Главная » Книги

Бальмонт Константин Дмитриевич - Злые чары

Бальмонт Константин Дмитриевич - Злые чары


1 2 3 4 5 6 7

  
  
   Константин Бальмонт
  
  
  
  
  Злые чары --------------------------------------
  Бальмонт К. Избранное: Стихотворения. Переводы. Статьи,
  М.: Правда, 1990.
  OCR Бычков М. Н. mailto:bmn@lib.ru
  Дополнение по:
  Бальмонт К. Д. Собрание сочинений в двух томах. Т. 1 М., "Терра", 1994
  OCR Бычков М. Н. mailto:bmn@lib.ru --------------------------------------
  
  
  
  
  СОДЕРЖАНИЕ
  
  
  
   ОТСВЕТЫ РАКОВИН
  Талисманы
  Северное взморье
  Чудовище с клеймом
  
  
  
   АМУЛЕТЫ ИЗ АГАТА
  Черные вороны
  Святой Георгий
  Призрачный набат
  Отзвук народного
  Золото-море
  Зов
  Но если
  Оргия жизни
  Пир любви
  Грех
  Смена чар
  Ребенок
  Детство
  Тучка
  Избушка
  Два строя
  В морях ночей
  Змеиные валы
  Омут
  Призраки
  Над Морем
  Ход Морей
  Не знаю
  Круговорот
  Домой
  Молитва последняя
  Мировые розы
  Заколдованное поле
  Одолень-трава
  Мировое Древо
  К Небу
  Свет вечерний
  При Море черном
  В путь
  К Норнам
  Тесный грот
  Путь туда
  Синий камень
  Всебесприютность
  Близ Синего камня
  Вопль
  Отсветы
  Амулеты из агата
  Крик
  Полночный час
  Круги
  Индийский тотем
  Встреча
  Тетенька из села
  Подменыш
  Нет слез
  Заря-Заряница
  Заклинание
  Амулет
  Драконит
  Притча о Великане
  Тринадцать сестер
  В безмерном Все
  Электрон
  Камень-Алатырь
  Воззвание к Перуну
  К Перуну
  Заклинательница гроз
  Змея-Медяница
  Скупец
  Заговор от Двенадесяти Девиц
  Лихо
  Три былинки
  Наговор на Недруга
  Червь Красного озера
  Громовый Камень
  Праздник Сжиганья
  
  
  
   КНИГА ЗАКЛЯТИЙ
  Долго ночь меркнет; заря свет запала; мгла поля покрыла.
  Кровавые зори свет поведают; черные тучи с моря идут; хотят прикрыти четыре солнца; а в них трепещут синие молнии
  
  
  
  
  
  
   "Слово о полку Игореве"
  
  
  
   ОТСВЕТЫ РАКОВИН
  
  
  
  
  
  
   О, жемчуг слов, отысканный
  
  
  
  
  
   в морских глубинах сердца, твои
  
  
  
  
  
   узоры красивы, но смысл твой
  
  
  
  
  
   горек, как морская вода.
  
  
  
  
  
  
  
   Космогония майев
  
  
  
  
  ТАЛИСМАНЫ
  
   Судьба на утре дней дала мне талисманы,
  
   Число их было три, и разны смыслы их.
  
   Один меня повел в неведомые страны -
  
   И там я в первый раз влюбленный был жених.
  
   Другой мне изъяснил искусство завладенья
  
   Сердцами, - я сердец покорных не сочту.
  
   А третий мне явил тропинку нисхожденья -
  
   Не в глубину земли: в меня, в мою мечту.
  
   И первый талисман, смеясь, я бросил в море,
  
   Второй швырнул в окно, - быть может, подниму.
  
   Но третий талисман - звезда в моем уборе,
  
   Я верую теперь ему лишь одному.
  
  
  
   СЕВЕРНОЕ ВЗМОРЬЕ
  
  
   Небо свинцовое, солнце неверное,
  
  
   Ветер порывистый, воды холодные,
  
  
   Словно приливная, грусть равномерная,
  
  
   Мысли бесплодные, век безысходные.
  
  
   Здесь далее чайками даль не осветится,
  
  
   Далее и тучкою только туманится,
  
  
   Раковин взору на взморье не встретится,
  
  
   Камешком ярким мечта не обманется.
  
  
   Зимами долгими, скудными вёснами
  
  
   Думы подавлены, жизнь не взлелеяна.
  
  
   Море пустынное, с темными соснами,
  
  
   Кем ты задумано, кем ты осмеяно?
  
  
  
   ЧУДОВИЩЕ С КЛЕЙМОМ
  
   Я опустил свой лот. Мой лот - до дна морей.
  
   Я смерил глубину всех внятных океанов.
  
   Я был во всех домах. Стоял у всех дверей.
  
   Вкусил от меда пчел. Изведал яд обманов.
  
   Мне имя - легион, средь гениев, чей знак -
  
   Вопрос, всегда вопрос, повсюду вопрошанье.
  
   Я раздвоил весь мир. Полярность. Свет и мрак.
  
   Вновь слил я свет и тьму. И цельным сделал зданье.
  
   Но жить в нем не хочу. Я знаю все углы.
  
   Святая летопись, но на звериной колее.
  
   Всё - безразлично что: кроты или орлы -
  
   Чудовище с клеймом: "Всегда-Одно-И-То-Же".
  
  
  
   АМУЛЕТЫ ИЗ АГАТА
  
  
  
  
  
  
  Gdziei jestes, synu zemsty?
  
  
  
  
  
  
  
  
   Krasinski
  
  
  
  
  
  
  
  Spiewaj i przeklinaj!
  
  
  
  
  
  
  
  
   Mickiewicz
  
  
  
  
  
  
  
  Где же ты, сын мщенья?
  
  
  
  
  
  
  
  
   Красинский
  
  
  
  
  
  
  
   Пой и проклинай!
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  Мицкевич
  
  
  
   ЧЕРНЫЕ ВОРОНЫ
  
   Черные вороны-воры играли над нами.
  
   Каркали. День погасал.
  
   Темными снами
  
   Призрак наполнил мне бледный бокал.
  
   И, обратившись лицом к погасающим зорям,
  
   Пил я, закрывши глаза,
  
   Видя сквозь бледные веки - дороги с идущим и едущим
  
  
  
  
  
  
   сгорбленным Горем.
  
   Вороны вдруг прошумели, как туча, - и вмиг разразилась
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  гроза,
  
   Словно внезапно раскрылись обрывы.
  
   Выстрелы, крики, и вопли, и взрывы.
  
   Где вы, друзья?
  
   Странный бокал от себя оторвать не могу я,
  
  
  
  
  
  
   и сказка моя
  
   Держит меня, побледневшего, здесь - заалевшими
  
  
  
  
  
  
  
  снами-цепями.
  
   Мысли болят. Я, как призрак, застыл.
  
   Двинуться, крикнуть - нет воли, нет сил.
  
   Каркают вороны, каркают черные, каркают злые над
  
  
  
  
  
  
  
  
  нами.
  
  
  
   СВЯТОЙ ГЕОРГИЙ
  
  
   Святой Георгий, убив Дракона,
  
  
   Взглянул печально вокруг себя.
  
  
   Не мог он слышать глухого стона,
  
  
   Не мог быть светлым - лишь свет любя.
  
  
   Он с легким сердцем, во имя бога,
  
  
   Копье наметил и поднял щит.
  
  
   Но мыслей встало так много, много -
  
  
   И он, сразивши, сражен, молчит.
  
  
   И конь святого своим копытом
  
  
   Ударил гневно о край пути.
  
  
   Сюда он прибыл путем избитым.
  
  
   Куда отсюда? Куда идти?
  
  
   Святой Георгий, святой Георгий,
  
  
   И ты изведал свой высший час!
  
  
   Пред сильным Змеем ты был в восторге,
  
  
   Пред мертвым Змием ты вдруг погас!
  
  
  
   ПРИЗРАЧНЫЙ НАБАТ
  
  
   Я дух, я призрачный набат,
  
  
   Что внятен только привиденьям.
  
  
   Дома, я чувствую, горят,
  
  
   Но люди скованы забвеньем.
  
  
   Крадется дымный к ним огонь,
  
  
   И воплем полон я безгласным, -
  
  
   Гуди же, колокол, трезвонь,
  
  
   Будь криком в сумраке неясном.
  
  
   Ползет густой, змеится дым,
  
  
   Как тяжкий зверь - ночная чара.
  
  
   О, как мне страшно быть немым
  
  
   Под медным заревом пожара!
  
  
  
   ОТЗВУК НАРОДНОГО
  
  
   Уж ты солнце, солнце красно,
  
  
   Ты с полуночи взойди,
  
  
   Чтоб очам не ждать напрасно,
  
  
   Кто там, что там впереди.
  
  
   Чтоб покойникам в могиле
  
  
   Не во тьме глухой сидеть,
  
  
   Чтобы с глаз они сложили
  
  
   Закрывающую медь.
  
  
   Уж ты месяц, месяц ясный,
  
  
   Глянь - и с вечера взойди,
  
  
   Чтоб забыть о муке страстной,
  
  
   Что осталась позади.
  
  
   Чтобы мертвым, властью слова,
  
  
   Властью света твоего,
  
  
   Не крушить из-за былого
  
  
   Ретивого своего.
  
  
   Уж ты ветер, ветер буйный,
  
  
   Ты с полуночи возвей,
  
  
   Многовейный, многоструйный,
  
  
   Будь отрадою моей.
  
  
   Возвести моим родимым,
  
  
   Что и в нас бесстрашный свет.
  
  
   Всё мы бросим, пустим дымом,
  
  
   Но пойдем за ними вслед.
  
  
  
  
  ПРИМЕЧАНИЯ
  Сборник был издан в Москве в 1906 году редакцией журнала "Золотое руно". Книга состояла из 79 стихотворений. В 1907 году постановлением Комитета по делам печати книгу арестовали, обвинив автора в богохульстве (основанием послужили стихотворения "Будь проклят Бог!" и "Пир у Сатаны"), В 1908 г. за перепечатку "Пира у Сатаны" наложен арест на книгу А. Амфитеатрова "Современники", в дальнейшем это стихотворение из книги было вырезано. В 1911 году возникли трудности с цензурой в связи с переизданием сборника "Злые чары" в составе Полного собрания стихов (Т. 6. М.: Скорпион. 1911.). Судебное преследование Бальмонта было прекращено в 1913 г.
  ОТСВЕТЫ РАКОВИН - с. 324.
  Талисманы - с. 324. - Весы. 1905. No 12. С. 2.
  Северное взморье - с. 325. - Журнал для всех. 1905. No 12. С. 73.
  Чудовище с клеймом - с. 325.- Весы. 1905. No 12. С. 17.
  АМУЛЕТЫ ИЗ АГАТА - с. 326.
  Черные вороны - с. 326.- Золотое Руно. 1906. No 6. С. 45 - в статье Бальмонта "Флейты из человеческих костей", где стихотворение приведено как отклик на жестокое подавление Декабрьского (1905 г.) вооруженного восстания в Москве.
  Святой Георгий - с. 327.- Ежемесячные сочинения. 1900. No 12. С. 378. Из письма Бальмонта к И. И. Ясинскому от 1 июля 1903 г. (ГПБ) и: "...известно, что "Святой Георгий" был изъят из сборника "Будем как солнце". Критика высоко оценила это стихотворение: "поистине гениальное, сочетающее глубинное вдохновение замысла с кристальной чистотой формы... Это один из лучших перлов в венце Бальмонта" (Перевал. 1907. No 7. С. 57). Стихотворение это запомнилось А. Блоку (см.: Записные книжки. М., 1965. С. 91). Георгий - христианский герой, победитель страшного змея, поедавшего людей.
  Призрачный набат - с. 327. - Золотое Руно. 1906. No 4. С. 37.
  Отзвук народного - с. 328. - Золотое Руно. 1906. No 4. С. 37.
  
  
  
   ЗОЛОТО-МОРЕ
  
  
  
   Есть Золото-Море.
  
  
  
   На Золоте-Море,
  
  
  
  Которое молча горит,
  
  
  
   Есть Золото-Древо,
  
  
  
   Оно одиноко
  
  
  
  В безбрежном горенье стоит.
  
  
  
   На Золоте-Древе
  
  
  
   Есть Золото-Птица,
  
  
  
  Но когти железны у ней.
  
  
  
   И рвет она в клочья
  
  
  
   Того, кто ей нелюб,
  
  
  
  Меж красных и желтых огней.
  
  
  
   Есть Золото-Море
  
  
  
   На Золоте-Море,
  
  
  
  Бел-Камень, белея, стоит.
  
  
  
   На Камне на белом,
  
  
  
   Сидит Красна Дева,
  
  
  
  А Море безбрежно горит.
  
  
  
   На Золоте-Море,
  
  
  
   Под Камнем, под белым,
  
  
  
  Подъяты железны врата.
  
  
  
   Сидит Красна Дева.
  
  
  
   Под нею - глубины,
  
  
  
  Под камнем ее - темнота.
  
  
  
   И Золото-Море
  
  
  
   Сверкает безбрежно
  
  
  
  Но в глубь опускается труп.
  
  
  
   То Красная дева
  
  
  
   В бездонности топит
  
  
  
  Того, кто ей вправду был люб.
  
  
  
  
   ЗОВ
  
  
   Я овеян дыханьями многих морей,
  
  
   Я склонялся над срывами гор,
  
  
   Я молился ветрам: "О, скорее, скорей!",
  
  
   Я во всем уходил на простор.
  
  
  
  
  
   Я не знаю цепей, я не ведаю слов
  
  
   Возбранить чьи б то ни было сны,
  
  
   Я для злейших врагов не хотел бы оков,
  
  
   А желал бы улыбки весны.
  
  
  
  
  
   Я не знаю тоски, я сильнее скорбей
  
  
   На разгульном пиру бытия,
  
  
   Я овеян дыханьями вольных морей,
  
  
   Будьте вольными, братья, как я!
  
  
  
  
  НО ЕСЛИ
  
  
  
   Но если ты снежный
  
  
  
   И если морозный, -
  
  
  
   Хотя я и нежный,
  
  
  
   Все ж буду я грозный.
  
  
  
  
  
  
  
   Рожденный от света
  
  
  
   Не знает врага,
  
  
  
   Но силой привета
  
  
  
   Растопит снега.
  
  
  
  
  
  
  
   Я вечная сила
  
  
  
   Души полновольной,
  
  
  
   Не помнить, что было,
  
  
  
   Восторг мой безбольный.
  
  
  
  
  
  
  
   Но если ты вдвое,
  
  
  
   Да мучить других, -
  
  
  
   Иное, другое
  
  
  
   Расскажет мой стих.
  
  
  
   ОРГИЯ ЖИЗНИ
  
  
  Орел точит когти. Крадется волк прерий.
  
  
  Сова направляет окольный полет.
  
  
  Безжалостны птицы. Без жалости звери.
  
  
  Безжалостность - свойство всех тех, кто живет.
  
  
  
  
  
  Верховные гении этого мира,
  
  
  Зарезанным горлом мы кормим свой день.
  
  
  Нам трупы животных - услада для пира,
  
  
  Тут нежная дева - бесчувственный пень.
  
  
  
  
  
  Нередко мы думаем, будто растенья
  
  
  Суть алость улыбки и нежный цветок.
  
  
  Нет, в мире растений - борьба, убиенье,
  
  
  И петли их усиков - страшный намек.
  
  
  
  
  
  Ухватят, удушат, их корни лукавы,
  
  
  И цвет орхидеи есть лик палача.
  
  
  Люблю я растенья, но травы - удавы
  
  
  И тонкость осоки есть тонкость меча.
  
  
  
  
  ПИР ЛЮБВИ
  
  
   Я бросил весело бокал.
  
  
   Ребенок звонко хохотал.
  
  
   Спросил его, чего он так.
  
  
   Сквозь смех он молвил мне: - Чудак!
  
  
  
  
  
   Бокал любви разбил, но вновь
  
  
   Захочешь пить, любить любовь. -
  
  
   И в тот же миг - о, как мне быть? -
  
  
   Я захотел любить и пить.
  
  
  
  
  
   Куски я с полу подобрал,
  
  
   Из них составил вновь бокал.
  
  
   Но, весь израненный, я вновь
  
  
   Не сладость пил, а только кровь.
  
  
  
  
   ГРЕХ
  
   Кто создал безумное слово,
  
   О, слово постыдное: - Грех!
  
   Чуть смоешь пятно, вот оно означается снова,
  
   Мешает, меняет, глушит, и уродует смех.
  

Другие авторы
  • Зонтаг Анна Петровна
  • Глинка Сергей Николаевич
  • Милонов Михаил Васильевич
  • Бардина Софья Илларионовна
  • Новорусский Михаил Васильевич
  • Сизова Александра Константиновна
  • Савин Иван
  • Островский Александр Николаевич
  • Введенский Иринарх Иванович
  • Диккенс Чарльз
  • Другие произведения
  • Драйден Джон - Драйден: Биографическая справка
  • Диккенс Чарльз - Наш приход
  • Куприн Александр Иванович - Картина
  • Чулков Георгий Иванович - Новый путь
  • Киреевский Иван Васильевич - На сон грядущий. Отрывки их вседневной жизни. Сочинения В. А. Соллогуба
  • Шевырев Степан Петрович - Вацуро В. Э. Шевырёв
  • Мерзляков Алексей Федорович - О Горациевой Пиитике, переведенной г-м Мерзляковым
  • Витте Сергей Юльевич - Протокольная запись выступлений министра финансов С. Ю. Витте и министра иностранных дел М. Н. Муравьева
  • Ходасевич Владислав Фелицианович - Книга о Фете
  • Чичерин Борис Николаевич - Литературное движение в начале нового царствования
  • Категория: Книги | Добавил: Armush (29.11.2012)
    Просмотров: 937 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа