Главная » Книги

Белый Андрей - Урна

Белый Андрей - Урна


1 2 3

   Андрей Белый

УРНА

  
  

Посвящаю эту книгу

Валерию Брюсову

Разочарованному чужды

Все обольщенья прежних

дней...

  Баратынский

  

В. БРЮСОВУ

  
   СОЗИДАТЕЛЬ
  
   Грустей взор. Сюртук застегнут.
   Сух, серьезен, строен, прям -
  
   Ты над грудой книг изогнут,
   Труд несешь грядущим дням.
  
   Вот бежишь: легка походка;
   Вертишь трость - готов напасть.
  
   Пляшет черная бородка,
   В острых взорах власть и страсть.
  
   Пламень уст - багряных маков -
   Оттеняет бледность щек.
  
   Неизменен, одинаков,
   Режешь времени поток.
  
   Взор опустишь, руки сложишь...
   В мыслях - молнийный излом.
  
   Замолчишь и изнеможешь
   Пред невеждой, пред глупцом.
  
   Нет, не мысли, - иглы молний
   Возжигаешь в мозг врага.
  
   Стройной рифмой преисполни
   Вихрей пьяные рога,
  
   Потрясая строгим тоном
   Звезды строящий эфир...
  
   Где-то там... за небосклоном
   Засверкает новый мир: -
  
   Там за гранью небосклона -
   Небо, небо наших душ:
  
   Ты его в земное лоно
   Рифмой пламенной обрушь.
  
   Где-то новую туманность
   Нам откроет астроном: -
  
   Мира бренного обманность -
   Только мысль о прожитом.
  
   В строфах - рифмы, в рифмах - мысли
   Созидают новый свет...
  
   Над душой твоей повисли
   Новые миры, поэт.
  
   Все лишь символ... Кто ты? Где ты?..
   Мир - Россия - Петербург -
  
   Солнце - дальние планеты...
   Кто ты? Где ты, демиург?..
  
   Ты над книгою изогнут,
   Бледный оборотень, дух...
  
   Грустен взор. Сюртук застегнут.
   Гори, серьезен, строен, сух.
  
   Март 1904
   Москва
  
  
  
  
  
  МАГ
  
   Упорный маг, постигший числа
   И звезд магический узор.
   Ты- вот: над взором тьма нависла...
   Тяжелый, обожженный взор.
  
   Бегут года. Летят: планеты,
   Гонимые пустой волной, -
   Пространства, времена... Во сне ты
   Повис над бездной ледяной.
  
   Безводны дали. Воздух пылен.
   Но в звезд разметанный алмаз
   С тобой вперил твой верный филин
   Огонь жестоких желтых глаз.
  
   Ты помнишь: над метою звездной
   Из хаоса клонился ты
   И над стенающею бездной
   Стоял в вуалях темноты.
  
   Читал за жизненным порогом
   Ты судьбы мира наизусть...
   В изгибе уст безумно строгом
   Запечатлелась злая грусть.
  
   Виси, повешенный извечно,
   Над темной пляской мировой, -
   Одетый в мира хаос млечный,
   Как в некий саван гробовой.
  
   Ты шел путем не примиренья -
   Люциферическим путем.
   Рассейся, бледное виденье,
   В круговороте бредовом!
  
   Ты знаешь: мир, судеб развязка,
   Теченье быстрое годин -
   Лишь снов твоих пустая пляска;
   Но в мире - ты, и ты - один,
  
   Все озаривший, не согретый,
   Возникнувший в своем же сне...
   Текут года, летят планеты
   В твоей несчастной глубине.
  
   1904
   Москва
  
  
  
  

ЗИМА

  
  
  
   ЗИМА
  
  
  
  
  
  
  М. А. Волошину
  
   Снега синей, снега туманней;
   Вновь освеженней дышим мы.
   Люблю деревню, вечер ранний
   И грусть серебряной зимы.
  
   Лицо изрежет ветер резкий,
   Прохлещет хладом в глубь аллей;
   Ломает хрупкие подвески
   Ледяных, звонких хрусталей.
  
   Навеяв синий, синий иней
   В стеклянный ток остывших вод,
   На снежной, бархатной пустыне
   Воздушный водит хоровод.
  
   В темнеющее поле прыснет
   Вечерний, первый огонек;
   И над деревнею повиснет
   В багровом западе дымок;
  
   Багровый холод небосклона;
   Багровый отблеск на реке...
   Лениво каркнула ворона;
   Бубенчик звякнул вдалеке.
  
   Когда же в космах белых тонет
   В поля закинутая ель,
   Сребро метет, и рвет, и гонит
   Над садом дикая метель, -
  
   Пусть грудой золотых каменьев
   Вскипит железный мой камин:
   Средь пламенистых, легких звеньев
   Трескучий прядает рубин.
  
   Вновь упиваюсь, беспечальный,
   Я деревенской тишиной;
   В моей руке бокал хрустальный
   Играет пеной кружевной.
  
   Вдали от зависти и злобы
   Мне жизнь окончить суждено.
   Одни суровые сугробы
   Глядят, как призраки, в окно.
  
   Пусть за стеною, в дымке блеклой,
   Сухой, сухой, сухой мороз, -
   Слетит веселый рой на стекла
   Алмазных, блещущих стрекоз.
  
   1907
   Петровское
  
  
  
  
  
   ССОРА
  
  
  
  
  1
  
   Год минул встрече роковой.
   Как мы, любовь лелея, млели,
   Внимая вьюге световой,
   Как в рыхлом пепле угли рдели.
  
   Над углями склонясь, горишь
   Ты жарким, ярким, дымным пылом;
   Ты не глядишь, не говоришь
   В оцепенении унылом.
  
   Взгляни - чуть теплится огонь;
   В полях пурга пылит и плачет;
   Над крышею пурговый конь,
   Железом громыхая, скачет.
  
   Устами жгла давно ли ты
   До боли мне уста, давно ли,
   Вся опрокинувшись в цветы
   Желтофиолей, рез, магнолий.
  
   И отошла... И смотрит зло
   В тенях за пламенной чертою.
   Омыто бледное чело
   Волной волос, волной златою.
  
   Померк воздушный цвет ланит.
   Сомкнулись царственные веки.
   И все твердит, и все твердит:
   "Прошла любовь", - мне голос некий
  
   В душе не воскресила ты
   Воспоминанья бурь уснувших...
   И ежели забыла ты
   Знаменованья дней минувших?
  
   И ежели тебя со мной
   Любовь не связывает боле, -
   Уйду, сокрытый мглой ночной,
   В ночное, в ледяное поле:
  
   Пусть ризы снежные в ночи
   Вскипят, взлетят, как брошусь в ночь я,
   И ветра черные мечи
   Прохладный свистом взрежут клочья.
  
   Сложу в могиле снеговой
   Любви неразделенной муки...
   Вскочила ты, над головой
   Свои заламывая руки.
  
   1907
   Москва
  
  
  
  
  
  
  2
  
   Над крышею пурговый конь
   Пронесся в ночь. А из камина
   Стреляет шелковый огонь
   Струею жалящей рубина.
  
   "Очнись: ты спал, и я спала..."
   Не верю ей, сомненьем мучим.
   Но подошла, но обожгла
   Лобзаньем пламенно-текучим.
  
   "Люблю, не уходи же - верь!..."
   А два крыла в углу тенистом
   Из углей красный, ярый зверь
   Развеял в свете шелковистом.
  
   А в окна снежная волна
   Атласом вьется над деревней:
   И гробовая глубина
   Навек разъята скорбью древней...
  
   Сорвав дневной покров, она
   Бессонницей ночной повисла -
   Без слов, без времени, без дна,
   Без примиряющего смысла.
  
   1908
   Москва
  
  
  
  
   Я ЭТО ЗНАЛ
  
   В окне: там дев сквозных пурга,
   Серебряных, - их в воздух бросит;
   С них отрясает там снега,
   О сучья рвет; взовьет и носит.
  
   Взлетят и дико взвизгнут в ночь,
   Заслышав черных коней травлю.
   Печальных дум не превозмочь.
   Я бурю бешеную славлю.
  
   Когда пойду в ночную ярь,
   Чтоб кануть в бархате хрустящем,
   Пространство черное, ударь, -
   Мне в грудь ударь мечом разящим.
  
   Уснувший дом. И мы вдвоем.
   Пришла: "Я клятвы не нарушу!..."
   Глаза: но синим, синим льдом
   Твои глаза зеркалят душу.
  
   Давно все знаю наизусть.
   Свершайся, роковая сказка!
   Безмерная, немая грусть!
   Холодная, немая ласка!
  
   Так это ты (ужель, ужель!),
   Моя серебряная дева
   (Меня лизнувшая метель
   В волнах воздушного напева),
  
   Свивая нежное руно,
   Смеясь и плача над поэтом, -
   Ты просочилась мне в окно
   Снеговым, хрупким белоцветом?
  
   Пылит кисей кисейный дым.
   Как лилия, рука сквозная...
   Укрой меня плащом седым,
   Приемли, скатерть ледяная.
  
   Заутра твой уснувший друг
   Не тронется зеркальным телом.
   Повиснет красный, тусклый круг
   На облаке осиротелом.
  
   1908
   Москва
  
  
  
  
  ВОСПОМИНАНИЕ
  
   Декабрь... Сугробы на дворе...
   Я помню вас и ваши речи;
   Я помню в снежном серебре
   Стыдливо дрогнувшие плечи.
  
   В марсельских белых кружевах
   Вы замечтались у портьеры:
   Кругом на низеньких софах
   Почтительные кавалеры.
  
   Лакей разносит пряный чай...
   Играет кто-то на рояли...
   Но бросили вы невзначай
   Мне взгляд, исполненный печали.
  
   И мягко вытянулись, - вся
   Воображенье, вдохновенье, -
   В моих мечтаньях- воскреся
   Невыразимые томленья;
  
   И чистая меж вами связь
   Под звуки гайдновских мелодий
   Рождалась... Но ваш муж, косясь.
   Свой бакен теребил в проходе...
  
  
  --------
  
   Один - в потоке снеговом...
   Но реет над душою бедной
   Воспоминание о том,
   Что пролетело так бесследно.
  
   Сентябрь 1908
   Петербург
  
  
  
  
   В ПОЛЕ
  
   Чернеют в далях снеговых
   Верхушки многолетних елей
   Из клокотаний буревых
   Сквозных, взлетающих метелей.
  
   Вздыхающих стенаний глас,
   Стенающих рыданий мука:
   Как в грозный полуночи час
   Припоминается разлука!
  
   Непоправимое мое
   Припоминается былое...
   Припоминается ее
   Лицо холодное я злое.
  
   Пусть вечером теперь она
   К морозному окну подходят
   И видит: мертвая луна...
   И волки, голодая, бродят
  
   В серебряных, сквозных полях;
   И синие ложатся тени
   В заиндевевших тополях;
   И желтые огни селений,
  
   Как очи строгие, глядят,
   Как дозирающие очи;
   И космы бледные летят
   В пространства неоглядной ночи.
  
   И ставни закрывать велит...
   Как пробудившаяся совесть,
   Ей полуночный ветр твердит
   Моей глухой судьбины повесть.
  
   Прости же, тихий уголок,
   Тебя я покидаю ныне...
   О, ледени, морозный ток,
   В морозом скованной пустыне!..
  
   1907
   Париж
  
  
  
  
   СОВЕСТЬ
  
   Я шел один своим путем;
   В метель застыл я льдяным комом.
   И вот в сугробе ледяном
   Они нашли меня под домом.
  
   Им отдал все, что я принес:
   Души расколотой сомненья,
   Кристаллы дум, алмазы слез,
   И жар любви, и песнопенья,
  
   И утро жизненного дня.
   Но стал помехой их досугу.
   Они так ласково меня
   Из дома выгнали на вьюгу.
  
   Непоправимое мое
   Воспоминается былое...
   Воспоминается ее
   Лицо холодное и злое...
  
   Прости же, тихий уголок,
   Где жег я дни в бесцельном гимне!
   Над полем стелется дымок.
   Синеет в далях сумрак зимний.
  
   Мою печаль, и пыл, и бред
   Сложу в пути осиротелом:
   И одинокий, робкий след,
   Прочерченный на снеге белом, -
  
   Метель со смехом распылит.
   Пусть так: неметствует их совесть,
   Хоть снежным криком ветр твердит
   Моей глухой судьбины повесть.
  
   Покоя не найдут они:
   Пред ними протекут отныне
   Мои засыпанные дни
   В холодной, в неживой пустыне...
  
   Все точно плачет и зовет
   Слепые души кто-то давний:
   И бледной стужей просечет
   Окно под пляшущею ставней.
  
   1907
   Париж
  
  
  
  
  
  
  НОЧЬ
  
  
  
  
  
  Сергею Кречетову
  
   Хотя бы вздох людских речей,
   Хотя бы окрик петушиный:
   Глухою тяжестью ночей
   Раздавлены лежат равнины.
  
   Разъята надо мною пасть
   Небытием слепым, безгрезным.
   Она свою немую власть
   Низводит в душу током грозным.
  
   Ее пророческое дно
   Мой путь созвездьями означит
   Сквозь вихрей бледное пятно.
   И зверь испуганный проскачет
  
   Щетинистым своим горбом:
   И рвется тень между холмами
   Пред ним на снеге голубом
   Тревожно легкими скачками:
  
   То опрокинется в откос,
   То умаляется под елкой.
   Заплачет в дальних далях пес,
   К саням прижмется, чуя волка.
  
   Как властны суеверный страх,
   И ночь, и грустное пространство,
   И зычно вставший льдяный прах -
   Небес суровое убранство.
  
   Январь 1907
   Париж
  
  
  
  
   СМЕРТЬ
  
   Кругом крутые кручи,
   Смеется ветром смерть.
   Разорванные тучи!
   Разорванная твердь!
  
   Лег ризой снег. Зари
   Краснеет красный край.
   В волнах зари умри!
   Умри - гори: сгорай!
  
   Гремя, в скрипящий щебень
   Железный жезл впился.
   Гряду на острый гребень
   Грядущих мигов я.
  
   Броня из крепких льдин.
   Их хрупкий, хрупкий хруст.
   Гряду, гряду - один.
   И крут мой путь, и пуст.
  
   У ног поток мгновений.
   Доколь еще - доколь?
   Минуют песни, пени,
   Восторг, и боль, и боль -
  
   И боль... Не вольно - ах,
   Клонюсь над склоном дня,
   Клоню свой лик в лучах...
   И вот - меня, меня
  
   В край ночи зарубежный,
   В разорванную твердь,
   Как некий иней снежный,
   Сметает смехом смерть.
  
   Ты - вот, ты - юн, ты - молод,
   Ты - муж... Тебя уж нет:
   Ты - был: и канул в холод,
   В немую бездну лет.
  
   Взлетая в сумрак шаткий,
   Людская жизнь течет,
   Как нежный, снежный, краткий
   Сквозной водоворот.
  
   1908
   Петербург
  
  
  
  

РАЗУВЕРЕНЬЯ

  
  
  
   НОЧЬ
  
  
  
  
  
  
  
  
  Сергею Соловьеву
  
   Как минул вешний пыл, так минул страстный зной.
   Вотще покоя ждал: покой еще не найден.
   Из дома загремел гульливою волной,
   Волной разымчивой летящий к высям Гайден.
  
   Презрительной судьбой обидно уязвлен,
   Надменно затаишь. На тусклой, никлой, блеклой
   Траве гуляет ветр; протяжным вздохом он
   Ударит в бледных хат мрачнеющие стекла.
  
   Какая тишина! Как просто все вокруг!
   Какие скудные, безогненные зори!
   Как все, прейдешь и ты, мой друг, мой бедный друг.
   К чему ж опять в душе кипит волнений море?
  
   Пролейся, лейся, дождь! Мятись, суровый бор!
   Древес прельстительных прельстительно вздыханье.
   И дольше говорит и ночи скромный взор,
   И ветра дальний глас, и тихое страданье.
  
   Июнь 1907
   Петровское
  
  
  
  
  ПРОСТИ
  
  
  
  1
  
   Зарю я зрю - тебя...
   Прости меня, прости же:
   Немею я, к тебе
   Не смею подойти...
  
   Горит заря, горит -
   И никнет, никнет ниже.
   Бьет час: "Вперед". Ты - вот:
   И нет к тебе пути.
  
   И ночь встает: тенит,
   И тенью лижет ближе,
   Потоком (током лет)
   Замоет свет... Прости!
  
   Замоет током лет
   В пути тебя... Прости же -
   Прости!
  
  
  
  
  
   2
  
   Покров: угрюмый кров -
   Покров угрюмой нощи -
   Потоком томной тьмы
   Селенья смыл, замыл...
  
   Уныло ропщет даль,
   Как в далях взропщут рощи.
   Растаял рдяных зорь,
   Растаял, - рдяный пыл.
  
   Но мерно моет мрак, -
   Но мерно месяц тощий,
   Летя в пустую высь
   Венцом воздушных крыл -
  
   Покров, угрюмый кров -
   Покров угрюмой нощи -
   Замыл.
  
  
  
  
  
  3
  
   Душа. Метет душа, -
   Взметает душный полог,
   Воздушный (полог дней
   Над тайной тайн дневных):
  
   И мир пустых теней,
   Ночей и дней - осколок
 &nb

Категория: Книги | Добавил: Armush (29.11.2012)
Просмотров: 479 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа