Главная » Книги

Баратынский Евгений Абрамович - Цыганка

Баратынский Евгений Абрамович - Цыганка


1 2 3

    Евгений Баратынский. Цыганка

  Глава 1
  - Прощай, Елецкой: ты невесел,
  И рассветает уж давно;
  Пошло мне впрок твое вино:
  Ух! я встаю насилу с кресел!
  Не правда ль, братцы, по домам?
  - Нет! пусть попляшет прежде нам
  Его цыганка. Ангел Сара,
  Ну что? потешить нас нельзя ль?
  Ступай, я сяду за рояль.
  - Могу сказать, вас будет пара:
  Ты охмелен, и в сон она
  Уже давно погружена.
  Прощайте, господа!.. -
  
  
  
  Гуляки
  Встают, шатаясь на ногах;
  Берут на стульях, на столах
  Свои разбросанные фраки,
  Свои мундиры, сюртуки;
  Но, доброй воле вопреки,
  Неспоры сборы. Шляпу на лоб
  Надвинув, держит пред собой
  Стакан недопитый иной
  И рассуждает: "Надлежало б..."
  Умом и телом недвижим,
  Он долго простоит над ним.
  Другой пред зеркалом на шею
  Свой галстук вяжет, но рука
  Его тяжка и неловка:
  Все как-то врозь идут под нею
  Концы проклятого платка.
  К свече приставя трубку задом,
  Ждет третий пасмурный чудак,
  Когда закурится табак.
  Лихие шутки сыплют градом.
  Но полно: вон валит кабак.
  - Прощай, Елецкой, до свиданья!
  - Прощайте, братцы, добрый путь!-
  И, сокращая провожанья,
  Дверь поспешает он замкнуть.
  Один оставшися, Елецкой
  Брюзгливым оком обозрел
  Покой, где праздник молодецкой
  Порой недавнею гремел.
  Он чувство возбуждал двойное:
  Великолепье отжилое,
  Штоф полинялый на стенах;
  Меж окон зеркала большие,
  Но все и в пятнах и в лучах;
  В пыли завесы дорогие,
  Давно не чищенный паркет;
  К тому же буйного разгулья
  Всегдашний безобразный след:
  Тут опрокинутые стулья,
  Везде табачная зола,
  Стаканы середи стола
  С остатками задорной влаги;
  Тарелки жирные кругом;
  И вот, на выпуске печном,
  Строй догоревших до бумаги
  И в блеске утренних лучей
  Уже бледнеющих свечей.
  Открыв рассеянной рукою
  Окно, Елецкой взор тупой,
  Взор, отуманенный мечтой,
  Уставил прямо пред собою.
  Пред ним, светло озарена
  Наставшим утром, ото сна
  Москва торжественно вставала.
  Под раннею лазурной мглой
  Блестящей влагой блеск дневной
  Река местами отражала;
  Аркада длинного моста
  Белела ярко. Чуден, пышен,
  Московских зданий красота,
  Над всеми зданьями возвышен,
  Огнем востока Кремль алел.
  Зажгли лучи его живые
  Соборов главы золотые;
  Меж ними царственно горел
  Иван Великий. Сад красивый,
  Кругом твердыни горделивой
  Вияся, живо зеленел.
  Но он на пышную столицу
  Глядел с душевною враждой.
  За что? О том в главе другой
  Найдут особую страницу.
  Он был воскормлен сей Москвой.
  Минувших дней воспоминанья
  И дней грядущих упованья -
  Все заключал он в ней одной;
  Но странной доли нес он бремя,
  И был ей чуждым в то же время,
  И чуждым больше, чем другой.

  Глава 2
  Отца и матери Елецкой
  Лишился в годы те, когда
  Обыкновенно жизни светской
  Нам наступает череда.
  И свет узнал он, и сначала
  Являлся в вечер на три бала;
  С визитной карточкой порой
  Летел на выезд городской.
  Согласно с общим заведеньем,
  Он в праздник пасхи, в Новый год
  К дядям и теткам с поздравленьем
  Скакал с прихода на приход...
  Живее жизнью насладиться
  Алкал безумец молодой
  И начал с первых дней томиться
  Пределов светских теснотой.
  Ему в гостиных стало душно:
  То было глупо, это скучно.
  Из них Елецкой мой исчез,
  И на желанном им просторе
  Житьем он новым зажил вскоре
  Между буянов и повес.
  Развратных, своевольных правил
  Несчастный кодекс он составил;
  Всегда ссылалось на него
  Его блажное болтовство.
  Им проповедуемых мнений,
  Иль половины их большой,
  Наверно, чужд он был душой,
  Причастной лучших вдохновений;
  Но, мысли буйством увлечен,
  Вдвойне молву озлобил он.
  С Москвой и Русью он расстался,
  Края чужие посетил;
  Там промотался, проигрался
  И в путь обратный поспешил.
  Своим пенатам возвращенный,
  Всему решительным венцом,
  Цыганку взял к себе он в дом,
  И, общим мненьем пораженный,
  Сам рушил он, над ним смеясь,
  Со светом остальную связь.
  Тут нашей повести начало.
  Неделя светлая была
  И под Новинское звала
  Граждан московских. Все бежало,
  Все торопилось: стар и млад,
  Жильцы лачуг, жильцы палат,
  Живою, смешанной толпою,
  Туда, где, словно сам собою,
  На краткий срок, в единый миг,
  Блистая пестрыми дворцами,
  Шумя цветными флюгерами,
  Средь града новый град возник -
  Столица легкая безделья
  И бесчиновного веселья,
  Досуга русского кумир!
  Там целый день разгульный пир;
  Там раздаются звуки трубны,
  Звенят, гремят литавры, бубны;
  Паясы с зыбких галерей
  Зовут, манят к себе гостей.
  Там клепер знает чет и нечет;
  Ножи проворные венцом
  Кругом себя индеец мечет
  И бисер нижет языком.
  Гордясь лихими седоками,
  Там одноколки, застучав,
  С потешных гор летят стремглав.
  Своими длинными шестами
  Качели крашеные там
  Людей уносят к небесам.
  Волшебный праздник довершая,
  Меж тем с веселым торжеством
  Карет блестящих цепь тройная
  Катится медленно кругом.
  Меж балаганов оживленных,
  Ежеминутно осажденных
  Нетерпеливою толпой,
  Давно бродил Елецкой мой.
  Окинув взорами собранье,
  В одном остановил вниманье
  Он на девице молодой.
  Своими чистыми очами,
  Своими детскими устами,
  Своей спокойной красотой,
  Одушевленной выраженьем
  Сей драгоценной тишины,
  Она сходна была с виденьем
  Его разборчивой весны.
  Давно он знал ее заочно.
  С его глазами ненарочно
  Глазами встретилась она;
  Их выраженьем смущена,
  Покрылась краскою живою
  И отвела тихонько взор.
  Охвачен бедственной межою,
  Не зрел Елецкой с давних пор
  Румянца этого святого!
  Упадшнй дух подъемля в нем,
  Он был для путника ночного
  Денницы розовым лучом.
  Он к милой думой умиленной
  Летит. Меж тем она встает;
  Девице руку подает
  Ее сосед, старик почтенный;
  Из балагана идут вон -
  И их в толпе теряет он.
  Узнать, душою не в покое,
  Он жаждет имя дорогое!
  И незнакомка названа.
  Гражданка сферы той она,
  Того злопамятного света,
  С кем в опрометчивые лета,
  В избытке гордом юных сил,
  Сам в бой неровный он вступил.
  Смягчит ли идол оскорбленный
  Он жертвой позднею своей?
  Против него предубежденной,
  Предстать осмелится ли ей?
  И всех преград он сам виною!
  Меж тем в борьбе его с молвою
  Прошло, промчалось много дней.
  Елецкой мыслил промежутком;
  Полней других созрел рассудком
  Он в самом опыте страстей,
  И наконец среди пороков,
  Кипевших роем вкруг него,
  И ядовитых их уроков,
  И омраченья своего
  В душе сберег он чувства пламя.
  Елецкой битву проиграл,
  Но, побежденный, спас он знамя
  И пред самим собой не пал.

  Глава 3
  Незамечаем и неведом,
  За милою бродил он следом;
  В тени задумчивых дубов
  Прекрасных пресненских прудов,
  В аллеях стриженых бульвара,
  Между красавиц городских
  Искал он девы дум своих.
  Не для блистательного дара
  Актеров наших посещал
  Он душный театральный зал -
  Елецкой, сцену забывая,
  С той ложи не сводил очей,
  В которой Вера молодая
  Сидела, изредка встречая
  Взор, остановленный на ней.
  Вкусив неполное свиданье,
  Елецкой приходил домой
  Исполнен мукою двойной;
  Но, полюбив свое страданье,
  Такой же встречи с новым днем
  Искал в безумии своем.
  Однажды... погасал, свежея,
  Июльский день. Бульвар Тверской
  Дремал под нисходящей мглой;
  Пустела длинная аллея;
  Царица тишины и сна,
  Высоко поднялась луна.
  Но со знакомыми своими
  Еще, в болтливом забытьи,
  Сидела Вера на скамье.
  В соседстве, не замечен ими,
  За липой темной и густой,
  Стоял влюбленный наш герой.
  Перчатку Вера уронила.
  Поспешно поднял он ее
  И подал ей. Лицо свое
  К нему с испугом обратила
  Младая дева. Разговор
  Прервав, на нем остановила
  Встревоженный, но долгий взор.
  Судьбу, душой своей довольной,
  Он и за то благодарил.
  Елецкой Веру поразил
  Своей услугой своевольной,
  И, хоть на час, ее мечта
  Им, верно, будет занята.
  Что ж! и сомнительное счастье
  Мгновенных, бедных этих встреч
  Ему осеннее ненастье
  Не позамедлило пресечь.
  Покрылось небо облаками;
  Дождь бесконечный ливмя лил;
  И вот мороз его сменил.
  Застыли воды, снег клоками
  На мостовую повалил,-
  Пришла зима. Свистя, крутится
  Метель на пресненских прудах,
  На обнаженных деревах
  Бульвара иней серебрится.
  Там, где недавнею порой
  Гуляли грации толпой,
  Какой-нибудь жандарм усатый,
  Шагая, шпорами стучит;
  С метлой стоит мужик брадатый,
  Иль школьник с сумкою бежит.
  Для балов, вечеров при этом
  Театр оставлен модным светом.
  Елецкой мрачен и сердит...
  Но вот в известном маскараде
  Должна быть Вера. Ожил он
  И в полнадежде, в полдосаде
  Лелеет деятельный сон.
  Живая музыка играет;
  Кадрили вьются ей под лад,
  Кипит, пестреет маскарад.
  В его затею не вступает,
  И кстати, большинство гостей;
  В тени их он еще видней.
  Призраки всех веков и наций,
  Гуляют феи, визири,
  Полишинели, дикари,
  Их мучит бес мистификаций;
  Но не выходит хитрых фраз:
  "Я знаю вас! я знаю вас!.."
  Ни у кого для продолженья
  Недостает воображенья.
  Признаться надобно: не нам,
  Сугробов северных сынам,
  Приноровляться к детям юга?
  Метелей дух не создал нас
  Для их блистательных проказ.
  К чему неловкая натуга?
  Мы сохраняем холод свой
  В приемах живости чужой.
  Елецкой из ряду выходит
  И Веру чуть с ума не сводит.
  Успел разведать он о ней
  Довольно этих мелочей,
  В которых тайны роковые
  Девицы видят молодые.
  В словах запутанных своих
  Он намекает ей о них;
  И, удивленья и смущенья
  Полна, горит она лицом
  И вот выходит из терпенья.
  "Я как обманутая сном!
  Скажите, ради бога, кто вы?"
  
  Е л е ц к о й
  Вы любопытны, как дитя.
  Итак, со мною не шутя
  Вы познакомиться готовы?
  Нежданным именем моим
  Я испугаю вас.
  
  В е р а
  
   Как скучно!
  Все шутки.
  
  Е л е ц к о й
  
   Я не склонен к ним
  И остерег вас добродушно.
  Я дух... и нет глуши, жилья,
  Где б я, незримый, не был с вами.
  Все чутким ухом слышу я,
  Все вижу зоркими очами.
  Не бойтесь! слушаю, гляжу
  Я с полной преданностью дружбы;
  Неожидаемые службы
  Я вам догадливо служу;
  Однажды перед ваши очи
  Я в виде смертного предстал;
  В ту пору сумрак летней ночи
  Мне образ видимый давал...
  Вы узнаете?
  
  В е р а
  
   Ваши сказки
  Вы продолжите до утра.
  Смотрите: все снимают маски,
  Снимите же свою, пора!
  
  Е л е ц к о й
  Не мне. Оставьте убежденья,
  Я не исполню ваш приказ.
  Лицо открыл бы я для вас
  Без выраженья, без значенья.
  Нет, нет: я вспомню веселей
  Сей разговор непринужденный,
  Почти нежданно уловленный
  Счастливой маскою моей,
  Чем взор холодного смущенья,
  Который на лицо мое
  Вперите вы, когда ее
  Сниму я вам из угожденья.
  Нет, я б не мог его снести!
  Прощайте; я не здешний житель,
  В мою безвестную обитель
  Я должен вовремя сойти.
  Елецкой тихо удалился;
  Уж был у выхода и зал
  Совсем, казалось, покидал,
  Но у дверей остановился:
  Взглянуть он раз еще желал
  На Веру... Тихий взор он встретил,
  Мольбу немую в нем заметил,
  Укор в нем дружеский постиг
  И скинул маску. В этот миг
  Пред ним лицо другое стало,
  Очами гневными сверкало
  И дико полпятой рукой
  Грозило Вере и пропало
  С Елецким вместе за толпой.

  Глава 4
  Едва веселыми лучами
  День новый окна озлатил,
  Елецкой скорыми шагами
  Уже по комнате ходил.
  Порой, в забвении глубоком
  Остановясь, прилежным оком
  Во что-то всматривался он.
  Во взорах счастье выражалось;
  Перед душой его, казалось,
  Летал веселый, светлый сон.
  Через мгновенье пробужденный
  Он, тем же чувством озаренный,
  Свою прогулку продолжал
  И скоро снова прерывал.
  В покое том же, занимая
  Диван, цыганка молодая
  Сидела, бледная лицом.
  Усталость выражали очи:
  Казалось, в продолженье ночи
  Их Сара не смыкала сном.
  Она порывисто чесала
  Густые, черные власы
  И их на темные красы
  Нагих плечей своих метала.
  Она склонялась головой,
  Но па Елецкого порой
  Взор исподлобья подымала.
  Какою злобой он дышал!
  Другой мечты душою полон,
  Подруги он не замечал;
  К ней напоследок подошел он.
  "Что это смотришь ты совой? -
  Сказал он. - Сара, что с тобой?
  Да молви слово!"
  
  С а р а
  
  
  Ах, мой боже!
  Ты ждешь ответа моего?
  Вот он: я знаю, отчего
  Ты так доволен!
  
  Е л е ц к о й
  
  
  Отчего же?
  
  С а р а
  Меня ты думал обмануть,
  Когда вчера, кривя душою,
  Ты мне с заботою такою
  Скорей советовал заснуть!
  "Устала, Сара? Дремлешь, Сара?
  Ляг, Сара, спать!" И я легла,
  Да уж нарочно не спала!
  Давно грозит мне эта кара!
  Давно я брошена тобой!
  Ты сутки целые порой
  Двух слов со мной не произносишь,
  Любимых песен петь не просишь!
  Да и по ком твоя душа
  Уж так смертельно заболела?
  Ее вчера я разглядела:
  Совсем, совсем не хороша!
  
  Е л е ц к о й
  Так вот в чем дело!
  
  С а р а
  
  
   Сара знает,
  Какая ждет ее судьба
  За то, что служит, угождает
  Тебе по воле, как раба:
  Со знатной барышней своею
  Ты обвенчаешься, а с нею
  Простишься, и ее на двор
  Метлою выметут, как сор.
  
  Е л е ц к о й
  Ты совершенно сумасбродишь!
  Какие странные мечты!
  По пустякам горюешь ты
  И на меня тоску наводишь.
  
  С а р а
  А кто, бывало, говорил,
  Ко мне ласкаясь то и дело:
  "Тебя я, Сара, полюбил.
  Жить одному мне надоело,
  Будь мне подругою! со мной
  Живи под кровлею одной!
  Я нравом весел; живо, шумно,
  В пирах и песнях завсегда
  Мы будем проводить года".
  Я согласилася безумно.
  Что ж вышло?
  
  Е л е ц к о й
  
   Из моих речей
  Тобой забыта половина.
  Я говорил: твоя судьбина
  Не будет скована с моей!
  Покуда любо жить со мною,
  Живи! наскучило - прощай,
  Былую радость поминай!
  С твоей свободой той порою
  Я выговаривал мою.
  Но я тебя не узнаю!
  И, сердце будущим тревожа,
  Ты на цыганку не похожа.
  Ваш род беспечен.
  
  С а р а
  
  
  Проклят он!
  Он человечества лишен!
  Нам чужды все края мирские!
  Мы на обиды рождены!
  Забавить прихоти чужие
  Для пропитанья мы должны.
  Я о себе молчу: цыганка
  Вам не подруга, а служанка!
  Она пляши и распевай,
  А сердцу воли не давай.
  
  Е л е ц к о й
  Оставь пустые опасенья,
  Не разлучимся мы с тобой.
  Хотя другого поколенья,
  Родня я вашему судьбой.
  И я, как вы, отвержен светом,
  И мне враждебен сердца глас...
  Не распадется, верь мне в этом,
  Цепь, сопрягающая нас.
  Когда с цыганкой молодою
  Судьба Елецкого свела,
  Своей разгульною душою
  Она мила ему была.
  "Я горя знать не буду с нею.
  Каких тяжелых, черных дум,
  Мне иногда гнетущих ум,
  Свободной резвостью своею
  Не удалит она сейчас?
  Кому при блеске этих глаз
  Приснятся мрачные печали?"
  Так думал он; но дни мелькали;
  К ее душе своей душой
  На продолжительное время
  Не мог пристать Елецкой мой.
  Ему потом уж стали в бремя
  Затеи девы удалой.
  Но принимая в них участья,
  Уж он желал другого счастья:
  Души, с которой мог бы он
  Долиться всей своей душою.
  Надеждой томной увлечен,
  Он Саре пробовал порою
  Передавать свои мечты;
  Ни образованного чувства
  Язык для дикой красоты
  Был полон странной темноты.
  Она, не ведая искусства,
  Под речи друга своего
  Без всякой совести зевала
  Иль в скором времени его
  Сторонней шуткой прерывала;
  Но смутно трогалась, и ей
  Невразумительных речей
  Цыганка голос понимала.
  Подруге ветреной своей
  Он ежедневно был милей,
  Но к ней хладел по той же мере.
  Когда, любовью вспыхнув к Вере,
  Он нравом стал еще мрачней,
  Она развлечь его хотела,
  Она родные песни пела,
  Она по стульям, по столам
  С живыми кликами скакала;
  Она при нем по пустякам
  Как можно громче хохотала;
  Но завсегда ее смущал
  В то время взор его брюзгливый,
  Пред ним порыв ее игривый
  В одно мгновенье упадал.
  Она сердилась и роптала,
  И грусть давила сердце ей,
  И тщетно Сара призывала
  Покой и радость прежних дней.

  Глава 5
  
  .........................
  .........................
  .........................
  .........................
  .........................
  .........................
  .........................
  .........................
  Как часто в середине бала,
  Когда уж музыка играла
  Иль попурри, иль котильон
  И Вера, со своим танцором
  Наскуча пошлым разговором,
  Погружена в сторонний сон,
  Глазами молча провожала
  Среди блистательного зала
  Пред нею вьющеясь четы, -
  Елецкой речию своею,
  Нежданно слышимой за нею,
  Вдруг прерывал ее мечты.
  Довольно холодно сначала
  С ним в разговор она вступала,
  Но оживлялася потом,
  И, ободрен ее вниманьем,
  Он был заманчивым свиданьем
  К свиданью новому влеком.
  Однажды он за стулом Веры
  Средь вихря бального сидел.
  В своих речах уж не умел
  Он соблюдать холодной меры;
  Она исчезнула. Лишен
  Над пылким сердцем всякой власти,
  Уж говорил открыто он
  С ней языком мятежной страсти.
  Кончая, "Дайте мне ответ! -
  Он молвил. - Многое во вред
  Мне городская злоба трубит;
  Сжился я со враждой молвы;
  Но вы? что думаете вы
  О том, который вас так любит?"
  
  В е р а
  Что все другие; даже мне
  Еще известнее, как права
  О вас рассеянная слава,
  Как должно верить он вполне.
  
  Е л е ц к о й
  Вам всех известней? Вы всех строже?
  Но почему же, отчего же?
  
  В е р а
  Когда глаза мои в тот раз
  Меня в обман не приводили,
  Словами вашими сейчас
  Двух, не одну вы оскорбили.
  
  Е л е ц к о й
  Я вашей искренности рад.
  Уже в судьбе моей стократ
  Я с вами жаждал объясненья!
  Примите исповедь мою,
  Весьма во многом, нет сомненья,
  Останусь я без извинения,
  Но ничего не утаю.
  Елецкой в тягостную повесть
  Минувших дней своих вступил,
  Свою запутанную совесть
  Он перед Верой обнажил;
  Поверил ей без украшенья
  Свои былые заблужденья,
  К которым, впрочем, был влеком
  Он меньше сердцем, чем умом.
  С ее случайною знакомкой,
  Своею смуглой однодомкой,
  Свое сближенье передал,
  Как сам его он понимал:
  Одним внушением унылым
  Души, томимой пустотой,
  Союзом, столько же постылым
  Теперь ему, как ей самой.
  "К ней обратиться, - он прибавил, -
  Безумный миг меня заставил;
  Ошибся я в себе и в ней.
  Нет, нет! я не был с нею дружен!
  Я для души ее не нужен, -
  Нужна другая для моей".
  И тихо речь его журчала
  За Верой, ей одной слышна.
  Но что? вникала ли она
  В слова его? Она молчала;
  Была чуть-чуть обращена
  К нему щека ее одна;
  Но это легкое движенье
  Заметить было мудрено,
  Злословье самое оно
  Не привело бы в искушенье.
  Ей изменяло лишь одно:
  Вниманье к балу притупело,
  И краснощекий офицер,
  Тогдашний Верин кавалер,
  Ее в то время то и дело
  К порядку танца пробуждал
  И ей фигуры толковал.
  Природа Веру сотворила
  С живою, нежною душой;
  Она ей чувствовать судила
  С опасной в жизни полнотой.
  Недавно дева молодая,
  Красою свежею блистая,
  Вступила в вихорь городской.
  Она еще не рассудила,
  Не поняла души своей;
  Но темною мечтою в ней
  Она уже проговорила.
  Странна ей суетность была;
  Она плениться не могла
  Ее несвязною судьбиной;
  Хотело б сердце у нее
  Себе избрать кумир единой
  И тем осмыслить бытие.
  Тут романтические встречи
  С героем повести моей,
  Ею задумчивые речи
  Тревожить стали душу ей.
  Одно, быть может, впечатленье
  Ей берегло воображенье...
  Его рассеял он. С какой
  Благополучною душой
  С тех пор она ему внимала!
  С какою сладостью о нем
  В невольном забытьи своем
  Уединенная мечтала!
  Как, новой жизнию дыша,
  Легко ей было! Как блистала,
  Как ликовала в ней душа!
  Девица юная не знала,
  Живого счастия полна,
  Что так доверчиво она
  Одной отравой в нем дышала;
  Что сей приветный ветерок,
  Ее ласкающий так нежно, -
  Грозы погибельной пророк;
  Что вдруг дохнет она мятежно,
  И мир в глазах ее затмит,
  И все красы его разрушит,
  И все цветы его иссушит, <

Другие авторы
  • Садовников Дмитрий Николаевич
  • Соловьева Поликсена Сергеевна
  • Любенков Николай
  • Бобылев Н. К.
  • Мачтет Григорий Александрович
  • Ермолова Екатерина Петровна
  • Брусянин Василий Васильевич
  • Дудышкин Степан Семенович
  • Неведомский Александр Николаевич
  • Писарев Александр Александрович
  • Другие произведения
  • Милюков Павел Николаевич - Речь П. Н. Милюкова на заседании Государственной думы
  • Гончаров Иван Александрович - Н. А. Майков
  • Рейснер Лариса Михайловна - Казань
  • Кондурушкин Степан Семенович - На рубеже пустыни
  • Екатерина Вторая - Журнальные сатирические и полемические статьи
  • Годлевский Сигизмунд Фердинандович - С. Ф. Годлевский: краткая справка
  • Белый Андрей - Александр Поморский. Цветы восстания. Пб., 1919
  • Софокл - Электра
  • Бальмонт Константин Дмитриевич - Эдгар По. Лирика
  • Полевой Николай Алексеевич - Месяцослов на лето от Р. X. 1828
  • Категория: Книги | Добавил: Armush (29.11.2012)
    Просмотров: 429 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа