Главная » Книги

Батюшков Константин Николаевич - Опыты в стихах и прозе. Часть 2. Стихи, Страница 4

Батюшков Константин Николаевич - Опыты в стихах и прозе. Часть 2. Стихи


1 2 3 4 5 6 7 8 9

, когда в моем уединеньи
   Над кущей рыбаря, в час полночи немой,
   Раздастся ветров свист и вой И в кровлю застучит и град, и дождь осенний.
   Тогда на крылиях Мечты
   Летал я в поднебесной;
   Или, забывшися на лоне красоты,
   Я сон вкушал прелестной
   И, счастлив наяву, был счастлив и в мечтах!
  
   Волшебница моя! дары твои бесценны
   И старцу в лета охлажденны,
   С котомкой нищему и узнику в цепях.
   Заклепы страшные с замками на дверях,
   Соломы жесткий пук, свет бледный пепелища,
   Изглоданный сухарь, мышей тюремных пища,
   Сосуды глиняны с водой,
   Все, все украшено тобой!..
   Кто сердцем прав, того ты ввек не покидаешь;
   За ним во все страны летаешь,
   И счастием даришь любимца своего.
   Пусть миром позабыт! что нужды для него?
   Но с ним задумчивость в день пасмурный, осенний,
   На мирном ложе сна
   В уединенной сени Беседует одна.
   О тайных слез неизъяснима сладость!
   Что пред тобой сердец холодных радость,
   Веселий шум и блеск честей
   Тому, кто ничего не ищет под луною,
   Тому, кто сопряжен душою
   С могилою давно утраченных друзей!
  
   Кто в жизни не любил?
   Кто раз не забывался,
   Любя, мечтам не предавался,
   И счастья в них не находил?
   Кто в час глубокой ночи,
   Когда невольно сон смыкает томны очи,
   Всю сладость не вкусил обманчивой Мечты?
   Теперь, любовник, ты
   На ложе роскоши, с подругой боязливой,
   Ей шепчешь о любви и пламенной рукой
   Снимаешь со груди ее покров стыдливой;
   Теперь блаженствуешь, и счастлив ты - Мечтой!
   Ночь сладострастия тебе дает призраки,
   И нектаром любви кропит ленивы маки.
  
   Мечтание - душа поэтов и стихов.
   И едкость сильная веков
   Не может прелестей лишить Анакреона;
   Любовь еще горит во пламенных мечтах
   Любовницы Фаона;
   А ты, лежащий на цветах
   Меж Нимф и сельских Граций,
   Певец веселия, Гораций!
   Ты сладостно мечтал,
   Мечтал среди пиров и шумных и веселых
   И смерть угрюмую цветами увенчал!
   Как часто в Тибуре, в сих рощах устарелых,
   На скате бархатных лугов,
   В счастливом Тибуре, в твоем уединеньи,
   Ты ждал Глицерию, и в сладостном забвеньи
   Томимый негою на ложе из цветов,
   При воскурении мастик благоуханных,
   При пляске Нимф венчанных,
   Сплетенных в хоровод,
   При отдаленном шуме
   В лугах журчащих вод,
   Безмолвен в сладкой думе
   Мечтал... и вдруг Мечтой
   Восторжен сладострастной,
   У ног Глицерин стыдливой и прекрасной
   Победу пел любви
   Над юностью беспечной,
   И первый жар в крови,
   И первый вздох сердечной.
   Счастливец! воспевал
   Цитерския забавы,
   И все заботы славы
   Ты ветрам отдавал!
  
   Ужели в истинах печальных
   Угрюмых стоиков и скучных мудрецов,
   Сидящих в платьях погребальных
   Между обломков и гробов,
   Найдем мы жизни нашей сладость?
   От них, я вижу, радость
   Летит, как бабочка от терновых кустов,
   Для них нет прелести и в прелестях природы;
   Им девы не поют, сплетяся в хороводы;
   Для них, как для слепцов,
   Весна без радости и лето без цветов...
   Увы! но с юностью исчезнут и мечтанья,
   Исчезнут Граций лобызанья,
   Надежда изменит - и рой крылатых снов.
   Увы! там нет уже цветов,
   Где тусклый опытность светильник зажигает
   И время старости могилу открывает.
   Но ты - пребудь верна, живи еще со мной!
   Ни свет, ни славы блеск пустой,
   Ничто даров твоих для сердца не заменит!
   Пусть дорого глупец сует блистанье ценит,
   Лобзая прах златый у мраморных палат,
   Но я и счастлив и богат,
   Когда снискал себе свободу и спокойство,
   А от сует ушел забвения тропой!
   Пусть будет навсегда со мной
   Завидное поэтов свойство:
   Блаженство находить в убожестве - Мечтой!
   Их сердцу малость драгоценна.
   Как пчелка, медом отягченна,
   Летает с травки на цветок,
   Считая морем - ручеек; Так хижину свою поэт дворцом считает,
   И счастлив - он мечтает!
  
   ~
   Послания
  
   МОИ ПЕНАТЫ
  
   Послание
   к Ж<уковскомд> и В<яземскому>
  
   Отечески Пенаты,
   О пестуны мои!
   Вы златом не богаты,
   Но любите свои
   Норы и темны кельи,
   Где вас на новосельи
   Смиренно здесь и там
   Расставил по углам;
   Где странник я бездомный,
   Всегда в желаньях скромный,
   Сыскал себе приют.
   О боги! будьте тут
   Доступны, благосклонны!
   Не вина благовонны,
   Не тучный фимиам
   Поэт приносит вам,
   Но слезы умиленья,
   Но сердца тихий жар
   И сладки песнопенья,
   Богинь Пермесских дар!
   О Лары! уживитесь
   В обители моей,
   Поэту улыбнитесь -
   И будет счастлив в ней!..
   В сей хижине убогой
   Стоит перед окном
   Стол ветхой и треногой
   С изорванным сукном.
   В углу, свидетель славы
   И суеты мирской,
   Висит полузаржавый
   Меч прадедов тупой;
   Здесь книги выписные,
   Там жесткая постель -
   Все утвари простые,
   Все рухлая скудель!
   Скудель!., но мне дороже,
   Чем бархатное ложе
   И вазы богачей!..
  
   Отеческие боги!
   Да к хижине моей
   Не сыщет ввек дороги
   Богатство с суетой,
   С наемною душой
   Развратные счастливцы,
   Придворные друзья
   И бледны горделивцы,
   Надутые князья!
   Но ты, о мой убогой
   Калека и слепой,
   Идя путем-дорогой
   С смиренною клюкой,
   Ты смело постучися,
   О воин, у меня,
   Войди и обсушися
   У яркого огня.
   О старец, убеленный
   Годами и трудом,
   Трикраты уязвленный
   На приступе штыком!
   Двуструнной балалайкой
   Походы прозвени
   Про витязя с нагайкой,
   Что в жупел и в огни
   Летал перед полками
   Как вихорь на полях,
   И вкруг его рядами
   Враги ложились в прах!..
   И ты, моя Лилета,
   В смиренный уголок
   Приди под вечерок
   Тайком переодета!
   Под шляпою мужской
   И кудри золотые,
   И очи голубые,
   Прелестница, сокрой!
   Накинь мой плащ широкой,
   Мечом вооружись
   И в полночи глубокой
   Внезапно постучись...
   Вошла - наряд военный
   Упал к ее ногам,
   И кудри распущенны
   Взвевают по плечам,
   И грудь ее открылась
   С лилейной белизной:
   Волшебница явилась
   Пастушкой предо мной!
   И вот с улыбкой нежной
   Садится у огня,
   Рукою белоснежной
   Склонившись на меня,
   И алыми устами,
   Как ветер меж листами,
   Мне шепчет: "Я твоя,
   Твоя, мой друг сердечной!.."
   Блажен в сени беспечной,
   Кто милою своей,
   Под кровом от ненастья,
   На ложе сладострастья,
   До утренних лучей
   Спокойно обладает,
   Спокойно засыпает
   Близ друга сладким сном!
   Уже потухли звезды
   В сиянии дневном,
   И пташки теплы гнезды,
   Что свиты под окном,
   Щебеча покидают
   И негу отрясают
   Со крылышек своих;
   Зефир листы колышет,
   И все любовью дышит
   Среди полей моих;
   Все с утром оживает,
   А Лила почивает
   На ложе из цветов...
   И ветер тиховейной
   С груди ее лилейной
   Сдул дымчатый покров...
   И в локоны златые
   Две розы молодые
   С нарциссами вплелись;
   Сквозь тонкие преграды
   Нога, ища прохлады,
   Скользит по ложу вниз...
   Я Лилы пью дыханье
   На пламенных устах,
   Как роз благоуханье,
   Как нектар на пирах!..
   Покойся, друг прелестной,
   В объятиях моих!
   Пускай в стране безвестной,
   В тени лесов густых, Богинею слепою
   Забыт я от пелен,
   Но дружбой и тобою
   С избытком награжден!
   Мой век спокоен, ясен;
   В убожестве с тобой
   Мне мил шалаш простой,
   Без злата мил и красен
   Лишь прелестью твоей!
  
   Без злата и честей
   Доступен добрый
   Гений Поэзии святой,
   И часто в мирной сени
   Беседует со мной.
   Небесно вдохновенье,
   Порыв крылатых дум!
   (Когда страстей волненье
   Уснет... и светлый ум,
   Летая в поднебесной,
   Земных свободен уз,
   В Аонии прелестной
   Сретает хоры Муз!)
   Небесно вдохновенье,
   Зачем летишь стрелой
   И сердца упоенье
   Уносишь за собой? -
   До розовой денницы
   В отрадной тишине,
   Парнасские царицы,
   Подруги будьте мне!
   Пускай веселы тени
   Любимых мне певцов,
   Оставя тайны сени
   Стигийских берегов
   Иль области эфирны,
   Воздушною толпой
   Слетят на голос лирный
   Беседовать со мной!..
   И мертвые с живыми
   Вступили в хор един!..
   Что вижу? ты пред ними,
   Парнасский исполин,
   Певец героев, славы,
   Вслед вихрям и громам,
   Наш лебедь величавый,
   Плывешь по небесам.
   В толпе и Муз, и Граций,
   То с лирой, то с трубой,
   Наш Пиндар, наш Гораций
   Сливает голос свой.
   Он громок, быстр и силен,
   Как Суна средь степей,
   И нежен, тих, умилен,
   Как вешний соловей.
   Фантазии небесной
   Давно любимый сын,
   То повестью прелестной
   Пленяет Карамзин,
   То мудрого Платона
   Описывает нам
   И ужин Агатона,
   И наслажденья храм,
   То древню Русь и нравы
   Владимира времян
   И в колыбели славы Рождение славян.
   За ними Сильф прекрасной,
   Воспитанник Харит,
   На цитре сладкогласной
   О Душеньке бренчит;
   Мелецкого с собою
   Улыбкою зовет
   И с ним, рука с рукою,
   Гимн радости поет!..
   С Эротами играя,
   Философ и пиит,
   Близ Федра и Пильпая
   Там Дмитриев сидит;
   Беседуя с зверями,
   Как счастливый дитя,
   Парнасскими цветами
   Скрыл истину шутя.
   За ним в часы свободы
   Поют среди певцов
   Два баловня природы,
   Хемницер и Крылов.
   Наставники-пииты,
   О Фебовы жрецы!
   Вам, вам плетут Хариты
   Бессмертные венцы!
   Я вами здесь вкушаю
   Восторги Пиерид,
   И в радости взываю:
   О Музы! я пиит!
  
   А вы, смиренной хаты
   О Лары и Пенаты!
   От зависти людской
   Мое сокройте счастье,
   Сердечно сладострастье
   И негу и покой!
   Фортуна, прочь с дарами
   Блистательных сует!
   Спокойными очами
   Смотрю на твой полет:
   Я в пристань от ненастья
   Челнок мой проводил
   И вас, любимцы счастья,
   Навеки позабыл...
   Но вы, любимцы славы,
   Наперсники забавы,
   Любви и важных муз,
   Беспечные счастливцы,
   Философы-ленивцы,
   Враги придворных уз,
   Друзья мои сердечны!
   Придите в час беспечный
   Мой домик навестить -
   Поспорить и попить!
   Сложи печалей бремя,
   Ж<уковский> добрый мой!
   Стрелою мчится время,
   Веселие стрелой!
   Позволь же дружбе слезы
   И горесть усладить
   И счастья блеклы розы
   Эротам оживить.
   О В<яземский>! цветами
   Друзей твоих венчай.
   Дар Вакха перед нами:
   Вот кубок - наливай!
   Питомец Муз надежный,
   О Аристиппов внук!
   Ты любишь песни нежны
   И рюмок звон и стук!
   В час неги и прохлады
   На ужинах твоих
   Ты любишь томны взгляды
   Прелестниц записных.
   И все заботы славы,
   Сует и шум, и блажь
   За быстрый миг забавы
   С поклонами отдашь.
   О! дай же ты мне руку,
   Товарищ в лени мой,
   И мы... потопим скуку
   В сей чаше золотой!
   Пока бежит за нами
   Бог времени седой
   И губит луг с цветами
   Безжалостной косой,
   Мой друг! скорей за счастьем
   В путь жизни полетим;
   Упьемся сладострастьем
   И смерть опередим;
   Сорвем цветы украдкой
   Под лезвеем косы
   И ленью жизни краткой
   Продлим, продлим часы!
   Когда же Парки тощи
   Нить жизни допрядут
   И нас в обитель нощи
   Ко прадедам снесут, -
   Товарищи любезны!
   Не сетуйте о нас,
   К чему рыданья слезны,
   Наемных ликов глас?
   К чему сии куренья,
   И колокола вой,
   И томны псалмопенья
   Над хладною доской?
   К чему?.. Но вы толпами
   При месячных лучах
   Сверитесь и цветами
   Усейте мирный прах;
   Иль бросьте на гробницы
   Богов домашних лик,
   Две чаши, две цевницы
   С листами повилик;
   И путник угадает
   Без надписей златых,
   Что прах тут почивает
   Счастливцев молодых!
  
  
   ПОСЛАНИЕ
   Г<РАФУ> В<ИЕЛЬГОРСКО>МУ
  
   О ты, владеющий гитарой Трубадура,
   Эраты голосом и прелестью Амура,
   Воспомни, милый граф, счастливы времена,
   Когда нас юношей увидела Двина!
   Когда, отвоевав под знаменем Беллоны,
   Под знаменем Любви я начал воевать
   И новый регламент, и новые законы
   В глазах прелестницы читать!
   Заря весны моей, тебя как не бывало!
   Но сердце в той стране с любовью отдыхало,
   Где я узнал тебя, мой нежный Трубадур!
   Обетованный край! где ветреный Амур
   Прелестным личиком любезный пол дарует,
   Под дымкой на груди лилеи образует
   (Какими б и у нас гордилась красота!),
   Вливает томный огнь и в очи, и в уста,
   А в сердце юное любви прямое чувство.
   Счастливые места, где нравиться искусство
   Не нужно для мужей,
   Сидящих с трубками вкруг угольных огней,
   За сыром выписным, за гамбургским журналом,
   Меж тем как жены их, смеясь под опахалом,
   "Люблю, люблю тебя!" - пришельцу говорят
   И руку жмут ему коварными перстами!
   О мой любезный друг! Отдай, отдай назад
   Зарю прошедших дней и с прежними бедами,
   С любовью и войной!
   Или, волшебник мой,
   Одушеви мое музыкой песнопенье;
   Вдохни огонь любви в холодные слова,
   Еще отдай стихам потерянны права
   И камни приводить в движенье,
   И горы, и леса!
   Тогда я с Сильфами взлечу на небеса
   И тихо, как призрак, как луч от неба ясной,
   Спущусь на берега пологие Двины
   С твоей гитарой сладкогласной:
   Коснусь волшебныя струны,
   Коснусь... и Нимфы гор при месячном сияньи,
   Как тени легкие, в прозрачном одеяньи,
   С Сильванами сойдут услышать голос мой.
   Наяды робкие, всплывая над водой,
   Восплещут белыми руками,
   И майский ветерок, проснувшись на цветах,
   В прохладных рощах и садах,
   Повеет тихими крилами;
   С очей прелестных дев он свеет тихий сон,
   Отгонит легки сновиденья
   И с тихим шепотом им скажет:
   "Это он! Вы слышите его знакомы песнопенья!"
  
  
   ПОСЛАНИЕ К Т<УРГЕНЕ>ВУ
  
   О ты, который средь обедов,
   Среди веселий и забав
   Сберег для дружбы кроткий нрав,
   Для дел - характер честный дедов!
   О ты, который при дворе,
   В чаду успехов или счастья,
   Найти умел в одном добре
   Души прямое сладострастье!
   О ты, который с похорон
   На свадьбы часто поспеваешь,
   Но, бедного услыша стон,
   Ушей не затыкаешь!
   Услышь, мой верный доброхот,
   Певца смиренного моленье,
   Доставь крупицу от щедрот
   Сироткам двум на прокормленье!
   Замолви слова два за них
   Красноречивыми устами:
   "Лишь дайте им!" - промолви - вмиг
   Оне очутятся с сергами.
   Но кто оне? Скажу точь-в-точь
   Всю повесть их перед тобою.
   Оне - вдова и дочь,
   Чета, забытая судьбою.
   Жил некто в мире сем <Поп>ов,
   Царя усердный воин.
   Был беден. Умер. От долгов
   Он следственно спокоен.
   Но в мире он забыл жену
   С грудным ребенком; и одну
   Суму оставил им в наследство...
   Но здесь не все для бедных бедство!
   Им добры люди помогли
   Согрели, накормили,
   И, словом, как могли,
   Сироток приютили.
   Прекрасно! славно! - спору нет!
   Но... здешний свет
   Не рай - мне сказывал мой дед.
   Враги нахлынули рекою,
   С землей сравнялася Москва...
   И бедная вдова
   Опять пошла с клюкою...
   А между тем все дочь растет,
   И нужды с нею подрастают.
   День за день все идет, идет,
   Недели, месяцы мелькают;
   Старушка клонится, а дочь
  
   Пышнее розы расцветает,
   И стала... Грация точь-в-точь!
   Прелестный взор, глаза большие,
   Румянец Флоры на щеках,
   И кудри льняно-золотые
   На алебастровых плечах.
   Что слово молвит - то приятство,
   Что ни наденет - все к лицу!
   Краса (увы!) ее богатство
   И все приданое к венцу,
   А крохи нет насущной хлеба!
   Т<ургенев>, друг наш! ради неба
   Приди на помощь красоте,
   Несчастию и нищете!
   Оне пред образом, конечно,
   Затеплят чистую свечу, -
   За чье здоровье - умолчу:
   Ты угадаешь, друг сердечной!
  
  
   ОТВЕТ Г<НЕДИ>ЧУ
  
   Твой друг тебе навек отныне
   С рукою сердце отдает;
   Он отслужил слепой богине,
   Бесплодных матери сует.
   Увы, мой друг! я в дни младые
   Цирцеям также отслужил,
   В карманы заглянул пустые,
   Покинул мирт и меч сложил.
   Пускай, кто честолюбьем болен,
   Бросает с Марсом огнь и гром;
   Но я - безвестностью доволен
   В Сабинском домике моем!
   Там глиняны свои Пенаты
   Под сенью дружней съединим,
   Поставим брашны небогаты,
   А дни мечтой позолотим.
   И если к нам любовь заглянет
   В приют, где дружбы храм святой.
   Увы! твой друг не перестанет
   Еще ей жертвовать собой! -
   Как гость, весельем пресыщенный,
   Роскошный покидает пир,
   Так я, любовью упоенный,
   Покину равнодушно мир!
  
  
   К Ж<УКОВСКО>МУ
  
   Прости, Балладник мой,
   Белёва мирный житель!
   Да будет Феб с тобой,
   Наш давний покровитель!
   Ты счастлив средь полей
   И в хижине укромной.
   Как юный соловей
   В прохладе рощи темной
   С любовью дни ведет,
   Гнезда не покидая,
   Невидимый поет,
   Невидимо пленяя
   Веселых пастухов
   И жителей пустынных, -
   Так ты, краса певцов,
   Среди забав невинных
   В отчизне золотой
   Прелестны гимны пой!
   О! пой, любимец счастья,
   Пока веселы дни
   И розы сладострастья
   Кипридою даны,
   И роскошь золотая,
   Все блага рассыпая
   Обильною рукой,
   Тебе подносит вины
   И портер выписной,
   И сочны апельсины,
   И с трюфлями пирог, -
   Весь Амальтеи рог,
   Вовек неистощимый,
   На жирный твой обед!
   А мне... покоя нет!
   Смотри! Неумолимый
   Домашний Гиппократ,
   Наперсник Парки бледной,
   Попов слуга усердной,
   Чуме и смерти брат,
   Поклявшися латынью
   И практикой своей,
   Поит меня полынью
   И супом из костей;
   Без дальнего старанья
   До смерти запоит
   И к вам писать посланья
   Отправит за Коцит!
   Все в жизни изменило,
   Что сердцу сладко льстило,
  &

Другие авторы
  • Вульф Алексей Николаевич
  • Витте Сергей Юльевич
  • Неизвестные Авторы
  • Картер Ник
  • Рубрук Гийом
  • Тимашева Екатерина Александровна
  • Калашников Иван Тимофеевич
  • Буслаев Федор Иванович
  • Политковский Патрикий Симонович
  • Михаловский Дмитрий Лаврентьевич
  • Другие произведения
  • Нелединский-Мелецкий Юрий Александрович - Отрывок Делилева Дифирамба на бессмертие
  • Юшкевич Семен Соломонович - Голод
  • Полонский Яков Петрович - Двадцать девятое января
  • Неизвестные Авторы - Литература петровской эпохи
  • Гиппиус Зинаида Николаевна - Перед запрещением
  • Грот Яков Карлович - Княгиня Дашкова
  • Панов Николай Андреевич - Стихотворения
  • Боткин Василий Петрович - Боткин В. П.: Биобиблиографическая справка
  • Иванов Вячеслав Иванович - Договор об издании "Комедии" Данте.
  • Аксаков Сергей Тимофеевич - Аксаков С. Т.: Биобиблиографическая справка
  • Категория: Книги | Добавил: Armush (29.11.2012)
    Просмотров: 272 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа