Главная » Книги

Бальмонт Константин Дмитриевич - Зеленый вертоград, Страница 3

Бальмонт Константин Дмитриевич - Зеленый вертоград


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14

/div>
  
   Чем лилия тихих вод.
  
  
   Но ты золотишься, и, рдея,
  
  
   Поешь, твой голос зовет.
  
  
   - Я зову на высокие выси,
  
  
   Я зову до исподних глубин.
  
  
   Я огонь в вековом кипарисе,
  
  
   Я в пещерах полночных рубин.
  
  
   - Зачем же тебе золотое,
  
  
   Скажи, а белое - мне?
  
  
   - Чтоб быть нам счастливее вдвое,
  
  
   Чтобы Солнце сияло - Луне.
  
  
  
   БОЖЬЯ КНИГА
  
  
   Божью книгу я читал,
  
  
   Божья книга - здесь, в саду.
  
  
   Выпил полный я бокал.
  
  
   К каждой букве приникал.
  
  
   Пьяность в разуме. Я жду.
  
  
   Божья книга хороша
  
  
   Тем, что каждая душа
  
  
   Видит в ней себя одну,
  
  
   Видит также целый мир,
  
  
   Видит собственный свой пир,
  
  
   И вселенскую весну.
  
  
   Божья книга хороша
  
  
   Тем, что каждая душа
  
  
   Может всю ее прочесть,
  
  
   Через миг придет, спеша,
  
  
   Глядь, еще в ней строки есть,
  
  
   И цветут они, растут,
  
  
   Здесь, и там, и там, и тут.
  
  
   Божья книга, вот опять
  
  
   Я пришел тебя читать.
  
  
  
  
  ГОЛУБИЦА
  
  
  
  Во саду, саду зеленом,
  
  
  
  Под широким небосклоном,
  
  
  
  От Земли и до Небес,
  
  
  
  Возносилось чудо-древо,
  
  
  
  С блеском яблоков-чудес.
  
  
  
  Прилетев на это древо,
  
  
  
  С воркованием напева,
  
  
  
  В изумрудностях ветвей,
  
  
  
  Молодая Голубица
  
  
  
  Выводила там детей.
  
  
  
  Молодица, Голубица,
  
  
  
  Эта ласковая птица
  
  
  
  Ворковала к молодым,
  
  
  
  Говорила им загадки
  
  
  
  Там под Древом вековым.
  
  
  
  Говорила им загадки:
  
  
  
  "Уж вы детки-голубятки,
  
  
  
  Клюйте вы пшеничку здесь,
  
  
  
  А в пыли вы не пылитесь,
  
  
  
  Мир далекий пылен весь".
  
  
  
  "А в пыли вы не пылитесь.
  
  
  
  А в росе вы не роситесь".
  
  
  
  Ворковала им она.
  
  
  
  Только детки не стерпели,
  
  
  
  Заманила ширина.
  
  
  
  Голубятки не стерпели.
  
  
  
  В мир широкий полетели,
  
  
  
  Запылилися в пыли,
  
  
  
  Заросилися росою,
  
  
  
  Удержаться не могли.
  
  
  
  Заросилися росою,
  
  
  
  Застыдилися виною,
  
  
  
  Голубица же нежна.
  
  
  
  Там под яблонью живою
  
  
  
  Оправдала их она.
  
  
  
  
  КАК СОН
  
  
  
  Я как сон к тебе ходил,
  
  
  
  Оставлял свой цветик ал,
  
  
  
  Я как сон к тебе ходил,
  
  
  
  Я как луч тебя ласкал,
  
  
  
  И в живом играньи сил
  
  
  
  Из потопа выводил.
  
  
  
  Из потопа, из волны,
  
  
  
  Из прибрежных вязких трав,
  
  
  
  Из мятущейся волны,
  
  
  
  Из осоки и купав,
  
  
  
  Из великой глубины
  
  
  
  К свету Солнца и Луны.
  
  
  
  Становил тебя, сестра,
  
  
  
  Во зеленом саду,
  
  
  
  Говорил тебе, сестра,
  
  
  
  Что везде с тобой пойду.
  
  
  
  Говорил тебе: "Пора!
  
  
  
  Есть священная игра".
  
  
  
  И Луною золотой
  
  
  
  Осиян в живом саду,
  
  
  
  Под Луною золотой
  
  
  
  Я с душою речь веду.
  
  
  
  Я с своею молодой,
  
  
  
  Мы под яблонью святой.
  
  
  
  И зеленый сад шумел,
  
  
  
  Как тебя я целовал,
  
  
  
  И зеленый сад шумел,
  
  
  
  И раскрылся цветик ал,
  
  
  
  И кружился голубь бел,
  
  
  
  В час как Мир нам песню пел.
  
  
  
   ПТИЦА РАЙСКАЯ
  
   Мы ходили, мы гуляли в изумрудном во саду,
  
   Во саду твоем зеленом мы томилися в бреду.
  
   Мы глядели, как, зардевшись, расцветает нежный сад,
  
   Мы хотели, чтоб скорее был нам спелый виноград.
  
   Мы молили, искушали, вопрошали мы Судьбу,
  
   Мы с дрожанием трубили в живогласную трубу.
  
   Мы звонили, и звенели в Небесах колокола,
  
   И была над нами в ветках Птица райская светла.
  
   И потом мы утешались за дубовым за столом,
  
   Пили, ели, прохлаждались, не заботясь ни о чем.
  
   И потом мы пожелали, чтобы ум совсем исчез,
  
   Мы манили и сманили Птицу райскую с Небес.
  
   И потом мы перестали говорить: "А что потом?"
  
   Гусли звонко в нас рыдали, поцелуйный был наш дом.
  
  
  
  
  ГОЛУБЬ
  
  
  
  Голубь к терему припал,
  
  
  
  Кто там, что там, подсмотрел.
  
  
  
  Голубь телом нежно-бел,
  
  
  
  На оконце ж цветик ал.
  
  
  
  Белый голубь ворковал,
  
  
  
  Он цветочком завладел,
  
  
  
  Он его зачаровал,
  
  
  
  Насладился, улетел.
  
  
  
  Ах ты белый голубок,
  
  
  
  Позабыл ты ал цветок.
  
  
  
  Ах ты белый голубок,
  
  
  
  Воротись хоть на часок.
  
  
  
  
  ВОРКУНОК
  
  
  
   Уж очень, голубок,
  
  
  
   Ты хитрый воркунок!
  
  
  
   Затянешь, зажурчишь,
  
  
  
   Разрушишь в сердце тишь,
  
  
  
   Разломишь в нем ледок,
  
  
  
   И манишь, и пьянишь,
  
  
  
   О чем-то говоришь,
  
  
  
   О чем и невдомек,
  
  
  
   Заставишь воздыхать,
  
  
  
   И стыдного желать,
  
  
  
   Заноет сердце, - глядь,
  
  
  
   Вспорхнешь и улетишь.
  
  
  
   СВАДЬБА ДУШ
  
  Кто сказал, что будто Небо далеко от нас?
  
  Солнце в мыслях, Месяц сердцу светит каждый час.
  
  Чуть помыслим, это утро, это свет дневной,
  
  Чуть полюбим, - это дымка с ясною Луной.
  
  И Луна, побыв, как Месяц, в нежном серебре,
  
  Станет Солнцем, чтоб тонули помыслы в заре.
  
  И небесный серп, собравши жатву всех сердец,
  
  Золотит колосья мыслей, их сплетя в венец.
  
  Серебро в пресуществленьи золотом горит,
  
  В мыслях жемчуг, в мыслях звездность, камень-маргарит.
  
  Переливные опалы в озерной воде,
  
  Свадьба Месяца и Солнца, зов звезды к звезде.
  
  Не поймешь, когда полюбишь, двойственных речей,
  
  Только будь как пламень Солнца, луч среди лучей.
  
  Не найдешь раздельность Неба и Земли родной,
  
  Если разум обвенчаешь с царственной Луной.
  
  
  
  
  ПРИХОДИ
  
  Вкруг сада - из рыбьих костей я построил забор.
  
  На них положил изумрудно-сребристый ковер,
  
  Который я сплел из змеиных и рыбьих чешуи.
  
  Приходи, и яви мне свой взор.
  
  Приходи, поцелуй.
  
  Снежащийся свет днем исходит от рыбьих костей,
  
  А в ночь загорается в них словно нежный светляк.
  
  Сказать, почему? Ведь он же из бездны морей.
  
  А Солнце в морях засыпает на время ночей,
  
  И в них спит Луна, перед тем как пробудится мрак.
  
  В ковре серебро, и в ковре золотой изумруд,
  
  Сияний таких ни слова, ни века не сотрут,
  
  И зыбь - без конца в тишине многолиственных струй.
  
  Приходи, о, скорей, я уж тут,
  
  Приходи, поцелуй.
  
  
  
  
  ДЛЯ СЕСТРЫ
  
   Для сестры моей, любови, есть лазоревы цветы,
  
   Есть лазоревы цветочки самой свежей красоты.
  
   Самой свежей, самой нежной, из-под первой той росы,
  
   Для сестры моей, любови, и другие есть красы.
  
   На холме, холме зеленом есть высокий теремок,
  
   Под оконцем воркованье, стонет белый голубок.
  
   Голубь нежный, белоснежный, он проворный, круговой,
  
   Чуть крылами затрепещет - он со стаею живой.
  
   Проворкует, нас, мол, много, это правда, а не ложь,
  
   За одним другой и третий, хоть считай, да не сочтешь.
  
   Замелькают, затрепещут, крылья блещут и горят,
  
   Для сестры моей, любови, в Небе выпросят наряд.
  
   В самом Небе, в синем Небе, у высоких облаков,
  
   Уж помолят, уж попросят бирюзы и жемчугов.
  
   Уж помолят, уж попросят изумрудов, жемчугов,
  
   И атласа отливного, и тончайшиих шелков.
  
   Небеса ли им откажут, в Небе много там всего,
  
   Для сестры моей, любови, и для счастья моего.
  
  
  
   ПО БЛАГОДАТИ
  
  
  
   Мы не по закону,
  
  
  
   Мы по благодати.
  
  
  
   Озарив икону,
  
  
  
   Ляжем на кровати.
  
  
  
   Мы не знаем брака
  
  
  
   Выше, чем желанье.
  
  
  
   Мы в глубинах мрака
  
  
  
   Яркое сиянье.
  
  
  
   Вне сцеплений слова
  
  
  
   Льются наши речи.
  
  
  
   Может, будем снова
  
  
  
   В столь же вольной встрече.
  
  
  
   Может, бесповторен
  
  
  
   Праздник нашей страсти.
  
  
  
   Пусть. Чертог узорен
  
  
  
   Двух свободных счастий.
  
  
  
   ШУТКА ЦВЕТОВ
  
  
  
  Я вошла в зеленый сад,
  
  
  
  Повидалася с цветами,
  
  
  
  Разноцветные горят,
  
  
  
  Цветом с сердцем говорят:
  
  
  
  "Ты люби зеленый сад,
  
  
  
  Ты побудь подольше с нами".
  
  
  
  Я не слушалась цветов,
  
  
  
  А они, в пахучей силе,
  
  
  
  А они, - их нрав таков, -
  
  
  
  Трепетаньем огоньков,
  
  
  
  Воссияньем лепестков,
  
  
  
  Надо мною почудили.
  
  
  
  В терем свой от них ушла,
  
  
  
  И с фиалкой голубою
  
  
  
  Я заснула, я спала,
  
  
  
  Я во сне была светла,
  
  
  
  Я чего-то все ждала,
  
  
  
  И проснулася - с тобою.
  
  
  
   ОДЕЖДЫ РАЗНЫ
  
  
   На теле нашем, на нашем теле
  
  
   Одежды разны - одна черна,
  
  
   Потом серее, потом зардели -
  
  
   Красней, бледнее, как снег бледна.
  
  
   Не будем медлить в одежде черной,
  
  
   И сбросим серый слепой покров,
  
  
   И с красной лентой, с одной узорной,
  
  
   Мы явим свежесть и свет снегов.
  
  
   И будем в вихрях, и будем в светах,
  
  
   И будем ночью светлей, чем днем,
  
  
   В телах воспетых и в снег одетых
  
  
   Живое счастье горит огнем.
  
  
  
  
  БОЖИЙ ХРАМ
  
  
  
  Наше тело - Божий храм,
  
  
  
  В храме дай гореть свечам.
  
  
  
  Любишь Бога, так смотри,
  
  
  
  Храм достойно убери.
  
  
  
  Чтобы ладан нежный в нем
  
  
  
  Был с молитвенным огнем,
  
  
  
  Чтобы тихий звон кадил
  
  
  
  Прямо в сердце заходил.
  
  
  
  Чтобы к храму льнул другой,
  
  
  
  Тоже Божий - и такой,
  
  
  
  Как бывает вешний сад,
  
  
  
  В час как все цветы горят.
  
  
  
   ЧЕРНОМУ ВРАНУ
  
  
   Если спросить Черный Вран: -
  
  
   "Ты откуда, Белый Дух?
  
  
   Отчего в тебе все бело?" -
  
  
   Ты пред ним промысли вслух: -
  
  
   "Уж такой закон мне дан,
  
  
   Черный Вран, Черный Вран,
  
  
   Белый я телесный дух,
  
  
   И духовное я тело,
  
  
   Так Раденье захотело,
  
  
   Ибо мы - из Белых стран.
  
  
   Ты же, Вран,
  
  
   Черный Вран.
  
  
   Каркай! Прочь!
  
  
   В мрак и в ночь!
  
  
   Прочь от сих Восточных стран!"
  
  
  
  
  ЗАВЕТ
  
  
  
  Если хочешь рай блюсти,
  
  
  
  Чисто комнату мети,
  
  
  
  Чтобы пол и потолок
  
  
  
  Был пресветлый теремок.
  
  
  
  Чтобы не было темно,
  
  
  
  Полюби свое окно,
  
  
  
  Чтоб была игра стекла
  
  
  
  Незапятнанно-светла.
  
  
  
  Если хочешь нежить рай,
  
  
  
  За цветами надзирай,
  
  
  
  Чтобы твой цветущий сад
  
  
  
  Был как огненный закат.
  
  
  
  
  В БОГЕ
  
  
   Как быть в Боге? - Свет найти,
  
  
   Не в дороге, а в пути.
  
  
   А дорога-путь одна: -
  
  
   Пить любовь, и пить до дна:
  
  
   Выйди к травам, посмотри! -
  
  
   От зари и до зари
  
  
   Пчелы вьются меж цветов,
  
  
   К ночи светлый мед готов.
  
  
   Выйди ночью, и взгляни: -
  
  
   Птичий Путь. Горят огни.
  
  
   Белый свет. Люби, цвети.
  
  
   Будь звездою во плоти.
  
  
  
  
  ВЕНЧАНИЕ
  
  
  

Категория: Книги | Добавил: Armush (29.11.2012)
Просмотров: 167 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа