Главная » Книги

Агнивцев Николай Яковлевич - Блистательный Санкт-Петербург

Агнивцев Николай Яковлевич - Блистательный Санкт-Петербург


1 2 3


Н. Я. Агнивцев

  

Блистательный Санкт-Петербург

   Воспроизводится (по современной орфографии) издание Н. Агнивцев. "Блистательный Санкт-Петербург". 1923. Издательство И.П.Ладыжникова, Берлин, репринтно переизданное в 1989 году издательством "Книга". Отчасти использован файл из Библиотеки Мошкова (OCR Alexey Podlaskin) с исправлениями по тесту книги. По возможности сохранены особенности пунктуации берлинского издания, в частности, названия улиц, театров, некоторых географических объектов там взяты в кавычки: например, Мне вспомнился "Елагин остров!".
  

Александре Федоровне Перегонец,

Петербургской Псише этих стихотворений.

   1. Блистательный Санкт-Петербург
   2. Вдали от тебя, Петербург
   3. Гранитный барин
   4. Санкт-Петербургские триолеты
   5. Странный город
   6. У Александринского театра
   7. Санкт-Петербург
   8. Петр I
   9. Случай на Литейном проспекте
   10. На "Стрелке"
   11. Дама на свиданьи
   12. В. О. 17 л.
   13. Павел I-ый
   14. Принцесса Моль
   15. Дама из Эрмитажа
   16. В домике на Введенской
   17. Белой ночью
   18. Ужель наступит этот час?..
   19. Граф Калиостро
   20. Князь Павел
   21. В Архипелаге
   22. Красный дом
   23. Елисавет
   24. На "Петербургской стороне"
   25. В 5 часов утра
   26. Туманная история
   27. Четыре
   28. Гранитный призрак
   29. План города Санкт-Петербурга
   30. Букет от "Эйлерса"
   31. Дама в карете
   32. Н.Н.Ходотову
   33. Голубая дама
   34. На рассвете
   35. Триптих
   36. Екатерининский канал
   37. Коробка спичек
   38. Когда голодает гранит...
   39. Вы помните былые дни
   40. *** Вдали от тебя, Петербург
  

1. Блистательный Санкт-Петербург

   В моем изгнаньи бесконечном
   Я видел все, чем мир дивит:
   От башни Эйфеля - до вечных
   Легендо-звонных пирамид!..
  
   И вот "на ты" я с целый миром!
   И, оглядевши все вокруг,
   Пишу расплавленным Ампиром
   На диске солнца: "Петербург".
  

2. Вдали от тебя, Петербург

   Ужель в скитаниях по миpy
   Вас не пронзит ни разу, вдруг,
   Молниеносною рапирой -
   Стальное слово "Петербург"?
  
   Ужели Пушкин, Достоевский,
   Дворцов застывший плац-парад,
   Нева, Мильонная и Невский
   Вам ничего не говорят?
  
   А трон Российской Клеопатры
   В своем саду?.. И супротив
   "Александринскаго театра"
   Непоколебленный массив?
  
   Ужель неведомы вам даже:
   Фасад Казанских колоннад?
   Кариатиды Эрмитажа?
   Взлетевший Петр, и "Летний Сад"?
  
   Ужели вы не проезжали,
   В немного странной вышине,
   На старомодном "Империале"
   По "Петербургской стороне"?
  
   Ужель, из рюмок тонно-узких
   Цедя зеленый Пипермент,
   К ногам красавиц петербургских
   Вы не бросали комплимент?
  
   А непреклонно-раздраженный
   Заводов Выборгских гудок?
   А белый ужин у "Донона"?
   А "Доминикский" пирожок?
  
   А разноцветные цыгане
   На "Черной речке", за мостом,
   Когда в предутреннем тумане
   Все кувыркается вверх дном;
  
   Когда моторов вереница
   Летит, дрожа, на "Острова",
   Когда так сладостно кружится
   От Редерера голова!..
  
   Ужели вас рукою страстной
   Не молодил на сотню лет,
   На первомайской сходке - красный
   Бурлящий Университет?
  
   Ужель мечтательная Шура
   Не оставляла у окна
   Вам краткий адрес для амура:
   "В. О. 7 л. д. 20-а?"
  
   Ужели вы не любовались
   На Сфинксов фивскую чету?
   Ужели вы не целовались
   На "Поцелуевом мосту"?
  
   Ужели белой ночью в мае
   Вы не бродили у Невы?
   Я ничего не понимаю!
   Мой Боже, как несчастны вы!..
  

3. Гранитный барин

   Париж, Нью-Йорк, Берлин и Лондон!
   Какой аккорд! Но пуст их рок!
   Всем четырем один шаблон дан,
   Один и тот же котелок!
  
   Ревут моторы, люди, стены,
   Гудки, витрины, провода...
   И, обалдевши совершенно,
   По крышам лупят поезда!
  
   От санкюлотов до бомонда
   В одном порыве вековом
   Париж, Нью-Йорк, Берлин и Лондон
   Несутся вскачь за пятаком!..
  
   И в этой сутолке всемирной
   Один на целый мир вокруг
   Брезгливо поднял бровь Ампирный
   Гранитный барин Петербург!
  

4. Санкт-Петербургские триолеты

   Скажите мне, что может быть
   Прекрасной Невской перспективы,
   Когда огней вечерних нить
   Начнет размеренно чертить
   В тумане красные извивы?!
   Скажите мне, что может быть
   Прекрасней Невской перспективы?
  
   Скажите мне, что может быть
   Прекрасней майской белой ночи,
   Когда начнет Былое вить
   Седых веков седую нить
   И возвратить столетья хочет?!
   Скажите мне, что может быть
   Прекрасней майской белой ночи?
  
   Скажите мне, что может быть
   Прекрасней дамы петербургской,
   Когда она захочет свить
   Любви изысканную нить
   Рукой небрежною и узкой?!
   Скажите мне, что может быть
   Прекрасней дамы петербургской?
  

5. Странный город

   Санкт-Петербург - гранитный город,
   Взнесенный оловом над Невой,
   Где небосвод давно распорот
   Адмиралтейскою иглой!
  
   Как явь, вплелись в твои туманы
   Виденья двухсотлетних снов,
   О, самый призрачный и странный
   Из всех российских городов!
  
   Недаром Пушкин и Растрелли,
   Сверкнувши молнией в веках,
   Так титанически воспели
   Тебя в граните и в стихах.
  
   И майской ночью в белом дыме,
   И в завываньи зимних пург
   Ты всех прекрасней, несравнимый
   Блистательный Санкт-Петербург!
  

6. У Александринского театра

   Там, где Российской Клеопатры
   Чугунный взор так горделив,
   Александрийского театра
   Чеканный высится массив.
  
   И в ночь, когда притихший Невский
   Глядит на бронзовый фронтон,
   Белеет тень Комиссаржевской
   Средь исторических колонн...
  
   Ты, Петербург, с отцовской лаской
   Гордишься ею!.. Знаю я:
   Была твоей последней сказкой
   Комиссаржевская твоя.
  
   Нежнее этой сказки нету!
   Ах, Петербург, меня дивит,
   Как мог придумать сказку эту
   Твой размечтавшийся гранит?!
  

7. Санкт-Петербург

   Ах, как приятно в день весенний
   Урвать часок на променад
   И для галантных приключений
   Зайти в веселый "Летний сад".
  
   Там, средь толпы жантильно-гибкой,
   Всегда храня печальный вид,
   С разочарованной улыбкой
   Поручик Лермонтов стоит!..
  
   Ах, Санкт-Петербург, все в тебе очень странно,
   Серебряно-призрачный город туманов...
  
   Ах, Петербург, красавиц "мушки",
   Дворцы, каналы, Невский твой!
   И Александр Сергеич Пушкин
   У парапета над Невой!
   А белой ночью, как нелепость,
   Забывши день, всю ночь без сна
   На "Петропавловскую крепость"
   Глядеть из темного окна!..
   И, лишь запрут в "Гостинном" лавки,
   Несутся к небу до утра
   Рыданье Лизы у "Канавки"
   И топот Медного Петра!..
  
   Ах, Санкт-Петербург, все в тебе очень странно,
   Серебряно-призрачный город туманов...
  
   Ах, Петербург, красавиц "мушки",
   Дворцы, каналы, Невский твой!
   И Александр Сергеич Пушкин
   У парапета над Невой!
  

8. Петр I

   Москва и Киев задрожали,
   Когда Петр, в треске финских скал,
   Ногой из золота и стали
   Болото невское попрал!..
  
   И взвыли плети!.. И в два счета -
   Движеньем Царской длани - вдруг -
   Из грязи Невского болота -
   Взлетел Ампирный Петербург:
  
   И до сих пор, напружив спины,
   На спинах держат град старинный
   Сто тысяч мертвых костяков
   Безвестных русских мужиков!..
  
   И вот теперь, через столетья,
   Из-под земли, припомнив плети,
   Ты слышишь, Петр, как в эти дни
   Тебе аукают они?!..
  

9. Случай на Литейном проспекте

   В этот вечер над Невою
   Встал туман!.. И град Петра
   Запахнулся с головою
   В белый плащ из серебра...
   И тотчас же, для начала,
   С томным криком, вдалеке,
   Поскользнулась и упала
   Дама с мушкой на щеке.
  
   - На Литейном, прямо, прямо,
   Возле третьего угла,
   Там, где Пиковая Дама,
   По преданию, жила.
  
   И в слезах, прождав не мало,
   Чтобы кто помог ей встать,
   В огорченьи страшном стала
   Дама ручками махать.
   И на зов прекрасных ручек,
   К ней со всех пустившись ног,
   Некий гвардии поручик
   Мигом даме встать помог!
  
   - На Литейном, прямо, прямо,
   Возле третьего угла,
   Там, где Пиковая Дама,
   По преданию, жила.
  
   Что же дальше? Ах, избавьте!
   Не известен нам финал.
   Мы не видели... - Представьте,
   Нам... туман... там помешал...
   Мы одно сказать лишь можем:
   Был поручик очень мил!..
   И затем, одним прохожим
   Поцелуй услышан был!
  
   - На Литейном, прямо, прямо,
   Возле третьего угла,
   Там, где Пиковая Дама,
   По преданию, жила.
  

10. На "Стрелке"

   Ландо, коляски, лимузины,
   Гербы, бумажники, безделки,
   Брильянты, жемчуга, рубины -
   К закату солнца - все на "Стрелке"!
  
   Струит фонтанно в каждой даме
   Аккорд Герленовских флаконов,
   И веет тонкими духами
   От зеленеющих газонов!
  
   И в беспрерывном лабиринте
   Гербов, камней и туалетов
   Приподымаются цилиндры
   И гордо щурятся лорнеты.
  
   И Солнце, как эффект финальный,
   Заходит с видом фатоватым
   Для Петербурга специально -
   Особо-огненным закатом
  

11. Дама на свиданьи

   Вы не видали господина,
   Виновника сердечных мук?
   На нем - цилиндр и пелерина
   И бледно-палевый сюртук.
  
   Вот как зовут его?-Не помню.
   Вчера в "Гостинном" у ворот
   Без разрешения его мне
   Представил просто сам Эрот!
  
   Он подошел с поклоном низким,
   Корректно сдержан al'anglaise,
   Тихонько передал записку,
   Приподнял шляпу и - исчез!
  
   Но где ж записка? - Ради Бога!
   Ах, вот она! Лети, печаль!
   Вот: " Николай Васильич Гоголь"...
   Вы не слыхали? - Очень жаль!
  

12. В. О. 17 л.

   Вот раскрытое окошко!..
   И задумчиво сидит
   В том окошке рядом с кошкой
   Госпожа Агнесса Шмидт.
   Где-то мерно бьет "12"...
   И, взглянувши на чулки,
   Стала тихо раздеваться
   Госпожа Агнесса... И -
  
   Ах, Агнессочка, Агнессочка!..
   Опустилась занавесочка!..
  
   Через миг довольно резко,
   Совершенно невзначай,
   Вдруг поднялась занавеска!..
  
   - Ай, Агнесса! Ай-яй-яй!..
  
   Рядом с ней, в любви неистов,
   В совершенном забытьи
   Господин судебный пристав
   Страстно шепчет что-то... И -
  
   Ах, Агнессочка, Агнессочка!..
   Опустилась занавесочка!
  
   Через миг, ужасно резко,
   Чьей-то гневною рукой
   Вновь поднялась занавеска!
  
   - Ой, Агнесса! Ой-ой-ой!..
  
   Ах, как грустно! Ах, как жалко
   Неудачников в любви!
   Муж Агнессы с толстой палкой
   К ним подходит быстро... И -
  
   Ах, Агнессочка, Агнессочка...
   Опустилась занавесочка!..
  

13. Павел I-ый

   Смерть с Безумьем устроили складчину!
   И, сменив на порфиру камзол,
   В Петербург прискакавши из Гатчины,
   Павел I-ый взошел на престол.
  
   И, Судьбою в порфиру укутанный,
   Быстрым маршем в века зашагал,
   Подгоняя Россию шпицрутеном,
   Коронованный Богом капрал.
  
   Смерть шепнула безумно-встревоженно:
   "Посмотри, видишь гроб золотой?
   В нем Россия Монархом положена,
   Со святыми Ее упокой!.."
  
   Отчего так бледны щеки девичьи
   Рано вставших Великих Княжен?
   Отчего тонкий рот Цесаревича
   Дрожью страшною так искривлен?
  
   Отчего тяжко так опечалена
   Государыня в утренний час
   И с лица побледневшего Палена
   Не отводит испуганных глаз?!
  
   Во дворце не все свечи потушены!
   Три свечи светят в гроб золотой:
   В нем лежит Император задушенный!
   Со святыми его упокой!..
  

14. Принцесса Моль

   Ах, шум кулис извивно-узких!
   Ах, закулисная фриволь!
   Ах, блеск театров Петербургских!..
   Все знаю - я принцесса Моль!
  
   Я помню радостные миги...
   Я помню преклоненный зал,
   Когда беcсмертный Каратыгин
   Вдвоем с Бессмертием играл!
  
   И вижу я, как в медальоне,
   Как только что ушедший сон:
   Носок летающей Тальони
   И четкий профиль Монбазон.
  
   И сквозь столетие, доныне
   Из глубины могильных плит
   "La donna" юного Мазини
   Еще в ушах моих звенит...
  
   Но в Вечность, огненным Закатом,
   Ушли былые времена...
   И, ныне, в 910-ом
   Иные встали имена.
  
   И, стариков своих не выдав,
   Неколебимы средь толпы
   Варламов, Ходотов, Давыдов -
   "Александринские" столпы...
  
   Ах, Петербург, в борьбе с судьбою,
   В глазах все небо затая,
   Горит лампадой пред тобою
   Комиссаржевская твоя.
  
   То упадая, то взлетая,
   С Невы на целый мир кругом
   Сверкает Павлова 2-ая
   Алмазно-блещущим носком.
  
   А "Летний Буфф"!! Ах, в исступленьи,
   До Невского несется "bis",
   Когда там с Вяльцевой в "Елене"
   Играет Северский - Парис...
  
   Скороговорщиком затейным
   Во всю резвится второпях,
   Курихин Федя на "Литейном"
   В ста восемнадцати ролях!
  
   Но, чу... Часы!.. Как быстро осень
   Спускает с неба вечера!..
   На Петропавловке бьет "8"
   И мне в "Мариинский" пора!
  
   Сейчас, как мухи на бисквите,
   Все дамы - там!.. Наперечет!
   -Ах, там ведь Собинов, поймите,
   Сегодня "Ленского" поет! ...
  

15. Дама из Эрмитажа

   Ах, я устала так, что даже
   Ушла, покинув царский бал!
   Сам император в Эрмитаже
   Со мной сегодня танцевал!
  
   И мне до сей поры все мнится
   Блеск императорских погон,
   И комплимент императрицы,
   И цесаревича поклон.
  
   Ах, как мелькали там мундиры!
   (Знай, только головы кружи!)
   Кавалергарды, кирасиры,
   Конногвардейцы и пажи.
  
   Но больше, чем все кавалеры
   Меня волнует до сих пор
   Неведомого офицера
   Мне по плечам скользнувший взор!
  
   И я ответила ему бы,
   Но тут вот, в довершенье зол,
   К нему, сжав дрогнувшие губы,
   Мой муж сейчас же подошел!
  
   Pardon! Вы, кажется, спросили,
   Кто муж мой?.. Как бы вам сказать...
   В числе блистательных фамилий
   Его, увы, нельзя назвать!..
  
   Но он в руках моих игрушка!
   О нем слыхали вы иль нет?
   Александр Сергеич Пушкин,
   Камер-юнкер и поэт!..
  

16. В домике на Введенской

   У нее - зеленый капор
   И такие же глаза;
   У нее на сердце - прапор,
   На колечке - бирюза!
   Ну и что же тут такого?..
   Называется ж она
   Марь-Иванна Иванова
   И живет уж издавна -
  
   В том домишке, что сутулится
   На углу Введенской улицы,
   Позади сгоревших бань,
   Где под окнами - скамеечка,
   А на окнах - канареечка
   И - герань!
  
   Я от зависти тоскую!
   Боже правый, помоги:
   Ах, какие поцелуи!
   Ах, какие пироги!..
   Мы одно лишь тут заметим,
   Что, по совести сказать,
   Вместе с прапором-то этим
   Хорошо бы побывать -
  
   В том домишке, что сутулится
   На углу Введенской улицы,
   Позади сгоревших бань,
   Где под окнами - скамеечка,
   А на окнах - канареечка
   И - герань!
  

17. Белой ночью

   Белой мертвой странной ночью,
   Наклонившись над Невою,
   Вспоминает о Минувшем
   Странный город Петербург...
  
   Посмотрите! Посмотрите!
   У Цепного Моста кто-то
   В старомодной пелерине
   Неподвижно смотрит вдаль...
  
   Господин в крылатке тихо
   Про него шепнул другому:
   "Николай Васильич Гоголь -
   Сочинитель "Мертвых душ"...
  
   У Сената, сдвинув брови,
   Гнет сверкающую шпагу
   Незнакомец в треуголке
   С пистолетом при бедре...
  
   Отчего так странно-бледен
   Незнакомец в треуголке?
   Отчего сжимает петля
   Золоченый воротник?
  
   Чу! К нему, гремя оружьем,
   С двух сторон подходят двое!..
   Подошли! - "Полковник Пестель,
   Нас прислал к вам Государь!"
  
   Белой мертвой странной ночью,
   Наклонившись над Невою,
   Вспоминает о Минувшем
   Странный город Петербург...
  
   Посмотрите! Посмотрите!
   Вот задумался о чем-то
   Незнакомец в альмавиве,
   Опершись на парапет...
  
   С Петропавловской твердыни
   Бьют Петровские куранты,
   Вызывая из могилы
   Запоздавших мертвецов...
  
   И тотчас же возле Арки -
   Там, где Зимняя Канавка,-
   Белый призрак белой дамы
   Белым облаком сошел...
  
   Зазвенели где-то шпоры...
   И по мертвому граниту
   К мертвой даме на свиданье
   Мчится мертвый офицер...
  
   "Германн!"- "Лиза!" И, тотчас же,
   Оторвавшись от гранита,
   Незнакомец в альмавиве
   Смуглый профиль повернул!..
  
   "Александр Сергеич, вы ли,
   Вы ли это тот, чье имя
   Я в своих стихах не смею
   До конца произнести?.."
  
   Белой мертвой странной ночью,
   Наклонившись над Невою,
   Вспоминает о Минувшем
   Странный город Петербург...
  

18. Ужель наступит этот час?..

   Ужель наступит этот час
   На Петропавловских курантах,
   Когда столица, в первый раз,
   Заблещет в этот страшный час
   В слезах, как ранее в бриллиантах?!
   Ужель наступит этот час
   На Петропавловских курантах?..
  
   Ужель наступит этот год
   Над Петербургом вечно-звонным,
   Когда гранит - во прах падет
   И кровь забрызжет небосвод
   И ахнет твердь гранитным стоном?!
   - Ужель наступит этот год
   Над Петербургом вечнo-звонным?..
  &nb

Категория: Книги | Добавил: Armush (29.11.2012)
Просмотров: 499 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа