Главная » Книги

Бальмонт Константин Дмитриевич - Жар-птица, Страница 15

Бальмонт Константин Дмитриевич - Жар-птица


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15

то это в мельницу бьется,
  
  
  
  Жернов крутит первозданно?
  
  
  
  Это хохочет, смеется
  
  
  
   Водная панна.
  
  
  
  Плакала, больше не хочет
  
  
  
  Плакать так струнно-обманно,
  
  
  
  В мельничных брызгах хохочет
  
  
  
   Водная панна.
  
  
  
  Кто-то ходил на откосах,
  
  
  
  С ним она вьется слиянно,
  
  
  
  Нежится в мельничных росах
  
  
  
   Водная панна.
  
  
  
  Возле крутого обрыва
  
  
  
  Тайна царит невозбранно.
  
  
  
  О, как бледна и красива
  
  
  
   Водная панна!
  
  
  
   ОГНЕННЫЙ ДУХ
  
  
   Кто вдали идет пред нами?
  
  
   Черный весь, он светит ало.
  
  
   Дух с двенадцатью глазами,
  
  
   Дух, зовущийся Ховала.
  
  
   Он еще зовется Вием,
  
  
   Он еще зовется Тучей,
  
  
   Он ползет по Небу змием,
  
  
   Он роняет след горючий.
  
  
   Растянувшись от Востока,
  
  
   В дымный Запад он упрется,
  
  
   И широко, и далеко
  
  
   Он грозится, он смеется.
  
  
   Искривленно он хохочет,
  
  
   Кровли хижин зажигая.
  
  
   И грохочет, и не хочет
  
  
   Сгинуть в смерти сила злая.
  
  
   Вот, прошло. Змея убита.
  
  
   Но над нами Небесами
  
  
   Вечно скрыт, и дышит скрыто
  
  
   Дух с двенадцатью глазами.
  
  
  
   ПТИЦЫ ЧЕРНОБОГА
  
  
  
  Ворон, Филин, и Сова,
  
  
  
  Слуги Чернобога,
  
  
  
  Ваша слава век жива,
  
  
  
  С вами вещие слова,
  
  
  
  Тайная дорога.
  
  
  
  Тот, кто Ворона видал,
  
  
  
  Знает силу мрака,
  
  
  
  Ворон к Одину летал,
  
  
  
  В вечный он глядел кристалл,
  
  
  
  Принял тайну знака.
  
  
  
  Тот, кто с Филином побыл,
  
  
  
  Знает тайну гроба,
  
  
  
  Филин - вещий страх могил,
  
  
  
  Знает, сколько скрыла сил
  
  
  
  Тайная утроба.
  
  
  
  Кто беседовал с Совой,
  
  
  
  Знает силу Ночи,
  
  
  
  Знает, как в реке живой
  
  
  
  К полосе береговой
  
  
  
  Сделать путь короче.
  
  
  
  Ворон, Филин, и Сова
  
  
  
  Птицы Чернобога,
  
  
  
  Но у темных мысль жива,
  
  
  
  В их зрачках горят слова,
  
  
  
  О, горит их много.
  
  
  
  
  ВОРОН
  
  Ворон и дуб,
  
  Ворон с клювом железным,
  
  Ворон, пьющий горячую кровь, и клюющий остывший
  
  
  
  
  
  
  
  труп,
  
  Ворон, знающий речь человека,
  
  И доныне, от века,
  
  Не забывший, как судьбы разведать по рунам
  
  
  
  
  
  
  надзвездным,
  
  Ворон, вещая птица Славян,
  
  Вестник Одина, зрящий, как в мире
  
  Расстилается сумрак ночной, каждый день
  
  
  
  
  
   простирается шире, -
  
  Говоришь ли ты карканьем нам о погибели
  
  
  
  
  
   солнечных стран?
  
  Ворон, дом твой есть дуб,
  
  Вековой,
  
  Что в раскатах громов,
  
  Возрожденно-живой,
  
  Зеленеет,
  
  И хоть карканьем ты возвещаешь, что в сумерки
  
  
  
  
  
  
   светлых Богов,
  
  Между пепельно-дымных, зажженных пожарами дней,
  
  
  
  
  
  
  
  облаков,
  
  Волк явится посмеет
  
  И оскалит на Светлых прожорливый зуб, -
  
  Ворон, Ворон, твой дуб,
  
  Говорит, что за сумраком новое Солнце восходит,
  
  И под карканье рун вся дубрава живет,
  
  И уж новые зори наш Бальдер, наш Бальдер
  
  
  
  
  
  
   выводит,
  
  Мы с Воскресшим воскресли, и пляшем, сплетясь
  
  
  
  
  
  
  
  в хоровод.
  
  
  
  
   СОВА
  
   Сова, кто смотрел в твое круглое желтое око,
  
   Тот знает великую тайну чудес.
  
   Не царила ли ты в Небесах? В их провалах
  
  
  
  
  
   немых, там, высоко,
  
   В бездонностях синих доныне твой знак не исчез.
  
   Кто в полночь читал под ущербной Луною
  
   Пожелтевшую летопись дней,
  
   Тот меня понимает без слов, и сейчас он
  
  
  
  
  
  
   со мною,
  
   Над одной мы строкою,
  
   В песне моей,
  
   В струне мы одной, что во славу Вселенной бряцает.
  
   О, мудрая птица, чей взор темноту проницает,
  
   В ночи, где дневные не видят ни зги,
  
   Ты сидела на страшной избушке Яги,
  
   Ты глядела в глаза благородной Афины,
  
   Ты была за плечами у всех колдунов,
  
   Ты крылом прорезаешь ночные долины,
  
   Навевая виденья вещательных снов
  
   На ведовские стебли полночных цветов,
  
   От которых приняв дуновение, мрак
  
   Нашим снам сообщает твой знак, -
  
   Я знаю, когда-нибудь в безднах, далеко,
  
   Погаснет Светило кружащихся дней,
  
   Но в новых ночах первозданных, в смещении
  
  
  
  
  
  
  тьмы и огней,
  
   Пред творчеством новым зажжется, сквозь Хаос,
  
  
  
  
  
   безмерное желтое око.
  
  
  
   ПТИЦА СИРИН
  
   Птица Сирин на Море живет,
  
   На утесе цветном,
  
   На скалистом уступе,
  
  
  
  
   над вечной изменностью вод,
  
   Начинающих с шепота волю свою, и ее возносящих
  
  
  
  
  
  
  
   как гром.
  
   Птица Сирин на Море живет,
  
   Над глубокой водой,
  
   Птица Сирин так сладко поет,
  
   Чуть завидит корабль, зачарует мечтой золотой,
  
   На плывущих наводит забвенье и сон,
  
   Распинает корабль на подводных камнях,
  
   Утопают пловцы в расцвеченных волнах,
  
   Услаждается музыкой весь небосклон,
  
   Звуки смеха со всех возрастают сторон.
  
   Беспощадна Любовь с Красотой,
  
   Кто-то властный о Жизни и Смерти поет,
  
   Над пустыней седой кто-то есть молодой,
  
   Кто струну озарит - и порвет.
  
   Птица Сирин на Море живет,
  
   Над глубокой водой.
  
  
  
   ПТИЦА СТРАТИМ
  
  
  Есть много птиц, красивых, сильных,
  
  
  Проворных, злых, любвеобильных,
  
  
  Не умеряющих свой пыл,
  
  
  Цветистых в ярком опереньи,
  
  
  Прекрасных в беге, в лете, в пеньи,
  
  
  В двойном размахе вольных крыл.
  
  
  Есть много птиц, и плещет слава
  
  
  Орла, и финикса, ксалава,
  
  
  Молва о них - как светлый дым,
  
  
  И древен ворон в снах богатых,
  
  
  Но всех прекрасней меж крылатых
  
  
  Всемирно-грезящий Стратим.
  
  
  Он неземной, он вечно в Море,
  
  
  От края к краю, на просторе,
  
  
  Простер он в мире два крыла,
  
  
  И чуть он вполночь встрепенется,
  
  
  Весь Океан восколыхнется,
  
  
  Познав, что вновь Заря светла.
  
  
  
   НА КАМНЕ СОЛНЦЕВОМ
  
  
  На Камне солнцевом сидит Заря-Девица,
  
  
  Она - улыбчивая птица,
  
  
  В сияньи розовом широко-длинных крыл,
  
  
  На Камне солнцевом, он - амулет всех сил.
  
  
  Светло-раскидисты сияющие крылья,
  
  
  Пушинки, перушки до Моря достают,
  
  
  Все Небо - ток огня, все облака поют
  
  
  От их цветного изобилья,
  
  
  От них румянится и нищенский приют.
  
  
  Улыбчивым лицом будя людские лица,
  
  
  Сияньем розовым развеселив весь мир,
  
  
  На Камне солнцевом побыв, Заря-Девица
  
  
  Уходит за моря - к другим - и тот же пир.

Категория: Книги | Добавил: Armush (29.11.2012)
Просмотров: 347 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа