Главная » Книги

Байрон Джордж Гордон - Мрак

Байрон Джордж Гордон - Мрак


iv align="justify">  МИХАИЛ ПАВЛОВИЧ ВРОНЧЕНКО
  (1801 или 1802-1855)
  
  МРАК
  (Из Байрона)
  
  Я видел сон, не вовсе бывший сном.
  Потухло, мнилось, солнце, без лучей
  По беспредельности блуждали звезды,
  И хладная земля чернелась в мрачной,
  Безлунной тверди. Наступил час утра,
  Прошел, настал опять - дня нет, как нет!
  И в людях ужас заглушил все страсти,
  Желанья всех сердец слились в одну
  Своекорыстную мольбу о свете.
  Зажглись огни повсюду; вскоре зaмки,
  Дворцы Царей и хижины - жилища
  Всех домовитых мира населенцев -
  В кострах истлели; в пепел пали грады,
  И у пожаров гаснущих толпились,
  Взглянуть еще раз друг на друга, люди.
  Щастливы были жившие вблизи
  Природы горных факелов, волканов:
  Мир жил одною страшною надеждой.
  Зажглись леса и вскоре их не стало:
  В дыму, со треском упадая, гасло
  За древом древо - и повсюду мрак был:
  При отблесках прерывистых огня
  Казались страшны люди; неземные
  Имели лица; многие лежали
  Закрыв глаза и плакали; иные
  На длань главу склонивши, улыбались;
  Другие бегали и в погребальных
  Кострах своих возобновляли пламя,
  И возводили дикий взор на небо,
  Одевшее, как саван, мертвый мир;
  И вновь на прах, с проклятьями, кидались,
  И скрежеща зубами, выли; птицы
  Метались с криком по земле, повесив
  Ненужные им крылья; укротилась
  Зверей лютейших ярость; средь толпы,
  Безвредные, вились, с шипеньем, змеи, -
  Их убивая, поедали люди,
  И брань, на миг умолкшая, повсюду
  Зажглася вновь: снедь покупалась кровью,
  И всяк сидел с своей добычей в мраке
  И насыщался; умерла любовь;
  Одна лишь мысль осталась в мире - мысль
  О смерти скорой и бесславной; голод
  Терзал утробы; люди, умирая,
  С лишенными гробов костьми валялись
  И гнили; тощие съедали тощих,
  И даже грызли псы своих хозяев:
  Один лишь, трупу верный, охранял
  Его от птиц, зверей и человеков,
  Пока их глад не изнурял, иль новый
  Их алчности не представлялся труп;
  Без пищи сам, с протяжным, скорбным воем,
  Холодную лизал он долго руку,
  И вдруг залаял жалобно, и умер.
  Всечасно глад губил людей - лишь двое
  В одном обширном оставались граде -
  Смертельные друг другу два врага;
  Они сошлись при алтаре сгоревшем -
  Где оскверненных утварей обломки
  Лежали грудой - хладными руками,
  Иссохшими, как остов, пепл сгребли,
  Дыханьем слабым помертвевших уст
  Чуть видное на углях вздули пламя,
  И при минутном, трепетном сиянье
  Подъяли друг на друга взор, взглянули,
  И вздрогнув, пали бездыханны: каждый
  Другого видом страшным умерщвлен был,
  Не распознав, на чьем челе так грозно
  Десница глада начертала: враг.
  Прекрасный мир стал дикою пустыней,
  Без древ, растений, жителей и жизни,
  Хаосом, глыбой безобразной праха.
  Озера, реки, Океан - замолкли,
  И в глубине их мертвый был покой;
  На море гнили, без пловцов, суда;
  За мачтой мачта падали с них в воду,
  И на недвижной почивали бездне;
  Не стало волн; во гроб легли приливы -
  Царица их, луна, скончалась прежде;
  Истлели ветры в воздухе стоячем;
  Погибли тучи - мрак уж и без них
  Непроницаем был и повсеместен.
  
  Вронченко.
  
  - Впервые: Атеней, издаваемый Михаилом Павловым,
  1828, часть вторая, No 6. С.150-152;
  То же (с некоторыми разночтениями): Литературные прибавления к Русскому Инвалиду, 1833, No 21, 15 марта. С. 167.

Категория: Книги | Добавил: Armush (30.11.2012)
Просмотров: 235 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа