Главная » Книги

Герасимов Михаил Прокофьевич - Стихотворения, Страница 3

Герасимов Михаил Прокофьевич - Стихотворения


1 2 3 4

sp;  Захлопнули стальную дверь.
  
  
   С неиссякаемою верой
  
  
   Рубиновый струила свет.
  
  
   Горячий дым горючей серой
  
  
   Все перекрасил в желтый цвет.
  
  
   Поблекли пурпур и рубины,
  
  
   У горнов вся завяла ты,
  
  
   А некто золотой дубиной
  
  
   Разбил высокие мечты.
  
  
   В жилете банковом насильник
  
  
   Тебя с насмешкой целовал,
  
  
   Твой заревеющий светильник
  
  
   Из поднятой руки сорвал.
  
  
   И вот, как все, ты в клетке тоже,
  
  
   Напрасна юная слеза!
  
  
   Что день печальнее я строже
  
  
   Твои весенние глаза.
  
  
   Такая светлая и с пеньем
  
  
   Ты прилетела к нам в тюрьму,
  
  
   Теперь печальным привиденьем
  
  
   Я не узнал тебя в дыму.
  
  
  
  
  * * *
  
  
   Я подарю сиамского котенка
  
  
   С глазами синими, как бирюза,
  
  
   Он взглянет ласково и тонко
  
  
   В твои усталые глаза.
  
  
   Он промурлычет песню юга,
  
  
   Где зори пьяны, как вино.
  
  
   Где бронзосмуглая подруга
  
  
   Плетет из тубероз венок.
  
  
   Где хрупким золотом мимозы
  
  
   Обвита пряная земля,
  
  
   Седые не скуют морозы
  
  
   Благоуханные поля.
  
  
   Зима в цветах, земля бесснежна,
  
  
   Не хрустнет ледяной песок.
  
  
   Стекает из бананов нежный,
  
  
   На солнце искрящийся сок.
  
  
   И выше пальм взнеслись лианы.
  
  
   Мелькает стрельчатая лань,
  
  
   А плющ - весь масляный и пряный,
  
  
   Повис, как золотая ткань...
  
  
   Люби сиамского котенка,
  
  
   Но на груди не дай уснуть:
  
  
   Он остро прокогтит и тонко
  
  
   Твою мечтательную грудь.
  
  
  
  
  * * *
  
  
   Когда в душе все сновиденья
  
  
   Куда - то отлетают вдруг,
  
  
   Тебе внезапные моленья
  
  
   Я приношу, далекий друг.
  
  
   Я покидаю город звонкий,
  
  
   Иду в простор немых полей,
  
  
   Где образ призрачный и тонкий
  
  
   Подруги плачущей моей.
  
  
   Там влажною от слез щекою
  
  
   Ласкаю белую кору
  
  
   И прядь зеленую беру
  
  
   Своею грубою рукою.
  
  
   Вздрогнув весь от сладкой боли,
  
  
   Молитву странную шепча,
  
  
   Когда погаснет в дальнем поле
  
  
   Зари венчальная свеча.
  
  
   А ты затихнешь, как живая,
  
  
   Немую грусть мою поймешь
  
  
   И, ветку нежно нагибая,
  
  
   Слезу ненужную смахнешь.
  
  
  
  
  * * *
  
  
   Море безумствует, море хохочет,
  
  
   Грудью могучею взмыть оно хочет
  
  
   К громокипящим тучам.
  
  
   Волны взбегают по кручам,
  
  
   Волны хватают гранит,
  
  
   Камень о камень звенит.
  
  
   Сотни зеленых, мелькающих рук
  
  
   В безднах морских прорываются вдруг.
  
  
   Рвут и когтят одинокий маяк,
  
  
   Тянут огонь в леденеющий мрак.
  
  
   В небе распластано черное знамя,
  
  
   С блеском кровавым
  
  
   Вонзается пламя -
  
  
   Руки изломанных молний
  
  
   Падают в небо и волны.
  
  
   Рвутся знамена клубящихся туч.
  
  
   Смыт с корабля потухающий луч -
  
  
   Бурею сброшен последний фонарь,
  
  
   Бродит во тьме он безумный,
  
  
   Как встарь.
  
  
   В гневе оборваны все паруса,
  
  
   Клочья развеяла злобно гроза,
  
  
   Струнами мачты и снасти звенят,
  
  
   Волны крылатые бьют и кричат...
  
  
   Маяк не смежит светлый взор,
  
  
   Маяк как сеятель упорно
  
  
   Бросает золотые зерна
  
  
   На моря вспаханный простор.
  
  
  
  
  * * *
  
  
  
  Березы севера все звонче
  
  
  
  Всхлипывают и рыдают.
  
  
  
  Ветер обнаженье кончив
  
  
  
  Лохмотья мне в лицо кидает.
  
  
  
  Качаясь, плачут горькой песней,
  
  
  
  Но просеки меж них чисты,
  
  
  
  И все нежней и бестелесней
  
  
  
  Рой отлетающей листвы.
  
  
  
  На умирающих березах
  
  
  
  Как остро зеленеет мох.
  
  
  
  Как допевают птицы в лозах,-
  
  
  
  От них бы отлететь не мог.
  
  
  
  Моя душа подбитой птицей
  
  
  
  На пиках вздыбленных ветвей.
  
  
  
  В осенний перелет стремится
  
  
  
  Под тихий посвист журавлей
  
  
  
  
  * * *
  
  
   Разбухли пашни, словно тучи,
  
  
   Дымят горбатые поля,
  
  
   И жирно смазала онучи
  
  
   Как деготь черная земля.
  
  
   Кричу худой, уставшей кляче -
  
  
   Уперлась в грязь, хоть не кричи,
  
  
   В овражках снег последний плачет,
  
  
   И бродят черные грачи.
  
  
   Грачи по снегу, что монахи,
  
  
   Гуляют чинно и галдят,
  
  
   Парнишка в продранной рубахе
  
  
   Гоняет по холмам телят.
  
  
   Свистит на кочке рыжий суслик,
  
  
   За ним упала узко тень.
  
  
   Ручьи - серебряные гусли -
  
  
   Звенят немолчно ночь и день.
  
  
   Светлыми весна глазами
  
  
   Глядит из пашни на село,
  
  
   И над горбатыми полями
  
  
   Опять сиянье расцвело.
  
  
  
   ТАИНСТВО ПОСЕВА.
  
  
   Город,
  
  
   Прочисть труб каменные уши
  
  
   И таинство посева слушай.
  
  
   Весна, весна,
  
  
   Как страстно она во мне горит
  
  
   Каждой веткой, каждой пушинкой.
  
  
   Я чую ее огненной наседкой,-
  
  
   Белое яйцо земли
  
  
   Она согрела
  
  
   Под красным крылом зари.
  
  
   Лопается скорлупа льдов
  
  
   И тает в снежнице.
  
  
   Тут и там
  
  
   По полям
  
  
   Проклевываются
  
  
   Зеленые ресницы.
  
  
   Я - пыльный мужик,
  
  
   Но я сильно живу.
  
  
   Я вижу вскрытые жилы,
  
  
   В них вскипает
  
  
   Черная кровь земли,
  
  
   Кипит и лижет
  
  
   Мой плуг, лапти
  
  
   И вороные копыта
  
  
   Под солнцем вешним
  
  
   Над пашнею взрытой.
  
  
   Ни коня вороного ни гривы
  
  
   Не вижу над черною нивой.
  
  
   За взмахом взмах.
  
  
   Нас взмыла и движет
  
  
   Незримая сила простая.
  
  
   Мы плывем
  
  
   Под вздутыми парусами рубах.
  
  
   Плещут чернопенные
  
  
   Гребни борозд.
  
  
   Все растворилось,
  
  
   Все растояло -
  
  
   Люди, скотина,
  
  
   Птичьи стаи.
  
  
   И я упорно растаял
  
  
   Над бездною черной,
  
  
   Растекся на миллионы десятин
  
  
   Темных как ночь.
  
  
   В морщинах борозд и пылинках,
  
  
   В нечислимых почках,
  
  
   В былинках и зародышах -
  
  
   Тайное зачатие сил во мне
  
  
   И каждом камне.
  
  
   Так ясно и просто.
  
  
   Земляные лучи по венам струятся
  
  
   И птицы поют во мне.
  
  
   Пузырится черноземная пена,
  
  
   А в ней
  
  
   Осколки огней,
  
  
   Искры и звезды -
  
  
   Золотые зерна
  
  
   Разбрызганной пшеницы и проса, -
  
  
   Огненный дождь семян!
  
  
   Я весь пронизан весенним светом
  
  
   И соком солнца напоен.
  
  
   Хрустя в зубастых кустах,
  
  
   Тает снежная кутья,
  
  
   И под гребнями борон
  
  
   В черных бородах борозд.
  
  
   По незримым дорогам
  
  
   Радостно выходит один
  
  
   И многие.
  
  
   Единым взмахом
  
  
   По всей России
  
  
   И дальше, за океаны,
  
  
   Разбрызгивают лианами рук
  
  
   Миллионы золотых радуг
  
  
   Со вспышками мускульной силы.
  
  
   Капли пота и семян.
  
  
   Звени и журчи,
  
  
   Зерно за зерном.
  
  
   Резче капай
  
  
   С мозолистой лапы
  
  
   Сгущенные лучи солнца!
  
  
   А кони чешут и чешут
  
  
   Стальными гребнями борон
  
  
   Душистые пряди
  
  
   Черноземных полос
  
  
   И рыжесуглинковые косы.
  
  
   В голубом
  
  
   Дружным голубем плещет
  
  
   Ворон зимнестужных дум.
  
  
   Пульс солнца чаще, чаще,
  
  
   Пьяны я и оно,
  
  
   Из котловинной чаши
  
  
   Пьем снежное вино.
  
  
   Пронизана таинством величья
  
  
   И журчаньем птичьих пений,
  
  
   Купалась моя душа мужичья
  
  
   В черноземной пене.
  
  
   То к солнцу взносила сила,
  
  
   То снежинкой таяла она,
  
  
   То жеребенком резвилась
  
  
   В черно-золотых волнах.
  
  
   Город,
  
  
   Открой ушей каменные зевы
  
  
   И внемли таинствам посева.
  
  
  
  ПЕСНЯ УТРЕННИХ ЗОРЬ.
  
  
   Петушиные песни -
  
  
   Утренние гудки над селом,
  
  
   Зорька колышет
  
  
   Розовым крылом.
  
  
   Песнь от насеста
  
  
   Ярка и остра,
  
  
   Вспыхивает лепестками костра.
  
  
   Плеснул петушиный смех
  
  
   В соломенную бороду
  
  
   Растрепанных застрех.
  
  
   Бодрой улыбкой застряла
  
  
   С золотой гребенкой заря.
  
  
   Гордо петушиные песни горят.
  
  
   Гудки вперебой говорят:
  
  
   В снах не блуждай,
  
  
   Пробуждайся, народ.
  
  
   Солнце выходит из огненных ворот.
  
  
   Гудит величавое мычанье
  
  
   Под навесами соломенных колоколов,
  
  
   Подойников журчанье,
  
  
   Всплески голосов и слов.
  
  
   Музыка доения,
  
  
   Дождь молока -
  
  
   Неумолкающее пение.
  
  
   Пенятся облачные крынки.
  
  
   Серебряный подойник облаков
  
  
   Молочные капли звезд пролил...
  
  
   И все кумачевей твоя косынка
  
  
   Над темной юбкою земли.
  
  
   Не тебя ли ждал я, милая,
  
  
   У заревешних ворот.
  
  
   Пока ты огненными вилами
  
  
   Вспарывала сумерек смуглый живот?
  
  
   Не мои ли слезы росой
  
  
   Вылились из черной ночной головы,
  
  
   А теперь, перед звонко поющей косой,
  
  
   гадостно смеются под ногою босой
  
  
   па зеленых ресницах травы.
  
  
   Нахохлившийся рыдван проснулся,
  
  
   Зевнул
  
  
   И сочно расхохотался в рыжей пыли,
  
  
   Где пестрыми букетами
  
  
   Стада расцвели,
  
  
   Где озеру роскосому
  
  
   Лепечет влюбленно ручей;
  
  
   Вызванивают косами,
  
  
   Под золотыми смолянками лучей.
  
  
   Искрится сила в непомерных взмахах.
  
  
   Заря, косари
  
  
   И солнце в красных рубахах.
  
  
   А по кудрявым кустам спозаранок,
  
  
   В посконной юбке невеста,
  
  
   Хлюпко месит розовое тесто
  
  
   Ноздреватого тумана.
  
  
   Слышим утренние песни
  
  
   И петушиные гудки над селом,
  
  
   Где горька колышет
  
  
   Огненным крылом.
  
  
  
  
  ЧУЧЕЛО.
  
  
   Косое в плечах
  
  
   Трепыхалось лохматое чучело на бахчах.
  
  
   Птицей былинного поверья
  
  
   Волоча по земле всклокоченные перья.
  
  
   В ненастье и ведро,
  
  
   Походкой нетвердой,
  
  
   На одной ноге,
  
  
   Прикованное,
  
  
   Устало шагало в даль.
  
  
   В тучах ухало,
  
  
   Ухало на земле,
  
  
   Вспугнутое, на пугало
  
  
   Садилось воронье.
  
  
   Грозовые тучи
  
  
   Мучили чучело.
  
  
   Под зловещими зарницами,
  
  
   Нагруженное черными птицами дум,
  
  
   Испуганное чучело
  
  
   Вкось рвалось.
  
  
   В бурю, когда тучи
  
  
   Грозой пучило
  
  
   И покалывало огненное жало,
  
  
   Чучело было не страшно,
  
  
   А жалко над пашней.
  
  
   Привыкли твари.
  
  
   В бурю пугало также дрожало
  
  
   Осенним листом,
  
  

Другие авторы
  • Княжнин Яков Борисович
  • Плавильщиков Петр Алексеевич
  • Фукс Георг
  • Драйден Джон
  • Фурманов Дмитрий Андреевич
  • Коллинз Уилки
  • Крайский Алексей Петрович
  • Бальдауф Федор Иванович
  • Майков Леонид Николаевич
  • Ульянов Павел
  • Другие произведения
  • Дорошевич Влас Михайлович - Сахалин (Каторга)
  • Ган Елена Андреевна - Е. А. Ган: биографическая справка
  • Карамзин Николай Михайлович - Приятные виды, надежды и желания нынешнего времени
  • Иммерман Карл - Мюнхгаузен. История в арабесках
  • Андреевский Сергей Аркадьевич - Всеволод Гаршин
  • Жанлис Мадлен Фелисите - Женщина-Автор
  • Шашков Серафим Серафимович - Библиография работ
  • Миклухо-Маклай Николай Николаевич - Этнологические экскурсии по Малайскому полуострову
  • Михайловский Николай Константинович - Об Xviii передвижной выставке
  • Оленина Анна Алексеевна - Т. Г. Цявловская. Дневник А. А. Олениной
  • Категория: Книги | Добавил: Armush (29.11.2012)
    Просмотров: 155 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа