Главная » Книги

Бальмонт Константин Дмитриевич - Хоровод времен, Страница 4

Бальмонт Константин Дмитриевич - Хоровод времен


1 2 3 4

>
  
   <Я из белой страны:>
  
   Я из белой страны
   - Кто сказал? Кто сказал?-
   Я из белой страны,
   Я из белой страны.
  
   <Прежде, видя, как снежинки:>
  
   Прежде, видя, как снежинки
   NoNo В воздухе летают,
   Говорил я: серебринки,
   Говорил: с цветов пушинки,
   NoNo Стаи феи летают.
   И конечно. Ведь красивы.
   NoNo Ишь как шелушатся.
   Заплетаются в извивы,
   И летят, как хлопья ивы,
   NoNo Пухом вниз ложатся.
   Да постои. Не так уж глуп я.
   NoNo Знаю те алмазы.
   Да, узнал. Не так уж туп я.
   Это - кожа, это - струпья
   NoNo Моровой Проказы.
   Там на Севере, седая,
   NoNo И еще на Юге,
   Спит Проказа мировая,
   И скребется, восставая,
   NoNo На Полярном круге.
   Позевает, поскребется,
   NoNo Налущит лохмотий,
   Глянет, плюнет и ругнется,
   Туча на небе сберется,
   NoNo Тут на повороте.
   На углу ворот Полярных,
   NoNo Ведьминому сказу
   Послушал, в клубах парных
   Накопила снов угарных,
   NoNo Понесла заразу.
   На зеленые поляны
   NoNo Дунет, все повянет.
   Заморозила туманы,
   Бросит между трав изъяны,
   NoNo Мертвый узел стянет.
   И посыплет, и засеет,
   NoNo С краю и до краю.
   Цепенение навеет,
   Заметелит, завладеет,
   NoNo Брежу, засыпаю.
  
   <В западне я у врага:>
  
   В западне я у врага.
   Где же быть мне? Здесь в юрте?
   В этой душной тесноте?
   Или выйти на снега?
   Как выходят на луга?
   Там теснее в пустоте,
   В безграничности того,
   Что едино и мертво.
   Я вольнее между стен,
   Где хоть тени перемен,
   Где хоть это для меня:-
   Тихий треск и скок Огня.
   На равнине я мертвец
   В безраничности гробниц,
   Где начало есть конец
   В одноцветном без границ
   Там я в вольности - скелет,
   Здесь я в тесности - живой.
   Мной зажженный - дышит свет
   В этой келье гробовой.
   Только выйду, видно мне,
   Что со мною никого.
   Здесь же в жарком полусне
   Оживает вещество.
   Я подушку обниму,
   Я с покрышкой говорю.
   И шепчу я в полутьме
   К неизвестному, ему.
   Мне отрадней и вольней
   Закрывать свои глаза,
   Обращаясь мыслью к ней,
   Чьи глаза как бирюза.
   С непостижной говорю,
   Распаляюсь и горю,
   В теле есть такой огонь,
   Что уж вот я не один.
   Ветер взвыл. Ну, что ж, трезвонь,
   Но меня в тиши не тронь,
   Здесь не царство диких льдин
   Здесь хоть в грезе, я ловлю
   Чье-то нежное <Люблю>,
   Хоть в гробу, но властелин.
  
   <Я узнал сегодня ночью:>
  
   Я узнал сегодня ночью,
   Что воочью, что воочью
   Вещи все - живые.
   Я зажег огонь, и думы
   Думал, думал Ветра шумы
   Доходили до меня,
   Круговые.
   Я глядел на скок Огня.
   Сине-красную он пляску
   Начинал и изменял,
   Взявши желтую окраску
   Зачинал иную сказку,
   Становился снова ал,
   В дым бежал, в седые дымы,
   Перемешивался с ними,
   Прогонял их от себя,
   Бил их прутьями цветными,
   Языками расписными,
   Пламецветности дробя,
   Сам собою обольщался,
   Голубою клятвой клялся,
   Что нельзя же не любя
   Так неистово метаться,
   Так несдержанно гореть,
   Был как золото, как медь,
   Фиолетово мерцая,
   Начинал тихонько петь,
   Вился, дымы обнимая,
   Снова дыму пел: Не тронь,
   Нет, не тронь, ведь я Огонь.
   Золотился реже, реже,
   Загрязнялся чаще, чаще.
   И на шкуре я медвежей
   Размышлял, что я пропащий,
   Что когда-то я весной
   Был с любимою женой,
   Проходил по вешней чаще,
   Каждый листик был алмаз,
   Каждый цветик нежил нас,
   О, я помню, как коснулся
   Я губами нежных губ
   Как невольно усмехнулся
   Я на свежесть поцелуя,
   Каждый, к зубу льнущий зуб,
   Каждый нежный белый зуб
   Мне любовно улыбнулся,
   Жил в отдельности ликуя,
   О, я помню как меня
   Тонкий ток пронзил огня,
   Как я сжал ее, и ало
   Улыбалася заря,
   И лесная тишь качала,
   Без конца, и без начала,
   Двух влюбленных, в ком, горя,
   Было счастье обниматься,
   Так, вот так, прижать, прижаться,
   Так, вот так: Постой, постой,
   Что такое, что такое,
   Что такое здесь со мной?
   Я лежу в палящем зное
   С изумительной женой!
   На медвежей был я шкуре,
   А теперь - в объятьях чьих?
   В поцелуйной дикой буре,
   Мне Огонь поет свой стих,
   Я в истомности касаний,
   Я целую, я дрожу,
   Я в сияньи, я в тумане,
   Кто со мной, не услежу,
   Что со мной, не расскажу,
   Я вступил в огонь горячий,
   Телом я вошел в весну,
   Я захлебываюсь в плаче,
   В сладком хохоте стону,
   И кругом, с Огнем качаясь,
   Расцвечаясь в красоте,
   Отраженьями встречаясь,
   Пляшут вещи все в юрте,
   Пляшет утварь, пляшут стены,
   Сумрак шепчется живой,
   Все в дрожаньи перемены
   Поцелуй есть теневой,
   К огневому средоточью,
   Словно шабаш круговой,
   Всех вещей стянулся рой.
   Это видел я воочью,
   Нынче ночью, нынче ночью,
   И теперь уж я - другой.
  
   <Что там в складках волчьей шубы:>
  
   Что там в складках волчьей шубы?
   Что-то есть там? Кто-то скрыт?
   Усмехнувшиеся губы?
   Кто-то молча говорит?
   Мне подмигивает. Вижу.
   Осовелые глаза.
   А! проклятый! Ненавижу!
   Тощий дьявол и коза.
   Закривившаяся морда,
   Полусломаны рога.
   А при этом смотрит гордо,
   Словно - вот, мол, съем врага.
   Шевельнул я краем шубы
   Надоело Уходи.
   Снова тут Оскалил зубы
   Хвост означил позади.
   Ну, чего ты? Говори же.
   Раз пришел, так для чего?
   Ухмыльнулся Смотрит ближе.
   Видно, хочет своего.
   А чего, ему известно.
   Вправо, влево он мигнул.
   Встали тени, так, что тесно.
   В голове, как в улье, гул.
   Расползлись, как черви, лики,
   Копошатся и глядят.
   Хоть ручные, все же дики,
   И косят неверный взгляд.
   Полузвери, полурыбы,
   Птицезмеи, жадный рот.
   Дивных стран живые глыбы,
   И на них бесовский скот.
   Диво - пастбище видений
   Распаленною ума.
   Кто вы, тени? Что вы, тени?
   Ваша матерь - Смерть сама?
   Луг ваш - дух умалишенный?
   Тощий Дьявол - ваш пастух?
   Язвы памяти бессонной,
   Саранчою полный слух!
  
   <Вновь ушел, и вновь пришел:>
  
   Вновь ушел, и вновь пришел.
   Чей же это произвол
   Гонит внутрь, и прочь, во вне,
   И велит кружится мне?
   Там в клети - ручной медведь,
   Здесь в юрте - ручной пингвин.
   Что же, песню им пропеть:
   Сжальтесь, звери, я один?
   Тут еще - ручной тюлень.
   Что ли, с ним поговорить?
   Я, мол, видывал сирень,
   Я умею нектар пить.
   Тоже был, мол, кое-где,
   Тоже я не кто-нибудь,
   Обратя свой взор - к звезде,
   Начинал свой дальний путь.
   А не выгорело,- что ж,
   Приходи сюда другой.
   Посмотрю я, как пойдешь
   По безбрежности морской.
   Посмотрю я, как дойдешь
   До величья белых льдин,
   Как мечта увидит ложь
   Ею тканых паутин.
   Это Полюс? Может, да.
   А быть может, что и нет.
   Полюс наш в душе всегда,
   В первозданности примет.
   Вот примета: Поцелуй.
   Вот примета: Вздох - люблю.
   Вот примета: Взрывность струй.
   Зов русалки: Утоплю.
   Вот примета: Долгий взгляд.
   Сердце к сердцу Полюс - здесь.
   Ты же шел - всегда назад,
   Проходя простор свой весь.
   Ты лишь думал, что вперед
   Уходил и уходил.
   И ушел. В бесцельном. Вот.
   В безглагольности светил.
  
   <Какая ночь! Все звезды. Полны числа:>
  
   Какая ночь! Все звезды. Полны числа.
   Узоры дум, что мыслятся не здесь.
   Качается златое коромысло,
   И влагой звездной мир обрызган весь.
   В сияньи свечь, округлую равнину
   Повсюду купол ночи обступил,
   В раскинутом величии я стыну,
   О, атом пытки в торжестве светил.
  
   <Я вспомнил что-то из того:>
  
   Я вспомнил что-то из того,
   Что было некогда моим,
   Теперь жеNoNoпризрак, ничего,
   Отшедший звук, ушедший дым
   Я был у моего окна,
   В каком-то сладостном бреду,
   А голубая вышина
   Зажгла Вечернюю Звезду.
   И вдруг я понял, что звено
   Есть между вышнею и мной,
   Что темный с светлой есть одно,
   Что я земной и неземной.
   И так душа была жива,
   Как в Мае пляска светлых дев,
   Душой - в одно слиявши два,
   Я пел вселенский свой напев.
  
   <В мое окно глядит Вечерняя Звезда:>
  
   В мое окно глядит Вечерняя Звезда.
   (Она же Утренняя)
   Вокруг меня шумят ночные города.
   (Они же утренние).
   В моей душе навек слились и Нет и Да.
   (И Да и Нет - их нет).
   В моей груди дрожит благоговейный вздох
   (В нем и проклятье).
   Вокруг моих гробниц седой и цепкий мох.
   (Он и с расцветами)
   Со мною говорят и Сатана и бог.
   (Их двое, я один).
  
   <О, паденье росы, при рождении дня:>
  
   О, паденье росы, при рождении дня,
   Ветром навеянное!
   Дар дивящихся трав, добровольная дань,
   Ночью надуманная!
   О, паденье дождя, на продольность долин,
   Облаком свеянное!
   О, рождение слез, в день единый из дней,
   Веденье свидевшихся!
  
   <Зачем, звено с звеном свивая:>
  
   Зачем, звено с звеном свивая,
   Сюда спустился светлый сон,
   Звуча зурной, струной, свирелью,
   Струя струю светлей зари?
   Свевая сказки сонных листьев,
   И в свисты свежий ветер влив,
   Зачем влагает в слух - их слитность,
   Зачем зовет, зачем, зачем?
   За слоем слой снега в подлунной,
   Пришла весна, весна ушла,
   Зачем же светлый звон свирели,
   Весло в волне зачем, зачем?
   Шутя, блестя, шурша, как шалость,
   Зачем тот шепот - шелк пришел,
   Свирели счастья в саркофаге
   Зачем, зачем, зачем, зачем?
  
   <Где же я:>
  
   Где же я?
   Где же я?
   Веет, сеет Небо снег.
   Где же я?
   Если б плыть
   Если б плыть!
   Можно б встретить тихий брег,
   Если б плыть!
   Я в цепях,
   Я в цепях!
   Тело бело, мысли лед.
   Я в цепях.
   Не привстать
   Не привстать!
   Не стряхнуть мертвящий гнет.
   Не привстать!
   Время нет.
   Время нет!
   Время было и прошло!
   Время нет.
   Белый свет.
   Белый свет.
   Где же я? Дрожит крыло!
   Белый свет!
  
   <Не могу я быть в юрте:>
  
   Не могу я быть в юрте,
   Не могу уж, не могу.
   Захлебнулся я в мечте,
   Эти мысли, те, и те,
   Вечно мысли стерегу.
   Быть в измысленной черте
   Не могу уж, не могу.
   Не могу в юрте я быть,
   Зрячий филин - и слепой.
   Самого себя любить,
   Душу в малости дробить,
   Чтоб себя же обступить
   Все собой, самим собой.
   В Белый Мир пойду теперь,
   Белый Ад хочу избыть,
   Распахну я настежь дверь,
   Быть с собою - то не быть.
   Белый Мир, вступаю в бой,
   С Белым Дьяволом, с тобой.
   Белой Смерти я вкусил,
   Столько, столько, что не счесть.
   И вкушу еще, до тла.
   Вот, ты есть и ты не есть,
   Ты скорее лишь была.
   Не считая капель сил,
   И глядя на ток светил,
   Я узор мечты плету,
   Я бросаю свой уют,
   Зажигаю я юрту,
   Языки Огня поют.
   Белый Мир, в последний бой
   Выхожу теперь - с тобой,
   Ты не сможешь победить,
   И в тебе найду я нить
   В сказку Жизни Голубой.
  
   <А воистину ли там:>
  
   А воистину ли там,
   Где обрублен лед водой,
   А воистину ли там
   Праздник жизни золотой?
   Не приснилось ли мечте,
   Что когда-то был я там?
   Не приснилось ли мечте,
   Рай и Ева и Адам?
   Это вымыслы мои,
   Чтобы спрятать круглый путь?
   Это вымыслы мои,
   Чтоб в снегах не потонуть?
   Это хитрость пред собой,
   Не скружиться на кругу?
   Это хитрость пред собой,
   Жить хоть как-нибудь в снегу?
   А коль я наоборот,
   Или тот же вечный круг?
   А коль я наоборот,
   Или вечно я сам дpyr?
   А коль я на перебег,
   Не достигну ль я себя?
   А коль я на перебег,
   Или тот же вечный снег?
   А коль я направо - так -?
   Что-то спуталось во мне.
   А коль я налево - так -?
   Все тропинки я смешал.
   Снова впрямь на перебег,
   Там, быть может, новый путь?
   Снова впрямь на перебег,
   Есть тут лед, не только снег.
   Ну, а если я пойду
   Без оглядки вдаль по льдy?
   Ну, а если все вперед,
   Может, что-нибудь найду?
   Вплоть до синей до воды
   Если я пройду все льды?
   Ой, как скользко! Гладкий лед!
   Нет ни смерти, ни беды
   Вплоть до влаги я дойду,
   К синей влаге припаду
   Что там? Лишь не снег, не лед!
   Что-нибудь, но там найду!
  
   <Вызвездило. Месяц в дымке скрыт:>
  
   Вызвездило. Месяц в дымке скрыт.
   Спрятал он во мгле свои рога.
   Сумрачно. Но бледный снег горит.
   Внутренним огнем горят снега.
   В призрачности белой я слежу,
   Сколько их, тех звездных паутин.
   Как бы сплесть из них мне мережу?
   В Вечном я. Один, один, один.
  
   <Я из белой страны:>
  
   Я из белой страны.
   - Кто сказал? Кто сказал?-
   Я из белой страны.
   На иную межу.
   Я из белой страны
   Ухожу.
  
   <Морской леопард - он не тронул меня:>
  
   Морской леопард - он не тронул меня,
   Полярный медведь - он не тронул меня,
   Лежали моржи и глядели,
   И словно сосульки застывшей метели
   Белели у них клыки.
   Тюлени толпами - прощайте навек,
   Прощайте пингвины, отродье калек,
   Уходит, уходит от вас человек,
   Уходит.
   Вверху огоньки, и внизу огоньки,
   Вверху звездомлечность Великой Реки
   Узорные волны проводит.
   И всполохи встали в цветистом бреду,
   Сгорают.
   А тут, на звенящем и призрачном льду,
   Ответные звезды играют.
   Свершилось. Звезду увидала звезда.
   На льды голубая заходит вода.
   Иду!
   1908 Ночи Зимние. Белое Утро.
   Долина Берез.
  
  

Категория: Книги | Добавил: Armush (29.11.2012)
Просмотров: 272 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа