Главная » Книги

Бальмонт Константин Дмитриевич - Эдгар По. Лирика

Бальмонт Константин Дмитриевич - Эдгар По. Лирика


1 2 3 4 5

  
  
  
  Эдгар Алан По
  
  
  
  
   Лирика --------------------------------------
  Перевод К. Бальмонта
  По Э. А. Лирика.
  Мн.: Харвест, 1999.
  ISBN 985-433-680-8.
  OCR Бычков М.Н. mailto:bmn@lib.ru --------------------------------------
  
  
  
  
  СОДЕРЖАНИЕ
  Сон во сне
  Я не скорблю, что мой земной удел...
  К Елене (О, Елена, твоя красота для меня...)
  Израфель
  Спящая
  Долина тревоги
  Город на море
  К одной из тех, которые в раю
  Колизей
  Занте
  Заколдованный замок
  Молчание
  Червь-победитель
  Линор
  Страна снов
  Лелли
  Из всех, кому тебя увидеть - утро...
  Недавно тот, кто пишет эти строки...
  Колокольчики и колокола
  К Анни
  Эльдорадо
  К моей матери
  Аннабель-Ли
  Фейная страна
  Ворон
  К Елене (Тебя я видел раз, один лишь раз...)
  Один прохожу я свой путь безутешный...
  Улялюм
  
  
  
   СТИХОТВОРЕНИЯ
  
  
  
   СОН ВО СНЕ
  
  
  
  Пусть останется с тобой
  
  
  
  Поцелуй прощальный мой!
  
  
  
  От тебя я ухожу,
  
  
  
  И тебе теперь скажу:
  
  
  
  Не ошиблась ты в одном, -
  
  
  
  Жизнь моя была лишь сном.
  
  
  
  Но мечта, что сном жила,
  
  
  
  Днем ли, ночью ли ушла,
  
  
  
  Как виденье ли, как свет,
  
  
  
  Чт_о_ мне в том, - ее уж _нет_.
  
  
  
  _Все_, что зрится, мнится мне,
  
  
  
  Все есть только сон во сне.
  
  
  
  Я стою на берегу,
  
  
  
  Бурю взором стерегу.
  
  
  
  И держу в руках своих
  
  
  
  Горсть песчинок золотых.
  
  
  
  Как они ласкают взгляд!
  
  
  
  Как их мало! Как скользят
  
  
  
  Все - меж пальцев - вниз, к волне,
  
  
  
  К глубине - на горе мне!
  
  
  
  Как их бег мне задержать,
  
  
  
  Как сильнее руки сжать?
  
  
  
  Сохранится ль хоть одна,
  
  
  
  Или все возьмет волна?
  
  
  
  Или то, что зримо мне,
  
  
  
  Все есть только сон во сне?
  
  
  
  (1901)
  
  
  
  
  * * *
  
  
  Я не скорблю, что мой земной удел
  
  
  Земного мало знал самозабвенья,
  
  
  Что сон любви давнишней отлетел
  
  
  Перед враждой единого мгновенья.
  
  
  Скорблю я не о том, что в блеске дня
  
  
  Меня счастливей нищий и убогий,
  
  
  Но что жалеешь ты, мой друг, меня,
  
  
  Идущего пустынною дорогой.
  
  
  (1901)
  
  
  
   К ЕЛЕНЕ
  
  
  О, Елена, твоя красота для меня -
  
  
   Как Никейский челнок старых дней,
  
  
  Что, к родимому краю неся и маня,
  
  
  Истомленного путника мчал все нежней
  
  
   Над волной благовонных морей.
  
  
   По жестоким морям я блуждал, нелюдим,
  
  
  Но классический лик твой, с загадкою грез,
  
  
  С красотой гиацинтовых нежных волос,
  
  
  Весь твой облик Наяды - всю грусть, точно дым,
  
  
  Разогнал - и меня уманила Наяда
  
  
   К чарованью, что звалось - Эллада,
  
  
   И к величью, что звалося - Рим.
  
  
  Вот, я вижу, я вижу тебя вдалеке,
  
  
   Ты как статуя в нише окна предо мной,
  
  
  Ты с лампадой агатовой в нежной руке,
  
  
  О, Психея, из стран, что целебны тоске
  
  
   И зовутся Святою Землей!
  
  
  (1904)
  
  
  
   ИЗРАФЕЛЬ
  
  
  
  
  
  ...И ангел Израфель, струны сердца
  
  
  
  
   которого - лютня, и у которого из всех
  
  
  
  
   созданий Бога - сладчайший голос.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   Коран
  
  
   На Небе есть ангел, прекрасный,
  
  
   И лютня в груди у него.
  
  
   Всех духов, певучестью ясной,
  
  
   Нежней Израфель сладкогласный,
  
  
   И, чарой охвачены властной,
  
  
   Созвездья напев свой согласный
  
  
   Смиряют, чтоб слушать его.
  
  
   Колеблясь в истоме услады,
  
  
   Пылает любовью Луна;
  
  
   В подъятии высшем, она
  
  
   Внимает из мглы и прохлады.
  
  
   И быстрые медлят Плеяды;
  
  
   Чтоб слышать тот гимн в Небесах.
  
  
   Семь Звезд улетающих рады
  
  
   Сдержать быстролетный размах.
  
  
   И шепчут созвездья, внимая,
  
  
   И сонмы влюбленных в него,
  
  
   Что песня его огневая
  
  
   Обязана лютне его.
  
  
   Поет он, на лютне играя,
  
  
   И струны живые на ней,
  
  
   И бьется та песня живая
  
  
   Среди необычных огней.
  
  
   Но ангелы дышат в лазури,
  
  
   Где мысли глубоки у всех;
  
  
   Полна там воздушных утех
  
  
   Любовь, возращенная бурей;
  
  
   И взоры лучистые Гурий
  
  
   Исполнены той красотой,
  
  
   Что чувствуем мы за звездой.
  
  
   Итак, навсегда справедливо
  
  
   Презренье твое, Израфель,
  
  
   К напевам, лишенным порыва!
  
  
   Для творчества страсть - колыбель.
  
  
   Все стройно в тебе и красиво,
  
  
   Живи, и прими свой венец,
  
  
   О, лучший, о, мудрый певец!
  
  
   Восторженность чувств исступленных
  
  
   Пылающим ритмам под стать.
  
  
   Под музыку звуков, сплетенных
  
  
   Из дум Израфеля бессонных,
  
  
   Под звон этих струн полнозвонных
  
  
   И звездам отрадно молчать.
  
  
   Все Небо твое, все блаженство.
  
  
   Наш мир - мир восторгов и бед,
  
  
   Расцвет наш есть только расцвет.
  
  
   И тень твоего совершенства
  
  
   Для нас ослепительный свет.
  
  
   Когда Израфелем я был бы,
  
  
   Когда Израфель был бы мной,
  
  
   Он песни такой не сложил бы
  
  
   Безумной - печали земной.
  
  
   И звуки, смелее, чем эти,
  
  
   Значительней в звучном завете,
  
  
   Возникли бы, в пламенном свете,
  
  
   Над всею небесной страной.
  
  
   (1901)
  
  
  
   СПЯЩАЯ
  
  
  В Июне, в полночь, в мгле сквозной,
  
  
  Я был под странною луной.
  
  
  Пар усыпительный, росистый,
  
  
  Дышал от чаши золотистой,
  
  
  За каплей капля, шел в простор,
  
  
  На высоту спокойных гор,
  
  
  Скользил, как музыка без слова,
  
  
  В глубины дола мирового.
  
  
  Спит на могиле розмарин,
  
  
  Спит лилия речных глубин;
  
  
  Ночной туман прильнул к руине!
  
  
  И глянь! там озеро в ложбине,
  
  
  Как бы сознательно дремля,
  
  
  Заснуло, спит. Вся спит земля.
  
  
  Спит Красота! - С дремотой слита
  
  
  (Ее окно в простор открыто)
  
  
  Ирэна, с нею С_у_деб свита.
  
  
  О, неги дочь! тут как помочь?
  
  
  Зачем окно открыто в ночь?
  
  
  Здесь ветерки, с вершин древесных,
  
  
  О чарах шепчут неизвестных -
  
  
  Волшебный строй, бесплотный рой,
  
  
  Скользит по комнате ночной,
  
  
  Волнуя занавес красиво -
  
  
  И страшно так - и прихотливо -
  
  
  Над сжатой бахромой ресниц,
  
  
  Что над душой склонились ниц,
  
  
  А на стенах, как ряд видений,
  
  
  Трепещут занавеса тени.
  
  
  Тебя тревоги не гнетут?
  
  
  О чем и как ты грезишь тут?
  
  
  Побыв за дальними морями,
  
  
  Ты здесь, среди дерев, с цветами.
  
  
  Ты странной бледности полна.
  
  
  Наряд твой странен. Ты одна.
  
  
  Странней всего, превыше грез,
  
  
  Длина твоих густых волос.
  
  
  И все объято тишиною
  
  
  Под той торжественной луною.
  
  
  Спит красота! На долгий срок
  
  
  Пусть будет сон ее глубок!
  
  
  Молю я Бога, что над нами,
  
  
  Да с нераскрытыми очами,
  
  
  Она здесь вековечно спит,
  
  
  Меж тем как рой теней скользит,
  
  
  И духи в саванах из дыма
  
  
  Идут, дрожа, проходят мимо.
  
  
  Любовь моя, ты спишь. Усни
  
  
  На долги дни, на вечны дни!
  
  
  Пусть мягко червь мелькнет в тени!
  
  
  В лесу, в той чаще темноокой,
  
  
  Пусть свод откроется высокий,
  
  
  Он много раз здесь был открыт,
  
  
  Принять родных ее меж плит -
  
  
  Да дремлет там в глуши пустынной,
  
  
  Да примет склеп ее старинный,
  
  
  Чью столь узорчатую дверь
  
  
  Не потревожить уж теперь -
  
  
  Куда не раз, рукой ребенка,
  
  
  Бросала камни - камень звонко,
  
  
  Сбегая вниз, металл будил,
  
  
  И долгий отклик находил,
  
  
  Как будто там, в смертельной дали,
  
  
  Скорбя, усопшие рыдали.
  
  
  (1911)
  
  
  
   ДОЛИНА ТРЕВОГИ
  
  
   _Когда-то_ здесь был ясный дол,
  
  
   Откуда весь народ ушел.
  
  
   Он удалился на войну
  
  
   И поручил свою страну
  
  
   Вниманью звезд сторожевых,
  
  
   Чтоб ночью, с башен голубых,
  
  
   С своей лазурной высоты,
  
  
   Они глядели на цветы,
  
  
   Среди которых целый день
  
  
   Сверкала, медля, светотень.
  
  
   _Теперь же_ кто бы ни пришел,
  
  
   Увидит, как тревожен дол.
  
  
   Нет без движенья ничего,
  
  
   За исключеньем одного:
  
  
   Лишь ветры дремлют пеленой
  
  
   Над зачарованной страной.
  
  
   Не ветром движутся стволы,
  
  
   Что полны зыбью, как валы
  
  
   Вокруг Гебридских островов.
  
  
   И не движением ветров
  
  
   Гонимы тучи здесь и там,
  
  
   По беспокойным Небесам.
  
  
   С утра до вечера, как дым,
  
  
   Несутся с шорохом глухим,
  
  
   Над тьмой фиалок роковых,
  
  
   Что смотрят сонмом глаз людских,
  
  
   Над снегом лилий, что, как сон,
  
  
   Хранят могилы без имен,
  
  
   Хранят, и взор свой не смежат,
  
  
   И вечно плачут и дрожат.
  
  
   С их ароматного цветка
  
  
   Бежит роса, бежит века,
  
  
   И слезы с тонких их стеблей -
  
  
   Как дождь сверкающих камней.
  
  
   (1901)
  
  
  
   ГОРОД НА МОРЕ
  
  
  Здесь Смерть себе воздвигла трон,
  
  
  Здесь город, призрачный, как сон,
  
  
  Стоит в уединеньи странном,
  
  
  Вдали на Западе туманном,
  
  
  Где добрый, злой, и лучший, и злодей
  
  
  Прияли сон - забвение страстей.
  
  
  Здесь храмы и дворцы и башни,
  
  
  Изъеденные силой дней,
  
  
  В своей недвижности всегдашней,
  
  
  В нагроможденности теней,
  
  
  Ничем на наши не похожи.
  
  
  Кругом, где ветер не дохнет,
  
  
  В своем невозмутимом ложе,
  
  
  Застыла гладь угрюмых вод.
  
  
  Над этим городом печальным,
  
  
  В ночь безысходную его,
  
  
  Не вспыхнет луч на Небе дальнем.
  
  
  Лишь с моря, тускло и мертво,
  
  
  Вдоль башен бледный свет струится,
  
  
  Меж капищ, меж дворцов змеится,
  
  
  Вдоль стен, пронзивших небосклон,
  
  
  Бегущих в высь, как Вавилон,
  
  
  Среди изваянных беседок,
  
  
  Среди растений из камней,
  
  
  Среди видений бывших дней,
  
  
  Совсем забытых напоследок,
  
  
  Средь полных смутной мглой беседок,
  
  
  Где сетью мраморной горят
  
  
  Фиалки, плющ и виноград.
  
  
  Не отражая небосвод,
  
  
  Застыла гладь угрюмых вод.
  
  
  И тени башен пали вниз,
  
  
  И тени с башнями слились,
  
  
  Как будто вдруг, и те, и те,
  
  
  Они повисли в пустоте.
  
  
  Меж тем как с башни - мрачный вид! -
  
  
  Смерть исполинская глядит.
  
  
  Зияет сумрак смутных снов
  
  
  Разверстых капищ и гробов,
  
  
  С горящей, в уровень, водой;
  
  
  Но блеск убранства золотой
  
  
  На опочивших мертвецах,
  
  
  И бриллианты, что звездой
  
  
  Горят у идолов в глазах,
  
  
  Не могут выманить волны
  
  
  Из этой водной тишины.
  
  
  Хотя бы только зыбь прошла
  
  
  По гладкой плоскости стекла,
  
  
  Хотя бы ветер чуть дохнул
  
  
  И дрожью влагу шевельнул.
  
  
  Но нет намека, что вдали,
  
  
  Там где-то дышат корабли,
  
  
  Намека нет на зыбь морей,
  
  
  Не страшных ясностью своей.
  
  
  Но чу! Возникла дрожь в волне!
  
  
  Пронесся ропот в вышине!
  
  
  Как будто башни, вдруг осев,
  
  
  Разъяли в море сонный зев, -
  
  
  Как будто их верхи, впотьмах,
  
  
  Пробел родили в Небесах.
  
  
  Краснее зыбь морских валов,
  
  
  Слабей дыхание Часов.
  
  
  И в час, когда, стеня в волне,
  
  
  Сойдет тот город к глубине,
  
  
  Прияв его в свою тюрьму,
  
  
  Восстанет Ад, качая тьму,
  
  
  И весь поклонится ему.
  
  
  (1901)
  
  
   К ОДНОЙ ИЗ ТЕХ, КОТОРЫЕ В РАЮ
  
  
  
  В тебе я видел счастье
  
  
  
   Во всех моих скорбях,
  
  
  
  Как луч среди ненастья,
  
  
  
   Как

Другие авторы
  • Гауф Вильгельм
  • Решетников Федор Михайлович
  • Адамович Ю. А.
  • Голдобин Анатолий Владимирович
  • Каронин-Петропавловский Николай Елпидифорович
  • Ожешко Элиза
  • Загуляев Михаил Андреевич
  • Озаровский Юрий Эрастович
  • Сологуб Федор
  • Ульянов Павел
  • Другие произведения
  • Анненский Иннокентий Федорович - Вторая книга отражений
  • Добролюбов Николай Александрович - Физиологическо-психологический сравнительный взгляд на начало и конец жизни
  • Бичурин Иакинф - Разбор критических замечаний и прибавлений г-на Клапрота
  • Гидони Александр Иосифович - Всем сестрам по серьгам
  • Бельский Владимир Иванович - Сказка о царе Салтане
  • Терпигорев Сергей Николаевич - С. Н. Терпигорев: биографическая справка
  • Федоров Николай Федорович - Мысли о Ричле
  • Айхенвальд Юлий Исаевич - Виктор Гофман
  • Дурова Надежда Андреевна - Павильон
  • Дмитриев Михаил Александрович - На прибытие государя императора в Одессу и северный Севастополь
  • Категория: Книги | Добавил: Armush (29.11.2012)
    Просмотров: 470 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа