Главная » Книги

Бальмонт Константин Дмитриевич - Жар-птица, Страница 3

Бальмонт Константин Дмитриевич - Жар-птица


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15

лял.
  
  
   Долга без Хмеля неделя.
  
  
   Меня и мудрец восхвалил,
  
  
   Приумножил я мудрому сил.
  
  
   Меня славословил монах
  
  
   В именитых своих погребах.
  
  
   Рабочий, крестьянин, солдат
  
  
   Захмелеют - ой, Хмелюшко, брат! -
  
  
   А я их скорей на постель,
  
  
   Я добрый бываю, я Хмель.
  
  
   Девица ль со мной, молодица, -
  
  
   Поет им любовная птица,
  
  
   Войду я им в разум, пьяню,
  
  
   И губы к губам я маню.
  
  
   Где Хмель, - там сейчас обниматься,
  
  
   Где Хмель, - там браниться и драться,
  
  
   А чуть кто от Хмелю проспится, -
  
  
   Мириться, и в Хмеле дружиться.
  
  
   Хмеля кому же не знать, -
  
  
   Велика, велика моя рать!
  
  
   Был только лих на меня
  
  
   Садовник, сурьезный мужик.
  
  
   Вот он пришел среди дня -
  
  
   Больно работать привык -
  
  
   По саду ходит, гуляет,
  
  
   Борозды всюду копает,
  
  
   Соломою их застилает.
  
  
   Тут-то я, Хмель, загадал,
  
  
   По тычиночке вверх подавался,
  
  
   По тычинке легко побежал,
  
  
   Над сурьезным над ним посмеялся, -
  
  
   Как ударится в тын головой,
  
  
   Как взмахнется да в грязь бородой.
  
  
   Так-то, брат, эдак вернее,
  
  
   Будешь теперь похмельнее.
  
  
   Кто на Хмеля восстал, берегись: -
  
  
   Сверху падают - так-таки вниз!
  
  
  
   ЗАГОВОР ЛЮБОВНЫЙ
  
  
  
  В чисто поле я пойду,
  
  
  
  Речь с Ветрами поведу: -
  
  
  
  Ветры, Вихори, скорей,
  
  
  
  Дайте власть мечте моей,
  
  
  
  Буйны Вихори, яруйте,
  
  
  
  По всему вы свету дуйте,
  
  
  
  Распалите, разожгите,
  
  
  
  Деву красную сведите
  
  
  
  Вы со мной,
  
  
  
  Душа с душой,
  
  
  
  Тело с телом,
  
  
  
  Онемелым,
  
  
  
  Плоть же с плотью,
  
  
  
  Хоть же с хотью,
  
  
  
  Поскорей,
  
  
  
  Ветры, к радости моей,
  
  
  
  Счастья ради, страсти ради,
  
  
  
  День в ее зажгите взгляде,
  
  
  
  Вы в ее мечтах повейте,
  
  
  
  Разогрейте, разомлейте,
  
  
  
  Вы в ее застыньте слухе,
  
  
  
  Не сроните слов присухи
  
  
  
  Ни на воду, ни на лес,
  
  
  
  Ни на землю - силен Бес: -
  
  
  
  В воду сроните - вода
  
  
  
  Вся иссохнет навсегда,
  
  
  
  В лес - так лес шуметь не станет,
  
  
  
  Лес засохнет, лес повянет,
  
  
  
  А на землю - мир сгорит,
  
  
  
  Все горя, возговорит: -
  
  
  
  Ветры, Вихори, яруйте,
  
  
  
  Только нас скорей задуйте,
  
  
  
  А присуху поскорей
  
  
  
  К милой мчите, будьте с ней,
  
  
  
  Вы снесите, положите
  
  
  
  Этот пламень в сердце ей,
  
  
  
  В тело белое, живое,
  
  
  
  В сердце девы ретивое,
  
  
  
  В хоть и плоть,
  
  
  
  В хоть и плоть! -
  
  
  
  В чистом поле есть криница,
  
  
  
  В чистом поле Чаровница,
  
  
  
  Печь горит, а на печи
  
  
  
  Кипь кипит, прядет лучи,
  
  
  
  Кипь кипит, перекипает,
  
  
  
  Все горит, перегорает,
  
  
  
  Сохнет, сохнет на огне,-
  
  
  
  Так бы дева обо мне
  
  
  
  Ретивым своим кипела,
  
  
  
  Кровью жгучею горела,
  
  
  
  Без меня бы не умела
  
  
  
  Ни забыться, ни любить,
  
  
  
  Без меня ни жить, ни быть!
  
  
  
  ЗАГОВОР СЕМИ ВЕТРОВ
  
  
  
  В чисто поле я пошел,
  
  
  
  В чисто поле я пришел,
  
  
  
  На Восток я поглядел,
  
  
  
  На Востоке камень бел,
  
  
  
  На Востоке камень ал,
  
  
  
  Семь я братьев повстречал,
  
  
  
  Семь я братьев, семь Ветров
  
  
  
  Вопрошал напевом слов: -
  
  
  
  Семь вы братьев, Ветров буйных,
  
  
  
  Семь вы Ветров многоструйных,
  
  
  
  Вы вблизи, и вы вдали,
  
  
  
  Вы теперь куда пошли?
  
  
  
  - Шли мы в чистые поля,
  
  
  
  Бродим, колос шевеля,
  
  
  
  Шли в широкие раздолья,
  
  
  
  Шли в леса, где пни и колья,
  
  
  
  Шли туда, где косят травы,
  
  
  
  Рубят лес, искать забавы,
  
  
  
  Где распахана земля,
  
  
  
  Где в продольностях поля.-
  
  
  
  - Вы подите, семь Ветров,
  
  
  
  Соберите с бледных вдов
  
  
  
  Всю их жгучую тоску,
  
  
  
  Слез текучую реку,
  
  
  
  За один возьмите счет
  
  
  
  Все тоски у всех сирот,
  
  
  
  Все их вбросьте вы в нее,
  
  
  
  Сердце кто томит мое,
  
  
  
  В ней зажгитесь вдвое, втрое,
  
  
  
  Распалите ретивое,
  
  
  
  Кровь горячую пьяня,
  
  
  
  Чтоб возжаждала меня,
  
  
  
  Чтоб от этой жгучей жажды
  
  
  
  Разгорелась не однажды,
  
  
  
  Чтобы ей неможно быть,
  
  
  
  Без меня ни есть, ни пить,
  
  
  
  Чтоб скучала, замечала,
  
  
  
  Что дышать ей стало мало,
  
  
  
  Как горящим в час беды,
  
  
  
  Или рыбе без воды,
  
  
  
  Чтобы бегала, искала,
  
  
  
  Страха Божия не знала,
  
  
  
  Не боялась ничего,
  
  
  
  Не стыдилась никого,
  
  
  
  И в уста бы целовала,
  
  
  
  И руками обнимала,
  
  
  
  И как вьется хмель средь дня,
  
  
  
  Так вилась бы вкруг меня.
  
  
   ЗАГОВОР НА ТРИДЦАТЬ ТРИ ТОСКИ
  
  
  
  Там на море-Океане,
  
  
  
  Там на острове-Буяне,
  
  
  
  Светит камень-Алатырь,
  
  
  
  А кругом и даль и ширь.
  
  
  
  На огне там есть доска,
  
  
  
  На доске лежит тоска,
  
  
  
  Не одна тоска, смотри,
  
  
  
  Не одна, а тридцать три.
  
  
  
  И мечутся тоски,
  
  
  
  Кидаются тоски,
  
  
  
  И бросаются тоски,
  
  
  
  Вдоль дороги, вдоль реки.
  
  
  
  Через все пути-дороги,
  
  
  
  Через горы крутороги,
  
  
  
  Перепутьем и путем,
  
  
  
  Мчатся ночью, мчатся днем.
  
  
  
  Дева смотрит вдоль реки,
  
  
  
  Вы мечитесь к ней, тоски,
  
  
  
  К деве киньтесь вы, тоски,
  
  
  
  Опрокиньтесь вы, тоски,
  
  
  
  Киньтесь в очи, бросьтесь в лик,
  
  
  
  Чтобы мир в глазах поник,
  
  
  
  И в сахарные уста,
  
  
  
  Чтоб страдала красота.
  
  
  
  Чтобы молодец был ей
  
  
  
  Света белого милей,
  
  
  
  Чтобы Солнце ослепил,
  
  
  
  Чтобы Месяцем ей был.
  
  
  
  Так, не помня ничего,
  
  
  
  Чтоб плясала для него,
  
  
  
  Чтобы тридцать три тоски
  
  
  
  Были в пляске позвонки.
  
  
  
  Чтоб кидалася она,
  
  
  
  - И металася она,
  
  
  
  И бросалася она,
  
  
  
  И покорна, и нежна.
  
  
  
  ЗАГОВОР КРАСНОЙ ДЕВИЦЫ
  
  
  С темной зарею, с вечерней зарею,
  
  
  Спать я ложилась, заря закатилась,
  
  
  Было темным-темно.
  
  
  Вставала я с утренней красной зарею,
  
  
  Умывалась я свежей водой ключевою,
  
  
  Было светлым-светло.
  
  
  Из двери во дверь, из ворот воротами,
  
  
  Пошла я дорогой, сухими путями,
  
  
  До Моря, где остров на нем.
  
  
  От Моря смотрела, а Море горело,
  
  
  На поле смотрела, и в поле узрела: -
  
  
  Стоит Семибашенный Дом.
  
  
  Пою я, и вижу, под слово напева: -
  
  
  Там Красная Дева, там ясная дева
  
  
  На кресле сидит золотом.
  
  
  Твердит заговоры, на скорби, недуги,
  
  
  И стала молить я о милом, о друге,
  
  
  Вошла в Семибашенный Дом.
  
  
  Сердцем смирилась, до ног поклонилась,
  
  
  Вот, говорю, я к Могучей явилась,
  
  
  Ты мне с моим помоги.
  
  
  Чарой скрути призороки, недуги,
  
  
  Злые шептанья, намеки, испуги,
  
  
  Все, что готовят враги.
  
  
  Все за двенадцатью спрячь ты замками,
  
  
  Красная Дева, будь ласкова с нами,
  
  
  В Море ключи опусти.
  
  
  Белая рыбица пусть их проглотит,
  
  
  Все пусть двенадцать ключей не воротит,
  
  
  Дай нам любить и цвести.
  
  
  С темной зарею, с вечерней зарею,
  
  
  Пусть он смеется со мною одною,
  
  
  Будет темным-темно.
  
  
  С утренней мглою, с красной зарею,
  
  
  Пусть он подольше помедлит со мною,
  
  
  Будет светлым-светло.
  
  
  
   ЗАГОВОР МАТЕРИ
  
   Разрыдалась я во тереме родительском высоком,
  
   С красной утренней зари
  
   В чисто поле, в тоскованьи одиноком,
  
   Все смотря, смотря, как в Небе, в тучках тают янтари,
  
   Досиделася до поздней до вечерней я зари,
  
   До сырой росы, в беде,
  
   Стало ясно и звездисто, стало тихо так везде.
  
   Не взмилилось мне о дитятке тоской себя крушить,
  
   Гробовую я придумала тоску заговорить.
  
   Чашу брачную взяла я, со свечою обручальной,
  
   В чисто поле я пошла,
  
   Я достала плат венчальный,
  
   В студенце загорном, чистом, зачерпнув, воды взяла,
  
   Призорочною чертою
  
   Очертилась я в лесу,
  
   Под Луною молодою
  
   Я над свежею водою
  
   Слово молвлю о дитяти, чтоб сберечь его красу.
  
   Вот над чашей этой брачной,
  
   Над водой ключа прозрачной,
  
   Пред свечою обручальной,
  
   Расстеливши плат венчальный,
  
   Чисто личико я мою,
  
   И свечу своей свечою,
  
   Той единою, венчальной,
  
   Чтоб не быть душе - печальной,
  
   Утираю платом белым,
  
   Завещаю: Век будь смелым,
  
   Будь весенних дней милее,
  
   Солнца ясного светлее,
  
   Ненаглядный мой, любя,
  
   Отвожу я от тебя: -
  
   Духа страшного, седого,
  
   Ветра, Вихоря ночного,
  
   Домовых и водяных,
  
   Одноглазых леших злых; -
  
   Змея огненного знаю,
  
   От него предохраняю,
  
   И от Киевской от злой
  
   Ведьмы, с Муромской сестрой; -
  
   И от Ворона лихого,
  
   От Кощея, и от слова
  
   Чернокнижника-волхва,
  
   Чьи захватисты слова; -
  
   От русалки от моргуньи,
  
   И от той Яги-колдуньи,
  
   И от знахаря-слепца
  
   Будь сохранен до конца.
  
   Пусть в ночи и в полуночи
  
   У тебя не меркнут очи,
  
   Пусть в дороге и пути
  
   Знаешь ты, куда идти.
  
   Будь сокрыт от скорби страстной,
  
   И от смерти от напрасной,
  
   От врагов и от беды,
  
   От огня и от воды.
  
   А как час твой смертный глянет,
  
   Пусть твой разум воспомянет
  
   Про того, в тебе чья кровь,
  
   Про мою к тебе любовь.
  
   Ты на родину вернися,
  
   С кровным, с близким распростися,
  
   И к сырой земле прильни,
  
   Непробудным сном засни.
  
   Слово то, что я сказала,
  
   Живо с самого начала,
  
   И сильнее, чем Вода,
  
   Да пребудет навсегда.
  
   Кто перечить мне захочет,
  
   Кто морочит, узорочит,
  
   Пусть узорчанье его
  
   Возвратится на него.
  
   Пусть в свои впадет узоры,
  
   И за древние за горы
  
   Пусть ведун напрасный тот
  
   В Преисподнюю сойдет.
  
  
  
   ЗАГОВОР ОХОТНИКА
  
  Засветло встал я,
  
  Лицо умывал я,
  
  И в двери иду из дверей,
  
  Из ворот я иду в ворота,
  
  В чисто поле, к дремучему лесу, где между ветвей
  
  Днем темнота.
  
  А из лесу дремучего, темного,
  
  Из лесу огромного,
  
  Двадцать бегут ко мне дьяволов, сатанаилов, лесных,
  
  И двадцать иных,
  
  Пешие, конные, черные, белые,
  
  Низкие,
  
  Близкие,
  
  Страшные видом, а сами несмелые,
  
  Сатанаилы, и дьяволы, стали они предо мной,
  
  На опушке лесной.
  
  Сатанаилы, и лешие, дьяволы странные,
  
  Низкие, близкие, темные,
  
  Плоско-огромные,
  
  И вы, безымянные,
  
  Видом иные,
  
  На остров идите,
  
  Зверей мне гоните,
  
  В мои западни поставные,
  
  Ночные, вечерние, утренние,
  
  И полуденные, и полуночные,
  
  Идите, гоните,
  
  Остановите,
  
  В моих западнях примкните!
  
  
   ЗАГОВОР НА УТИХАНИЕ КРОВИ
  
  
   Два брата камень секут,
  
  
 

Другие авторы
  • Шеррер Ю.
  • Якубовский Георгий Васильевич
  • Дмитриев Михаил Александрович
  • Буссенар Луи Анри
  • Кун Николай Альбертович
  • Случевский Константин Константинович
  • Соловьев Всеволод Сергеевич
  • Полевой Николай Алексеевич
  • Врангель Николай Николаевич
  • Загорский Михаил Петрович
  • Другие произведения
  • Воровский Вацлав Вацлавович - В кривом зеркале
  • Мордовцев Даниил Лукич - Наносная беда
  • Кузмин Михаил Алексеевич - Платоническая Шарлотта
  • Розанов Василий Васильевич - Предупредительная роль третьей Думы
  • Костров Ермил Иванович - Два письма
  • Карнович Евгений Петрович - Нитка жемчуга
  • Плещеев Алексей Николаевич - Переписка А. П. Чехова и А. Н. Плещеева
  • Елисеев Григорий Захарович - Г. З. Елисеев: биобиблиографическая справка
  • Минаев Иван Павлович - В Непале
  • Воейков Александр Федорович - Ответ господину М. С. на его возражение
  • Категория: Книги | Добавил: Armush (29.11.2012)
    Просмотров: 353 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа