Главная » Книги

Белый Андрей - Пепел, Страница 2

Белый Андрей - Пепел


1 2 3 4 5

СЕЛЬЕ НА РУСИ
  
   Как несли за флягой флягу -
   Пили огненную влагу.
  
   Д'накачался -
   Я.
   Д'наплясался -
   Я.
   Дьякон, писарь, поп, дьячок
   Повалили на лужок.
  
   Эх -
   Людям грех!
   Эх - курам смех!
  
   Трепаком-паком размашисто пошли: -
   Трепаком, душа, ходи-валяй-вали:
  
   Трепака да на лугах,
   Да на межах, да во лесах -
  
   Да обрабатывай!
  
   По дороге ноги-ноженьки туды-сюды пошли,
   Да по дороженьке вали-вали-вали -
  
   Да притоптывай!
  
   Что там думать, что там ждать:
   Дунуть, плюнуть - наплевать:
   Наплевать да растоптать:
   Веселиться, пить да жрать.
  
   Гомилетика, каноника -
   Раздувай-дува-дувай, моя гармоника!
  
   Дьякон пляшет -
  
  
  
  
   - Дьякон, дьякон -
   Рясой машет -
  
  
  
  
   - Дьякон, дьякон -
   Что такое, дьякон, смерть?
  
   - "Что такое? То и это:
   Носом - в лужу, пяткой - в твердь..."
   . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
   Раскидалась в ветре, - пляшет -
   Полевая жердь: -
  
   Веткой хлюпающей машет
   Прямо в твердь.
  
   Бирюзовою волною
   Нежит твердь.
  
   Над страной моей родною
   Встала Смерть.
  
   1906
   Серебряный Колодезь
  
  
  
  
  
   ПЕСЕНКА КОМАРИНСКАЯ
  
   Шел калика, шел неведомой дороженькой: -
   Тень ползучую бросал своею ноженькой.
  
   Протянулись страны хмурые, мордовские -
   Нападали силы-прелести бесовские.
  
   Приключилось тут с каликою мудреное:
   Уж и кипнем закипала степь зеленая.
  
   Тень возговорит калике гласом велием:
   "Отпусти меня, калика, со веселием.
  
   Опостылело житье мне мое скромное,
   Я пройдусь себе повадочкою темною".
  
   Да и втапоры калику опрокидывала;
   Кафтанишко свой по воздуху раскидывала.
  
   Кулаками-тумаками бьет лежачего -
   Вырастает выше облака ходячего.
  
   Над рассейскими широкими раздольями
   Как пошла кидаться в люд хрестьянский
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  кольями.
  
   Мужикам, дьякам, попам она поповичам
   Из-под ног встает лихим Сморчом-Сморчовичем.
  
   А и речи ее дерзкие, бесовские:
   "Заведу у вас порядки не таковские;
  
   Буду водочкой опаивать-угащивать:
   Свое брюхо на напастиях отращивать.
  
   Мужичище-кулачище я почтеннейший:
   Подпираюсь я дубиной здоровеннейшей!"
  
   Темным вихорем уносит подорожного
   Со пути его прямого да не ложного.
  
   Засигает он в кабак кривой дорожкою;
   Загуторит, засвистит своей гармошкою:
  
   "Ты такой-сякой комаринский дурак:
   Ты ходи-ходи с дороженьки в кабак.
  
   Ай люли-люли люли-люли-люли:
   Кабаки-то по всея Руси пошли!.."
  
   А и жизнь случилась втапоры дурацкая:
   Только ругань непристойная, кабацкая.
  
   Кабаки огнем моргают ночкой долгою
   Над Сибирью, да над Доном, да над Волгою.
  
   То и свет, родимый, видеть нам прохожего -
   Видеть старого калику перехожего.
  
   Все-то он гуторит, все-то сказы сказывает,
   Все-то посохом, сердешный, вдаль указывает:
  
   На житье-бытье-де горькое да оховое
   Нападало тенью чучело гороховое.
  
   Июнь 1907
   Петровское
  
  
  
  
  
  
   РУСЬ
  
   Поля моей скудной земли
   Вон там преисполнены скорби.
   Холмами пространства вдали
   Изгорби, равнина, изгорби!
  
   Косматый, далекий дымок.
   Косматые в далях деревни.
   Туманов косматый поток.
   Просторы голодных губерний.
  
   Просторов простертая рать:
   В пространствах таятся пространства.
   Россия, куда мне бежать
   От голода, мора и пьянства?
  
   От голода, холода тут
   И мерли, и мрут миллионы.
   Покойников ждали и ждут
   Пологие скорбные склоны.
  
   Там Смерть протрубила вдали
   В леса, города и деревни,
   В поля моей скудной земли,
   В просторы голодных губерний.
  
   1908
   Серебряный Колодезь
  
  
  
  
  
  РОДИНА
  
  
  
  
  
  
   В. П. Свентицкому
  
   Те же росы, откосы, туманы,
   Над бурьянами рдяный восход,
   Холодеющий шелест поляны,
   Голодающий, бедный народ:
  
   И в раздолье, на воле - неволя;
   И суровый свинцовый наш край
   Нам бросает с холодного поля -
   Посылает нам крик: "Умирай -
  
   Как и все умирают..." Не дышишь,
   Смертоносных не слышишь угроз: -
   Безысходные возгласы слышишь
   И рыданий, и жалоб, и слез.
  
   Те же возгласы ветер доносит;
   Те же стаи несытых смертей
   Над откосами косами косят,
   Над откосами косят людей.
  
   Роковая страна, ледяная,
   Проклятая железной судьбой -
   Мать-Россия, о родина злая,
   Кто же так подшутил над тобой?
  
   1908
   Москва
  
  
  
  
  

ДЕРЕВНЯ

  
  
  КУПЕЦ
  
   Прогуляй со мною лето:
   Я тебе, дружок,
   Канареечного цвета
   Заколю платок.
  
   Коль отдашь тугие косы
   Мне на ночь одну, -
   Сапожки на ноги босы
   Сам я натяну.
  
   Коли нонче за целковый
   Груди заголишь, -
   Под завесою шелковой
   Ночь со мной поспишь, -
  
   Так ужо из крепких бревен
   Сколочу наш дом,
   Так ужо с села поповен
   В гости призовем.
  
   Ты сумей меня растрогать:
   Я - купец богат -
   Сею лен, скупаю деготь
   И смолю канат.
  
   Борода моя - лопата,
   Волосата грудь.
   Не гоняюсь за богатой:
   Ты моею будь.
  
   Плачет девка, ручки сложит:
   "Не томи меня".
   Без него прожить не может
   Ни едина дня.
  
   Он - высокий, чернобровый,
   Статный паренек,
   За целковый ей ковровый
   Подарил платок.
  
   1908
   Серебряный Колодезь
  
  
  
  
  
  СТАР
  
   Выглянут лихие очи
   Из-под камня; вновь
   Выглянет грозней, жесточе
   Сдвинутая бровь.
  
   И целует, и милует
   Девку паренек.
   На лужок летит и дует, -
   Дышит: ветерок,
  
   Стелет травные атласы.
   Не отходит прочь
   Старичище седовласый:
   "Сердце, не морочь!"
  
   Парень девичий упругий
   Обнимает стан.
   Перешукнется в испуге
   С лебедой бурьян.
  
   Выглянут лихие очи
   Из-под камня; вновь
   Выглянет грозней, жесточе
   Сдвинутая бровь.
  
   Задымят сырые росы
   Над сырой травой.
   Заплетает девка в косы
   Цветик полевой.
  
   Парень девичий упругий
   Оплетает стан.
   Перешукнется в испуге
   С лебедой бурьян.
  
   Отуманен, в сердце ранен,
   Стар отходит прочь,
   Пал на камень бездыханен:
   "Ты пролейся, ночь!
  
   Борода моя - лопата;
   Стар купчина я.
   Все - мое: сребро и злато.
   Люба - не моя!
  
   И богатство мне - порука ль?"
   Ветр летит с реки:
   А вокруг танцует куколь,
   Плещут васильки.
  
   Тяжело дыша от зноя,
   Сел в густую рожь:
   "Отточу-точу ужо я, -
   Отточу я нож".
  
   Задымят сырые росы
   Над сырой травой.
   Заплетает девка в косы
   Цветик полевой: -
  
   Улыбнется, рассмеется.
   Жаворонок - там -
   Как взовьется, изольется
   Песнью к небесам.
  
   Знойный ток и жжет, и жарит,
   Парит: быть грозе.
   Тучей встав, она ударит
   Молньей в бирюзе.
  
   Светоч бешено багровый
   Грохнет, тучи взрыв: -
   С кручи куст многовенцовый
   Хряснет под обрыв.
  
   1908
   Серебряный Колодезь
  
  
  
  
   ПРЕДЧУВСТВИЕ
  
   Паренек плетется в волость
   На исходе дня.
   На лице его веселость.
   Перед ним - поля.
  
   Он надвинул разудало
   Шапку набекрень.
   На дорогу тень упала: -
   Встал корявый пень.
  
   Паренек, сверни с дороги, -
   Паренек, сверни!
   Ближе черные отроги,
   Буераки, пни.
  
   Где-то там тоскливый чибис
   Пролетает ввысь.
   Миловались вы, любились
   С девкою надысь -
  
   В колокольчиках, в лиловых,
   Грудь к груди прижав,
   Средь медвяных, средь медовых,
   Средь шелковых трав.
  
   Что ж ты вдруг поник тоскливо,
   Будто чуя смерть?
   Одиноко плещет ива
   В голубую твердь.
  
   Вечер ближе. Солнце ниже.
   В облаках - огни.
   Паренек, сверни - сверни же,
   Паренек, сверни!
  
   1908
   Суйда
  
  
  
  
  
   УБИЙСТВО
  
   Здравствуй, брат! За око око.
   Вспомни: кровь за кровь.
   Мы одни. Жилье далеко.
   Ей, не прекословь!
  
   Как над этой над лужайкой
   Кровь пролью твою...
   Забавляюсь балалайкой,
   Песенки пою.
  
   Веселей ходите, ноги,
   Лейся, говор струн!
   Где-то там - в пологом логе -
   Фыркает табун.
  
   Где-то там - на скате - тройка
   В отходящий день
   Колокольцем всхлипнет бойко:
   Тен-терень-терень!..
  
   Протеренькай, протеренькай
   Прямо на закат!
   Покалякаем маленько
   Мы с тобою, брат.
  
   Отстегни-ка ворот пестрый:
   К делу - что там ждать!
   И всадил я ножик вострый
   В грудь по рукоять.
  
   Красною струею прыснул
   Красный крови ток.
   Ножик хряснул, ножик свистнул
   В груда, в живот и в бок.
  
   Покрывая хрип проклятий,
   В бархатную новь
   Из-под красной рукояти
   Пеной свищет кровь.
  
   Осыпаясь прахом, склоны
   Тихо шелестят;
   Галки, вороны, вороны
   Стаей налетят.
  
   Неподвижные, как стекла,
   Очи расклюют.
   Там - вдали, над нивой блеклой,
   Там - вдали: поют.
  
   С богом, в путь! Прости навеки!
   Ну, не обессудь.
   Я бегу, смеживши веки.
   Ветер свищет в грудь.
  
   К ясным девкам, к верным любам
   Не придет авось, -
   Как его стальным я зубом
   Просадил насквозь.
  
   1908
   Серебряный Колодезь
  
  
  
  
  
  БЕГСТВО
  
   Ноет грудь в тоске неясной.
   Путь далек, далек.
   Я приду с зарею красной
   В тихий уголок.
  
   Девкам в платьицах узорных
   Песнь сыграю я.
   Вот на соснах - соснах черных -
   Пляшет тень моя.
  
   Как ты бьешься, как ты стонешь -
   Вижу, слышу я.
   Скоро, друг сердечный, сгонишь
   Стаю воронья.
  
   Веют ветры. Никнут травки.
   Петухи кричат.
   Через лес, через канавки -
   Прямо на закат.
  
   Ей, быстрей! И в душном дыме
   Вижу - городок.
   Переулками кривыми
   Прямо в кабачок.
  
   1906
   Москва
  
  
  
  
   В ГОРОДКЕ
  
   Руки в боки: ей, лебедки,
   Вам плясать пора.
   Наливай в стакан мне водки -
   Приголубь, сестра!
  
   Где-то там рыдает звуком,
   Где-то там - орган.
   Подавай селедку с луком,
   Расшнуруй свой стан.
  
   Ты не бойся - не израню:
   Дай себя обнять.
   Мы пойдем с тобою в баню
   Малость поиграть.
  
   За целковым я целковый
   В час один спущу,
   Как в семейный, как в рублевый
   Номер затащу.
  
   Ты, чтоб не было обмана,
   Оголись, дружок.
   В шайку медную из крана
   Брызнет кипяток.
  
   За мое, сребро и злато
   Мне не прекословь: -
   На груди моей косматой
   Смой мочалом кровь.
  
   Растрепи ты веник колок,
   Кипяток размыль.
   Искусает едкий щелок,
   Смоет кровь и пыль.
  
   Обливай кипящим пылом.
   На чисто скреби
   Спину, грудь казанским мылом:
   Полюби - люби!
  
   Я девчоночку другую -
   Не тебя - люблю,
   Но обновку дорогую
   Для тебя куплю.
  
   Хошь я черный вор-мерзавец, -
   Об заклад побьюсь,
   Что на вас, моих красавиц,
   В ночь раскошелюсь.
  
   Ей, откуда, ей - узнай-ка,
   Заявился я?
   Трынды-трынды, балалайка,
   Трыкалка моя!
  
   По крутым речным излукам
   Пролетит туман...
   Где-то там рыдает звуком -
   Где-то там - орган.
  
   1908
   Серебряный Колодезь
  
  
  
  
   В ДЕРЕВНЕ
  
   Ходят плечи, ходят трясом,
   Стонет в ночь она, -
   Прошушукнет поздним класом
   Стебель у окна.
  
   "Ты померкни, свет постылый, -
   В вечный темень сгинь?
   Нет, не встанет из могилы
   Сокол мой: аминь!
  
   Как проходят дни за днями.
   Палец жжет кольцо".
   Мухи черными роями
   Плещут ей лицо.
  
   Прошушукнет поздним класом
   Стебель у окна.
   Ходят плечи, ходят трясом, -
   Стонет в ночь она.
  
   Стар садится под оконцем
   Любу обнимать:
   "Задарю тебя червонцем, -
   Дай с тобой поспать!"
  
   Но в оправе серебрёной
   Стукнул грозен перст.
   "Сгинь", - в молоньей зеленой
   Небосвод отверст.
  
   "Ты, обитель, богомольца
   В скит принять сумей!"
   Но, взвивая блеском кольца,
   Прыщет в небо змей.
  
   1907
   Москва
  
  
  
  
  
   ВИСЕЛИЦА
  
   Жизнь свою вином расслабил
   Я на склоне лет.
   Скольких бил и что я грабил,
   Не упомню - нет.
  
   Под железной под решеткой
   Вовсе не уснуть.
   Как придут они ужотко
   Узел затянуть.
  
   Как там столб дубовый нонче
   Врыли в лыс бугор.
   Заливайся, песня, звонче!
   Вдаль лети же, взор!
  
   Все не верю - не поверю...
   Поздно: срок истек;
   И шаги, - шаги у двери;
   Заскрипел замок.
  
   Офицер кричит конвойным:
   "Сабли наголо!"
   И полдневным солнцем, знойным,
   Темя обожгло.
  
   Привели. Сухою пылью
   Ветер в выси взвил.
   Золотой епитрахилью
   Поп меня накрыл.
  
   Вот сурово мне холодный
   Под нос тычут крест.
   Сколько раз я шел, свободный,
   Ширью этих мест.
  
   Сколько раз встречал, как зверь, я
   В логе белый день,
   Прошибал со свистом перья
   Меткий мой кремень -
  
   Скольким, скольким певчим птицам,
   Вкруг окрестных сел
   Скольким, скольким молодицам
   Вскидывал подол.
  
   Закрутили петлю ловко.
   Леденеет кровь.
   Перекинулась веревка.
   "Ей, не прекословь!"
  
   Под ногой - сухие корни,
   А под носом - смерть.
   Выше, виселица, вздерни
   В голубую твердь!
  
   Подвели: зажмурюсь, нет ли -
   Думать поотвык.
   Вот и высунул из петли
   Красный свой язык.
  
   1908
   Серебряный Колодезь
  
  
  
  
  
  С ВЫСОТЫ
  
   Руки рвут раскрытый ворот.
   Через строй солдат
   Что глядишь в полдневный город,
   Отходящий брат?
  
   Ввысь стреляют бриллиантом
   Там церквей кресты.
   Там кутил когда-то франтом
   С ней в трактире ты.
  
   Черные, густые клубы
   К вольным небесам
   Фабрик каменные трубы
   Изрыгают там.
  
   Там несется издалека,

Категория: Книги | Добавил: Armush (29.11.2012)
Просмотров: 322 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа