Главная » Книги

Гердер Иоган Готфрид - Стихотворения, Страница 2

Гердер Иоган Готфрид - Стихотворения


1 2 3

;въ твой - мнѣ отрада!
         Будь защитникъ нашей чести:
         Ей погибнуть, если нынѣ
         Ты не выкупишь её."
         И Родригу разсказалъ онъ
         Про свою тогда обиду
         И его благословилъ.
  
                   4.
  
         Удаляется Родрито,
         Полонъ гнѣва, полонъ думы
         О врагѣ своёмъ могучемъ,
         О младыхъ своихъ лѣтахъ.
         Знаетъ онъ, что въ Астур³и
         Донъ-Гормасъ богатъ друзьями,
         Что въ совѣтѣ королевскомъ
         И въ сраженьи первый онъ.
         Но того онъ не страшится:
         Сынъ гидальга благородный,
         Онъ, родившись, обязался
         Жизнью жертвовать для чести.
         И въ душѣ своей онъ молитъ
         Отъ небесъ - одной управы,
         Отъ земли - простора битвѣ,
         A отъ чести - подкрѣпленья
         Молодой своей рукѣ
         Со стѣны онъ мечъ снимаетъ,
         Древней ржавчиной покрытый,
         Словно трауромъ печальнымъ
         По давнишнемъ господинѣ.
         "Знаю, добрый мечъ", сказалъ онъ
         "Что тебѣ ещё постыдно
         Быть въ рукѣ незнаменитой;
         Но когда я поклянуся
         Не нанесть тебѣ обиды,
         Ни на шагъ въ минуту боя
         Не попятиться... пойдёмъ!"
  
                   5.
  
         Тамъ на площади дворцовой
         Сидъ увидѣлъ Донъ-Гормаса
         Одного, безъ провожатыхъ,
         И вступилъ съ нимъ въ разговоръ
         "Донъ-Гормасъ, отвѣтствуй, зналъ ли
         Ты о сынѣ Донъ-Д³ега,
         Оскорбивъ рукою дерзкой
         Святость старцева лица?
         Зналъ ли ты, что Донъ-Д³его
         Есть потомокъ Лайна Кальва,
         Что нѣтъ крови благороднѣй,
         Нѣтъ щита его честнѣй?
         Зналъ ли, что пока дышу я,
         Не дерзнётъ никто изъ смертныхъ -
         Развѣ Богъ одинъ Всевышн³й -
         Сдѣлать то безъ наказанья,
         Что дерзнулъ съ нимъ сдѣлать ты?"
         - "Самъ едва ли ты, младенецъ"
         Отвѣчалъ Горхасъ надменно,
         "Знаешь жизни половину."
         - "Знаю твёрдо! Половина
         Жизни: почесть благороднымъ
         Воздавать, какъ то прилично,
         A другая половина:
         Быть грозою горделивыхъ
         И послѣдней каплей крови
         Омывать обиду чести."
         "Чтожъ? Чего, младенецъ, хочешь?"
         - "Головы твоей хочу я."
         - "Хочешь розогъ, дерзк³й мальчикъ?
         Погоди, тебя накажутъ,
         Какъ проказливаго пажа."
         Боже праведный, какъ вспыхнулъ
         При такомъ отвѣтѣ Сидъ!
  
                   6.
  
         Слёзы льются, тихо льются
         По ланитамъ Донъ-Д³ега:
         За столомъ своимъ семейнымъ
         Онъ сидитъ, всё позабывъ;
         О стыдѣ своёмъ онъ мыслитъ,
         О младыхъ лѣтахъ Родрига,
         О ужасномъ поединкѣ,
         О могуществѣ врага.
         Оживительная радость
         Убѣгаетъ посрамлённыхъ;
         Вслѣдъ за нею убѣгаютъ
         И довѣренность съ надеждой;
         Но, цвѣтущ³я, младыя
         Сёстры чести, вмѣстѣ съ нею
         Возвращаются онѣ.
         И, въ унылость погружонный,
         Донъ-Д³его не примѣтилъ
         Подходящаго Родрига.
         Онъ съ мечёмъ своимъ подъ мышкой,
         Приложивъ ко груди руки,
         Долго, долго, весь пронзённый
         Сострадан³емъ глубоко,
         На отца глядѣлъ въ молчаньи;
         Вдругъ подходитъ и, схвативши
         Руку старца, "ѣшь, родитель" -
         Говоритъ, придвинувъ пищу.
         Но сильнѣе плачетъ старецъ:
         "Ты ли, сынъ мой, Донъ-Родриго,
         Мнѣ даёшь такой совѣтъ?"
         - "Я, родитель! Смѣло можешь
         Ты поднять своё святое,
         Благородное лицо."
         - "Спасена ли наша слава?"
         - "Мой родитель, онъ убитъ."
         - "Сядь же, сынъ мой Донъ-Родриго,
         Сядь за столъ со мною рядомъ!
         Кто съ соперникомъ подобнымъ
         Сладить могъ, тотъ быть достоинъ
         Дома нашего главой."
         Со слезами Донъ-Родриго,
         Преклонивъ свои колѣна,
         Лобызаетъ руки старца;
         Со слезами Донъ-Д³его,
         Умилённый, лобызаетъ
         Сына въ очи и уста.
  
                   7.
  
         На престолѣ королевскомъ
         Возсѣдалъ король-владыка,
         Внемля жалобамъ народа
         И давая всѣмъ управу.
         Твёрдый, кротк³й, правосудный,
         Награждалъ онъ добрыхъ щедро
         И казнилъ виновныхъ строго:
         Наказан³е и милость
         Вѣрныхъ подданныхъ творятъ.
         Въ чорной траурной одеждѣ
         Входитъ юная Химена,
         Дочь Гормаса; вслѣдъ за нею
         Триста пажей благородныхъ.
         Дворъ въ безмолвномъ изумленьи.
         Преклонивъ свои колѣна
         На послѣднюю ступеню
         Королевскаго престола,
         Такъ Химена говоритъ:
         "Государь, прошло полгода
         Съ той поры, какъ мой родитель
         Подъ ударами младого
         Сопротивника погибъ -
         И уже я приносила
         Передъ тронъ твой королевск³й
         Умилённую молитву.
         Были мнѣ даны тобою
         Обѣщанья; но управы
         Не дано мнѣ и понынѣ.
         Между-тѣмъ, надменный, дерзк³й,
         Издѣвается Родриго
         Надъ законами твоими,
         И, его надменность видя,
         Ей потворствуешь ты самъ.
         Государь правдолюбивый
         На землѣ есть образъ Бога;
         Государь неправосудный,
         Поощряющ³й строптивость,
         Сердцу добрыхъ не любезенъ,
         Не ужасенъ и для злыхъ.
         Государь, внемли безъ гнѣва
         Симъ словамъ моей печали:
         Въ сердцѣ женщины почтенье
         Превращается отъ скорби
         Часто въ горестный упрёкъ."
         И король на то Хименѣ
         Такъ отвѣтствуетъ безъ гнѣва:
         "Здѣсь твоя печаль не встрѣтитъ
         Ни желѣза, ни гранита.
         Если я сберёгъ Родрига,
         То сберёгъ его, Химена,
         Для души твоей прекрасной;
         Будетъ время - будешь плакать
         Ты отъ радости по нёмъ."
  
                   8.
  
         Въ часъ полуночи спокойной
         Тих³й голосъ, нѣжный голосъ
         Унывающей Хименѣ
         Говорилъ: сотри, Хижена,
         Слёзы грусти одинокой."
         - "Отвѣчай, откройся, кто ты?"
         - "Сирота, меня ты знаешь."
         - "Такъ! тебя, Родриго, знаю:
         Ты, жесток³й, ты, лишивш³й
         Домъ мой твёрдыя подпоры..."
         - "Честь то сдѣлала, не я."
  
                   9.
  
         Въ храмѣ Бож³емъ Родриго
         Такъ сказалъ своей Хиженѣ:
         "Благородная Химена,
         Твой отецъ убитъ былъ мною
         Не по злобѣ, не измѣной,
         Но въ отмщенье за обиду,
         Грудь на грудь и мечъ на мечъ.
         Я тебѣ за мужа чести
         Мужа чести возвращаю;
         Я тебѣ въ живомъ супругѣ
         Всё даю, что прежде въ мёртвомъ
         Ты отцѣ своёмъ имѣла:
         Друга, спутника, отца."
         Такъ сказавъ, онъ обнажаетъ
         Крѣпк³й мечъ свой и, поднявши
         Остр³ё къ святому небу,
         Произноситъ громогласно:
         "Пусть меня сей мечъ накажетъ,
         Если разъ нарушу въ жизни
         Мой обѣтъ: любить Химену!
         И за всё моей любовью
         Ей воздать, какъ здѣсь предъ Богомъ
         Обѣщаюсь и клянуся!"
         Такъ свершилъ свой бракъ съ Хименой
         Донъ-Родриго, графъ Биварск³й,
         Славный Сидъ Кампеадоръ.
  
                   10.
  
         Сидъ во всѣхъ за Фердинанда
         Битвахъ былъ побѣдоносенъ.
         Наконецъ для Фердинанда
         Часъ послѣдн³й наступаетъ:
         На своей постелѣ смертной
         Онъ лежитъ лицомъ къ востоку;
         Онъ въ рукахъ, уже холодныхъ,
         Держитъ свѣчку гробовую;
         Въ головахъ стоятъ прелаты,
         Одесную - сыновья.
         И уже свои онъ земли
         Раздѣлилъ межь сыновьямм,
         Какъ вошла его меньшая
         Дочь Урака въ чорномъ платьѣ,
         Проливающая слёзы.
         Такъ ему она сказала:
         "Есть ли гдѣ законъ, родитель,
         Человѣческ³й иль Бож³й,
         Позволяющ³й наслѣдство,
         Дочерей позабывая,
         Сыновьямъ лишь оставлять?"
         Фердинандъ ей отвѣчаетъ:
         "Я даю тебѣ Замору,
         Крѣпость, твёрдую стѣнами,
         Съ нею вмѣстѣ и вассаловъ
         Для защиты и услуги.
         И да будетъ проклятъ мною,
         Кто когда-нибудь замыслитъ
         У тебя отнять Замору."
         Предстоявш³е сказали
         Всѣ: "аминь". Одинъ Донъ-Санхо
         Промолчалъ, нахмуря брови.
  
                   11.
  
         Только-что успѣлъ Донъ-Санхо
         Вмѣстѣ съ братьями въ могилу
         Опустить съ мольбой приличной
         Фердинандову гробницу,
         Какъ уже онъ на конѣ -
         И гремитъ трубой военной,
         И вассаловъ собираетъ,
         И войной идётъ на братьевъ.
         Первый, съ кѣмъ онъ началъ ссору,
         Былъ Галиц³и властитель,
         Старш³й братъ его, Донъ-Гарс³й;
         Но, сражонный въ первой битвѣ
         Съ малочиоленной остался
         Онъ дружиною кастильцевъ.
         Вдругъ явился Донъ-Родриго.
         "Въ добрый часъ, мой благородный
         Сидъ", сказалъ ему Донъ-Санхо:
         "Bо-время ко мнѣ поспѣлъ ты."
         - "Но ты самъ, король Донъ-Санхо,
         Здѣсь не во-время", сурово
         Отвѣчалъ ему Родриго:
         "Лучше было бы, съ молитвой
         Руки сжавъ, стоять смиренно
         У родителева гроба.
         Я исполню долгъ вассала,
         Стыдъ же примешь ты одинъ."
         И Донъ-Гарс³й побѣждённый
         Скоро въ плѣнъ достался Сиду.
         - "Что ты дѣлаешь, достойный
         Сидъ?" сказалъ съ упрекомъ плѣнникъ.
         - "Если бъ я теперь вассаломъ
         Былъ твоимъ, я то же бъ сдѣлалъ,
         Государь, и для тебя."
         Заключёнъ, по волѣ брата,
         Въ башню крѣпкую Донъ-Гарс³й.
         За него король Леонск³й
         Возстаётъ и посылаетъ
         Вызовъ къ Сиду, къ мужу чести,
         Подымающему руку
         На безчестно-злое дѣло.
         - "Ополчись, мой благородный
         Сидъ", Донъ-Санхо восклицаетъ:
         "Ополчись, мой Сидъ могуч³й,
         Перлъ импер³и священной,
         Цвѣтъ Испан³и, зерцало
         Чести рыцарской: леонцы
         Идутъ противъ насъ войною.
         Вѣютъ львы на ихъ знамёнахъ;
         Но у насъ, въ землѣ Кастильской,
         Много замковъ укрѣплённыхъ:
         Будетъ, гдѣ ихъ запереть."
         - "Государь, святое право
         За Альфонса: лишь фортуной
         Онъ неправъ", такъ отвѣчаетъ
         Королю Донъ-Санху Сидъ.
         Донъ-Альфонсъ разбитъ и прогнанъ:
         Онъ бѣжитъ къ толедскимъ маврамъ.
         Какъ свирѣпый ястребъ, алча
         Новой пищи послѣ первой,
         Имъ отвѣданной добычи,
         Когти острые вонзаетъ
         Въ беззащитную голубку,
         Такъ Донъ-Санхо ненасытный,
         На одну сестру напавши,
         Безпомощную насильно
         Запираетъ въ монастырь.
  
                   12.
  
         Мирно властвуетъ Урака
         Въ крѣпкомъ городѣ Заморѣ.
         Крѣпкимъ городомъ Заморой
         Завладѣть Донъ-Санхо мыслитъ.
         Онъ къ стѣнамъ его подходитъ.
         Нѣтъ въ Испан³и другого!
         Въ твёрдомъ выбитый утёсѣ,
         Имъ покрытый, какъ бронёю
         Смѣлый рыцарь, окружонный
         Свѣтло-влажными руками
         Быстрошумнаго Дуэра,
         Онъ стоитъ - и замки, башни
         (Въ цѣлый день не перечесть ихъ)
         Какъ вѣнецъ его вѣнчаютъ.
         И сказалъ Донъ-Санхо Сиду:
         "Добрый Сидъ, совѣтникъ мудрый,
         Дома нашего подпора!
         Отъ меня къ сестрѣ Уракѣ
         Ты посломъ иди въ Замору,
         Предложи мѣну Уракѣ:
         Пусть свою назначитъ цѣну;
         Но скажи ей въ осторожность:
         Если нынѣ отречется
         То принять, что предлагаю,
         Завтра самъ возьму я силой
         То, о чёмъ теперь прошу."
  

Категория: Книги | Добавил: Armush (29.11.2012)
Просмотров: 170 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа