Главная » Книги

Батюшков Константин Николаевич - Полное собрание стихотворений

Батюшков Константин Николаевич - Полное собрание стихотворений


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25

  
   Константин Николаевич Батюшков
  
  
   Полное собрание стихотворений
  К.Н.Батюшков "Полное собрание стихотворений" М.-Л., 1964, Большая серия Библиотеки поэта, подготовка текста Н. В. Фридмана
  http://www.imwerden.de
  info@imwerden.de
  
  
  
  
  СОДЕРЖАНИЕ
  Краткая биография из Брокгауза-Эфрона
  
  
  
   СТИХОТВОРЕНИЯ
  1. Мечта <Первая редакция>
  2. Послание к стихам моим
  3. Элегия ("Как счастье медленно приходит...")
  4. Послание к Хлое. Подражание
  5. Перевод 1-й сатиры Боало
  6. К Филисе. Подражание Грессету
  7. Бог
  8. К Мальвине
  9. Послание к Н. И. Гнедичу ("Что делаешь, мой друг, в полтавских ты степях...")
  10. <На смерть И. П. Пнина>
  11. Совет друзьям
  12. К Гнедичу ("Только дружба обещает...")
  13. "Н. И. Гнедичу" ("По чести, мудрено в санях или верхом...")
  14. Пастух и соловей. Басня
  15. Выздоровление
  16. Сон могольца. Баснь
  17. <Н. И. Гнедичу> ("Прерву теперь молчанья узы...")
  18. К Тассу
  19. <Отрывок из I песни "Освобожденного Иерусалима">
  20. <Отрывок из XVIII песни "Освобожденного Иерусалима">
  21. Воспоминание
  22. Стихи г. Семеновой
  23. Видение на берегах Леты
  24. <О Бенитцком>"
  25. Тибуллова элегия III. Из III книги
  26. Послание графу Виельгорскому
  27. "Пафоса бог, Эрот прекрасный..."
  28. Веселый час
  29. Ответ Гнедичу ("Твой друг тебе навек отныне...")
  30. Тибуллова элегия X. Из I книги
  31. В день рождения N.
  32. Ложный страх. Подражание Парни
  33. Надпись на гробе пастушки
  34. Счастливец
  35. На смерть Лауры. Из Петрарки
  36. Вечер. Подражание Петрарке
  37. "Рыдайте, амуры и нежные грации..."
  38. Элизий
  39. Мадагаскарская песня
  40. Любовь в челноке
  41. Привидение. Из Парни
  42. Стихи на смерть Даниловой
  43. К Петину
  44. Источник
  45. Отъезд
  46. Радость
  47. Сон воинов. Из поэмы "Иснель и Аслега"
  48. Скальд
  49. На смерть супруги Ф. Ф. Кокошкина
  50. <Н. И. Гнедичу> ("Сей старец, что всегда летает...")
  51. <Отрывок из XXXIV песни "Неистового Орланда">
  52. Филомела и Прогна. Из Лафонтена
  53. Дружество
  54. Хор для выпуска благородных девиц Смольного монастыря
  55. Мои пенаты. Послание к Жуковскому и Вяземскому
  56. К Жуковскому
  57. Ответ Тургеневу
  58. Разлука ("Гусар, на саблю опираясь...")
  59. Певец в Беседе любителей русского слова
  60. К Дашкову
  61. Переход русских войск через Неман 1 января 1813 года
  62. Отрывок из Шиллеровой трагедии "Die Braut von Messina" <("Мессинcкая невеста")>
  63 Элегия из Тибулла. Вольный перевод ("Мессала! Без меня ты мчишься по волнам...")
  64. Пленный
  65. <О парижских женщинах>
  66. Тень друга
  67. На развалинах замка в Швеции
  68. <Хор жен воинов из "Сцен четырех возрастов">
  69. Судьба Одиссея
  70. Странствователь и домосед
  71. Послание И. М. Муравьеву-Апостолу
  72. Мщение. Из Парни
  73. Вакханка
  74. Последняя весна
  75. К друзьям
  76. Мой гений
  77. Разлука ("Напрасно покидал страну моих отцов...")
  78. Надпись к портрету графа Эммануила Сен-При
  79. Таврида
  80. Надежда
  81. К другу
  82. Пробуждение
  83. Элегия ("Я чувствую, мой дар в поэзии погас...")
  84. Песнь Гаральда Смелого
  85. Послание к Тургеневу ("О ты, который средь обедов...")
  86. К цветам нашего Горация
  87. "У Волги-реченьки сидел..."
  88. Гезиод и Омир - соперники
  89. К портрету Жуковского
  90. Переход через Рейн
  91. "Тот вечно молод, кто поет..."
  92. <В. Л. Пушкину>
  93. Умирающий Тасс. Элегия
  94. Беседка муз
  95. К Никите
  96. <С. С. Уварову>
  97. Мечта <Окончательная редакция>
  98.-110. <Из греческой антологии>
   1. "В обители ничтожества унылой..."
   2. "Свидетели любви и горести моей..."
   3. "Свершилось: Никагор и пламенный Эрот..."
   4. Явор к прохожему
   5. "Где слава, где краса, источник зол твоих?.."
   6. "Куда, красавица?.."
   7. "Сокроем навсегда от зависти людей..."
   8. "В Лаисе нравится улыбка на устах..."
   9. "Тебе ль оплакивать утрату юных дней?.."
   10. "Увы! глаза, потухшие в слезах..."
   11. "Улыбка страстная и взор красноречивый..."
   12. "Изнемогает жизнь в груди моей остылой..."
   13. "С отвагой на челе и с пламенем в крови..."
  111. К творцу "Истории государства Российского"
  112. Князю П. И. Шаликову
  113. Послание к А. И. Тургеневу ("Есть дача за Невой...")
  114. "Ты пробуждаешься, о Байя, из гробницы..."
  115. "Есть наслаждение и в дикости лесов..."
  116. Надпись для гробницы дочери Малышевой
  117. Подражание Ариосту
  118-123. Подражания древним
   1. "Без смерти жизнь не в жизнь: и что она? Сосуд..."
   2. "Скалы чувствительны к свирели..."
   3. "Взгляни: сей кипарис, как наша степь, бесплоден..."
   4. "Когда в страдании девица отойдет..."
   5. "О смертный! хочешь ли безбедно перейти..."
   6. "Ты хочешь меду, сын - так жала не страшись..."
  124. "Жуковский, время всё проглотит..."
  125. "Ты знаешь, что изрек..."
  
   МЕЛКИЕ САТИРИЧЕСКИЕ И ШУТОЧНЫЕ СТИХОТВОРЕНИЯ
  126. Перевод Лафонтеновой эпитафии
  127. "Безрифмина совет..."
  128. <Н. И. Гнедичу> ("Ужели слышать всё докучный барабан? ..")
  129. "Как трудно Бибрису со славою ужиться!.."
  130. Мадригал новой Сафе
  131. Книги и журналист
  132. Эпиграмма на перевод Вергилия
  133. Мадригал Мелине, которая называла себя нимфою
  134. Эпитафия ("Не нужны надписи для камня моего...")
  135. "Известный откупщик Фадей..."
  136. "Теперь, сего же дня
  137. Истинный патриот
  138. Сравнение
  139. Из антологии
  140. К Маше
  141. На перевод "Генриады", или Превращение Вольтера
  142. <П. А. Вяземскому> ("Льстец моей ленивой музы!..")
  143. Совет эпическому стихотворцу
  144. Надпись к портрету Н. Н.
  145. "На членов Вольного общества любителей словесности"
  146. "Всегдашний гость, мучитель мой..."
  147. На поэмы Петру Великому
  148. <Об А. И. Тургеневе>
  149. Новый род смерти
  150. "Памфил забавен за столом..."
  151. "От стужи весь дрожу..."
  152. На книгу под названием "Смесь"
  153. Запрос Арзамасу
  154. <Надпись к портрету П. А. Вяземского>
  155. "Меня преследует судьба..."
  156. "На свет и на стихи..."
  157. "Числа, по совести, не знаю..."
  158. Послание от практического мудреца мудрецу Астафьическому с мудрецом Пушкиническим ("Счастлив, кто в сердце носит рай...")
  159. "П. А. Вяземскому" ("Я вижу тень Боброва...")
  
  
  
  СТИХОТВОРНЫЕ ОТРЫВКИ
  160. Из письма к Н. А. Оленину от 11 мая 1807 г.
  161. Из письма к Н. И. Гнедичу от 4 апреля 1809 г.
  162. Из письма к Н. И. Гнедичу от 1 ноября 1809 г.
  163. Из письма к П. А. Вяземскому от 19 декября 1811 г.
  164. Из письма к Д. П. Северину от 19 июня 1814 г.
  165. Из письма к П. А. Вяземскому от февраля 1816 г.
  166. Из письма к В. Л. Пушкину от первой половины марта 1817 г.
  167. Из письма к А. Н. Оленину от 4 июня 1817 г.
  168. Из письма к А. Г. Гревенс от 8 июля 1826 г.
  169. Надпись к портрету графа Буксгевдена
  170. "Всё Аристотель врёт..."
  ВАРИАНТЫ
  Cтихотворные варианты
  
  
   Константин Николаевич БАТЮШКОВ
  Знаменитый русский поэт, предшественник Пушкина, родился 18 мая 1787 г. в Вологде. Происходил из древнего дворянского рода, который с давних пор владел селом Даниловским, где Константин Николаевич провел годы своего детства. Семи лет от роду он потерял мать, которая страдала душевною болезнью, по наследству перешедшей к Константину Николаевичу и его старшей сестре Александре. В 1797 г. его отдали в петербургской пансион Жакино, откуда в 1801 году он перешел в пансион Триполи. На шестнадцатом году жизни Батюшков оставил пансион и занялся усердно чтением всякого рода русских и французских книг. В это же время он близко сошелся со своим дядей, известным Михаилом Никитичем Муравьевым. Под его влиянием Константин Николаевич занялся изучением литературы древнего классического Мира и стал поклонником Тибулла и Горация, которым он подражал в первых своих произведениях. Кроме того, под влиянием Муравьева, Батюшков выработал в себе тонкий литературный вкус и аскетическое чутье. Познакомился также Батюшков с представителями тогдашнего литературного Mиpa в Петербурге. Особенно близко сошелся он с Г. Р. Державиным, Н. А. Львовым, В. В. Капнистом, А. Н. Олениным, графом А. С. Строгоновым, И. М. Муравьевым-Апостолом, П. А. Ниловой и А. П. Квашниной-Самариной. Поступив в департамент министерства народного просвещения, Батюшков сблизился с некоторыми из своих сослуживцев, которые примыкали к карамзинскому направлению и основали "Вольное общество любителей словесности". Тогда же он особенно близко подружился с И. П. Пниным и Н. И. Гнедичем.
  В 1807 году Батюшков вступил в милицию и принял участие в прусском походе. В битве под Гейдсбергом он был ранен и должен был отправиться лечиться в Ригу. Во время этого похода Батюшков особенно тесно подружился с офицером Петиным, впоследствии убитым под Лейпцигом, а в Риге влюбился в девицу Мигель - дочь хозяина того дома, где его поместили для лечения. Но ничем серьезным этот роман не окончился. В следующем 1808 году Батюшков принял участие в войне со Швецией, по окончании которой вышел в отставку и поехал к родным (1809 г.), но не к отцу, а в село Хантоново, Новгородской губернии, где жили и хозяйничали его старшие сестры. Это было вызвано тем, что еще в 1807 году Николай Львович вступил во второй брак, а так как его взрослые дочери не хотели жить вместе с мачехой, то переселились в деревню, которая им досталась по наследству от матери.
  В деревне Константин Николаевич скоро начал скучать и рвался в город: впечатлительность его сделалась почти болезненною, все больше и больше овладевала им хандра, и предчувствие будущего сумасшествия.
  В самом конце 1809 года Батюшков приехал в Москву и скоро, благодаря своему таланту, светлому уму и доброму сердцу, сыскал себе добрых друзей в лучших сферах тогдашнего московского общества. Из тамошних литераторов наиболее сблизился он с В. Л. Пушкиным, В. А. Жуковским, кн. П. А. Вяземским и Н. М. Карамзиным. Эти новые друзья настолько привязали Батюшкова к Москве, что, не смотря на увещания петербургских друзей и недостаток средств, он не хотел оставить "столицы русского дворянства", как ее называл Карамзин, и ехать в Петербург, чтобы там выхлопотать себе государственную должность, которая дала бы ему материальное обеспечение. Годы 1810 и 1811 прошли для Батюшкова отчасти в Москве, где он приятно проводил время, отчасти в Хантонове, где он хандрил. Наконец, получив отставку от военной службы, он в начале 1812 года отправился в Петербург и при помощи Оленина поступил на службу в Публичную Библиотеку; жизнь его устроилась довольно хорошо, хотя его постоянно тревожила мысль о судьбе его семейства и его самого: скорого повышения по службе нельзя было ожидать, а хозяйственные дела шли все хуже и хуже. Не забывая своих московских друзей, Батюшков сделал новые знакомства в Петербурге и сблизился с И. И. Дмитриевым, А. И. Тургеневым, Д. Н. Блудовым и Д. В. Дашковым.
  Между тем армия Наполеона вступила в пределы России и стала приближаться к Москве. Батюшков отправился туда, чтобы проводить вдову Муравьеву в Нижний Новгород. Затем он снова поступил на военную службу и в качестве адъютанта генерала Раевского вместе с русской армией совершил поход 1813-14 г., окончившийся взятием Парижа. Пребывание заграницей имело большое влияние на Батюшкова, который там впервые познакомился с немецкой литературой и полюбил ее. Париж и его памятники, библиотеки и музеи тоже не прошли бесследно для впечатлительной натуры Батюшкова; но скоро он почувствовал сильную тоску по родине и, посетив Лондон, возвратился в Петербург. Но тут, помимо служебных неприятностей, его ждала серьезная неудача; он влюбился в жившую у Олениных молодую девушку Анну Федоровну Фурман, которая, однако, не ответила Батюшкову таким же чувством. Со страшным отчаянием в душе он уехал на службу в Каменец-Подольск, где стоял его полк. Через год он окончательно бросил военную службу, поехал в Москву, затем в Петербург, где сделался членом Арзамаса и вошел в близкие сношения со всем этим кружком и в особенности с Пушкиным, который называл его своим учителем. В 1818 г. Батюшков достиг давно желаемой цели: он был определен на службу в неаполитанскую русскую миссию. Поездка в Италию была всегда любимою мечтою Батюшкова, но отправившись туда, он почти сейчас же почувствовал невыносимую скуку, хандру и тоску. К 1821 году ипохондрия приняла такие размеры, что он должен был оставить службу и Италию. В 1822 расстройство умственных способностей выразилось вполне определенно и с тех пор Батюшков в продолжение 34 лет мучился, не приходя почти никогда в сознание, и наконец скончался 7 июля 1855 года в Вологде; похоронен в Спасо-Прилуцком монастыре, в 5 верстах от Вологды. Еще в 1815 году Батюшков писал Жуковскому о себе следующие слова: "С рождения я имел на душе черное пятно, которое росло, росло с летами и чуть было не зачернило всю душу"; не предвидел бедный поэт, что пятно не перестанет расти и так скоро совсем помрачит его душу.
  Литературное наследство Батюшкова распределяется на три части: стихотворения, прозаические статьи и письма. Первые опыты Константина Николаевича относятся к 1802, когда он написал стихотворение "Мечта". Стихотворения первого переда литературной деятельности Б. проникнуты эпикуреизмом и носят на себе довольно ясный отпечаток беззаботной и свободной жизни, которую тогда вел Батюшков в Петербурге: к таким стихам принадлежат: "Послание к стихам моим", "Послание к Хлое" и "Послание к Н. И. Гнедичу", где автор описывает другу, как он проводит время, "Совет друзьям", развивающий мысль о мирном наслаждении жизнью среди веселий и забав, мешая мудрость с шутками и др. К 1808 году относится первое близкое знакомство Батюшкова с Торкватом Тассом, "Освобожденный Иерусалим" которого Батюшков начал тогда переводить. К 1809 году относятся первые опыты Батюшкова в прозе, а именно: "Отрывок из писем русского офицера", "Финляндия" и "Похвальное слово сну". В 1809 и 1810 годы Батюшков написал ряд стихотворений, в которых он подражал Парни, Тибуллу, Петрарке и Касти. Тогда же написано им "Видение на берегах Леты", где осмеиваются представители старой литературной школы; эта сатира наделала много шума в Петербурге. В 1811 году написано жизнерадостное стихотворение "Мои пенаты", посвященное Жуковскому и кн. Вяземскому. В 1813 году является "Певец в беседе Славянороссов", эпико-лиро-комико-породический гимн - шутливое подражание "Певцу в стане русских воинов" Жуковского. Патриотическое чувство Батюшкова выразилось в стихотворении "Переход русских через Рейн". Упадок духа и глубокая скорбь отвергнутой любви высказываются в "Воспоминаниях" (1815 г.); около этого времени произошел в Батюшкове поворот в сторону пессимизма и Шатобриановского разочарования жизнью, от которого Константин Николаевич искал убежища в религиозном чувстве. К 1815 году, кроме "Воспоминаний", относятся еще следующие стихотворения, в которых обнаруживается тогдашнее душевное настроение Батюшкова: "Послание И. Л. Муравьеву-Апостолу", "Странствователь и домосед", "Разлука", "Пробуждение", "Мой гений", "Последняя весна", "Надежда" и "К другу".
  Важнейшею эпохой поэтического творчества Батюшкова были годы 1816 и 1817, когда тридцатилетний поэт достиг высшей степени совершенства в отделке стиха, ближе познакомился с немецкой, французской, итальянской и древне-классической литературами, когда болезнь еще не помрачила его мысли, придавая ей только элегический оттенок. Прекраснейшим выражением тогдашнего течения творчества Батюшкова был: "Умирающий Тасс". К числу лучших стихотворений Батюшкова принадлежит также "Тень друга", посвящение памяти Петина и переделка из Матисена: "На развалинах замка в Швеции". Черты северной поэзии Батюшков воспроизвел в "Песне Гаральда Смелого". Главная заслуга Батюшкова заключается в том, что вместе с Жуковским он придал русскому стиху гармоническую красоту, легкость и выразительность. Они оба, т. е. Батюшков и Жуковский, своими сочинениями проложили дорогу Пушкину, Лермонтову и всем следующим за ними русским поэтам; это сознавал и сам Пушкин, который называл Батюшкова своим учителем. Из прозаических сочинений Батюшкова наиболее замечательны: "Речь о влиянии легкой поэзии на язык" и "Нечто о морали, основанной на религии". В первый раз собрание сочинений Батюшкова появилось в свет в 1817 году, под названием: "Опыты в стихах и прозе". 2-е и 3- е издания относятся к 1834 и 1850 гг. Полное же издание всех его сочинений вышло в Петербурге в 3 томах в 1887 г. Издатель П. Н. Батюшков присоединил к этим сочинениям обширную статью "О жизни и сочинениях К. Н. Батюшкова", написанную Л. Н. Майковым и кроме того обширные примечания, составленные Л. Н. Майковым и В. И. Саитовым. Том I занимают вступление и стихотворения, II - прозаические статьи, III - письма.
  
  
  
   СТИХОТВОРЕНИЯ
  
  
  
  
  1. МЕЧТА
  
  
  О, сладостна мечта, дщерь ночи молчаливой,
  
  
  Сойди ко мне с небес в туманных облаках
  
  
  Иль в милом образе супруги боязливой,
  
  
  С слезой блестящею во пламенных очах!
  
  
  Ты, в душу нежную поэта
  
  
  Лучом проникнув света,
  
  
  Горишь, как огнь зари, и красишь песнь его,
  
  
  Любимца чистых сестр, любимца твоего,
  
  
  И горесть сладостна бывает:
  
  
  Он в горести мечтает.
  
  
  То вдруг он пренесен во Сельмские леса,
  
  
  Где ветр шумит, ревет гроза,
  
  
  Где тень Оскарова, одетая туманом,
  
  
  По небу стелится над пенным океаном;
  
  
  То с чашей радости в руках
  
  
  Он с бардом песнь поет - и месяц в облаках,
  
  
  И Кромлы шумный лес безмолвствуя внимает,
  
  
  И эхо вдалеке песнь звучну повторяет.
  
  
  О, сладостна мечта, ты красишь зимний день,
  
  
  Цветами и зиму печальную венчаешь,
  
  
  Зефиром по цветам летаешь
  
  
  И между светлых льдин являешь миртов тень!
  
  
  Богиня ты, мечта! Дары твои бесценны
  
  
  Самим невольникам в слезах.
  
  
  Цепями руки отягченны,
  
  
  Замки чугунны на дверях
  
  
  Украшены мечтой... Какое утешенье
  
  
  Украсить заключенье,
  
  
  Оковы променять на цепь веселых роз!..
  
  
  Подругу ль потерял, источник вечных слез,
  
  
  Ступай ты в рощицу унылу,
  
  
  Сядь на плачевную могилу,
  
  
  Задумайся, вздохни - и друг души твоей,
  
  
  Одетый ризою прозрачной, как туманом,
  
  
  С прелестным взором, стройным станом,
  
  
  Как нимфа легкая полей,
  
  
  Прижмется с трепетом сердечным,
  
  
  Прижмется ко груди пылающей твоей.
  
  
  Стократ мы счастливы мечтаньем скоротечным!
  
  
  Мечтанье есть душа поэтов и стихов.
  
  
  И едкость сильная веков
  
  
  Не может прелестей сокрыть Анакреона,
  
  
  Любовь еще горит во Сафиных мечтах.
  
  
  А ты, любимец Аполлона,
  
  
  Лежащий на цветах
  
  
  В забвеньи сладостном, меж нимф и нежных граций,
  
  
  Певец веселия, Гораций,
  
  
  Ты в песнях сладостно мечтал,
  
  
  Мечтал средь пиршеств и шумных, и веселых
  
  
  И смерть угрюмую цветами увенчал!
  
  
  Найдем ли в истинах мы голых
  
  
  Печальных стоиков и твердых мудрецов
  
  
  Всю жизни бренной сладость?
  
  
  От них эфирна радость
  
  
  Летит, как бабочка от терновых кустов.
  
  
  Для них прохлады нет и в роскоши природы;
  
  
  Им девы не поют, слетятся в хороводы;
  
  
  Для них, как для слепцов,
  
  
  Весна без прелестей и лето без цветов.
  
  
  Увы, но с юностью исчезнут и мечтанья,
  
  
  Исчезнут граций лобызанья!
  
  
  Как светлые лучи на темных облаках,
  
  
  Веселья на крылах
  
  
  Дни юности стремятся:
  
  
  Не долго на цветах
  
  
  В беспечности валятся.
  
  
  Весеннею порой
  
  
  Лишь бабочка летает,
  
  
  Амуров нежный рой
  
  
  Морщин не лобызает.
  
  
  Крылатые мечты
  
  
  Не сыплют нам цветы,
  
  
  Где тусклый опытность светильник зажигает.
  
  
  Счастливая мечта, живи, живи со мной!
  
  
  Ни свет, ни славы блеск пустой
  
  
  Даров твоих мне не заменят.
  
  
  Глупцы пусть дорого сует блистанье ценят,
  
  
  Лобзая прах златой у мраморных крыльцов!
  
  
  Но счастию певцов
  
  
  Удел есть скромна сень, мир, вольность и спокойство.
  
  
  Души поэтов свойство:
  
  
  Идя забвения тропой,
  
  
  Блаженство находить мечтой.
  
  
  Их сердцу малость драгоценна:
  
  
  Как бабочка влюбленна
  
  
  Летает с травки на цветок,
  
  
  Считая морем ручеек,
  
  
  Так хижину свою поэт дворцом считает
  
  
  И счастлив!.. Он мечтает.
  
  
  1802 или 1803
  
  
   2. ПОСЛАНИЕ К СТИХАМ МОИМ
  
  
   Sifflez-moi librement, je vous le rends, mes freres.
  
  
  
  
  
  
  
  
   Voltaire {*}
  {* Освистывайте меня без стеснения, собратья мои, я отвечу вам тем же. Вольтер (франц.). - Ред.}
  
   Стихи мои! опять за вас я принимаюсь!
  
   С тех пор как с музами, к несчастью, обращаюсь,
  
   Покою ни на час... О, мой враждебный рок!
  
   Во сне и наяву Кастальский льется ток!
  
   Но с страстию писать не я один родился:
  
   Чуть стопы размерять кто только научился,
  
   За славою бежит - и бедный рифмотвор
  
   В награду обретет не славу, но позор.
  
   Куда ни погляжу, везде стихи марают,
  
   Под кровлей песенки и оды сочиняют.
  
   И бедный Стукодей, что прежде был капрал,
  
   Не знаю для чего, теперь поэтом стал:
  
   Нет хлеба ни куска, а роскошь выхваляет
  
   И грациям стихи голодный сочиняет;
  
   Пьет воду, а вино в стихах льет через край;
  
   Филису нам твердит: "Филиса, ты мой рай!"
  
   Потом, возвысив тон, героев воспевает:
  
   В стихах его и сам Суворов умирает!
  
   Бедняга! удержись... брось, брось писать совсем!
  
   Не лучше ли тебе маршировать с ружьем!
  
   Плаксивин на слезах с ума у нас сошел:
  
   Всё пишет, что друзей на свете не нашел!
  
   Поверю: ведь с людьми нельзя ему ужиться,
  
   И так не мудрено, что с ними он бранится.
  
   Безрифмин говорит о милых... о сердцах...
  
   Чувствительность души твердит в своих стихах;
  
   Но книг его - увы! - никто не покупает,
  
   Хотя и Глазунов в газетах выхваляет.
  
   Глупон за деньги рад нам всякого бранить,
  
   И даже он готов поэмой уморить.
  
   Иному в ум придет, что вкус восстановляет:
  
   Мы верим все ему - кругами утверждает!
  
   Другой уже спешит нам драму написать,
  
   За коей будем мы не плакать, а зевать.
  
   А третий, наконец... Но можно ли помыслить -
  
   Все глупости людей в подробности исчислить?..
  
   Напрасный будет труд, но в нем и пользы нет:
  
   Сатирою нельзя переменить нам свет.
  
   Зачем с Глупоном мне, зачем всегда браниться?
  
   Он также на меня готов вооружиться.
  
   Зачем Безрифмину бумагу не марать?
  
   Всяк пишет для себя: зачем же не писать?
  
   Дым славы, хоть пустой, любезен нам, приятен;
  
   Глас разума - увы! - к несчастию, не внятен.
  
   Поэты есть у нас, есть скучные врали;
  
   Они не вверх летят, не к небу, но к земли.
  
   Давно я сам в себе, давно уже признался,
  
   Что в мире, в тишине мой век бы провождался,
  
   Когда б проклятый Феб мне не вскружил весь ум;
  
   Я презрел бы тогда и славы тщетный шум
  
   И жил бы так, как хан во славном Кашемире,
  
   Не мысля о стихах, о музах и о лире.
  
   Но нет... Стихи мои, без вас нельзя мне жить,
  
   И дня без рифм, без стоп не можно проводить!
  
   К несчастью моему, мне надобно признаться,
  
   Стихи, как женщины: нам с ними ли расстаться?..
  
   Когда не любят нас, хотим их презирать,
  
   Но всё не престаем прекрасных обожать!
  
   1804 или 1805
  
  
  
  
  3. ЭЛЕГИЯ
  
  
   Как счастье медленно приходит,
  
  
   Как скоро прочь от нас летит!
  
  
   Блажен, за ним кто не бежит,
  
  
   Но сам в себе его находит!
  
  
   В печальной юности моей
  
  
   Я был счастлив - одну минуту,
  
  
   Зато, увы! и горесть люту
  
  
   Терпел от рока и людей!
  
  
   Обман надежды нам приятен,
  

Категория: Книги | Добавил: Armush (29.11.2012)
Просмотров: 656 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа