Главная » Книги

Бедный Демьян - Стихотворения, Страница 3

Бедный Демьян - Стихотворения


1 2 3 4 5

bsp; 
  
  
  Ни достатка, ни порядка;
  
  
  
  Ходит сам не свой Касьян:
  
  
  
  У Касьяна есть лошадка,
  
  
  
  Нету плуга и семян.
  
  
  
  У Емели дует в щели.
  
  
  
  С горя, бедный, будто пьян:
  
  
  
  Плуг есть старый у Емели,
  
  
  
  Нет лошадки и семян.
  
  
  
  Злая грусть берет Нефеда,
  
  
  
  Дед клянет весь белый свет:
  
  
  
  Семена нашлись у деда,
  
  
  
  Нет лошадки, плуга нет.
  
  
  
  Повстречал Касьян Нефеда,
  
  
  
  Подошел к ним Емельян.
  
  
  
  Слово за слово - беседа
  
  
  
  Завязалась у крестьян.
  
  
  
  - Ох-ти, брат, не жизнь, а горе.
  
  
  
  - Я вот стал совсем моща. -
  
  
  
  Все на том сошлися вскоре:
  
  
  
  С горем биться сообща.
  
  
  
  Что у всех имелось втуне,
  
  
  
  То теперь слилось в одно:
  
  
  
  Есть коммуна, а в коммуне -
  
  
  
  Плуг, лошадка я Зерно.
  
  
  
  Дед с Касьяном, поле пашет,
  
  
  
  С ними спаянный трудом,
  
  
  
  Молотком Емеля машет,
  
  
  
  Подновляя общий дом.
  
  
  
  Труд не в труд, одна утеха,
  
  
  
  Стал милее божий свет.
  
  
  
  - Братцы, счастья и успеха
  
  
  
  Коммунарам мой привет!
  
  
  
  1919.
  
  
  
   ГУЛИМДЖАН {1}
  
  
  (Национальный гимн социал-духанщиков).
  
  
  
  
  Чхеидзе и Церетелли обратились к Антанте
  
  
  
   с просьбой о помощи против большевиков.
  
  
  
  
  
  
  
  
   Из газет.
  
  
  
  
  
   В Александровском садам
  
  
  
  
  
   Музыкам игрался.
  
  
  
  
  
  
   И т. д.
  
  
  
  
  
  
  
   Известная песенка
  
  
  
  Мы садился на ишак
  
  
  
  И в Париж гулялся.
  
  
  
  Клеманса, такой чудак,
  
  
  
  Очень нам смеялся.
  
  
  
   Гулимджан! Гулимджан!
  
  
  
   Знаим свае дело:
  
  
  
   Весь Кавказ мы за ляржан {2}
  
  
  
   Продаем умело.
  
  
  
  - "Тьфу!" - смеялся Клеманса, -
  
  
  
  "Не было печали!"
  
  
  
  Мы ему в два галаса
  
  
  
  Гулимджан кричали:
  
  
  
   Гулимджан! Гулимджан!
  
  
  
   Знаим свае дело:
  
  
  
   Честь и совесть за ляржан
  
  
  
   Продаем мы смело!
  
  
  
  Ллойд Джорджданья дверь открыл
  
  
  
  В кабинет случайно,
  
  
  
  Мы с Чхеидзем гаварыл:
  
  
  
  - "Рады чрезвычайно!"
  
  
  
   Гулимджан! Гулимджан!
  
  
  
   Знаим свае дело:
  
  
  
   Мы Баку вам за ляржан
  
  
  
   Уступаем смело!
  
  
  
  Закричали мы: "ай-ай!"
  
  
  
  С невеселым физий:
  
  
  
  "Ради бога присылай
  
  
  
  Поскорей дивизий!"
  
  
  
   Гулимджан! Гулимджан!
  
  
  
   Знаим свае дело:
  
  
  
   Продадим вам за ляржан
  
  
  
   Душу мы и тело!
  
  
  
  Ленин сжарит шашлыку
  
  
  
  С наших демократий,
  
  
  
  Он имеет на Баку
  
  
  
  Пребольшой симпатий.
  
  
  
   Гулимджан! Гулимджан!
  
  
  
   Знаим свае дело:
  
  
  
   Наш Тифлис - один духан!
  
  
  
   Покупайте смело!
  
  
  
  Ллойд Джорджданья отвичал:
  
  
  
  - "Тронут вашим горем,
  
  
  
  Наш английский флот помчал
  
  
  
  Нашим Черным морем!"
  
  
  
   Гулимджан! Гулимджан!
  
  
  
   Нам какое дело?
  
  
  
   Нас коварство англичан
  
  
  
   Вовсе не задело.
  
  
  
  - "Мени тенкс!" - "Мерси боку!"
  
  
  
  - "Можем обещаться,
  
  
  
  Что английский наш Баку
  
  
  
  Будет защищаться!"
  
  
  
   Гулимджан! Гулимджан!
  
  
  
   Знаим свае дело:
  
  
  
   Мы Баку вам за ляржан
  
  
  
   Уступаем смело!
  
  
  
  Независимый Тифлис
  
  
  
  Тут нам об'являлся.
  
  
  
  Мы кричали: браво! бис!
  
  
  
  И назад гулялся!
  
  
  
   Гулимджан! Гулимджан!
  
  
  
   Знаим свае дело:
  
  
  
   Весь Кавказ мы за ляржан
  
  
  
   Продаем умело!
  
  
  
  
  
   Исполнили: Церетелли и Чхеидзе.
  
  
  
  
  
  
  
  Записал Демьян Бедный.
  1) По радио одной из наших армий в феврале 1920 года это стихотворение было передано в Тифлис, тогда еще меньшевистский.
  Радио-телеграфисты Грузии были столь к вам расположены, что приняли "радио-стихотворение" и ответили:
  - "Ура!!... Привет Демьяну Бедному!
  Завтра выпьем за его здоровье!"
  2) Деньги.
  
  
  
  
  "УМНИЦА".
  
   - "Ни капли гордости аль совести. Эх ты!"
  
   Ворчал свинье Кудлай: "Есть разные скоты,
  
   Но ты, по-истине, особая скотина:
  
   Тебя не оскорбить ни словом, ни пинком.
  
   Наплюй тебе в глаза, умоешься плевком.
  
   Скажи, пожалуйста: опричь тебя на ком
  
   Гуляет часто так хозяйская дубина?"
  
  
  
  
  - "Эх-ма!"
  
   Хавронья хрюкнула: "Большого ты ума.
  
  
  
  Не даром ребра видно.
  
   Ну, малость и побьют. Подумаешь: обидно!
  
  
   Бокам, чай, больно да спине?
  
   При чем же совесть тут? Голубчик, да по мне
  
   Так, право, все равно: что бита, что не бита.
  
  
   Не гнали б только от корыта!"
  
   Свинья, а в ней ума какая бездна скрыта.
  
  
  
   БУНТУЮЩИЕ ЗАЙЦЫ.
  
  
  
  Взбежавши на пригорок,
  
  
  
  Зайчишек тридцать-сорок
  
  
  
  Устроили Совет.
  
  
  
  - "Житья нам, братцы, нет".
  
  
  
  - "Беда. Хоть с мосту в воду".
  
  
  
  - "Добудемте права!"
  
  
  
  - "Умремте за свободу!"
  
  
  . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
  
  
  От смелых слов у всех кружилась голова.
  
  
  Но только рядышком шелохнулась трава,
  
  
  Как первый, кто кричал: "за волю в землю лягу!"
  
  
  
  С пригорка задал тягу.
  
  
  
  За ним все зайцы, кто-куда,
  
  
  
  
  Ай-да!
  
  
  Зайчиха с заинькой под кустиком сидела.
  
  
  - "Охти-мне, без тебя уж стала тосковать,
  
  
  Ждала тебя, ждала: глаза все проглядела.
  
  
  Договорились, что ль, в Совете вы до дела?"
  
  
  - "Договорилися. Решили бунтовать!"
  
  
  О бунте заячьем пошла повсюду толки.
  
  
  
  Не говоря уж о лисе,
  
  
  Теперь, поди, хвосты поджали звери все, -
  
  
  
  А больше всех, понятно, волки?!
  
  
  1912.
  
  
  
   КЛАРНЕТ И РОЖОК.
  
  
  
  Однажды летом
  
  
  У речки, за селом, на мягком бережку
  
  
  Случилось встретиться пастушьему рожку
  
  
  
  С кларнетом.
  
  
   - "Здорово!" - пропищал кларнет.
  
  
   - "Здорово, брат", - рожок в ответ:
  
  
  
  
  "Здорово!
  
  
   Как вижу-ты из городских. -
  
  
  Да не пойму: из бар, аль из каких?"
  
  
  
  - "Вот это ново", -
  
  
  Обиделся кларнет: "Глаза вперед протри,
  
  
  
  Да лучше посмотри.
  
  
  Чем задавать вопрос мне неуместный.
  
  
   Кларнет я, музыкант известный.
  
  
  Хоть, правда, голос мой с твоим немного схож,
  
  
  Но за талант я свой в места какие вхож?!
  
  
  Сказать вам, мужикам, и то войдете в страх вы.
  
  
   А все скажу, не утаю:
  
  
  
  Под музыку мою
  
  
  Танцуют, батенька, порой князья в графы!
  
  
  Вот ты свою игру с моей теперь сравни:
  
  
  Ведь, под твою - быки с коровами одни
  
  
  
  Хвостами машут!"
  
  
  - "То так", - сказал рожок: "нам графы не сродни.
  
  
  
  Одначе, помяни:
  
  
  
  Когда-нибудь они
  
  
  Под музыку и под мою запляшут!"
  
  
  1912.
  
  
  
  
  КЛОП.
  
   Жил-был на свете клоп. И жил мужик Панкрат.
  
   Вот как-то довелось им встретиться случайно.
  
  
  Клоп рад был встрече чрезвычайно;
  
  
   Панкрат - не слишком рад.
  
   А надо вам сказать: судьба свела их вместе -
  
  
   Не помню точно - где,
  
  
   Не то в суде,
  
   Не то в присутственном каком-то важном месте.
  
   Кругом - чины да знать. Нарядная толпа
  
   Изнемогает в кривотолках.
  
   Панкрат и без того сидел, как на иголках,-
  
   А тут нелегкая несет еще клопа!
  
   Взобравшись ловко по обоям
  
   К Панкрату на рукав, хлоп этаким героем
  
   Уселся на рукав и шарит хоботком.
  
   От злости наш Панкрат позеленел весь даже:
  
  
   - "Ах, чорт, и ты туда же
  
  
   Кормиться мужиком!"
  
  
   И со всего размаху
  
   Хлоп дядя по клопу свободною рукой -
  
  
  
  Мир праху
  
  
  
  И вечный упокой.
  
   Читатель, отзовись: не помер ты со страху?
  
   А я - на жив, ни мертв. Наморщив потный лоб,
  
   Сижу, ужасною догадкой потрясенный:
  
  
   Ну, что, как этот клоп -
  
  
  
  Казенный?
  
   1913.
  
  
  
  
  СВЕЧА.
  
   - "Хозяин! Пантелей Ильич! Гляди-ко... Волга...
  
   Взбесилась, видит бог. И потонуть недолго.
  
  
  А не потонем - все равно
  
  
  Водой промочит все зерно".
  
  
  Приказчик мечется, хлопочет,
  
   А Пантелей Ильич, уставя в небо взор,
  
  
  Дрожащим голосом бормочет:
  
  
  - "Святители! Раззор!
  
   Чины небесные, арханделы и власти!
  
  
  Спасите от лихой напасти!
  
  
  Я добрым делом отплачу...
  
  
  Сведу в лампадах пуд елею...
  
  
  Под первый праздничек свечу
  
  
  Вот с эту мачту закачу... -
  
  
  И сотельной не пожалею!"
  
   То слыша, говорит приказчик Пантелею:
  
   - "Ты это что ж, Ильич? Про мачту-то... всурьез?
  
   Да где же ты свечу такую раздобудешь?"
  
  
  - "Молчи, дурак, - умнее будешь!"
  
  
  Хозяин отвечал сквозь слез:
  
   "Дай только вымолить скорей у неба жалость,
  
   Чтоб я с моим добром остался невредим, -
  
   А там насчет свечи мы после... поглядим.."
  
  
  Укоротим, пожалуй, малость!"
  
   1912.
  
  
  
   ГИПНОТИЗЕР.
  
  
  Помещик некий был изрядным фантазером:
  
  
   Задумал стать гипнотизером,
  
  
  Добыл из города два воза нужных книг,
  
  
  Засел за них, читал не две, не три недели, -
  
  
  Едва ль не целый год, и, наконец, достиг
  
  
  
   Желанной цели:
  
  
  Любого мужика мог усыпить он вмят.
  
  
  Да слуги барина к тому ж гневить не смели,
  
  
  Так стоило ему явиться средь двора,
  
  
  Как бабы, мужики и даже детвора
  
  
   Валились наземь и храпели.
  
  
   - "Вот ум! Вот голова!"
  
  
  Пошла про нашего затейника молва
  
  
   Среди помещиков-соседей:
  
  
   "Подумать лишь, хитрец каков!
  
  
   Не надо больше тумаков:
  
  
  Почище найдена управа на медведей!" -
  
  
   (То бишь, на мужиков).
  
  
  И в первый праздничек соседи мчат к соседу,
  
  
  Но пир гостям - не в пир, беседа - не в беседу,
  
  
  И преферанс - не в преферанс!
  
  
  Им гипнотический подай скорей сеанс.
  
  
   Без лишней канители
  
  
  Желанью общему хозяин уступил:
  
  
  Емелю-конюха в два слова усыпил.
  
  
   Все гости онемели!
  
  
  Хозяин, между тем, из сонного Емели
  
  
   Что хочет, то творит -
  
  
   - "Емеля", - говорит,-
  
  
  "Глянь, становой в деревню мчится!"
  
  
  
  Мужик томится:
  
  
  
  - "Ой... братцы... ой...
  
  
  
   Разбой!.."
  
  
  
   - "Постой,
  
  
  
  Никак, ошибка!
  
  
   Не разглядел я, виноват.
  
  
   К нам едет думский депутат!"
  
  
   У мужика - улыбка:
  
  
   - "Вот будет рада... попадья...
  
  
   Стал депутатом... поп Илья!"
  
  
  Поповским голоском запел хозяин: - "Чадо, -
  
  
  Скажи, чего первей просить для паствы надо.
  
  
   Когда в столице буду я?"
  
  
  И стоном вырвалось у бедного Емельки:
  
  
  
  - "Проси... земельки!"
  
  
  - "А про помещиков ты, вражий сын, забыл!?"
  
  
  Тут гости сгоряча вскричали в общий голос.
  
  
  
  Емеля взвыл.
  
  
   Стал у Емели дыбом волос,
  
  
   И, засучив по локоть рукава,
  
  
   Такие наш мужик понес слова,
  
  
  
  Что гости с перепуга
  
  

Категория: Книги | Добавил: Armush (29.11.2012)
Просмотров: 342 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа