Главная » Книги

Волховской Феликс Вадимович - Стихотворения, Страница 3

Волховской Феликс Вадимович - Стихотворения


1 2 3 4 5

div align="justify">  
  
  
  37. М. А.
  
  
   О, как я беден бесконечно,
  
  
   Беднее бедности самой!
  
  
   Я это чувствую, подумав
  
  
   О встрече будущей с тобой.
  
  
   Когда я вновь тебя увижу,
  
  
   Мой бесконечно милый друг,
  
  
   Когда до сердца вновь проникнет
  
  
   Знакомой речи милый звук;
  
  
   Когда вновь руку дорогую
  
  
   Почувствую в руке своей
  
  
   И вновь на мне ты остановишь
  
  
   Спокойный взгляд твоих очей, -
  
  
   Скажи, желанная, скажи мне,
  
  
   Как страсть тогда я передам,
  
  
   Чтоб поняла ты сердцем чутким
  
  
   Всё, что почувствую я сам?
  
  
   Что я могу? Налюбовавшись,
  
  
   Тебя в своих объятьях сжать
  
  
   И страстно, трепетно и нежно
  
  
   Всё целовать и целовать?
  
  
   Иль, милые обняв колени,
  
  
   Сказать на тысячу ладов,
  
  
   Что я люблю тебя безмерно
  
  
   И за тебя на смерть готов?..
  
  
   Всё это так; всё это будет,
  
  
   Невольно будет вновь и вновь!..
  
  
   Но, бог мой, как всё это бедно,
  
  
   Чтоб выразить мою любовь!
  
  
   <1877>
  
  
  
  
   38
  
  
  Когда подумаю, голубка, о тебе -
  
  
  Что переносишь ты и что переносила
  
  
  Из-за любви ко мне, - то я молюсь судьбе
  
  
  О том, чтоб ты меня скорее позабыла.
  
  
  Когда ж подумаю, чего лишился б я,
  
  
  Когда бы ты меня действительно забыла, -
  
  
  О, как мне хочется, желанная моя,
  
  
  Чтоб ты меня по-прежнему любила!
  
  
  <1877>
  
  
  
  
  39. МАРУСЕ
  
   Мой милый, честный друг. Серьезно смотришь ты
  
   На божий мир, и жизнь в твоих глазах не шутка,
  
   И ни страдания, ни сладкие мечты
  
   В тебе не заглушат сурового рассудка.
  
   И пред громадностью тех жизненных задач,
  
   Что пред людьми стоят с рожденья до могилы,
  
   Пигмеем кажется тебе любой силач,
  
   Пустыми - собственные творческие силы.
  
   Напрасно, милая! В наш век титанов нет,
  
   Есть только сильные душой иль телом люди,
  
   А чем души твоей прекрасный, ровный свет
  
   Слабее силы той, что их волнует груди?
  
   Поверь, никто из них без долгого труда
  
   Не стал мыслителем, ни истинным поэтом,
  
   И только веруй ты в себя, - твоя звезда
  
   Зажжется, может быть, неугасимым светом.
  
   Зачем пренебрегать божественным огнем!
  
   Нет, пусть твой светлый ум свершит добра посевы,
  
   Иль волю сердцу дай, и пламенным стихом
  
   Польются из него могучие напевы!
  
   <1877>
  
  
  
  
  40. МАТЬ
  
  
   Ну, я преступник, уж положим -
  
  
   Я смел любить и рассуждать, -
  
   Для извергов таких что ж ожидать мы можем?
  
  
   Но мать? За что страдает мать?
  
  
   За что же ей не знать покою
  
   Хотя бы на один, хоть на единый час
  
  
   И не смыкать ночной порою
  
  
   От слез распухших старых глаз?
  
   За что же ей в тоске бессменной, безысходной
  
  
   День ото дня томиться и хиреть,
  
   И силы надрывать работою бесплодной,
  
  
   И муки ожидания терпеть?
  
  
   И для чего нужны подобные искусы?
  
  
   Что палачам страданья наши принесли?
  
  
   Да будут прокляты властительные трусы,
  
  
   Да будут прокляты все сильные земли!
  
  
   <1877>
  
  
  
  41. ПЕСНЯ ГРАЖДАНКИ
  
   Если б мой дорогой, что по злобе людской
  
  
  Угасает в мертвящей неволе,
  
   Мне сказал: "Поскорей приходи и своей
  
  
  Обменяйся со мной вольной долей", -
  
   Я сказала б ему: "Я пойду и в тюрьму,
  
  
  И в огонь, если хочешь, и в воду!..
  
   Бесконечно любя, хоть сейчас за тебя
  
  
  Я отдам, не колеблясь, свободу".
  
   И скажи милый мой: "Мало воли одной:
  
  
  Палачам головы еще надо", -
  
   Я и жизнь им отдам, был бы счастлив он сам:
  
  
  Умереть за него мне отрада.
  
   Но скажи он: "Иди, пред тираном пади
  
  
  Со слезами, с мольбой, в униженьи
  
   О пощаде моли и отрадой земли
  
  
  Назови все его преступленья;
  
   И от гордой мечты, что лелеяла ты,
  
  
  От священного к правде стремленья
  
   Перед ним отрекись и служить поклянись,
  
  
  Лишь бы мне даровал он прощенье", -
  
   Я сказала б в ответ: "Никогда! Нет, о нет!
  
  
  Лучше холод и ужас могилы!..
  
   И отныне ты знай: ждет тебя ад иль рай,
  
  
  Всё равно, ты мне больше не милый!"
  
   <1880>
  
  
   42. ПЕСНИ СИБИРСКОГО ПОЭТА
  
  
  
  
  
  
  
  
  Л. П. Фоминой
  
  
  Невеселы сибирские напевы,
  
  
  В них нет и нежных, грациозных нот:
  
  
  Под звук цепей свершенные посевы
  
  
  Способны ль дать роскошный, нежный плод?..
  
  
  Рожденные угрюмою природой,
  
  
  Взлелеянные мрачною тайгой,
  
  
  Они звучат холодной непогодой
  
  
  И жесткостью страны своей родной.
  
  
  Но в самой их суровости угрюмой,
  
  
  Сквозь жесткость их стиха заметишь ты
  
  
  Проникнутые мужественной думой -
  
  
  И мощь, и благородные мечты.
  
  
  Ни страха в них, ни лжи нет, ни сомненья,
  
  
  Одна лишь честность диктовала их,
  
  
  И молотом святого убежденья
  
  
  Настойчивость ковала жесткий стих.
  
  
  И этот стих помимо звуков нежных
  
  
  К сердцам родным надежный путь найдет -
  
  
  И в них - ленивых, черствых иль небрежных -
  
  
  Оковы безразличья разобьет.
  
  
  16 сентября 1887
  
  
  Томск
  
  
  
  
   43
  
  
  
  
  
  Не на земле ищи ты вдохновенья!
  
  
  
  
  
  Не в этой жизни, бедной, мелочной,
  
  
  
  
  
  Но более в часы уединенья
  
  
  
  
  
  Гляди на небо с мыслию святой.
  
  
  
  
  
  
  
  
   Ю. Жадовская
  
  
   Нет, на земле ищите вдохновенья:
  
  
   Чт_о_ небо нам? Что мир холодных звезд?
  
  
   Им чужды наши страстные стремленья,
  
  
   Им непонятен нашей жизни крест.
  
  
   В своем холодном, чуждом нам величьи
  
  
   Они текут размеренной тропой;
  
  
   Закованных в божественном приличьи,
  
  
   Их не сведет с нее порыв живой.
  
  
   А мы здесь нашей крестною стезею,
  
  
   Бродя впотьмах, мы падаем, встаем
  
  
   И вновь идем израненной стопою,
  
  
   И каждый шаг дается нам трудом.
  
  
   И хоть над нами вечно тяготеет
  
  
   Проклятие греха, ошибок, бед, -
  
  
   Но ведь средь них любовь и братство зреет
  
  
   И истина свершает ряд побед.
  
  
   Нет, на земле ищите вдохновенья:
  
  
   Пусть слабы мы, но мы зато живем,
  
  
   И жизни грешной к лучшему стремленья
  
  
   Не заменить безгрешным неба сном!
  
  
  
   44. ГЕНЕРАЛ
  
  Меж коней, любимцем общим, средь всегдашних ласк, похвал,
  
  Жил да был козел в конюшне, по прозванью Генерал.
  
  Пребольшущий был козлище, с преогромной бородой,
  
  Толст, высок, глаза как плошки, и рога в аршин длиной.
  
  
  
   На беду
  
  
  
   Раз в саду,
  
  
  
   Стоя над водою,
  
  
  
   Вдруг был он
  
  
  
   Поражен
  
  
  
   Собственной красою.
  
  "Генерал! - сказал он громко. - Ты бобыль!
  
  
  
  
  
   Не стыдно ль, брат?
  
  Из себя такой красавец - и до сих пор не женат!
  
  Надо нам увековечить генеральский славный род,
  
  Да в грядущих поколеньях имя громкое живет!"
  
  
  
   Вот пошел
  
  
  
   Наш козел
  
  
  
   К козочке-невесте;
  
  
  
   Стал просить:
  
  
  
   "Станем жить
  
  
  
   Мы с тобою вместе!"
  
  И невеста согласилась, и, хоть нравом егоза,
  
  Речи трезвенные сразу повела к нему коза:
  
  "Как пойдут у нас козлята, стану грудью их кормить,
  
  Ты ж, заботясь о потомстве, будешь сено нам носить".
  
  
  
   "Как?! - сказал
  
  
  
   Генерал. -
  
  
  
   Я, лицо такое,
  
  
  
   И начать
  
  
  
   Вдруг таскать
  
  
  
   На себе съестное?!"
  
  И ушел он, оскорбленный, и остался бобылем,
  
  Хоть стремленье к жизни брачной сильно чувствовалось в нем...
  
  А коза-невеста вскоре без труда себе нашла
  
  Нечиновного, простого, работящего козла.
  
  
  
   Мрачен стал
  
  
  
   Генерал.
  
  
  
   Вот минуло лето -
  
  
  
   Стал он плох
  
  
  
   И издох
  
  
  
   Под забором где-то.
  
  Между 1878 и 1889
  
  
  
   45. ПОСВЯЩЕНИЕ
  
  
   Среди вседневного волненья,
  
  
   Среди житейской суеты
  
  
   Не раз, в минуты утомленья,
  
  
   Зовешь поэзии мечты.
  
  
   И если в миг такой случайно
  
  
   Листки к вам эти попадут,
  
  
   Тогда - невидимо и тайно -
  
  
   Я буду с вами, буду тут.
  
  
   Я буду жить в странице каждой,
  
  
   Я в каждом слове буду жить,
  
  
   Стараясь вас духовной жаждой,
  
  
   Любовью к людям заразить;
  
  
   И если к вам проникну в душу
  
  
   Чрез эти черные глаза
  
  
   И в ней спокойствие нарушу,
  
  
   И дрогнет в них подчас слеза, -
  
  
   Тогда - счастливый и довольный
  
  
   Тем, что вас поднял хоть на миг
  
  
   Над миром мелочных интриг
  
  
   И пошлости самодовольной,
  
  
   Над миром злобной суеты, -
  
  
   Благословлю в тиши укромной
  
  
   И этот труд свой, слишком скромный,
  
  
   И силу любящей мечты.
  
  
   Между 1878 и 1889
  
  
  
  
  46. УЗНИК
  
  
   Была семья - семья разбита...
  
  
   Друзья? - Но где они теперь?
  
  
   Как в темной яме, мысль зарыта,
  
  
   И радость жизни подло скрыта:
  
  
   Кругом стена, решетка, дверь...
  
  
   Он заперт, словно дикий зверь!
  
  
   Пропитан каждый миг сознаньем
  
  
   Тупого торжества невежд
  
  
   И ядом порванных надежд,
  
  
   И даже сон усталых вежд
  
  
   Отравлен часовых бряцаньем.
  
  
   Он жил. Он бился. Он вложил
  
  
   В свою борьбу весь цвет, весь пыл
  
  
   Нетронутых надежд и сил, -
  
  
   Всё отдал родине своей
  
  
   Еще в начале юных дней.
  
  
   Что ж родина? - Она молчит.
  
  
   Ужель он матерью забыт?
  
  
   Он, за нее отдавший кровь,
  
  
   И радость жизни, и любовь?..
  
  
   Ужели там, в стране родной,
  
  
   Нет никого - души одной,
  
  
   Чье сердце сжалось бы о нем
  
  
   И братским вспыхнуло огнем?
  
  
   <1894>
  
  
  
  47. НОВОГОДНЯЯ ПЕСНЯ
  
  
  На рубеже прошедшего с грядущим,
  
  
  Товарищи, оглянемся назад!
  
  
  Там не один погиб за правду брат,
  
  
  Погиб, победу завещав живущим.
  
  
  Великое великой жатвы семя,
  
  
  Те мертвецы _живут_ среди бойцов...
  
  
  Долой же грусть! Долой сомнений бремя!
  
  
  И выпьемте за наших мертвецов!
  
  
   Бодрящею струей
  
  
   Вино пусть в кубки льется!
  
  
   Еще в нас сердце бьется!
  
  
   Как встарь, над головой
  
  
   Всё то же знамя вьется!
  
  
  Хоть многие упали уж в бою,
  
  
  А всё ж ряды бойцов не поредели!
  
  
  Они идут к своей заветной цели
  
  
  И высоко несут хоругвь свою,
  
  
  Встречая смерть, и муки, и измену
  
  
  Открытой грудью, с криками "вперед!".
  
  
  Товарищи! За тех, кто стал на смену!
  
  
  Я пью за тех, кто бьется и живет!
  
  
   Бодрящею струей
  
  
   Вино пусть в кубки льется,
  
  
   Пусть в нас душа смеется,
  
  
   И клич наш боевой
  
  
   Пусть громче раздается!
  
  
  Чу! Новый год уж в нашу дверь стучится...
  
  
  Последний тост: за весь рабочий люд!
  
  
  Я пью за тех, чей неустанный труд
  
  
  Дал всё, чем человечество гордится,
  
  
  Кто всё дает и вечно обделен,
  
  
  Кем живы братство, равенство, свобода,
  
  
  Но для кого они - лишь чудный сон!..
  
  
  За счастие, за честь, за жизнь всего народа!
  
  
   А! вот и Новый год!..
  
  
   Вверх кубки! Пусть вино,
  
  
   Как бодрый дух, играет!..
  
  
   Грядущее темно,
  
  
   Но нас не испугает:
  
  
   На радость иль на муки -
  
  
   Дадим друг другу руки!
  
  
   Да здравствует Народ!
  
  
  <1897>
  
  
  
  48. РАЗОЧАРОВАННОМУ
  
   Как! в двадцать с лишним лет - и все уж песни
  
  
  
  
  
  
  
   спеты,
  
   И звуков бодрости нет более в груди?
  
   Надежды и мечты все трауром одеты
  
   И ни одна звезда не светит впереди?
  
   Но что ж ты начинал, что делал, что изведал,
  
   Чтоб веру потерять и в правду, и в людей?
  
   Кому ты, что когда напрасно проповедал
  
   И чем ты жертвовал для родины своей?
  
   Смотри: давно я сед; я знал друзей измену
  
   И торжество врага; не раз кидался в бой,
  
   Готов был жизнь отдать и упирался в стену
  
   Иль равнодушия, иль тупости людской.
  
   Но я не изменил ни вере, ни надежде,
  
   А сердце старое всё бьет и бьет в набат,
  
   И впереди, вдали, как в праздничной одежде,
  
   Мечты заветные по-прежнему манят.
  
   Стряхни ж с души скорей безжизненности плесень!
  
   Смотри, как мир хорош; он весь перед тобой:
  
   Мелодии звучат в нем юных, бодрых песен,
  
   Везде кругом кипит за правду страстный бой!
  
   А на тебя глядит с надеждой и любовью
  
   Титан замученный, твой собственный народ!
  
   Что ж, кинешь ты его? Пусть истекает кровью?
  
   Он поднял голову... глядит кругом... он ждет!..
  
 &n

Категория: Книги | Добавил: Armush (29.11.2012)
Просмотров: 333 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа