Главная » Книги

Белый Андрей - Пепел, Страница 4

Белый Андрей - Пепел


1 2 3 4 5

">   Сердито в пол палаш ударив,
   Как из раздернутых портьер
   Лизнул нас сноп кровавых зарев.
  
   К столу припав, заплакал я,
   Провидя перст судьбы железной:
   "Ликуйте, пьяные друзья,
   Над распахнувшеюся бездной.
  
   Луч солнечный ужо взойдет;
   Со знаменем пройдет рабочий:
   Безумие нас заметет -
   В тяжелой, в безысходной ночи.
  
   Заутра брызнет пулемет
   Там в сотни возмущенных грудей;
   Чугунный грохот изольет,
   Рыдая, злая пасть орудий.
  
   Метелицы же рев глухой
   Нас мертвенною пляской свяжет, -
   Заутра саван ледяной,
   Виясь, над мертвецами ляжет,
   Друзья мои..."
  
  
  
  
  
  
  И банк метал
   В разгаре пьяного азарта;
   И сторублевики бросал;
   И сыпалась за картой карта.
  
   И, проигравшийся игрок,
   Я встал: неуязвимо строгий,
   Плясал безумный кэк-уок,
   Под потолок кидая ноги.
  
   Суровым отблеском покрыв,
   Печалью мертвенной и блеклой
   На лицах гаснущих застыв,
   Влилось сквозь матовые стекла -
  
   Рассвета мертвое пятно.
   День мервенно глядел и робко.
   И гуще пенилось вино,
   И щелкало взлетевшей пробкой.
  
   1905
   Москва
  
  
  
  
  
   УКОР
  
   Кротко крадешься креповым трэном,
   Растянувшись, как дым, вдоль паркета;
   Снеговым, неживым манекеном,
   Вся в муар серебристый одета.
  
   Там народ мой - без крова; суровый
   Мой народ в униженье и плене.
   Тяжелит тебя взор мой свинцовый.
   Тонешь ты в дорогом валансьене.
  
   Я в полях надышался свинцами.
   Ты - кисейным, заоблачным мифом
   Пропылишь мне на грудь кружевами,
   Изгибаясь стеклярусным лифом.
  
   Или душу убил этот грохот?
   Ты молчишь, легкий локон свивая.
   Как фонтан, прорыдает твой хохот,
   Жемчуговую грудь изрывая.
  
   Ручек матовый мрамор муаром
   Задымишь, запылишь. Ты не слышишь?
   Мне в лицо ароматным угаром
   Ветер бледнопуховый всколышешь.
  
   <1909>
   Серебряный Колодезь
  
  
  
  
  
   НА УЛИЦЕ
  
   Сквозь пыльные, желтые клубы
   Бегу, распустивши свой зонт.
   И дымом фабричные трубы
   Плюют в огневой горизонт.
  
   Вам отдал свои я напевы -
   Грохочущий рокот машин,
   Печей раскаленные зевы!
   Все отдал; и вот - я один.
  
   Пронзительный хохот пролетки
   На мерзлой гремит мостовой.
   Прижался к железной решетке -
   Прижался: поник головой...
  
   А вихри в нахмуренной тверди
   Волокна ненастные вьют; -
   И клены в чугунные жерди
   Багряными листьями бьют.
  
   Сгибаются, пляшут, закрыли
   Окрестности с воплем мольбы,
   Холодной отравленной пыли -
   Взлетают сухие столбы.
  
   1904
   Москва
  
  
  
  
   ВАКХАНАЛИЯ
  
   И огненный хитон принес,
   И маску черную в кардонке.
   За столиками гроздья роз
   Свой стебель изогнули тонкий.
  
   Бокалы осушал, молчал,
   Камелию в петлицу фрака
   Воткнул и в окна хохотал
   Из душного, ночного мрака -
  
   Туда, - где каменный карниз
   Светился предрассветной лаской,
   И в рдяность шелковистых риз
   Обвился и закрылся маской,
  
   Прикидываясь мертвецом...
   И пенились - шипели вина.
   Возясь, перетащили в дом
   Кровавый гроб два арлекина.
  
   Над восковым его челом
   Крестились, наклонились оба -
   И полумаску молотком
   Приколотили к крышке гроба.
  
   Один - заголосил, завыл
   Над мертвым на своей свирели;
   Другой - цветами перевил
   Его мечтательных камелий.
  
   В подставленный сосуд вином
   Струились огненные росы,
   Как прободал ему жезлом
   Грудь жезлоносец длинноносый.
  
   1906
   Мюнхен
  
  
  
  
  
  АРЛЕКИНАДА
  
  
  
  
  
  
  
  Посвящается
  
  
  
  
  
  
  современным арлекинам
  
   Мы шли его похоронить
   Ватагою беспутно сонной.
   И в бубен похоронный бить
   Какой-то танец похоронный
  
   Вдруг начали. Мы в колпаках
   За гробом огненным вопили
   И фимиам в сквозных лучах
   Кадильницами воскурили.
  
   Мы колыхали красный гроб;
   Мы траурные гнали дроги,
   Надвинув колпаки на лоб...
   Какой-то арлекин убогий -
  
   Седой, полуслепой старик -
   Язвительным немым вопросом
   Морщинистый воскинул лик
   С наклеенным картонным носом,
  
   Горбатился в сухой пыли.
   Там в одеянии убогом
   Надменно выступал вдали
   С трескучим, с вытянутым рогом -
  
   Герольд, предвозвещавший смерть;
   Там лентою вилась дорога;
   Рыдало и гремело в твердь
   Отверстие глухого рога.
  
   Так улиц полумертвых строй
   Процессия пересекала;
   Рисуясь роковой игрой,
   Паяц коснулся бледно-алой -
  
   Камелии: и встал мертвец,
   В туман протягивая длани;
   Цветов пылающий венец
   Надевши, отошел в тумане: -
  
   Показывался здесь и там;
   Заглядывал - стучался в окна;
   Заглядывал - врывался в храм,
   Сквозь ладанные шел волокна.
  
   Предвозвещая рогом смерть,
   О мщении молил он бога:
   Гремело и рыдало в твердь
   Отверстие глухого рога.
  
   "Вы думали, что умер я, -
   Вы думали? Я снова с вами.
   Иду на вас, кляня, грозя
   Моими мертвыми руками.
  
   Вы думали - я был шутом?..
   Молю, да облак семиглавый
   Тяжелый опрокинет гром
   На род кощунственный, лукавый!"
  
   Ноябрь 1906
   Мюнхен
  
  
  
  
  
  
  ПОХОРОНЫ
  
   Толпы рабочих в волнах золотого заката.
   Яркие стяги свиваются, плещутся, пляшут.
  
   На фонарях, над железной решеткой,
   С крыш над домами
   Платками
   Машут.
  
   Смеркается.
   Месяц серебряный, юный
   Поднимается.
  
   Темною лентой толпа извивается.
   Скачут драгуны.
  
   Вдоль оград, тротуаров, - вдоль скверов,
   Над железной решеткой, -
   Частый, короткий
   Треск
   Револьверов.
  
   Свищут пули, кося...
   Ясный блеск
   Там по взвизгнувшим саблям взвился.
  
   Глуше напев похорон.
   Пули и плачут, и косят.
   Новые тучи кровавых знамен -
   Там, в отдаленье - проносят.
  
   1906
   Москва
  
  
  
  
  
  
  
  * * *
  
   Пока над мертвыми людьми
   Один ты не уснул, дотоле
   Цепями ржавыми греми
   Из башни каменной о воле.
  
   Да покрывается чело, -
   Твое чело, кровавым потом.
   Глаза сквозь мутное стекло -
   Глаза - воздетые к высотам.
  
   Нальется в овна бирюза,
   Воздушное нальется злато.
   День - жемчуг матовый - слеза -
   Течет с восхода до заката.
  
   То серый сеется там дождь,
   То - небо голубеет степью.
   Но здесь ты, заключенный вождь,
   Греми заржавленною цепью.
  
   Пусть утро, вечер, день и ночь -
   Сойдут - лучи в окно протянут:
   Сойдут - глядят: несутся прочь.
   Прильнут к окну - и в вечность канут.
  
   Июнь 1907
   Петровское
  
  
  
  
  
  ПРОХОЖДЕНИЕ
  
   Я фонарь
   Отдаю изнемогшему брату.
  
   Улыбаюсь в закатный янтарь,
   Собираю душистую мяту.
  
   Золотым огоньком
   Скорбный путь озаряю.
  
   За убогим столом
   С бедняком вечеряю.
  
   Вы мечи
   На меня обнажали.
  
   Палачи,
   Вы меня затерзали.
  
   Кровь чернела, как смоль,
   Запекаясь на язве.
  
   Но старинная боль
   Забывается разве?
  
   Чадный блеск, смоляной,
   Пробежал по карнизам.
  
   Вы идете за мной,
   Прикасаясь к разодранным ризам.
  
   - "Исцели, исцели
   Наши темные души..."
  
   Ветер листья с земли
   Взвеет шелестом в уши...
  
   Край пустынен и нем.
   Нерассветная твердь.
  
   О, зачем
   Не берет меня смерть!
  
   1906
   Мюнхен
  
  
  
  
  

БЕЗУМИЕ

  
  
  
  В ПОЛЯХ
  
   Я забыл. Я бежал. Я на воле.
   Бледным ливнем туманится даль.
   Одинокое, бедное поле,
   Сиротливо простертое вдаль.
  
   Не страшна ни печаль, ни тоска мне:
   Как терзали - я падал в крови:
   Многодробные, тяжкие камни
   Разбивали о кости мои.
  
   Восхожу в непогоде недоброй
   Я лицом, просиявшим как день.
   Пусть дробят приовражные ребра
   Мою черную, легкую тень!
  
   Пусть в колючих, бичующих прутьях
   Изодрались одежды мои.
   Почивают на жалких лоскутьях
   Поцелуи холодной зари.
  
   Над простором плету, неподвижен,
   Из колючей крапивы венок.
   От далеких поникнувших хижин
   Подымается тусклый дымок.
  
   Ветер, плачущий брат мой, - здесь тихо.
   Ты пролей на меня свою сонь.
   Исступленно сухая гречиха
   Мечет под ноги яркий огонь.
  
   1907
   Париж
  
  
  
  
  
   МАТЕРИ
  
   Я вышел из бедной могилы.
   Никто меня не встречал -
   Никто: только кустик хилый
   Облетевшей веткой кивал.
  
   Я сел на могильный камень...
   Куда мне теперь идти?
   Куда свой потухший пламень -
   Потухший пламень... - нести.
  
   Собрала их ко мне - могила.
   Забыли все с того дня.
   И та, что - быть может - любила,
   Не узнает теперь меня.
  
   Испугаю их темью впадин;
   Постучусь - они дверь замкнут.
   А здесь - от дождя и градин
   Не укроет истлевший лоскут.
  
   Нет. - Спрячусь под душные плиты...
   Могила, родная мать,
   Ты одна венком разбитым
   Не устанешь над сыном вздыхать.
  
   Январь 1907
   Париж
  
  
  
  
  
  ПОЛЕВОЙ ПРОРОК
  
  
  
  
  
  
  
  
  В. В. Владимирову
  
   Средь каменьев меня затерзали:
   Затерзали пророка полей,
   Я на кость - полевые скрижали -
   Проливаю цветочный елей.
  
   Облечен в лошадиную кожу,
   Песью челюсть воздев на чело,
   Ликованьем окрестность встревожу, -
   Как прошло: всё прошло - отошло.
  
   Разразитесь, призывные трубы,
   Над раздольем осенних полей!
   В хмурый сумрак оскалены зубы
   Величавой короны моей.
  
   Поле - дом мой. Песок - мое ложе.
   Полог - дым росянистых полян.
   Загорбатится с палкой прохожий -
   Приседаю покорно в бурьян.
  
   Ныне, странники, с вами я: скоро ж
   Дымным дымом от вас пронесусь -
   Я - просторов рыдающих сторож,
   Исходивший великую Русь.
  
   Январь 1907
   Париж
  
  
  
  
  
   УСПОКОЕНИЕ
  
   Ушел я раннею весной.
   В руках протрепетали свечи.
   Покров линючей пеленой
   Обвил мне сгорбленные плечи.
  
   И стан - оборванный платок.
   В надорванной груди - ни вздоха.
   Вот приложил к челу пучок
   Колючего чертополоха;
  
   На леденистое стекло
   Ногою наступил и замер...
   Там - время медленно текло
   Средь одиночных, буйных камер.
  
   Сложивши руки, без борьбы,
   Судьбы я ожидал развязки.
   Безумства мертвые рабы
   Там мертвые свершали пляски:
  
   В своих дурацких колпаках,
   В своих ободранных халатах,
   Они кричали в желтый прах,
   Они рыдали на закатах.
  
   Там вечером - и нем, и строг -
   Вставал над крышами пустыми
   Коралловый, кровавый рог
   В лазуревом, но душном дыме.
  
   И как повеяло весной,
   Я убежал из душных камер;
   Унялся юною луной;
   И средь полей блаженно замер;
  
   Мне проблистала бледность дня;
   Пушистой вербой кто-то двигал;
   Но вихрь танцующий меня
   Обсыпал тучей льдяных игол.
  
   Мне крова душного не жаль.
   Не укрываю головы я.
   Смеюсь - засматриваюсь вдаль:
   Затеплил свечи восковые,
  
   Склоняясь в отсыревший мох;
   Кидается на грудь, на плечи -
   Чертополох, чертополох:
   Кусается, - и гасит свечи.
  
   И вот свеча моя, свеча,
   Упала - в слякоти дымится;
   С чела, с кровавого плеча
   Кровавая струя струится.
  
   Лежу... Засыпан в забытье
   И тающим, и нежным снегом,
   Слетающим - на грудь ко мне,
   К чуть прозябающим побегам.
  
   1904-1906
   Москва
  
  
  
  
  
  В ТЕМНИЦЕ
  
   Пришли и видят - я брожу
   Средь иглистых чертополохов.
   И вот опять в стенах сижу.
   В очах - нет слез, в груди - нет вздохов.
  
   Мне жить в застенке суждено.
   О да - застенок мой прекрасен.
   Я понял все. Мне все равно.
   Я не боюсь. Мой разум ясен.
  
   Да, - я проклятие изрек
   Безумству ввысь взлетевших зданий.
   Вам не лишить меня вовек
   Зари текучих лобызаний.
  
   Моей мольбой, моим псалмом
   Встречаю облак семиглавый,
   Да оборвет взрыдавший гром
   Дух празднословия лукавый.
  
   Мне говорят, что я - умру,
   Что худ я и смертельно болен,
   Но я внимаю серебру
   Заклокотавших колоколен.
  
   Уйду я раннею весной
   В линючей, в пламенной порфире
   Воздвигнуть в дали ледяной
   Двузвездный, блещущий дикирий.
  
   1907
   Москва
  
  
  
  
  
  
  
   УТРО
  
   Рой отблесков. Утро: опять я свободен и волен.
   Открой занавески: в алмазах, в огне, в янтаре
   Кресты колоколен. Я болен? О нет - я не болен.
   Воздетые руки горе на одре - в серебре.
  
   Там в пурпуре зори, там бури - там в пурпуре бури.
   Внемлите, ловите: воскрес я - глядите: воскрес.
   Мой гроб уплывает - золотой в золотые лазури.
  
   Поймали, свалили; на лоб положили вомпресс.
  
   1907
   Москва
  
  
  
  
  
   ДРУЗЬЯМ
  
  
  
  
  
  
  
  Н. И. Петровской
  
   Золотому блеску верил,
   А умер от солнечных стрел.
   Думой века измерил,
   А жизнь прожить не сумел,
  
   Не смейтесь над мертвым поэтом:
   Снесите ему цветок.
   На кресте и зимой и летом
   Мой фарфоровый бьется венок.
  
   Цветы на нем побиты.
   Образок полинял.
   Тяжелые плиты.
   Жду, чтоб их кто-нибудь снял.
  
   Любил только звон колокольный
   И закат.
   Отчего мне так больно, больно!
   Я не виноват.
  
   Пожалеете, придите;
   Навстречу венком метнусь.
   О, любите меня, полюбите -
   Я, быть может, не умер, быть может,
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   проснусь -
   Вернусь!
  
   Январь 1907
   Париж
  
  
  
  
  

ПРОСВЕТЫ

  
  
  
  ПОПОВНА
  
  
  
  
  
  
  
   3. Н. Гиппиус
  
   Свежеет. Час условный.
   С полей прошел народ.
   Вся в розовом поповна
   Идет на огород.
  
   В руке ромашек связка.
   Под шалью узел кос.
   Букетиками баска -
   Букетиками роз.
  
   Как пава, величава.
   Опущен шелк ресниц.
   Налево и направо
   Всё пугала для птиц.
  
   Жеманница срывает
   То злак, то василек.
   Идет. Над ней порхает
   Капустный мотылек.
  
   Над пыльною листвою,

Другие авторы
  • Энквист Анна Александровна
  • Веневитинов Дмитрий Владимирович
  • Черкасов Александр Александрович
  • Крайский Алексей Петрович
  • Щебальский Петр Карлович
  • Пыпин Александр Николаевич
  • Хованский Григорий Александрович
  • Абрамов Яков Васильевич
  • Рыскин Сергей Федорович
  • Бурачок Степан Онисимович
  • Другие произведения
  • Гиппиус Зинаида Николаевна - Письмо Некрасову К. Ф.
  • Мансырев С. П. - Мои воспоминания о Государственной думе
  • Чехов Антон Павлович - Дуэль
  • Кузмин Михаил Алексеевич - Заметки о русской беллетристике
  • Гоголь Николай Васильевич - Мертвые души. Том второй.
  • Зозуля Ефим Давидович - Гибель Главного города
  • Ауслендер Сергей Абрамович - Ночной принц
  • Дан Феликс - Феликс Дан: краткая справка
  • Чернышевский Николай Гаврилович - Предисловие к русскому переводу истории Xviii столетия Шлоссера
  • Языков Николай Михайлович - Странный случай
  • Категория: Книги | Добавил: Armush (29.11.2012)
    Просмотров: 315 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа