Главная » Книги

Амфитеатров Александр Валентинович - Сыщик

Амфитеатров Александр Валентинович - Сыщик


  

А. В. Амфитеатров

  

Сыщик

  
   Амфитеатров А. В. Мертвые боги: Рассказы. Роман
   М.: Современник, 1991.- (Из наследия).
  

Посвящается
Антону Павловичу Чехову

   Вечером в сочельник, когда сумерки уже надвигались, но желанная звезда еще не зажглась на горизонте, ко мне пришел гость. Звали его Андреем Ивановичем Петровым. Он служил в моей конторе объявлений. Это был чудной человек. Когда, бывало, он - неподвижный и задумчивый - стоит в своей любимой позе, прислонившись спиною к стене и сложив руки на груди, мне всякий раз так и вспомнится статуя командора: этакая громадная, словно из камня вытесанная, могучая фигура. Думаешь: вот тронется с места этот гигант,- то-то стук пойдет от его ножищ, непременно он что-нибудь толкнет, опрокинет, сломает. На самом же деле Андрей Иванович обладал настолько осторожною походкой, что, кажется, мышь делает больше шума, пробегая по полу. Ловок он был поразительно: я никогда не видал, чтоб он уронил что-нибудь. Когда мы бывали вместе в театре или на гулянье, то он пробирался в толпе, как вьюн, и в то время, как мне приходилось раз десять сказать и самому выслушать: "виноват", Андрей Иванович ухитрялся пройти, не толкнув никого и сам не получив ни одного толчка. Однажды у нас в конторе задебоширил клиент - "Геркулес" из местного цирка. Он пришел пьяный, обиделся на меня за что-то и начал кричать. С гостем, который вяжет узлом кочерги и носит на плечах пирамиды из пяти человек, шутки плохи. Я уже думал послать за полицией; вдруг Андрей Иванович подошел к буяну, спокойно взял его за шиворот, качнул вправо, качнул влево, поворотил к двери, и оторопевший от неожиданности силач кубарем вылетел из конторы. Я не верил своим глазам, а Андрей Иванович как ни в чем не бывало возвратился к своим занятиям.
   - Как же, батюшка, вы не сказали мне, что вы такой богатырь?- воскликнул я.
   - Что ж хвастаться-то?- спокойно ответил Петров.
   Андрей Иванович поступил ко мне по рекомендации одного из моих ближайших приятелей. Меня очень интересовало прошлое моего конторщика, но на этот счет он был крайне скрытен: на прямые вопросы давал уклончивые ответы, а при косвенных намеках вилял речью, как Талейран и Меттерних, вместе взятые. Я обратился с расспросами к приятелю, рекомендовавшему мне Петрова. Тот сердито поморщился.
   - Охота тебе лезть не в свое дело?! Андрей Иванович хорошо тебе служит?
   - Лучше не надо.
   - Так чего ж тебе еще?
   - Но послушай, братец, согласись сам: что за странная таинственность? Может быть, на нем... того... в некотором роде пятно?
   - А хоть бы и пятно? Что, тебе легче станет, если ты узнаешь? Только получишь предубеждение против хорошего, преданного малого.
   - По крайней мере, скажи вот что. Он рекомендован мне тобою, а ты ведь у нас либерал большой руки... Он - храни Бог!- не социалист?
   Мой приятель оглушительно захохотал.
   - Ой, пощади! уморил! убил!- кричал он, захлебываясь от смеха,- Андрей Иванович - социалист! Попал же ты пальцем в небо!
   Любопытство мое было напряжено в высшей степени, и наконец я не выдержал - прямо и резко потребовал у Петрова объяснений, указывая, что держать у себя на службе "таинственных незнакомцев" крайне неудобно и боязно. Андрей Иванович поднял на меня свои серые глаза,- замечательно холодный и пристальный взгляд был у этого человека,- и спокойно сказал:
   - Я не скрываю своего прошлого, а только не люблю говорить о нем без нужды, так как весьма многим мое прежнее звание не по вкусу, и я часто имел из-за этого большие неприятности. Но, раз вы требуете, так извольте: я был сыщиком... А затем - если вам это не нравится - можете меня уволить; претендовать на вас я, конечно, не в праве...
   Разумеется, я не отпустил от себя хорошего и деятельного служащего, но... вот тебе и социалист!
  

* * *

  
   Мы поздоровались с Петровым, уселись вместе на подоконник и стали бесцельно глядеть в декабрьские сумерки. Звездочка зажглась. Ударили ко всенощной. Петров перекрестился. Раньше я не замечал за ним особенной набожности, а потому немного удивился. Он заметил:
   - Вам, Ипполит Яковлевич, странно, что я перекрестился? Оно, знаете, точно: к религии я не очень привержен,- жизнь-то тебя треплет-треплет, за куском-то гонишься-гонишься... поневоле озвереешь душой! А всё иной раз очувствуешься и Бога вспомнишь... особенно вот - благовест... Эх, если бы вы знали, как он выручил меня из беды десять лет тому назад! Хотите, расскажу?
   - Пожалуйста!
   - Извольте слушать. В 187* году я был причислен к м-скому полицейскому составу. Заведовал нами полковник Z. Я был у него на отличном замечании, и мне поручались только крупные и трудные поимки. Появился в М. один громила. Звали его Федором, а по острожной кличке - Чеченцем, так как хоть Федор чечни и в глаза не видывал, а был самым настоящим православным туляком, но вид имел строгий, нрав дерзкий и горячий и был необыкновенно быстр на руку. В М. он работал не один, а с компанией таких же молодцов, как он сам, и работал чисто: нынче взлом здесь, завтра грабеж там... ужас что творилось! Убивать, однако, не убивали. Мало-помалу вся честная компания была перехватана; остался гулять на свободе один лишь Федор. Полковник поручил его мне.
   У меня, должен вам сказать, была такая сыскная манера: первым делом - не выпустить преступника из города. Состав у нас был большой - следить за городскими окраинами, значит, ничего не стоило. Вторым делом - я принимался допекать знакомых преступника, и так, бывало, надоем им обысками, что, оберегаючи свою шкуру, они родному брату отказали бы в пристанище, если бы я его разыскивал. А одно какое-нибудь теплое местечко возьму, да и оставлю как будто вне подозрений. Преступник сунется туда-сюда - везде ему отказ, нет приюта; придет в мое намеченное местечко - "милости просим! прячься, сколько хочешь! здесь тебя и не думали искать!" А я и - тут как тут с городовыми.
   Вот таким-то именно способом гонял я Федора по городу из квартала в квартал и затравил его вконец. Ловок он был прятаться, но мы его так прижали, что даже любовница отказала ему в убежище, и с отчаяния он совсем одурел - показался днем на улице. Разумеется, до первого перекрестка не дошел, как Фролов, мой сподручный агент, сцапал его за шиворот. Но Чеченец не сробел, хватил Фролова закладкой по темени и - поминай как звали! Словно сквозь землю провалился. Случилось это как раз в самый сочельник, утром. Хоть Федька и пропал без вести, но я понимал, что из квартала, где вся эта история произошла, он никак не мог уйти: уж очень хорошо мы его оцепили. Значит, думаю, птица в клетке. Куда ж бы это она запряталась? Пораскинув умом, решил, что некуда Чеченцу деваться, кроме как - к Евгении: жила по близости одна такая старуха, имела собственный домишко, давала деньги в рост и торговала всяким старьем; не отказывалась купить и краденое. У нас она была в сильном подозрении, но улик на нее не имелось, а "не пойман - не вор". Обыскали мы домишко и двор Евгении и ничего не нашли: однако мое убеждение не поколебалось,- так вот и говорит мне тайный голос: "Здесь Чеченец! здесь". Хорошо-с. Хоть обыск и не дал ничего определенного, однако я оставил самых надежных из своих молодцов исподволь следить за торговкиным двором, а сам пошел в участок. Часу в шестом прибегает за мною Фролов.
   - Андрей Иванович! штука! Помните караулку у Евгеньиных ворот?
   - Ну?
   - Старуха говорила, будто там никто не живет, что она и развалившаяся, и такая-сякая...
   - Да ведь и правда, что развалюга. Мы ее осматривали. Где там спрятаться человеку?
   - А вот подите же: я не я, если там сейчас не вспыхнул огонек... словно кто-нибудь спичку зажег...
   - Ты не врешь?
   - Чего мне врать?! Я тихим манером приставил к воротам Сидорова с Поликарповым, а сам побег донести вам.
   Я повторил обыск. В караулке никого не было, но - уж и не знаю, как вам это объяснить... как-то пахло живым человеком! Здесь Федька, непременно здесь... а где? четыре стены да печка - вот вам и вся караулка. В сверчка, что ли, оборотился он, разбойник? И вдруг вспала мне на ум одна мысль...
   Я оставил Фролова с людьми в караулке, а сам обошел вокруг ее и вижу: позади караулки - помойка, между помойкой и соседским брант-мауэром валяются две доски. Меня взяло сомнение: зачем тут быть доскам? Приподнял одну, а под нею - яма. Эге!.. Пощупал ногой - глубоко. Так и есть: из-под караулки устроен лаз. Недаром про Евгению болтают, будто у ней находит приют всякое жулье.
   Опустился в яму, ощупываю,- велика ли, где ход в караулку,- вдруг земля подо мной осыпалась, и я полетел вниз.
   Встал на ноги и вижу - погреб. На полу стоит жестяная лампочка, возле нее разостлано рядно, а на этом рядне сидит на корточках человек и целит в меня из двухствольного ружья. Да чего там целить, когда между нами едва сажень расстояния и ружье чуть не упирается мне в грудь! В кармане у меня был револьвер - отличный самовзвод. Но сунуть руку в карман - это момент, направить дуло на разбойника - другой, а у него уж и прицел сделан, и курки взведены, остается только палить при первом моем движении. Думаю: закричать разве? Ну, хорошо, закричу я; а он сейчас же и ухлопает меня, да, взяв мой револьвер, получит в свое распоряжение еще шесть выстрелов: на всю мою команду хватит!.. Словом, как ни верть, все в черепочке смерть! Шабаш! умирать надо!
   Все это, Ипполит Яковлевич, я обдумал до того быстро, что и сам не пойму, как такая орава мыслей поместилась у меня в голове зараз. Как только я увидел, что спасения нет, мне даже досадно стало, до злости горько: чего же еще Федька ломается, тянет время? Зачем не стреляет? А всего-то - понятное дело - много-много секунды две-три промелькнуло с тех пор, что я провалился в подкоп.
   Чеченец молчит - я молчу. Ни молиться, ни просить, ни хоть обругать его, каналью, перед смертью - ни иа что нет охоты. Так, одно только в уме: "Сейчас он меня пришибет! пришибет! пришибет!"
   И вдруг, в это самое мгновение, что-то загудело над нами... Колокол!- стало быть, началась всенощная. У меня рука сама поднялась на крестное знаменье...
   Смотрю на Чеченца, а у него вдруг как задрожат руки... Другой удар... третий... Я глазам не верю: побелел Федька, как полотно, губы трясутся, на глазах слезы...
   - Христос,- шепчет,- Христос родился!- да с этим словом как швырнет ружье на пол!..
   - Вяжи!- говорит.
   А у меня револьвер, будто сам собою, очутился в руке, и Федька стал совсем в моей власти...
   Андрей Иванович замолчал и задумался.
  

* * *

  
   - Что ж? вы, конечно, арестовали его?- поинтересовался я.
   Андрей Иванович встрепенулся и, как мне показалось, взглянул на меня с некоторым негодованием.
   - Ну, уж, Ипполит Яковлевич,- сказал он недовольным голосом,- каков я ни есть человек, а вы слишком низко понимаете обо мне... Как же так?! помилуйте!.. Человек мог меня пристрелить и помилосердовал, а я ему сейчас же и руки за лопатки?! Что греха таить! Было у меня такое первое намерение, чтобы броситься на Федьку, повалить и позвать своих молодцов. Но вижу - стоит он и крестится, а слезы так и бегут по щекам; бормочет:
   - Христос родился... мы-то, мы-то что делаем!.. Господи! в такой праздник чуть не убил человека!..
   Что-то стиснуло мне сердце. Себя не помню, показываю Чеченцу на его лаз и шепчу:
   - Уходи, пока цел! Сзади караулки цепь не расставлена...
   Он было широко открыл глаза, шагнул ко мне, а я рукою машу, все показываю ему на лаз. Как бросился он из погреба, только я его и видел.
   Вышел я на свет Божий, зову Фролова:
   - Смотри-ка,- говорю,- какова яма?
   Он так и обомлел; шепчет мне:
   - Непременно тут, под караулкой, есть подполье. Это Федькина нора...
   - А ну! зови наших! Посмотрим!
   Спустились мы в погреб уже вчетвером, нашли ружье, лампу, рядно... Только Федьки не было!
   - Эх!- говорю,- ребята! Видно, не наше счастье! Была здесь птица, да улетела!
   Тем временем подоспел участковый. Составили протокол. Евгению арестовали. Уж не помню, чем кончилось ее дело...
   - А что сталось с Федькой?- спросил я.
   - Не могу вам сказать...- задумчиво ответил Петров, разводя руками.- В М. он больше не показывался... Слыхал я, что на Макарьевской ярмарке в тот же год нашли какого-то мертвого оборванца, похожего на Федьку с лица, с перерезанным горлом. Но он ли это был или другой, и от кого он погиб, ничего не знаю; я в это время уже собирался оставить службу и мало ею интересовался... Да - наверное, он: ихний брат всегда этак кончает!
  

Примечания

  
   В предисловии к сб. "Святочная книжка" А. В. Амфитеатров сообщал: "Рассказ "Сыщик" был издан ранее, в приспособлении для народа, известною фирмою "Посредник" <...> и, в том же виде, был перепечатан в сборнике моем "Сон и явь". Здесь я помещаю его в первоначальной редакции, как появился он когда-то в тифлисском "Новом обозрении" Н. Я. Николадзе". В сб. "Сон и явь" (М., 1893) входил в раздел "Святой вечер", был включен также в сб. "Случайные рассказы" (Спб., 1890).
   Печатается по изд.: Амфитеатров А. Святочная книжка. Спб., 1902.
   Рассказ посвящен А. П. Чехову, с которым Амфитеатров работал в юмористическом журнале "Будильник" в начале 1880-х гг.
   Талейран Шарль Морис (1754-1838) - французский дипломат и государственный деятель, один из выдающихся представителей "классической дипломатии".
   Меттерних Клеменс Менуель Лотар (1773-1859) - австрийский государственный деятель и дипломат.
  

Другие авторы
  • Бакунин Михаил Александрович
  • Уоллес Эдгар
  • Воронский Александр Константинович
  • Каченовский Михаил Трофимович
  • Гольцев Виктор Александрович
  • Левидов Михаил Юльевич
  • Тютчев Федор Федорович
  • Горчаков Дмитрий Петрович
  • Случевский Константин Константинович
  • Станкевич Николай Владимирович
  • Другие произведения
  • Судовщиков Николай Романович - Три брата-чудака
  • Анненский Иннокентий Федорович - Эстетика "Мертвых душ" и ее наследье
  • Дитмар Фон Айст - Немецкая куртуазная лирика
  • Байрон Джордж Гордон - Каин
  • Розанов Василий Васильевич - Первый всероссийский женский съезд
  • Коллонтай Александра Михайловна - Большая любовь
  • Тугендхольд Яков Александрович - Возрождение Метерлинка
  • Булгаков Федор Ильич - Любке. Иллюстрированная история искусств. Второе, дополненное, издание перевода Ф. Булгакова. Спб. 1890.
  • Бунин Иван Алексеевич - Un petit accident
  • Андерсен Ганс Христиан - День переезда
  • Категория: Книги | Добавил: Armush (29.11.2012)
    Просмотров: 562 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа