Главная » Книги

Глинка Федор Николаевич - Дева карельских лесов, Страница 5

Глинка Федор Николаевич - Дева карельских лесов


1 2 3 4 5 6

елы дикой исполины
  
  
   Идут из северных лесов;
  
  
   И страшны лютых орд походы,
  
  
   Тропы под их стопой трещат,
  
  
   Их очи заревом горят,
  
  
   И, в гневе, тяжкие колоды
  
  
   Они ворочают... Беда,
  
  
   Кто хоть случайно иногда
  
  
   У алчущих оспорит снеди,
  
  
   То дивы Севера - медведи!
  
  
   Напрасно длинногривый конь,
  
  
   Как ветер вольный и игривый,
  
  
   Летит, как вспыхнувший огонь,
  
  
   В степи чрез пожити и нивы, -
  
  
   Погубит смелого обман:
  
  
   Медведь нейдет с ним в бой открытый,
  
  
   Он чует меткие копыты;
  
  
   Но из-за сосен (великан)
  
  
   Взмахнул своей косматой дланью,
  
  
   И нет коня!.. Свиреп и дик,
  
  
   Один идет, открытой бранью
  
  
   На страшного карельского быка!
  
  
   Объят великодушным гневом,
  
  
   Сей пастырь стад громит врага.
  
  
   Леса полны их диким ревом,
  
  
   И часто, крепкие рога
  
  
   Могуче в чрево исполина
  
  
   Вонзив, его, как в башню, прет,
  
  
   Доколе пастыря дубина
  
  
   Или топор его добьет.
  
  
   Как часто пастыри толпой
  
  
   Бегут в тревоге с страшным криком,
  
  
   Когда медведь лесной тропой
  
  
   Под стадо крадется... И кликом,
  
  
   И звуком их витых рогов
  
  
   Суземских, длинных, из березы,
  
  
   Махая кольем в знак угрозы
  
  
   И клича свистом к драке псов,
  
  
   Они пугают великана,
  
  
   Боясь за стадо. Он упрям,
  
  
   Он сел на корты, дик и прям,
  
  
   Как черный пень из-за тумана;
  
  
   Они - его, он их страшит;
  
  
   Напрасно врассыпь, справа, слева
  
  
   Бегут. Дикарь наш, полный гнева,
  
  
   Чего коснется - всё крушит.
  
  
   И вот камней и сосн обломки
  
  
   Швыряет метко в них силач,
  
  
   И рев ею густой и звонкий
  
  
   Шумит по дебрям, как Кивач!..
  
  
   Но хитрость пагуба для силы;
  
  
   В заман сокрытой западни
  
  
   Силач уловлен, и унылый,
  
  
   С кольцом в ноздрях, он грустно дни
  
  
   Ведет, и, вспомня лес и степи,
  
  
   Порой грызет напрасно цепи...
  
  
  
  
   14
  
  
   Где наш медведь? Он домоводец.
  
  
   И какова его судьба?
  
  
   В смиренном звании раба
  
  
   Он чей-то сторожит колодец.
  
  
   И, должность ведая свою
  
  
   И опытом узнав сноровку,
  
  
   Вертит на колею веревку
  
  
   И тянет вверх с водой бадью.
  
  
   Он поумнел в своей неволе,
  
  
   Смирённый цепию медведь!
  
  
   И вот, хотите ль посмотреть,
  
  
   Как в замшевом своем камзоле
  
  
   Силач трудится с кузнецом!
  
  
   На дыбях стоя молодцом,
  
  
   Он страшный подымает молот,
  
  
   Взмахнул (увидим чудеса!..),
  
  
   И ком железный им расколот,
  
  
   И лентой вьется полоса!..
  
  
   Силач усталости не знает,
  
  
   Его ничто не истомит.
  
  
   Одно, порой, его пугает:
  
  
   Он головою завертит
  
  
   И взвоет вдруг, когда огарки
  
  
   Летят в звездистых брызгах ярких,
  
  
   Вопьются в морду... Он грустит:
  
  
   Где прежняя его отвага?
  
  
   Где удаль жизни лесовой?
  
  
   Поникнув в скуке головой,
  
  
   Он подряхлел. Но всё, бедняга,
  
  
   Холодный ко всему как лед,
  
  
   Еще он страстно любит... мед!
  
  
   И шаловливые мальчишки
  
  
   И взрослые, туда ж под стать!
  
  
   (Знать, детские у них умишки)
  
  
   Бегут без жалости пытать
  
  
   Седого лакомку. Краснеет
  
  
   Под медом сковрода, шипя,
  
  
   В глазах у старца что-то рдеет:
  
  
   Почуял запах... и, кипя,
  
  
   Нетерпеливо мед хватает.
  
  
   Ожегся... сковороду вдаль,
  
  
   Мурлыча, с яростью швыряет,
  
  
   И тяжкую свою печаль
  
  
   Он тяжким стоном выражает...
  
  
   Медведь ослеп, он без зубов,
  
  
   Он дряхл, и когти притупились;
  
  
   И вот бездушники столпились
  
  
   И вывели на сворах псов.
  
  
   Он окружен... Его терзают,
  
  
   Но свирепеет наш Сампсон,
  
  
   На миг в нем силы воскресают,
  
  
   И бьет врагов лукавых он!
  
  
   Громит, коверкает, увечит
  
  
   И далеко визгливых мечет...
  
  
   Но пагубный стрелка свинец
  
  
   Его, громящего, пронзает,
  
  
   Он лапой - морду закрывает -
  
  
   И ниц (он чует свой конец!).
  
  
   И вот (меж тем как стая лает)
  
  
   Вздохнул и умер. - Человек...
  
  
   Тиран! Природы оскорбитель!
  
  
   Так ты земной [проводишь век!
  
  
   Созданий божиих губитель,
  
  
   Презренный ловчий! Ты в борьбу
  
  
   С лесным не смеешь великаном:
  
  
   Ты ловишь грозного - обманом,
  
  
   Ты зол и хитр. А ты судьбу
  
  
   Возвысить должен земнородных!
  
  
   Вся тварь давно с тоскою ждет,
  
  
   Когда Адамов сын пойдет,
  
  
   В высоких думах благородных,
  
  
   К давно забытым небесам,
  
  
   К своим утраченным правам.
  
  
   И что же он?.. Мне раз приснилось,
  
  
   Что вихорь землю возмутил -
  
  
   От молний небо раскалилось,
  
  
   И страшный ангел затрубил...
  
  
   Я ждал, что буря вскроет гробы, -
  
  
   Могил не тронулась печать;
  
  
   Но с шумом из земной утробы
  
  
   Скелетов высыпала рать...
  
  
   То были звери. Пред толпами
  
  
   Верблюд двугорбый выступал,
  
  
   И, движась мерными стопами,
  
  
   Остатком хобота махал
  
  
   Слон-остов. Некогда красивый,
  
  
   Как призрак брел высокий конь;
  
  
   Потух очей его огонь,
  
  
   И ветры не трепали гривы...
  
  
   Стада оленей, серн, слонов,
  
  
   Погибших от ножа и псов,
  
  
   Шли медленно... Покрылось поле
  
  
   Зверьми, убитыми в лесах
  
  
   И заморенными в неволе,
  
  
   И загремело в небесах:
  
  
   "Где он, губитель их хвастливый,
  
  
   Он всю природу захватил,
  
  
   И род лесных жильцов игривый,
  
  
   И род пернатых погубил.
  
  
   Леса - власы земли прекрасной -
  
  
   Он прихотливо исторгал...
  
  
   Где ж он?" И видел я, несчастный,
  
  
   Как хищник схваченный дрожал.
  
  
   Всё человека упрекало,
  
  
   И всё звало его на суд:
  
  
   Ему в ответ дан мир и труд,
  
  
   А, буйный, он?.. Мне страшно стало,
  
  
   И я проснулся...
  
  
  
  
   15
  
  
   Война еще другая есть.
  
  
   Не знаем: мщения ль порывы
  
  
   Или обиженная честь
  
  
   Влекут граждан трудолюбивых,
  
  
   Разумных (бросив тишину
  
  
   И труд) на бой метаться ярый,
  
  
   Платить ударом за удары
  
  
   И страшную вести войну:
  
  
   То муравьи! Кто знает повод
  
  
   К их ссорам, к распре роковой?
  
  
   Но стар и млад (уж пуст их город!)
  
  
   Стремятся к битве полевой.
  
  
   За Трою ль распря? за Елену?
  
  
   Иль тесен стал родной удел?
  
  
   Иль мстят за горькую измену?
  
  
   Иль мчит их в бурю жажда дел?
  
  
   Теснятся, строятся в уступы;
  
  
   Рать черных с красными сошлась,
  
  
   И битва злобная зажглась:
  
  
   Сцепились, жалят... падших трупы
  
  
   (В грозе, в бою передовом)
  
  
   Краснеют в поле боевом,
  
  
   И стройно черных рать подходит,
  
  
   Стоит... и правильно крылом
  
  
   Крыло противника обходит
  
  
   И мчит на тыл за взводом взвод.
  
  
   Воскресла, мнится, Мантинея,
  
  
   И их ведет Эпаминонд!
  
  
   Всё больше, больше пламенея,
  
  
   Без устали отважных рать
  
  
   (Их поприща как тесны рамки!)
  
  
   Спешит разбитых добивать
  
  
   И приступом берет их замки...
  
  
  
  
   16
  
  
   "Гремит!.. а тучи не видать!
  
  
   Откуда этот гул несется,
  
  
   От гор горам передается...
  
  
   Как сходно! Хочешь вспоминать
  
  
   Военное... в былом походе...
  
  
   Послушайте!.. Еще звучит!"
  
  
   "Мой друг! то, верно, на заводе
  
  
   Орудий проба!" {17} - "Нет! гремит
  
  
   Не так, не так!.. То звук знакомый,
  
  
   То боевой!.. Вот раз и раз!
  
  
   Вот залп!.. Как славно!" - И, влекомый
  
  
   Кипучим чувством, пылких глаз
  
  
   От синей дали не отводит,
  
  
   То стоя руки ломит он,
  
  
   То скорыми шагами ходит:
  
  
   Тоскует... А в долинах стон
  
  
   Бегущих звуков над водою
  
  
   Шумнее слышен по лесам...
  
  
   "Ужель война? Ужели к нам
  
  
   Опять француз пришел с бедою?
  
  
   Француз далек: тут ближе швед!
  
  
   Кто б ни был! - В путь! Увижусь с братом:
  
  
   Он при царе! - Мне дела нет!
  
  
   Скажу: хочу служить солдатом!
  
  
   Солдатом заслужить вину...
  
  
   Я душу им мою открою!
  
  
   Я кровью прежнее омою:
  
  
   Я знал... Любил... Люблю войну!"
  
  
  
   (Поспешно уходит.)
  
  
  
  
   17
  
  
   Его уж нет! Уж в одинокий
  
  
   Приют страдальцев ночь сошла;
  
  
   Но полоса была светла
  
  
   Над городом, в выси далекой.
  
  
   Ужель война?.. Скорей пожар! -
  
  
   Объяты смутою невольной,
  
  
   То звон внимают колокольный,
  
  
   То в сумерках им виден шар,
  
  
   И разноцветными огнями,
  
  
   Как бисером, унизан он!
  
  
   Уж ночь, а с ней не сходит сон!
  
  
   Пестры озера челноками,
  
  
   И на конях кареляки,
  
  
   В какой-то, кажется, тревоге,
  
  
   Спускаются к большой дороге.
  
  
   Отец и дочь полны тоски...
  
  
  
  
   18
  
  
   Проходит день... другой... опять
  
  
   Всё тот же гром и мнятся клики;
  
  
   Но ожил чем-то край сей дикий...
  
  
   "Но что там?.. От кого узнать?..
  
  
   Неужель битва в самом деле?
  
  
   Сие движенье? Этот гром?.."
  
  
   Так рассуждали и глядели
  
  
   На дальний дым, на даль с огнем.
  
  
   Прошли пустынных две недели;
  
  
   Затихло всё в бору глухом.
  
  
   Томится дева молодая,
  
  
   Ей стал постыл сей край лесной;
  
  
   Душой больна, душой страдая,
  
  
   Грустит. Серебряной луной
  
  
   Блестят и бор, и лесосеки,
  
  
   И безволосая гора {*}.
  
  
   Как ленты развивались реки,
  
  
   И длинным рядом озера
  
  
   Лежат, как стекла в пестрых рамах.
  
  
   Но, позабыв и чары сна
  
  
   И пишу, всё одним полна,
  
  
   Как образ истукана в храмах,
  
  
   Она, недвижная, стоит
  
  
   И в даль туманную глядит...
  
  
   Уже покинут клест игривый,
  
  
   И лебедь ходит одинок:
  
  
   Не водит розовый шнурок
  
  
   Его за девой молчаливой...
  
  
   Заря зажглась над синевой,
  
  
   Душа согрелася надеждой,
  
  
   И ранний ветер боровой
  
  
   Играет с синею одеждой...
  
  
   Но тщетно! Гаснет день... Туман
  
  
   Слоями кутает долину,
  
  
   Была надежда та - обман:
  
  
   Она удвоила кручину!
  
  
   "Его забыть я не могу! -
  
  
   Родному дева говорила. -
  
  
   На этом диком берегу
  
  
   Еще оденется могила...
  
  
   Страдать теперь... Нет больше сил!..
  
  
   Зачем заботливой рукою
  
  
   Ты дочь пустыни воскресил!
  
  
   Я расцвела! Душа играла,
  
  
   Мне сносен был сей мир лесной,
  
  
   Но он взглянул - я запылала
  
  
   И раздружилась с тишиной,
  
  
   Я с ним, как с братом, подружилась,
  
  
   К нему привыкла; с ним душа
  
  
   В тиши лесного шалаша
  
  
   Как божьим небом веселилась,
  
  
   И он... Что так мертво и жмет
  
  
   Меня болезненной тоскою?..
  
  
   Придет ли друг?.." Идет! Идет!
  
  
   Бежит и машет им рукою,
  
  
   В другой - он хартию несет...
  
  
   "Молитесь, милые!.. Свобода!
  
  
   Скорей из сих несчастных мест!
  
  
   Друзья! читайте... Манифест!..
  
  
   Слезами русского народа
  
  
   Омочен Александров прах,
  
  
   Он опочил, монарх великий!
  
  
   Но царство больше не в слезах!
  
  
   Всё праздник! Всюду пир и клики...
  
  
   Я расскажу: оставя вас,
  
  
   Бегу, тревожный, беспокойный,
  
  
   Вдруг парус!.. Я кричу, то соймы!
  
  
   Я к ним. Помчал шелойник {18} нас...
  
  
   Уж ночь; но город, всё пылая
  
  
   (И мне он был как новый мир!),
  
  
   Пирует свой трехдневный пир,
  
  
   Шумит и славит Николая..."
  
  
  (Отдает им читать печатный лист.)
  {* Гора с открытой вершиной - лысая гора. (Прим. Глинки).}
  
  
  
  
   19
  
  
   Они прочли, они узнали...
  
  
   В тревоге, в радости, в слезах
  
  
   Они всю душу изливали
  
  
   То в восклицаньях, то в моль

Другие авторы
  • Беляев Александр Петрович
  • Крестовский Всеволод Владимирович
  • Толстой Илья Львович
  • Боккаччо Джованни
  • Рунеберг Йохан Людвиг
  • Соловьев Всеволод Сергеевич
  • Уайзмен Николас Патрик
  • Апраксин Александр Дмитриевич
  • Тургенев Александр Михайлович
  • Сосновский Лев Семёнович
  • Другие произведения
  • Пушкарев Николай Лукич - Перед шлагбаумом
  • Андерсен Ганс Христиан - Уж что муженек сделает, то и ладно
  • Уоллес Эдгар - Ворота измены
  • Балтрушайтис Юргис Казимирович - Сонеты
  • Стивенсон Роберт Льюис - Вечерние беседы на острове
  • Раич Семен Егорович - Из статей о сочинениях Пушкина
  • Достоевский Федор Михайлович - Ползунков
  • Рекемчук Александр Евсеевич - Мальчики
  • Мерзляков Алексей Федорович - Рассуждение о Российской словесности в нынешнем ее состоянии
  • Шаховской Александр Александрович - Шаховской А. А.: биографическая справка
  • Категория: Книги | Добавил: Armush (28.11.2012)
    Просмотров: 244 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа