг. - друзей Г.: А. Н. Островского, Е. Н. Эдельсона, Б. Н. Алмазова и др., составивших "молодую редакцию" "Москвитянина".
  36 ... бывалой Офелии... - Вероятно, имеется в виду московская актриса, партнерша Мочалова, Н. В. Репина: см. в статье А. Григорьева "Александрийский театр": "... о г-же Орловой не скажем мы ни слова, потому что, признаем откровенно, никогда не принадлежали к числу ее поклонников, особенно же в ту эпоху, когда на московской сцене еще сияла звезда первой величины - несравненная, гениальная Н. В. Репина... Репина и Мочалов!" (Репертуар и пантеон, 1846,  11. Театральная летопись, с. 77).
  37 Любим Торцов - персонаж драмы А. Н. Островского "Бедность не порок" (1853), один из самых ценимых Г. литературных героев; воспет Г. в стихотворении "Искусство и правда".
  38 Купидоша Брусков - персонаж драмы А. Н. Островского "В чужом пиру похмелье" (1855).
  39 ... благоговением к волосам Лукреции Борджиа... - Имеются в виду распространенные в Италии легенды об изумительной красоте волос Лукреции Борджиа и об их роковом влиянии на судьбу влюбленных в нее.
  40 Томбола - лото.
  41 Корсо - центральная улица Рима.
  42 Сциэнтифический - научный; термин употреблен с ироническим оттенкам (от лат. scientia - наука).
  43 ... lasciar ogni speranza... - Намек на "Ад" Данте (песнь III, строка 9) надпись на вратах ада: "lasciate ogni speranza" ("оставьте всякую надежду").
  44 Интрата - входной билет.
  45 ... "один в четырех каретах поедет". - Имеются в виду слова Гордея Торцова из комедии "Бедность не порок" Островского: "... один в четырех каретах поеду" (д. III, явл. 13).
  46 Стентерелло - персонаж народного театра, в образе которого подчеркивались местные, флорентийские особенности, поэтому он был любимцем публики в этом городе.
  47 ... хором Ивана Васильева...- О цыганских хорах XIX в. см.: Пыляев М. И. Старый Петербург. Изд. 3-е. СПб., изд. А. С. Суворина, 1903, с. 408-417. О хоре Васильева там говорится: "В пятидесятых годах явился Иван Васильев, ученик Ильи Соколова; это был большой знаток своего дела, хороший музыкант и прекрасный человек, пользовавшийся дружбой многих московских литераторов, как, например, А. Н. Островского, Ал. А. Григорьева и др. У него за беседой последний написал свое стихотворение, положенное впоследствии на музыку Ив. Васильевым. Вот слова этого не напечатанного романса:
  
   Две гитары за стеной зазвенели, заныли,
  
   О мотив любимый мой, старый друг мой, ты ли?
  
   Это ты: я узнаю ход твой в ре-миноре
  
   И мелодию твою в частом переборе.
  
   Чимбиряк, чимбиряк, чимбиряшечки,
  
   С голубыми вы глазами, мои душечки!..
  Сам Иван Васильев был хороший баритон, его романсы в то время имели большой успех и распевались всеми <...> У Ивана Васильева особенно процветали квартетное пение и трио; первое soprano пела жена его Аграфена, второе Маша, по прозвищу Козлик; последняя исполняла особенно хорошо вместе с Грушей песенку "Ох болит..." на перекличку и русскую песню "Не будите меня молоду...". Такой улыбки и мимики, говорят старые цыгане, как у Груши, теперь и не встретишь" (с. 414-415).
  Видимо, М. И. Пыляев черпал сведения у цыган-музыкантов следующих поколений; чрезвычайно интересно здесь указание на Васильева как на автора мелодии к знаменитой "Цыганской венгерке" Григорьева: ведь в музыкальной литературе имя автора не было раскрыто. Интересны также варианты текста, ранее не известные (Пыляев однако не знал, что "Цыганская венгерка" была опубликована в 1857 г.).
  48 Стеша - ср. описание Стеши в рассказе Фета "Кактус".
  49 ... писал о том, что у Яго нет личного мщения к Отелло... - В статьях Г. не обнаружены подобные высказывания.
  50 ...Giraldi Cintio в своей новелле del capitano Moro... et caet. - Новелла Дж. Чинтио (1566) послужила Шекспиру сюжетной основой для "Отелло".
  51 Голос у ней был нежный, тихий и приятный - Вещь в женщине прелестная. - Слова Лира о Корделии ("Король Лир" Шекспира, акт V, сцена 3). Г. неточно цитирует перевод В. Якимова (СПб., 1833), по которому играли "Короля Лира" в русских театрах 1830-1840-х гг. (последняя строка у Якимова: "прекрасная вещь в женщине").
  52 ..."лиана, обвившаяся около мощного дуба"... - Слова Титании в комедии Шекспира "Сон в летнюю ночь" (акт IV, сцена 1); околдованная Титания влюбляется в человека с ослиной головой.
  53 ...кошачьи приставанья... - Г. называл "кошачьими" женские характеры, страстные, но "ускользающие", не поддающиеся чужой воле.
  54 Паоло - итальянская медная монета.
  55 Один актер, мой приятель... - Очевидно, известный рассказчик И. Ф. Горбунов.
  56 ...великий трагик, которого я знал лично... - П. С. Мочалов.
  57 ... верит ли и в какой степени верит трагик в представляемые им душевные движения?.. - Вопрос о возможностях перевоплощения художников в их создания постоянно волновал Г.; на эту тему написана большая его статья "О правде и искренности в искусстве" (1856).
  58 ... M**... когда он играл с покойным К**... - Имеется в виду Алексей Михайлович Максимов, актер Александрийского театра в Петербурге, при В. А. Каратыгине игравший вторые роли, а с 1853 г. ставший премьером и успешно выступавший в роли Гамлета.
  59 Здравствуй, здравствуй, о царица... красная!.. - Речь идет об опере Дж. Россини "Семирамида" (1823). Паста гастролировала в Петербурге в сезоне 1841/42 гг.
  60 ... прильпнуть язык к гортани. - Перифраз выражения из "Псалтыри": "...язык прильпе к гортани" (псалом 136, стих 6).
  61 ... думу об идеализме и натурализме в искусстве. - Г. будет подробно развивать свои представления о художественном методе в статьях "Реализм и идеализм в нашей литературе" (Светоч, 1861,  4, с. 1-26), "О реализме в искусстве и литературе" (Якорь, 1863,  13, с. 241-244), "О Писемском и его значении в нашей литературе" (Якорь, 1863,  18, с. 341-345). После сложной эволюции Г. пришел к отрицанию и идеализма, и натурализма, к защите "истинного реализма", сочетающего правдивое отображение жизни с возвышенными идеалами.
  62 "Дневник г. Голядкина". - Так Г. назвал "Двойника" Ф. М. Достоевского (1846). Отношение Г. к творчеству писателя претерпело существенную эволюцию: от негативной оценки в 40-50-х гг., когда произведения Достоевского отождествлялись с натурализмом (в котором Г. больше всего огорчало даже не выставление напоказ "язв" жизни, а изображение характера человека как результата воздействия среды; критик возмущался отсутствием всеобщей борьбы за человека, за его нравственную цельность и самоответственность), и до положительных в целом характеристик творчества Достоевского в 60-х гг. В "Великом трагике" Г. еще не изменил своей первоначальной оценки.
  63 ...упиться гармонией и облиться слезами над вымыслом". - Рассказчик и Иван Иванович пересказывают и цитируют стихотворение Пушкина "Элегия" (1830).
  64 ... Александр Македонский, конечно, герой... - Намек на известные слова Городничего: "Оно, конечно, Александр Македонский герой, но зачем же стулья ломать?" ("Ревизор" Гоголя, д. I, явл. 1).
  65 ... тема, не дописанная... Рудиным... - Рудин намеревался окончить "большую статью" "о трагическом в жизни и в искусстве" (роман Тургенева "Рудин", гл. VI).
  66 Веретьев - герой повести Тургенева "Затишье" (1854).

Категория: Книги | Добавил: Armush (28.11.2012)
Просмотров: 185 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа